Кумыкский мир

Культура, история, современность

Через Кавказ на Волгу

(фрагменты)

Лауреат Нобелевской премии, профессор Фритьоф Нансен относится к числу замечательных людей своего времени, известных общественно-политических деятелей, видных ученых, оказавших заметное влияние на развитие науки.

Еще в конце прошлого столетия его имя было известно всему миру как имя крупного океанографа, исследователя Арктики.

Ф. Нансен известен и как выдающийся общественный деятель. После окончания первой мировой войны он был верховным комиссаром Лиги Наций по делам военнопленных.

В 1921 году Нансен приехал в Россию. В своем выступлении на заседании Московского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, почетным членом которого его избрали, он рассказал о своем намерении организовать среди международного пролетариата сбор средств для голодающего населения России. Тогда же он побывал в районах, охваченных голодом, в Поволжье и на Кавказе.

Летом 1925 года Нансен вновь приехал в Советский Союз. Вместе с народным комиссаром просвещения Дагестана А. Тахо-Годи Ф. Нансен 7 июля из Орджоникидзе прибыл в Махачкалу.

Нансен говорил тогда, что Дагестан представляется ему очень интересной страной с большими экономическими возможностями, которую необходимо изучать. Он обещал сделать все возможное, чтобы помочь Дагестану.

Пребывание в Дагестане Ф. Нансен описал в своей книге "Через Кавказ на Волгу", изданной на норвежском, немецком и английском языках.

(Гаджиев Адиль-Герей)

Фотографии Фритьофа Нансена

Дагестан. [Кумыки]

[...] Несколько слов о кумыках, проживающих в прибрежных районах к северу и югу от Петровска и в районах, прилегающих к восточным отрогам Кавказа. Их нельзя смешивать с казикумухами, или лаками, горским племенем юго-восточного Дагестана. Они (кумыки) говорят на тюркском наречии, близком к языку соседних ногайцев. Можно предположить, что в какой-то степени они потомки хазар.

Хазары довольно рано вышли на арену истории. Фирдоуси применяет слово "хазар" для обозначения вражеского народа к северу от Персии. Родиной хазар были, по-видимому, северные и восточные отроги Кавказа и местность у Каспийского моря, которую арабские географы средневековья называли "Бахр-аль-Хазар" ("Хазарское море").

В самый ранний период столицей страны был город Семендер, позднее - Тарки (вблизи нынешней Махачкалы). В VII веке, после нашествия арабов на Кавказ, центр был перенесен на Итил (Волгу) у устья Волги. Расовое происхождение хазар неизвестно. Однако есть, кажется, немало данных, указывающих на связь их с угорскими и тюркскими народами. Некоторое время они находились под высшей властью гуннов (после 448 г. н. э.), позднее кратковременно ими управляли турки (около 580 г.). Угорский народ Венгрии был хазарским племенем. У хазар были светлая кожа и темный волос. Они отличались особенно красивым телосложением. Их женщины слыли красавицами в Византии и Багдаде, и на них всегда был большой спрос как на домохозяек.

Древнее Хазарское царство занимало площадь между Кавказом, Волгой и Доном, хотя временами оно простиралось далеко за эти пределы. Хазары были сравнительно цивилизованным народом. Они основали города, были хорошими купцами, имели достаточно развитый государственный строй и благодаря своему упорству, чувству долга и честности были уважаемы. Эти качества совершенно чужды гуннам. Когда Хазарское царство в конце IX и начале X вв. было варяжско-славянским царством Киева разложено и в 1016 году полностью уничтожено, часть хазар могла остаться в районе между нижним течением Терека и Кавказом. Там, видимо, к ним присоединились осколки тюркско-татарских племен, прибывших туда с тюркскими походами и монголами Чингиз-хана (1221) и Тамерлана (1395) в XIII и XIV веках и осевших под властью кумыкских князей (или иначе шамхалов) в Тарках.

