Кумыкский мир

Культура, история, современность

"Движение" продолжается

Репортаж с VII съезда КНД "Тенглик"

"СЕДЬМОЙ" - ЗНАЧИТ, СЧАСТЛИВЫЙ

29 марта 2008 г. в столичном кинотеатре "Пирамида" (на 255 мест) очередной (VII) съезд КНД (Кумыкского Народного Движения) "Тенглик", наконец, состоялся. "Наконец" потому, что он уже дважды откладывался и вовсе не по вине самих членов Движения, а, как выразился признанный лидер КНД Салав Алиев, по "просьбе" уважаемых (читай: облеченных властью) людей из высшего эшелона... Он также подчеркнул сакральный смысл цифры "семь", являющейся по представлениям многих народов счастливой, связав с нею надежды на прорыв в деятельности Движения.

Кстати, откладывание съезда могло произойти и в этот раз - избежать его, как прозвучало, удалось только благодаря твердости депутации КНД: четверых тенгликовцев во главе с Салавом Алиевым, вызванных накануне (28 марта, в 18:00) на прием к Муху Алиеву... С ним были зам председателя КНД Осман Аджиев и председатели Махачкалинского комитета КНД Калсын Шабазов и кумыкского маджлиса Зайнутдин Гаджимурадов. Им "противостояла" также "четверка" во главе с президентом Муху Алиевым, рядом с которым были глава правительства Шамиль Зайналов, министр печати, информации и внешних связей Эдуард Уразаев и отставной аппаратный работник Арслан Атаев (лит. псевдоним - Арсен Таркинский). Встреча продолжалась... 2 часа!

Все, с кем мне удалось перекинуться, утверждали, что на тенгликовцев со стороны властной четверки был оказан мощный нажим. Но, добавляли, ультиматумов никто не ставил. Скорее, можно говорить о настойчивой попытке убедить их отказаться от проведения съезда с учетом стандартного аргумента о "сложной текущей общественно-политической обстановке в республике". Те возразили на это, что такая обстановка продолжается в Дагестане практически с первых дней его образования (ноябрь 1920 года) и, если ждать ее стабилизации, то съезд никогда не состоится...

Тогда было предложено обсудить все проблемные кумыкские вопросы кулуарно, в тихой кабинетной обстановке "святая святых"... Но делегаты не согласились и на это, возражая, что дело не только в вопросах - проведения съезда требуют члены КНД, а это тысячи и тысячи кумыков, этого также требуют устав, регламент, согласно которому "Тенглик" должен собираться каждые три года и выслушивать отчеты его руководства о проделанной работе, корректировать устав, если в этом будет необходимость, подтверждать полномочия председателя движения и его президиума.

Еще нюанс: президент настойчиво допытывался, кто же стоит за идеей проведения съезда? Кому он выгоден, кому нужен? Простой ответ: кумыкскому народу - ему в голову, видимо, не приходил. Но это - в общем, а конкретно, индивидуально? В самом деле, не бывает же событий, в возникновении которых, кроме воли Бога, не участвовала чья-то личная воля... Ответ на этот вопрос он не получил, вернее, не получил подтверждения своей версии, а она, добавим, у него была...

Кончилось тем, что президент, подтвердив свое отрицательное отношение к проведению этого съезда, как говорится, умыл руки, возложив всю ответственность за последствия форума на его устроителей.

Мозговая атака на лидеров КНД накануне не могла не отразиться на атмосфере съезда: она была настороженной, напряженной. Казалось, что делегаты, (около 200 членов месткомов из районов Дагестана), почетные гости из Моздока, Северной Осетии, Ставрополя, Борагана, Сухокумска и просто гости были готовы к любому повороту событий. Всего - вместе с приглашенными - собралось более 350 человек. "Здесь наши крепкие ребята тоже есть", - шепнул мне по этому поводу сосед по креслу, кивнув на плечистых молодых парней, расставленных по периметру. После нескольких предварительных процедур, среди которых стоит упомянуть "дуа", прочитанное залом во главе с устазом Ильяс-Гаджи, поздравление собравшихся с приближающимся юбилеем Движения (19 ноября будущего года ему исполнится 20 лет), а также слова благодарности, сказанные им в адрес братьев Карачаевых за вклад в организацию съезда, Салав Алиев прочитал свой доклад. Он был довольно длинный, минут на 25-30. Мы перескажем его вкратце.

