Кумыкский мир

Культура, история, современность

Хизри Гаджиев. Кто он?

О судьбе этого замечательного человека не раз писал покойный Булач Гаджиев, однако его биография и поныне остаётся малоизученной. Мы постарались пополнить сведения о нём с помощью архивных документов и изданных недавно книг по истории Дагестана начала XX века. Согласно обнаруженному нами личному делу попечителя Темир-Хан-Шуринской женской гимназии нам удалось выяснить, что Хизри Гаджиев родился в 1868 г. в семье узденей Дагестанской области. В определении даты его рождения мы ориентируемся на данные этого личного дела, однако они могут быть недостаточно точными.

Согласно мнению Б. Гаджиева, опиравшегося на воспоминания потомков X. Гаджиева, его отец был родом из сел. Эндирей. Сам X. Гаджиев по всей вероятности родился в одном из селений севера Темир-Хан-Шуринского округа (в Солтан-Янги-Юрте или Чонтауле), где всегда было немало выходцев из Эндирея. За год до указанной в личном деле даты рождения X. Гаджиева, то есть в 1867 г., Солтан-Янги-Юрт и Чонтаул по административной реформе были переподчинены от Кумыкского округа Терской области Темир-Хан-Шуринскому округу Дагестанской области. Так по воле администрации дальнейшая судьба X. Гаджиева была связана с Темир-Хан-Шурой, куда он переехал после смерти своего отца.

Устроившись приказчиком у преуспевающего купца II-ой гильдии М. Курахмаева, он завоевал его уважение своими положительными качествами: честностью, умом и трудолюбием. Оценив по достоинству предпринимательскую жилку своего приказчика, купец выдал за него свою единственную дочь и сделал своим наследником. Как оказалось, он не прогадал. Молодой предприниматель расширил производство и открыл новые заводы, в том числе и в Нагорном Дагестане.

Хизри Гаджиев выделялся даже своей внешностью. Его отличали высокий рост, статность в сочетании с едва заметной грузностью телосложения, лишь подчёркивающей впечатление о крепости его здоровья. Хизри был человеком широких взглядов. Среди его близких друзей было немало людей иных конфессий. В их числе талантливый архитектор еврей Иосиф Зилбершмидт.

К началу XX в. X. Гаджиев являлся директором целой сети консервных заводов и недвижимой собственности в виде целого городского квартала. В 1901 г. он добился разрешения строить городскую телефонную линию и таким образом одним из первых приложил руку к делу телефонизации Дагестана. Как уже было отмечено Б. Гаджиевым, X. Гаджиев профинансировал строительство и деятельность в дагестанской столице красивейшего театра на Северном Кавказе (театр "Модерн"). Прославился он и щедростью по отношению к бедным горожанам, которым он периодически бесплатно раздавал продукты питания. Что особенно впечатляет, он был любим и уважаем работниками его консервных заводов, никогда не бастовавшими ввиду довольства условиями работы.

Большую помощь Гаджиев оказывал Темир-Хан-Шуринской городской женской гимназии, а с 1914 г. он являлся и попечителем Темир-Хан-Шуринского реального училища, на содержание которого ежегодно выделял внушительную для того времени сумму - 750 рублей. К 1916 г Хизри Гаджиев занимал должность городского старосты. Муж его дочери Ирайганат инженер Казанбий Гаитов из Нижнего Казанища, несмотря на увлечение "модными" социалистическими идеями, являлся одним из наиболее перспективных интеллектуалов-технарей своего времени и мог надеяться на блестящую карьеру.

Беда пришла нежданно. 15 декабря 1916 г. загорелся дом Хизри Гаджиева, пожар продолжался три дня и, по мнению многих горожан, являлся дурным предзнаменованием. Действительно, события 1917 г. показали, что могуществу X. Гаджиева и других шуринских капиталистов пришел конец. В феврале 1917 г. пала тысячелетняя монархия, в центре и в провинции были предприняты попытки заполнить вакуум власти. На состоявшихся в марте 1917 г. выборах исполнительной власти X. Гаджиев был избран членом первого в истории Дагестанского гражданского областного комитета, исполнявшего обязанности местного органа Временного правительства. Его зять, член знаменитой Социалистической группы Казанбий Гаитов, занимал в 1917 г должность комиссара Андийского округа, а зимой 1917-1918 г. должность градоначальника Порт-Петровска. Казалось бы, положение Гаджиева в обществе должно было возрасти, но действительная власть в различных регионах Дагестана принадлежала различным идейно-политическим, а нередко и просто бандитским группировкам. Гражданская война подорвала экономическое могущество Гаджиева.

После установления Советской власти он не эмигрировал, как сделали это другие представители его класса, а, отдав все свои сбережения новым правительственным органам, занял должность директора бывшего своего, а теперь государственного консервного завода. Работал, что называется, не за страх, а за совесть, однако его усердие не было оценено, в 1928-1929 гг. по всему СССР прокатились дела "вредителей", использованные сталинским режимом для избавления от старых специалистов и их последующей замены новыми вскормленными тоталитарным режимом чиновничьими кадрами. Под каток репрессий попал и X. Гаджиев. Его несколько раз арестовывали, но благодаря поддержке людей, знавших и ценивших его организаторские способности, ему удавалось избегать длительных тюремных сроков. Лишь в 1933 г. он был арестован в последний раз, после чего о нём не было больше ни одного известия. По мнению его внучки Зайнаб Гаитовой, её дед был в том же году расстрелян. Так трагически закончилась судьба человека, сделавшего для своей родины много больше, чем смогли оценить забывчивые потомки.

Схоже сложился жизненный путь его зятя Казанбия Гаитова, занимавшего в 1920 г. ответственные посты в системе Дагсовнархоза. Неоднократно отмеченный правительственными наградами за вклад в борьбу с разрухой, царившей в республике после гражданской войны, в начале 1930-х гг. он впал в опалу у нового дагестанского руководства, старательно вычищавшего обкомовский "олимп" от людей из команды бывшего председателя Совнаркома Дж. Коркмасова. В 1937 г. К. Гаитова, необоснованно обвинённого в работе на целый ряд иностранных разведок, постигла судьба его тестя.


Опубликовано:
газета "Ёлдаш/Времена", 29-02-2008
 

Дополнение.

Здание городского театра в Темир-Хан-Шуре было построено в 1916 году по проекту архитектора Иосифа Зильбершмидта в стиле ампир. В основу проекта была положена архитектура знаменитого Венского оперного театра, разумеется, в сильно уменьшенном варианте. Финансирование строительства театра осуществлял промышленник Хизри Гаджиев. Театр был оснащен всеми техническими новинками на тот день: вращающаяся сцена, великолепные акустические параметры позволяли проводить выступления лучших театральных трупп, показывать первые фильмы, выступления политических деятелей. Именно в здании буйнакского городского театра начинали свою деятельность Русский театр и Кумыкская национальная студия. Однако дар Хизри Гаджиева городу было решено в 1975 году снести. Уже разобрали крышу, убрали потолки с лепниной, но патриоты города сумели отстоять здание, и оно было сохранено. Конечно, здание долгое время простояло без ремонта, пока в 1983 году за него активно не взялись и не открыли тут историко-краеведческий музей, передав материалы историко-революционного музея. С этого момента начинается история ныне существующего буйнакского музея. В память о меценате Хизри Гаджиеве историко-краеведческому музею присвоили его имя.

Журнал "Дагестан" №1 за 2008 г. с.35

Размещено: 03.03.2008 | Просмотров: 5069 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.