Кумыки - мирный, спокойный, трудолюбивый, деятельный и чистоплотный народ. Их дома сравнительно просторны. В нижнем этаже - подсобные помещения, в верхнем - отдельные комнаты для мужчин и женщин. Окна выходят на открытую веранду. Кумыки - сунниты, частично шииты. Они занимаются рыболовством в Каспийском море, скотоводством (главным образом разводят овец и лошадей), пчеловодством, в последнее время также хлебопашеством с искусственным орошением. Они отличные знатоки лошадей. Будучи смелыми наездниками, с помощью лассо они отлавливают диких лошадей и приручают их очень быстро.

Ковры, овечья шерсть, кожа, рыба, соль и другие товары являются предметами оживленной торговли с Персией. Товары, полученные в обмен, они часто реализуют лезгинам (горцам - ред.).

Главным торговым центром был аул Тарки, со своей гаванью, из которого возникла нынешняя Махачкала. Общественный строй у кумыков аристократический, как это принято у степных народов. Население подразделяется на четыре слоя: князья, дворяне, свободные крестьяне и рабы. [...]

Махачкала

Утром 7 июля я совершил прогулку по городу. Моей первой целью было Каспийское море. По узким улицам я спустился к берегу. Голубым зеркалом простиралось море до самого горизонта; под утренним солнцем море искрилось от свежего бриза. Насколько хватает взор - ни паруса, ни корабля. На ровном песчаном берегу лежали на солнце смуглые тела купающихся детей. С первого взгляда это величайшее озеро земли ничем не отличалось от любого моря, разве только тем, что на берегу не было высотомеров воды при приливе и отливе. Но их на Средиземном и Черном морях тоже нет.

Не удивительно, что древние греки считали это большое соленое озеро одной из бухт океана, который омывал всю населенную землю. Зеркало Каспийского моря лежит ниже уровня моря, а именно оно на 26 метров ниже уровня Черного моря. Содержание соли в воде составляет 1,4%; (средний процент соли в морской воде в два с половиной раза выше, т. е. равен 3,5). В мелких, почти изолированных бухтах, где сильное испарение, содержание соли значительно повышается, так, например, в Карабугазголе оно достигает 17%.

Дома меня ожидали мои хозяева. Самурский, Коркмасов и я завтракали вместе. Хозяйка дома подала нам кофе. Мы ели зеленую (свежую) икру, яички, пшеничный хлеб, масло и изумительный дагестанский сыр. Лучшего завтрака трудно пожелать. К сожалению, я не знал ни тюркского, ни русского языков, поэтому я должен был вести беседу с Самурским и его супругой через посредство моего русского переводчика или же с помощью Коркмасова, который отлично говорит по-французски.

Языковые отношения в Дагестане, как я уже описывал выше, очень запутаны. Самурский и Коркмасов говорили между собой на тюркско-кумыкском, но оба умели говорить и по-русски.

Самурский - сравнительно еще молодой человек, вышедший, по всей вероятности, из народа. Вряд ли ему удалось получить серьезное образование, он не проявляет также глубокой эрудиции в широком смысле, зато интересуется всем, что касается практической жизни. Он не знает ни одного западноевропейского языка, но русским языком владеет настолько, что в 1925 году сумел опубликовать книгу о Дагестане на русском языке. Это - умный человек, возможно, также и хороший оратор и пользуется, по всей вероятности, большим влиянием среди населения. Он южнодагестанский лезгин, его родной язык, следовательно, - лезгинский.

Коркмасов - кумык из с. Кумторкала, недалеко от Махачкалы. Он более похож на европейца. У него интеллигентное лицо и широкий лоб, волос седой и волнистый. Он уже в летах, но он крупнее и стройнее Самурского. Его родной язык - тюркско-кумыкский. Это самый распространенный язык в Дагестане и, наряду с русским, признанный язык общения. Коркмасов - очень умный человек, имеет первоклассное образование. Исконная профессия его - юрист, он очень начитан. До революции он как политический эмигрант находился продолжительное время в Париже.

