Кумыкский мир

Культура, история, современность

Народу своему служил он беззаветно

О судьбе Адбулгамида Батырмурзаева

Абдулгамид Батырмурзаев - представитель славной фамилии аксаевских кумыков, известной в каждой дагестанской семье. Его отец Нухай был беззаветным ученым-просветителем, родоначальником кумыкской прозы, известным революционером. По стопам отца пошел сын Зайналабид, бесстрашный командир отряда красных партизан.

Всего шестнадцать лет было Абдулгамиду, когда в 1919 г. деникинцы расстреляли отца и старшего брата. Абдулгамид чудом уцелел, хотя и был в составе отряда Зайналабида.

Нынешние "толкователи" истории по-разному оценивают роль борцов за народную свободу, сложивших головы в грозные годы революции и гражданской войны. Народ, однако, далек от конъюнктурных соображений и свято хранит память о тех, кто не пожалел жизни ради борьбы за светлые идеалы. Народ во все времена восхищался мужеством своих героев.

Абдулгамиду Батырмурзаеву выпало не только счастье остаться в живых, но еще почти сорок лет после гибели отца и брата плодотворно трудиться на благо Дагестана и его народов. И поэтому совершенно не понятно, каким образом возник и сохраняется многие годы заговор молчания вокруг его имени. Почему никто не напоминает потомкам о яркой жизни крупного ученого и видного политического деятеля Дагестана?

Абдулгамид Батырмурзаев был ученым с большой буквы, как говорится, от Бога. Он стоял у истоков становления и развития науки и просвещения в Дагестане, внес неоценимый вклад в изучение, совершенствование и пропаганду литературного кумыкского языка.

Ещё в 1923-1926 гг. он работал преподавателем в школе и одновременно - ответственным секретарем газеты "Ёлдаш", издаваемой на кумыкском языке.

В 1926-1930 гг. учился на филологическом факультете Крымского госпединститута в Симферополе. Когда в 1930 г. он стал аспирантом Союзного Института языка и мышления, его научным руководителем был утвержден всемирно известный языковед академик Н. Я. Марр. Через четыре года Абдулгамид успешно защитил диссертацию по теме "Исторические истоки кумыкского языка" и стал кандидатом филологических наук. Выдающийся языковед академик И. А. Мещанинов охарактеризовал диссертационную работу Абдулгамида Батырмурзаева как вполне достойную для присвоения ученой степени доктора наук.

Начиная с 1930 г., еще аспирантом, Абдулгамид стал работать преподавателем в Крымском госпединституте, а в 1931-1933 гг. был деканом факультета и заведовал кафедрой общего языкознания. В те же годы, по совместительству, он возглавлял Научно-исследовательский институт языка и литературы Крымской АССР.

Ученый-дагестанец отличался глубокими знаниями, широким научным мышлением, высокими человеческими качествами. Он пользовался огромным авторитетом и уважением. Видимо, это позволило ему избежать репрессий в 1937-1938 гг., хотя по ложному доносу из Дагестана его несколько раз пытались арестовать. От беды его спасли верные друзья, благодарные сослуживцы, научная общественность Крыма. Более того, именно в те страшные годы по ходатайству ученого Совета Крымского пединститута и бюро секции научных работников Крымской АССР за успешную педагогическую работу, научно-педагогические публикации А. Н. Батырмурзаев был представлен в ВАК к званию профессора.

В 1939 г. по настойчивой просьбе Правительства Дагестана, А. Н. Батырмурзаев переехал в Махачкалу и возглавил кафедру методики преподавания русского языка и языковедения Даггоспединститута им. С. Стальского. В годы Великой Отечественной войны он работал заместителем директора по учебной и научной работе Пединститута. Десять лет, по совместительству, был старшим научным сотрудником Дагфилиала Академии наук СССР.

С 1949 г. в судьбе ученого и педагога произошел крутой поворот. Сначала он избирается секретарем и членом бюро Дагобкома ВКП(б), возглавил идеологическое направление в главном партийном штабе. А в 1950 г. депутат Верховного Совета Дагестана стал Председателем Президиума Верховного Совета ДАССР. Позднее его избрали депутатом Верховного Совета РСФСР и заместителем Председателя Верховного Совета Российской Федерации.

