Кумыкский мир

Культура, история, современность

Искусный каллиграф

О переписчике Катиб-Хасане из Н. Казанища (1875-1942 гг)

Главную роль в создании как рукописной, так и литографированной книги, а также в ее каллиграфическом и художественном оформлении в условиях дореволюционного Дагестана играли переписчики (катибы).

Благодаря наличию сложившихся в течение веков довольно устоявшихся традиций каллиграфического оформления рукописной книги в Дагестане в начале XX века было немало искусных мастеров книжного дела. Отдельные из них для повышения своего профессионального мастерства ездили в Бахчисарай, Казань, восточные страны и путем обучения у известных каллиграфов повышали и совершенствовали свое профессиональное мастерство.

В дагестанских типографиях книги издавались в основном литографским способом. Качество полиграфического оформления книг зависело от мастерства катибов. Поэтому владельцы типолитографий привлекали к этой нелегкой, но очень ответственной деятельности наиболее квалифицированных мастеров книжного искусства.

Одним из квалифицированных катибов Дагестана был Хасан, сын Ибрагима, или, как его называли, Катиб Хасан из Н. Казанища (1875-1942 гг.).

По сведениям Гасанова Магомеда - сына Катиб Хасана - арабскому языку и письму Катиб Хасан в начале учился в своем родном селении Н. Казанище, затем в селении В. Казанище у Каплан-Хаджи, в селении Чирюрт, а затем в течении 3-х лет учился в городе Казани и работал там в типографии.

В процессе учебы у разных алимов и путем самостоятельной работы Катиб Хасан в совершенстве усвоил арабский язык, ознакомился с распространенными среди населения Дагестана произведениями, а также овладел тонкостями арабографического письма.

Став искусным каллиграфистом, Катиб Хасан стал работать в типолитографиях Дагестана. Катибы получали от владельцев типолитографий заказ переписать и подготовить к изданию то или иное сочинение дагестанских и недагестанских авторов, написанное на их родном и неродных языках, и они аккуратно, без ошибок переписывали и подготавливали их к литографскому изданию за определенное вознаграждение.

Труд катиба был трудным и продолжительным, требующим не только грамотности и умения писать каллиграфическим почерком, но и максимальной внимательности, профессионального мастерства, практического опыта и большого терпения. Благодаря кропотливому и благородному труду катибов произведения дагестанских и других авторов распространялись среди населения Дагестана и других регионов.

Отдельные высококвалифицированные катибы Дагестана носили поэтические псевдонимы и титулы, показывающие степень их профессионального мастерства. Так, талантливый мастер книжного искусства Абдуллатиф, сын Нурмагомеда из Накитля, носил титул "Ахсан ал-Куттаб" (Лучший из переписчиков); Гасана, сына Ибрагима из Н. Казанища называли просто "Катиб Хасан" (Переписчик Хасан), и в титульных листах и колофонах переписанных им книг вместо "Хасан, сын Ибрагима" нередко написан его скромный псевдоним - "Катиб Хасан". А в колофоне изданной в 1915 г. в типолитографии М. Мавраева на кумыкском языке повести "Лайла и Маджнун" написано: "Переписал Хасан, сын Ибрагима родом из Гуниба и проживающий в Казанище". Запись показывает, что предки Хасана, сына Ибрагима, жили на территории Гунибского округа, а затем переселились в Н. Казанище.

Во время археографической экспедиции 1979 и 1986 годов я вместе с другими участниками экспедиции встречался и беседовал с Магомедом Гасановым - сыном Катиба Хасана. Магомед Гасанов сообщил нам интересные сведения о жизни и деятельности своего отца, показывал его фотографии и переписанные им книги, а также ручки (каламы), трафареты для обложек и титульных листов и другие письменные принадлежности, которыми пользовался известный мастер книжного искусства Катиб Хасан. В зависимости от размера почерка он использовал разные каламы: у одних каламов кончик толстый и он предназначен для крупного почерка, а у других - более тонкий и его использовал для мелкого почерка. При этом на отдельных каламах написаны краткие названия произведений, которые были переписаны Катиб Хасаном с помощью данного калама.

В результате научно-поисковой работы, произведенной в 1970-1987-х годах в книгохранилищах и архивах городов Махачкалы, Москвы, Ленинграда, а также личных библиотеках жителей Дагестана мне удалось найти, сфотографировать и ксерокопировать, наряду с другими рукописями, 460 книг, изданных до 1917 года в дагестанских и недагестанских типолитографиях на языках народов Дагестана, в том числе и 35 книг, переписанных и подготовленных к литографскому изданию Катиб Хасаном.