ТОЛЬКО МЫ САМИ СПАСЕМ СЕБЯ

Название доклада лидера КНД сжато передает его основные идеи: "Тенглик" в истории кумыкского народа: пройденный путь и задача нового этапа развития". В нем он бегло перечислил основные вехи истории кумыков, назвал этносы, путем слияния которых сформировалась кумыкская нация (гунны, киммерийцы, савиры, булгары, хазары, кипчаки и др.), выделил ее героев и лидеров, людей, которые должны стать идеалом и образцом для кумыкской молодежи (Солтан-Мут, Йырчи Казак, Айгази, Уллубий Буйнакский, Джалалутдин Коркмасов, Зайналабид Батырмуразаев, Абдулахким Исмаилов и др.). Он особо подчеркнул, что КНД "Тенглик" не преследует, и никогда не преследовало сепаратистских целей, что оно, в отличие от других, никогда не позиционировало себя как "фронт" или "передовая", но изначально было активным протестным движением ненасильственного характера.

Конечно, в докладе был упомянут и болезненный вопрос прикутанных хозяйств, так называемых "пастбищ отгонного животноводства", которые, несмотря на окончание сроков аренды, лишь в редких случаях возвращаются администрациям равнинных районов, оставаясь в распоряжении жителей горных районов, которые уже давно забыли, что такое животноводство... Эти пастбища давно уже застраиваются, превращаясь в полноценные поселения, а их жители из скотоводов переквалифицировались в торговцев земельными участками... (Позже кто-то из докладчиков напомнил, что никто иной, как Муху Алиев добился внесения поправки в закон "О местном самоуправлении", позволяющий оставить эти поселения в подчинении горских администраций, что можно расценить как форму аннексии этих земель).

Коснулся он и пресловутой "Немецкой деревни". Это издевательство над жителями Карабудахкентского района, сказал оратор. Прежде чем принимать такие решения - власть должна была провести референдум и спросить у народа, хочет ли, согласен ли он, чтобы на его земле появилась такая деревня. Да и закон требует, чтобы все вопросы, касающиеся распределения, а тем более перераспределения земли, производились только после обсуждения с населением района... К тому же, разве президент не знает, что в равнинном Дагестане есть много мертвых селений, от которых остались только кладбища. (Это Казыюрт, Капчугай, Торкали и многие другие), разве не лучше было бы возродить в первую очередь их?

Я удивляюсь, сказал он, как легко удалось предпринимателю из Краснодара Исаеву арендовать 200 (а по некоторым сведениями и все 500!) гектаров земли в Карабудахкентском районе. Например, кяхулайцы уже несколько лет не могут добиться возвращения своей исконной территории - заброшенного села Амирханкент. Не удивлюсь, добавил он, если на его месте в скором времени появится "Французская" или еще какая-нибудь "Европейская деревня". Впредь этот вопрос должен быть поставлен под джамиатский контроль, предложил он под одобрительные аплодисменты.

Не обошел он и кадровый вопрос, начав с отстранения с поста министра сельского хозяйства Умалата Насрутдинова. Причиной этого шага он считает не недостаток профессионализма, знаний и понимания отрасли, а его принципиальность и твердость в отставании кумыкских земель от массового непродуманного, стихийного заселения. Он осознанно и твердо противился политике правительства, по которой переселенцам выделялись от 10 до 20 гектаров земли, тогда как коренные получали всего лишь один гектар, да и то с боем. Такая политика поощряла переселенческие процессы, которые, как это сегодня признается всеми ответственными политиками, имеет самые пагубные последствия во всех смыслах, в том числе и экологическом. Кумыкским животноводам сейчас не остается ничего другого как пасти свой скот у себя во дворе, держа его на привязи, в то время как просвещенные "скотоводы-переселенцы" осваивают все новые участки и территории. По этой же причине не работают и национальные квоты, без которых в условиях многонационального Дагестана попросту не обойтись.

Конечно, вместо Умалата президент поставил другого кумыка - Мурада Шихсаидова, но разве можно сопоставить двух этих людей?! Там, где первый, заметив "неладное", боролся с ним всеми силами, второй этого "неладного попросту не заметит, а заметит - так промолчит".