С высочайшей отдачей и сознанием ответственности работал А. И. Батырмурзаев на руководящих постах. Никого, кто близко знал Абдулгамида, не удивило его стремительное восхождение по служебной лестнице. Однако были в его окружении завистники и откровенные недоброжелатели. Их стараниями были подняты из архивов материалы, доказывающие его приверженность учению академика Н. Я. Марра. В республиканской печати появилась гнусная обличительная статья "А. Н. Батырмурзаев - ученик Н. Я. Марра".

Статья имела скрытую подоплеку. Как известно, в 1950 г. вышла работа И. В. Сталина "Марксизм и вопросы языкознания", в которой теория знаменитого ученого-языковеда была подвергнута критике. Это дало повод для организации разнузданной кампании против всех последователей Н. Я. Марра. В упомянутой статье подвергались критике не только научная приверженность А. Н. Батырмурзаева. Дагестанский языковед и государственный деятель был в открытую объявлен... буржуазным националистом.

Задолго до установления Советской власти кумыкский язык, по объективно-историческим причинам, был самым распространенным языком в Дагестане, фактически являясь языком общения между его народами. В первые годы новой власти остро встал вопрос о преподавании этого языка в школе. Для того времени проблема была чрезвычайно актуальной. И надо отдать им должное, в руководящих органах власти к этой проблеме относились с большим тактом и осторожностью, внимательно учитывая мнения специалистов. Еще в годы учебы в Крымском пединституте А. Н. Батырмурзаев высказывал мнение, что языком общения может стать кумыкский язык. Эта же мысль звучала в публикациях многих представителей интеллигенции, специалистов-языковедов. Так, например, выдающийся государственный деятель, крупный знаток национально-языковой проблемы в Дагестане А. Тахо-Годи в статье "Проблемы языка в Дагестане", опубликованной в журнале "Революция и национальности" в 1930 г., писал: "...Конференции, созванные в 1923-1924 гг. по вопросу о языке преподавания, на которых присутствовали представители различных дагестанских языков, голосовали за тюркский язык (так раньше часто называли азербайджанский, кумыкский, ногайский языки. - Ш. М.) как основной язык школы. Иначе и быть не могло. Арабский в эпоху революции выпячивать нельзя было... о русском говорить не решались, т. к. население все еще сохраняло свою настороженность к русскому языку, а другие местные языки были слабо развиты. Поэтому оставался тюркский язык как язык международного общения в Дагестане. К этому вынуждало географическое расположение дагестанских народов и языков. Все тюркские народы расположены на плоскости, без которой горцы не могут жить. Круглый год горец связан с плоскостью. Он получает оттуда и хлеб, и товар, он спускается туда со скотом на зимовку".

В силу исторически сложившихся объективных причин кумыкский язык, не будучи языком-завоевателем, не имея авторитета государства и религии, исключительно в силу пользы от владения им, выступал в качестве языка межнационального общения в Дагестане. И когда еще в 20-е годы А. Н. Батырмурзаев высказал свое мнение о кумыкском языке как о возможном языке межнационального общения в Дагестане, он имел в виду именно эти причины.

Об этом прекрасно знали все его добропорядочные сослуживцы. Это понимали руководители республики. И, конечно же, никому и в голову не приходило, что ученый использует в своем предложении буржуазно-националистический подход. Но в 50-е годы А.Н. Батырмурзаева обвинили а том, что он хотел в свое время принизить роль русского языка в Дагестане, стало быть, и достоин ярлыка буржуазного националиста. С этой целью вытащили из архива документы с высказыванием его мнения о языковой проблеме двадцатипятилетней давности. Научный изыск в политическо-конъюнктурной окраске и применении приобрел зловещий смысл.

И хотя по отношению к А. Н. Батырмурзаеву, выросшему и воспитанному в семье известного просветителя и революционера в интернациональном духе, обвинения в буржуазном национализме выглядели просто нелепо, страшное колесо завертелось.