Махачкала-город с 30-тысячным населением. Он был основан в 1844 году после того, как за год до этого в Шамилевской войне был разрушен русский форт Низовое, расположенный в трех километрах от нынешнего города. В то время город был в честь Петра Великого назван Петровском. Царь после своего неудачного похода против персов был здесь в 1722 году, он торжественно въехал в Тарки - столицу кумыкского князя Шамхала и через три дня вернулся в свой лагерь на берегу моря. Там, внизу, у моря, он сложил несколько камней в кучу, его свита дополнила ее, и так выросла горка, на месте которой, спустя более ста лет, возник город Петровск. Через день Петр во главе своего войска двинулся в Дербент. Оттуда он должен был вскоре вернуться в Россию, т. к. флот, следовавший за ним с провиантом и вооружением, был по пути застигнут штормом и уничтожен. 13-го декабря он въехал триумфатором в Москву.

Ныне Петровск носит имя человека, который воевал против царизма. На месте, где выстроен город, была гавань аула Таргу (Тарки), который расположен в четырех километрах от города. Махачкалинский рейд защищен двумя длинными молами.

В первую очередь мы посетили музей. Здесь представилась нам возможность заглянуть в жизнь горцев. Это, как уже упоминалось, магометане и, большей частью, сунниты. Стало быть, они ближе к туркам, чем к персам. Но среди них есть и шииты. Движение мюридов носило посреднический характер между двумя направлениями и имело целью (помимо других) объединить все силы ислама. С тех пор религиозный фанатизм значительно ослаб, вера и религиозные обряды приобрети современный покрой. Такое впечатление испытываешь по крайней мере в столице и ее окрестностях. Женщины ни дома, ни на улице не носят покрывала и, кажется, не боятся больше мужского взгляда. Большинство мужчин довольствуется одной женой. В стране возделывают виноград и пьют вино. В этом отношении мы не заметили особых отличий от жизненного опыта наших европейцев. Нигде муэдзин не призывал к молитве, нигде мы не заметили мужчин при исполнении религиозных обрядов, разве что при вечерней молитве во время захода солнца. Для правоверного мусульманина молитва - нерушимый долг. Может быть, антирелигиозная пропаганда достигла здесь больших успехов.

Музей в основном отражал историю Дагестана...

Еще до революционных событий 1917 года среди дагестанского населения существовало социалистическое движение, сторонники которого немедленно примкнули к Февральской революции 1917 года. Керенский направил в Дагестан комиссаров, но вскоре там под руководством Махача Дахадаева развернулось движение против Керенского. С другой стороны, возникло сильное контрреволюционное движение духовенства, возглавленное имамом Гоцинским, главой исламского духовенства. Гоцинский пользовался большим влиянием в аварских и андийских областях. Вначале он сотрудничал с Керенским, но потом прервал с ним всякую связь и стал бороться против России. В сентябре 1917 года он и его сторонники вели войну против русских. Его военачальник Узун-Хаджи в течение короткого времени поставил под его власть аварские, андийские и чеченские земли.

Во время Октябрьской революции Дагестан был отделен от коммунистической России контрреволюционными областями Дона и Кубани. В то время Гоцинский был по существу повелителем Дагестана. Он объявил священную войну (газават) против армян и послал свои войска на Баку. Но как раз в это время Баку оказался в руках большевиков, и войска Гоцинското были отброшены. Красная Армия овладела также Петровском и Шурой. В августе 1918 года Петровск был захвачен авантюристом Бичераховым при поддержке англичан. Это поставило Советскую власть в Шуре в тяжелое положение. Со стороны моря ей угрожал Бичерахов, с другой стороны - банды Гоцинского и на границе с Азербайджаном - турецкая армия, которая в сентябре захватила Баку.