Ошибочным, неправильным назвал Салав Алиев и согласие Атая Алиева уступить свое место сенатора лезгину Сулейману Керимову. Он не имел права так поступать, так как это не его личное, а "кумыкское" место... (Чуть позже этот искренний, эмоциональный выпад оратора был использован Набиюллой Карачаевым для неуклюжих нападок на Атая Алиева с далеко идущими целями, но об этом ниже).

В последнее время, считает Салав Алиев, власть все чаще пополняет свои эшелоны лицами лезгинской национальности, что, конечно, связано с беспрецедентным ростом влияния на дагестанскую политику олигарха Сулеймана Керимова.

В целом же элитам, по мнению Салава Алиева, свойственна оторванность от народа, отсутствие среди них подлинных лидеров, способных подняться над своим личным сословным эгоизмом и указать народу новые идеалы и пути развития. Над их сознанием довлеет узкий корпоративный эгоизм, который, если не будет преодолен, приведен к полному отрыву от народа...

Лидер КНД резко раскритиковал предложения по созданию новой национальной организации, сочтя ее нецелесообразной. В этот же ряду стоит "идея" увеличить число сопредседателей "Тенглика" до... десяти человек! Предложение провокационное, обобщил оратор: десять сопредседателей - это десять позиций, десять разногласий, споров! Цель его - разрушить "Тенглик" изнутри.

Коснувшись Кремлевской политики, Салав Алиев выразил сомнение в плодотворности путинской "вертикали власти". Назначение глав субъектов из центра - это ошибка, сказал он, усеченная форма демократии, а все половинчатое - нежизнеспособно. В этом он видит и причину отсутствия в федеративном государстве полноправного федерализма. Последние события мировой политики показали, добавил он, что нельзя жить по старому, поступательное движение истории остановить невозможно.

Одним из способов избежать кровопролития в Дагестане на почве его нерационального государственного устройства, он назвал создание нового субъекта, путем объединения территорий Калмыкии, Астраханской области и Дагестана. Нам кое-чем придется пожертвовать, но выгод это принесет гораздо больше. Во-первых, это отразит новые реалии, когда очень большая часть трудоспособного населения Дагестана живет и работает в этих двух соседних субъектах; во-вторых, не секрет, что сами эти субъекты в одиночку не справляются, да и никогда не справятся, с полным освоением ресурсов Прикаспийского ареала; наконец, рамки узкого республиканизма не дают нашему мышлению обрести подлинно современные масштабы и формы. Словом, игра стоит свеч...

Разъяснил он и слух насчет своего отказа идти накануне к президенту. Действительно, так оно и было (правда, вовсе не по тем мотивам, на которые намекал выступивший следом Набиюлла Карачаев...). Салав Алиев опасался, что если президент и иже с ним добьются (не мытьем, так катаньем) нового перенесения съезда, то недоброжелатели в один голос начнут обвинять в этом именно его, говоря, что, мол, Салав Алиев в очередной раз продал интересы кумыкского народа, как это уже звучало не раз и прежде.

Продал... Предал... Изменил... Эти определения в отношении Салава Алиева приходится слышать сегодня довольно часто. Я, конечно, многого не знаю, за кулисы КНД не вхож, но я привык верить своим глазам и ушам: не верю я, что Салав Алиев сознательно продавал кумыкские интересы, но если он действительно это делал, тогда надо признать, что они, эти интересы, стоят не очень-то много: живет он отнюдь не во дворце, передвигается на отечественной служебной "Волге", высокооплачиваемой должностью не облечен... То ли дело аварские интересы, которыми, как говорят, торговал Гаджи Махачев - тот явно не продешевил: и должности отхватывал - одна круче другой, и собственность приобрел - аж в олигархи затесался, и в высокие кремлевские кабинеты вхож... Последнее, возможно, одно из ценнейших приобретений, не зря Салав Алиев в докладе подчеркнул, что кумыки должны изменить такое положение, когда в эти кабинеты поставляется их недоброжелателями односторонняя, искаженная информация об их идеологии и делах, информация, которая, выпячивая тот факт, что кумыки тюрки - представляет наш этнос носителем сепаратизма, противником русских интересов в Дагестане и на Кавказе в целом.