Сегодня мы понимаем, что вся эта возня была преднамеренным, низким надругательством над кристально чистым и высокоинтеллигентным человеком. Скромный, даже застенчивый, а то и вовсе беззащитный, он горестно недоумевал, почему избран объектом критиканства.

Он не ведал, что в верхних эшелонах власти попросту опасались его растущего авторитета и безупречного прошлого ученого и гражданина. А в злопыхательскую пору были подвергнуты критике неоспоримые ценности его научных работ. Встал даже вопрос о невозможности его преподавания в высшем учебном заведении. Среди очернителей оказались некогда близкие товарищи.

А близким друзьям и почитателям Абдулгамида приходила на память мерзкая травля, которой был подвергнут крупный талантливый ученый-историк Расул Магомедович Магомедов. С той лишь разницей, что Р. М. Магомедов, слава Аллаху, дожил до своей реабилитации и до сих пор радует дагестанцев бесценными историческими трудами и мудрыми публицистическими статьями, а А. Н. Батырмурзаеву не довелось дожить до светлого дня и при жизни дать отпор политическим и ученым оборотням.

Надломленный, но не сломленный, в 1953 г. он вернулся на прежнюю работу - преподавателем в институт. К этому времени он перенес тяжелую болезнь детей, жестокую семейную драму. В те трудные дни рядом с ним не оказалось людей, способных оказать сочувствие и поддержку. Все это подорвало его здоровье. В 1957 г. в возрасте 54 лет А. Н. Батырмурзаев умер. Но до конца дней А. Н. Батырмурзаев в своих лекциях и научных работах доказывал, что действительно является достойным учеником и последователем выдающегося ученого-языковеда Н. Я. Марра. Он гордился этим. История полностью доказала его правоту.

Успешно сочетал А. Н. Батырмурзаев педагогическую работу с большой научной деятельностью. Он впервые изучил и систематизировал морфологию, орфографию и синтаксис кумыкского языка, фактически заложил фундамент будущих научных исследований в этом направлении. Он создал первую цельную "Грамматику кумыкского языка", выдержавшую несколько изданий начиная с 1933 г. Тщательно разработанный им "Орфографический словарь кумыкского языка" тоже неоднократно переиздавался. Всего же ученым создано более 10 книг, опубликованы многочисленные статьи.

В течение почти 25 лет А. Н. Батырмурзаев плодотворно работал над созданием "Русско-кумыкского" словаря на 30 тысяч слов. Рукопись, подготовленная к печати автором, в 1960 г., спустя три года после его смерти, была издана в Москве. Но... под другим именем.

А. К. Батырмурзаев разработал несколько фундаментальных научных направлений. Его лекции по методике преподавания русского и кумыкского языков, по языковедению и языкознанию считались образцовыми и собирали широкую студенческую аудиторию. Кроме кумыкского и русского он свободно владел многими языками тюркской группы, знал арабский и немецкий языки.

Может быть, не все было бесспорно в его научных трудах по истории становления и развития кумыкского языка - первопроходцам всегда трудно, но базовые фундаментальные основы его работ до сих пор остаются неоспоримыми.

За заслуги перед народом и Родиной А. Н. Батырмурзаев награжден орденом В. И. Ленина, другими орденами и медалями. Но главный итог его трудной непродолжительной жизни - добрый след в науке и сердцах многочисленных благодарных учеников. Это они выступают сейчас с инициативой увековечить память выдающегося ученого и просветителя, человека с государственным мышлением и добрым, но беззащитным сердцем.

Настало время, когда руководству Дагестана необходимо принять решение об увековечении памяти А. Н. Батырмурзаева в виде мемориальной доски на стене дома, где он жил и творил.

А научной общественности обязательно следует провести конференцию с докладами о научном и человеческом подвиге, который совершил А. Н. Батырмурзаев во имя любви к родной земле и народу.

Сентябрь 1996 г.


Из книги:
Магидов Ш.Г. "Первые и забытые", Махачкала, 2003 г.

Размещено: 28.03.2008 | Просмотров: 3257 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.