В ноябре 1918 года турки прогнали Бичерахова и захватили Петровск и Шуру. Затем в Дагестане было образовано так называемое Горское правительство, членом которого стал и Гоцинский. После заключения перемирия в декабре 1918 года турки ушли, а английские войска со стороны Персии пришли в Дагестан на поддержку Деникина. Деникин послал туда часть своих войск. Узун-Хаджи пошел против них, но Гоцинский не решился воевать с белой армией. В 1919 году положение Деникина в Дагестане было довольно прочным, и Гоцинский сотрудничал с ним открыто. Тем временем Узун-Хаджи стал эмиром Северного Кавказа, который находился под протекторатом турецкого султана. Он отделился от Гоцинского и продолжал борьбу против Деникина. Вскоре после этого турки под командой Нури-паши вошли в Азербайджан, а оттуда - и в Дагестан. Они воевали как против Деникина, так и против Красной Армии. Сила красных росла. Когда они весной 1920 года с севера еще больше продвинулись на юг, Нури-паша стал искать контакта с Деникиным. Но его план провалился, и он отступил. Между тем умер Узун-Хаджи, а его монархия рассыпалась. Белая армия покинула Петровск и отступила в Баку. Красная Армия заняла весь Дагестан. Так, наконец, была создана автономная Советская социалистическая республика (АССР) в Дагестане с полномочиями самостоятельно решать свои внутренние дела.

Чечня, Кабарда, Адыгейская и Черкесская области стали автономными округами с ограниченным самоуправлением. Абхазия вместе с Грузией образовала союзную советскую республику (ССР).

Поездки по Дагестану. [Тарки]

[...] После завтрака мы в автомобиле поехали на юг в Тарки (или "Таргу", как его исстари называют). Этот аул расположен на круглом склоне горы. Он был важнейшей позицией кумыкской области, резиденцией князя или шамхала. Мы оставили машины внизу и пешком поднялись наверх. Дорога вела нас мимо довольно странной мельницы, которая была построена из камня, имела огромное верхобойное (наливное) колесо, длинную плоскую крышу. Это был определенный прогресс по сравнению с простыми мельницами горцев с горизонтально лежащим камнем. У этих мельниц вода поступает вниз по желобу, бьет по лопастям колеса сбоку и вращает горизонтально лежащее колесо. Ось стоит вертикально, ее верхний конец служит одновременно осью мельничного камня. Этот, следовательно, тоже вращается в горизонтальной плоскости. От большого верхобойного колеса до турбины еще долгий путь, но в недалеком будущем и здесь появятся турбины.

Улица вилась между тенистыми деревьями и садами вверх вдоль искусственно орошаемых участков. Все выше подъем, пока мы, наконец, не попали в лабиринт крутых, узких улочек. Четырехугольные дома с плоскими крышами громоздились друг над другом, держась за выступы скал, как и во всех аулах Дагестана. Дома производили впечатление относительно зажиточной жизни, да и весь поселок представлял собой цветущий аул. Здесь и там зеленели втиснутые между домами садики, где в каменном углублении хранились запасы земли (почвы) и воды для поливки. Кое-где по аулу видны деревья на улицах, а вообще-то горы кругом голые, безлесные. Просторный дом с относительно большим садом был когда-то жилищем шамхала.

На высокой горе над аулом стоит построенная еще в 1821 году генералом Велиаминовым крепость "Бурная". Кази-Мулла после захвата Таргу в 1831 году осадил и чуть не взял ее. Годом позже там было похоронено его тело после того, как оно было русскими выставлено для публичного обозрения. Несколько лет спустя по приказанию Шамиля 200 мюридов в ночное время приехали в Тарки, выкопали труп и доставили его в Гимры.

Женщины в Таргу ходили без чадры. Мы встречали на улицах много женщин и могли безнаказанно смотреть им в лицо. Они уже настолько "охристианились", что позволяли даже фотографировать себя.

Солнце пекло немилосердно, и подъем в гору для меня, полубольного, был очень утомителен. Улочка змеилась все дальше вверх. На скудном рынке нас встретила группа мужчин, среди них и высшие чины аула. Они приветствовали обоих президентов и нас, гостей. Мы задержались тут ненадолго и продолжали наш подъем в эту удручающую жару. В одном месте, где улочка расширялась в небольшую площадь, мы увидели услаждающую взор чашу-корыто, в которую из двух труб струилась чистая вода. Чаша была накрыта своеобразным ульеподобным каменным куполом. Я не мог сообразить, для чего эта постройка. Здесь встречались красивые девушки. Они брали воду в свои металлические кувшины. Мужчины совершали предписанное благочестивым магометанцам омовение ног.