"Да, мы тюрки, - заявил в связи с этим Салав Алиев, - но мы тюрки Кавказа и России! Это особенно важно подчеркнуть в связи с попытками некоторых "друзей" нашего народа представить продиктованные социально-экономическими причинами протестные действия кумыков, как проявление сепаратизма с этнической основой, подвести научную базу под антинаучные теории о пришлости, чужеродности кумыков на Кавказе... Цель этих фальсификаций очевидна: оправдать аннексию кумыкских земель, захват жизненного пространства нашего народа".

Защитить, спасти кумыкский народ от деградации и исчезновения, отстоять его права и интересы, лейтмотивом звучало в докладе, может в условиях Дагестана только он сам. "Кто спасет нас? - вопрошал оратор. - Вождь-олигарх? Какой-нибудь гениальный политик? Нет! Только мы сами можем спасти себя!".

КАРАЧАЕВ ПРОТИВ СЪЕЗДА?

Возвращаясь к этому эпизоду, скажем: прежде всего, меня удивило, что требование президента явиться к нему на прием было передано лидеру "Тенглика" именно Карачаевым....

Удивление возросло, когда таркинец признался, что он, также как Муху Алиев и Шамиль Зайналов, был против проведения съезда, так как опасается, как бы съезд не отразился негативным образом на стабильность в республике, не стал дурным примером для других наций, которые тоже могут захотеть собирать свои съезды... Т.е. Карачаев тут проявил качества государственного лица, озабоченного поддержанием стабильности и национального согласия в дагестанском обществе. Это хорошее качество, но, видимо, он приобрел его недавно, потому что несколько ранее, когда под ним качалось кресло начальника, сторонники Карачаева были готовы защищать его интересы с оружием в руках, не задумываясь о последствиях такого поведения для общественной стабильности.

Карачаев не ограничился защитой общественной стабильности - он, как говорится, с цифрами в руках, стал опровергать тезисы оратора о плачевном положении кумыков в условиях Дагестана. Оно не столь трагично, заявил он, как рисует Салав Алиев и тенгликовцы. Из 12-13 министерств правительства, сказал он, три возглавляются кумыками (Шихсаидов, Уразаев, Кандауров), в Госдуме заседает кумык Хизри Шихсаидов, в Народном собрании из 72 депутатов - 12 кумыки, во главе МЧС также стоит кумык Тажутдин Батырбиев, не говоря уже про то, что председателем самого правительства является кумык (Зайналов)... "А какой с них толк для кумыков?! - выкрикнул кто-то из зала. - Хоть один кумыкский вопрос они подняли, решили, как депутаты?!". Но Карачаев был невозмутим.

Досталось от него и Атаю Алиеву: он решил развеять миф, что тот ушел из сенаторов под давлением президента Муху Алиева. Карачаев обосновал это ссылкой на слова самого президента, который будто бы сказал ему, что он настойчиво уговаривал Атая Башировича не уходить с этого места. Не я это решение принял, говорил Карачаеву президент, а он сам. И вообще, добавил Набиюлла, на кадровые вопросы президент и председатель правительства влиять не могут. (Это, смотря на какие. Например, назначение министров - это прерогатива президента. Другое дело - главы муниципальных образований, этим он действительно не указ, но, судя по некоторым признакам, он и тут не уступает возможности продвинуть своего человека....)

Карачаев, завершая тему президента, сказал, что Муху Алиев - это лучший выбор президента Путина, что он, как никто другой, способен вести Дагестан в столь сложной общественно-политической обстановке... (т.е. ему и в голову не приходит, что было бы еще лучше, если бы президент Путин позволил нам, дагестанцам, самим выбрать себе президента, как того требует демократия, в условиях которой мы вроде сегодня находимся...).

Что касается темы "Атай Алиев и уступка им сенаторского кресла Сулейману Керимову", то она обросла таким количеством мифов и домыслов, что давно уже пора их развеять... Лучше всех это мог бы сделать сам Атай Алиев, но он почему-то молчит. В самом деле, вот уже четыре месяца, как человек стоявший на вершине власти, обладающий, возможно, наиболее ценным опытом работы в высших государственных органах, находится не у дел, в безвестности... Странно и поведение СМИ, обычно падких до разного рода скрытой информации - тут они почему-то не проявляют никакой инициативы, не стремятся услышать от него ответ некоторые вопросы, на которые может пролить свет только сам Атай Алиев... Может быть, пора (позволю себе напрямую обратиться к Атаю Алиеву) прервать молчание и выйти, наконец, из тени - демократия только выиграет от этого.