Наш путь шел еще выше, и вот, наконец, мы подошли к подножью отвесной скалы позади аула. Великолепный чистый родник выбивается из камня. Как приятно сделать привал у плещущего прохладного источника под тенистой листвой виноградника! У наших ног город, вид вдаль через долину, вплоть до синего моря. Как приятно было держать голову под холодной струей и утолять жгучую жажду!

Крестьяне отличались трогательным гостеприимством. Они притащили из своих домов драгоценнейшие дагестанские ковры и расстелили их перед нами на земле, чтобы мы расселись на них, и к тому же принесли еще подушки и мутаки, дабы нам было совсем хорошо. Мы сделали огорчившее нас открытке: из-за недоразумения наш завтрак повезли вместо Тарки в Талги. Узнав об этом, крестьяне принесли сюда самовары, хлеб и масло, яйца и фрукты, черешню и другие вкусные вещи. Таким образом, мы все же получили наш завтрак, да еще такой замечательный.

Я не думаю, что это брызжущее через край гостеприимство было только в честь двух руководителей. Оно соответствует старинному обычаю горцев и относилось также к нам, гостям издалека. Впрочем, мы забыли в компании с нашими обоими друзьями об их президентском достоинстве. Да и главы государства сами ничем не подчеркивали своего высокого положения. Они подходили к людям, как к себе равным, и другие относились к ним точно так же.

Мы долго отдыхали. Через некоторое время подошли к нам по-европейски одетые две женщины со спутниками. Они шли по улице мимо родника. Меня приятно удивила встреча с туристами. До сих пор они нам не встречались. Потом выяснилось, что это были жены обоих президентов. Они были встречены очень любезно. Нас представили жене Коркмасова, исключительно красивой молодой женщине, о существовании которой мы до сих пор понятия не имели, хотя жили стена к стене на одном этаже президентского дома. Дамы присели рядом с нами на ковре.

В ауле в этот день должна была состояться свадьба с танцами. Нам хотелось посмотреть торжество, и мы попрощались с дамами, которые предпочли остаться на лоне природы.

К сожалению, мы опоздали на сватовство, но танцы около мечети были в полном разгаре. Музыка исполнялась на струнных инструментах. Во время танца двигались мужчина и женщина внутри круга стоящих и частично сидящих зрителей. Этот танец - кавказская "лезгинка". Мужчина в кавказской форме, в шапке из овечьей шкуры, вращался некоторое время короткими ритмичными шагами, вытянув при этом руки в обе стороны, потом он приглашал к себе из круга зрителей партнершу. Она семенила перед ним с серьезным видом, со слегка опущенной головой и кокетливой стыдливостью, мужчина следовал за ней, пританцовывая, а она все "увиливала" от него. Танец изображает домогательство мужчины. Движения целомудренны и без всякой дикости. Оба танцора, каждый по-своему, обаятельны: у него мужская сила, у нее - стыдливая женственность. Ноги двигались легко и живо, как барабанные палочки, в такт музыке, тело при этом оставалось спокойным. Сходство с нашими норвежскими быстрыми танцами было налицо. У мужчины та же энергичная гибкость, у девушки - грациозность и нежность. Только ритм и движения ног не те. Кроме того, в "лезгинке" мужчина не обнимает свою партнершу в вихре танца. На востоке такой близкий контакт между партнерами двух полов публично невозможен.

Солнце спускалось, наступал вечер. С высокого минарета раздавался жалобный молитвенный призыв муэдзина. Мы стали спускаться по узкой крутой улочке вниз, к машинам. Потом мы помчались по равнине и вскоре остановились перед гостеприимным домом президента. Нам удалось бросить только беглый взгляд на быт горцев. [...]


Источник: Фритьоф Нансен. "Глазами друга" (Из книги "Через Кавказ на Волгу"). Пер. с Нем. - Махачкала, 1981 г.

Размещено: 08.02.2008 | Просмотров: 4187 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.