Возразил Карачаев и по поводу "Немецкой деревни", которая подверглась на съезде беспрецедентно резкой критике. Он напомнил, что львиная доля этих 200 гектаров уже давно не принадлежали Карабудахкентскому району, а находились в собственности у Каспийска и Акушинского района. К тому же за право войти в этот проект боролись между собой, кроме Карабадахкентского, еще два района, но тендер выиграл именно он. И вообще, обобщил Карачаев, надо оставить эту практику шуметь по поводу кумыкских мест. Вот, например, напомнил он слушателям, сняли с должности (КАКОЙ?) даргинца (КОГО?) и поставили вместо него кумыка. Не кричат же даргинцы, что у них отняли место, почему же кумыки каждый раз делают это?! Не понимаю...

С таким настроением он и сошел с трибуны, на которую бодрой мальчишеской походкой взобрался Гамид Бучаев. Он начал с похвал в свой адрес, заявив, что в юности очень хорошо учился, был отличником, а сейчас работает на совесть, честно, без взяток, живя одной-единственной мыслью об умножении образованности дагестанской молодежи... Кончил Гамид Ахмедович тем, что подхватил мысли Карачаева в части вклада Шамиля Зайналова в решение кумыкских вопросов. Также он восхвалил и Хизри Шихсаидова, охарактеризовав его как исключительно хорошего парня (яхшы улан) и преданного интересам кумыкского народа патриота. Не забыл он превознести и Муху Алиева, который, по его словам, хорошо относится к кумыкам и старается облегчить их проблемы. Высказался он и насчет назначения президентом Дагестана Муху Алиева. Это наилучшее решение Путина, подбил он, никто лучше него не справится с руководством таким сложным регионом, как наш Дагестан.

Бурную реакцию вызвало выступление Абсалитдина Мурзаева, - председателя общественного совета села Доргели. Ильяс-гаджи поставил точный диагноз, отозвался он. Действительно, наша элита оторвана от народа. Вы все помните события, после которых мы написали обращение к президенту России и собирали под ним подписи. Тогда весь административный ресурс собрался в кумыкском театре, чтобы осудить нас, с трибуны кричали, мол, кто вас уполномочил от имени кумыкского народа подписи собирать?! Это такая благодарность по-кумыкски.

Я хочу сказать насчет земель. В свое время министерство обороны СССР забрало у доргелинцев 1200 га земель - без всякой компенсации. У ботлихцев взяли 100 га земель - и шум поднялся на весь мир! Кончилось тем, что им заплатили втрое против обычного. Давайте отстаивать свои права, свои земли, свои интересы, как это делают другие. Надо создавать общественные советы и с их помощью решать свои вопросы.

Надо действовать в рамках закона о местном самоуправлении. Отдадим "должное" Муху Алиеву - он лично добивался внесения поправки в этот закон, которая оставляла поселения отгонного животноводства за арендаторами, хотя сроки аренды этих земель уже истекли. Говорят, что в Народном собрании 12 депутатов-кумыков. А какой толк с них?! Какой вопрос они подняли, решили, добились, отстояли?!

Глава администрации Карабудахкентского района района Капур Исаев, когда я ему говорил, давай добьемся возвращения наших земель, находящихся у военных, давай раздадим их нуждающимся - их очень много в каждом селе, он мне заявил, что это невозможно сделать, так как придется перевести их из категории в категорию, а это очень трудно, практически невозможно. Если невозможно по закону - пусть сделает против закона. Посадят?! Ничего страшного, если он посидит немного за свой народ. Вы знаете, что из 1072 га земель, арендованных чохцами, 165 га оставили за ними. На них поселились 3 тысячи чохцев - почему-то у них не было проблем с переводом земли из категории в категорию - перевели за два дня. Я не осуждаю чохцев, я про нашу главу говорю. Да, для него много что невозможно. Например, сколько я прошу его принять наших аксакалов - у них есть вопросы к нему. Не может. Не принимает. Занят.

С ПОЗИЦИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В съезде принимал участие в качестве почетного гостя и зампредседателя Конгресса народов Дагестана, председатель комитета по защите депортированных народов Дагестана профессор ДГУ Ибрагим Исмаилович Магомедов. Я не понял Карачаева, начал он, почему мы должны спрашивать разрешения на проведение съезда у президента, почему же должны благодарить его за разрешение его провести? Это же наше конституционное право! Надо строить гражданское общество, а не империю, не ханство, где все зависят от одного человека. Прав Салав Алиев, когда удивляется тому, как легко достались предпринимателю Исаеву Карабудахкентские гектары: власть у нас делает, что хочет, всем распоряжается, всюду лезет. Сколько времени я добиваюсь приема у президента по вопросу о депортированных народах - ни разу не принял меня! Это ему не интересно. Зато ему очень интересно заниматься переселенцами из Новолакского района, ведь там крутятся крупные суммы: правительством выделяется от 250 до 500 млн рублей ежегодно для обустройства лакских переселенцев в Кумторкалинском районе....

Добавлю насчет репрессированных народов. У нас есть закон по таким народам, согласно которому тем, кто признаны таковыми, полагается доплата от 600 до тысячи рублей в месяц. Но таковыми у нас признали только чеченцев-аккинцев. А остальные? А кумыки, аварцы, даргинцы, которые были выселены в свое время, в 1944 году, со своих мест? Их за таковых не признают, хотя правительство Дагестана осудило сам факт депортации. Трижды я обращался в Верховный суд Дагестана, требуя вынести решение по этому вопросу, и трижды он выносил только определение с указанием того, что не позволяет решить вопрос окончательно. Дошло до того, что сегодня власть заявляет, что эти люди были не депортированы, а сами переселились. Задумайтесь, кто, будучи в здравом уме, сам оставит свое насиженное место и переселится куда-то к черту на кулички?!

Муху Алиев не упускает случая подчеркнуть, что стоит на страже государственных интересов... Но он никак не поймет, что государство - это народ, граждане, а не он сам и его окружение.

Выступление Ибрагима Магомедова показало, что политика Муху Алиева гораздо более уязвима с позиций ценностей гражданского общества и либерально-демократических идеалов, чем с позиций национальных интересов.

Устаз Ильяс-Гаджи, выступивший следом, считает, что винить во всех проблемах только государство - не верно. Он видит проблемы кумыкского народа в отсутствии у него полноценной элиты и ответственной интеллигенции. "Кумыкский народ подошел к 21 веку без элиты. Пока мы, кумыки, митинговали и писали обращения по разным инстанциям другие захватили все ключевые посты. Лень, алчность, глупость - вот родовые черты нынешней кумыкской элиты, а с такими чертами далеко не уедешь. Все наши беды начались с 60-х, когда началось массовое неконтролируемое переселение горцев на равнинные земли. У народа отобрали родину - терпели! Народ ограбили - терпим! Я убежден, что, только объединив усилия этих трех слоев - народ, элита, интеллигенция - мы сможем добиться от власти соблюдения наших законных прав и интересов. Тут вспомнили про Умалата. Вспомните, что творилось при нем в Уйташе! Там два народа шли друг на друга стенка на стенку! Туда приезжало все начальство, умоляли, остановите их сейчас, а потом мы все сделаем, все устроим... Остановили. И что?! Пошел я к этому "хорошему парню" Хизри Шихсаидову, напомнил ему его обещание. Знаете, что он мне сказал: "Я вам что, сторож, что ли земли охранять!".

Завершая, хочу сказать про "Тенглик": он стал бездеятельным, не оправдывает надежд нашего народа. Надо что-то менять, меняться, перестраиваться".

Атаман Кизлярского казачьего округа Наумочкин Василий Дмитриевич был краток: "Казаки с кумыками!" - сказал он, вызвав бурные овации зала.

Атаман был далеко не последний, кто выступил на этом съезде, всего на трибуну вышли 23 человека, не считая реплик и записок, поступивших с места. Охват позиций и мнений был вполне достаточный.

ЭПИЛОГ

Мне остается только добавить, что съезд единогласно проголосовал за продление полномочий Салава Алиева в качестве председателя КНД "Тенглик". Им была принята резолюция, в которой в концентрированной форме, перед правительством республики поставлены очень острые вопросы относительно социально-экономических, национальных, культурных проблем кумыкского народа. Реакцию на нее наверняка последует в ближайшее время. Читатель обязательно узнает о ней.

Фото Магомеда Магомедова

Размещено: 04.04.2008 | Просмотров: 4400 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.