По сведениям, содержащимся в книгах, переписанных им и изданных в типолитографий Дагестана, Катиб Хасан с 1908 года работал в типолитографиях А.М. Михайлова в городе Порт-Петровске. Среди переписанных Катиб Хасаном книг самым ранним является книга "Тарджа-мат ал-иман ва-л-ислам би-лисан чачан" (Перевод книги об исламе и имане на чеченский язык)1. Книга издана в 1326 г.х./1908 году в типолитографии А.М. Михайлова в городе Порт-Петровске. В этой типолитографии в 1908-1911 годах было издано 6 книг, подготовленных к изданию Катиб Хасаном.

Как свидетельствуют найденные мною книги, Катиб Хасан в 1910-1917 годах работал катибом в типолитографии М. Мавраева в городе Темир-Хан-Шуре (ныне город Буйнакск). В эти годы в типолитографии М. Мавраева было издано подготовленных к изданию Катиб Хасаном 29 книг, написанных на кумыкском, аварском, чеченском языках. Кроме того он подготовил к изданию ряд книг и на арабском языке.

Катиб Хасан владел несколькими языками и аккуратно подготавливал для литографского издания различного содержания книги, учебные пособия, календари, многоязычные словари, произведения духовной литературы, произведения дагестанских и восточных поэтов и писателей, написанных на кумыкском, аварском, чеченском, арабском языках, а также на высоком профессиональном уровне осуществлял их каллиграфическое и художественное оформление.

Большое внимание уделялось каллиграфическому оформлению учебников, словарей и другой учебной и справочной литературы. Поэтому подготовку таких произведений к литографскому изданию владельцы типолитографий поручали высокопрофессиональному мастеру книжного искусства Катиб Хасану.

В 1909 г. в типолитографии А.М. Михайлова, а также в 1914 и 1915 годах в типолитографии М. Мавраева были изданы подготовленные к литографскому изданию Катиб Хасаном пятиязычный переводный словарь арабского, кумыкского, аварского, русского и чеченского языков под названием "Хамсат алсина", а также в 1911 году в типолитографии М. Мавраева шестиязычный арабско-кумыкско-аварско-русско-чеченско-лакский словарь под названием "Ситтат алсина". Эти многоязычные словари составлены не в алфавитном порядке, а по грамматическому и тематическому принципу. Изданный в 1909 г. пятиязычный словарь "Хамсат алсина", например, состоял из 27 тематических разделов, в которых лексической материал расположен по частям речи и их грамматическим формам. Они содержат в себе по 1500 наиболее часто употребляемых в разговорной речи слов и выражений. Зная один из представленных в этих многоязычных словарях язык и владея арабографическим письмом (алжам), можно было с помощью этих словарей усвоить минимум наиболее употребляемых в разговорной речи слов и выражений любого представленного в них языка. Поэтому эти так называемые "Лестницы языков" в условиях отсутствия единого для всех народов Дагестана языка межнационального общения пользовались среди горцев большой популярностью, и поэтому они были по нескольку раз переизданы.

Лексический материал каждого языка в этих словарях Катиб Хасан расположил в прямоугольниках, аккуратно начерченных на всю длину и ширину печатной полосы схемы из прямых линий. В начале каждого раздела на всю ширину печатной полосы начерчена прямоугольная рамка, внутри которой более крупными и жирными буквами написано название каждого раздела.

В 1912 г. в типолитографии М. Мавраева был издан составленный Мухаммадом, сыном Дибира из Гочоба календарь под названием "Битмейген тынч рузнама" (Вечный легкий календарь). Для литографического издания этот написанный на аварском, лакском и кумыкском языках календарь подготовил Катиб Хасан. Название книги, предисловие и комментарии к календарю написаны на аварском, лакском и кумыкском языках. На 4-14 страницах книги даны помесячные календари, указано количество дней каждого месяца, а также часы и минуты наступления рассвета, полудня, сумерек и полуночи. При этом указаны месяц и число, с которых начинаются времена года, даны и другие сведения. На последней 16-й странице дан календарь христианского летоисчисления. По этому календарю легко определяется каким днем недели (понедельник, вторник и т.д.) начинается тот или иной месяц любого года. Календарь может быть продолжен до любого года путем последовательного вставления годов и дней недели, благодаря чему календарь получил название "вечный".

На высоком профессиональном уровне каллиграфического искусства осуществлена подготовка к литографскому изданию переписанных Катиб Хасаном произведений художественной литературы дагестанских и других авторов. К числу таковых относятся изданные на кумыкском языке в типолитографии М. Мавраева повести Нухая Батырмурзаева: "Языкъ Гьабийбат" (Несчастная Хабибат) - 1910 г.; "Давут булан Лайла" (Давуд и Лайла) - 1912 г.; "Гьарун булан Зубайдат яда насипсиз Жанбийке" (Гарун и Зубайдат или несчастная Жанбике) - 1914 г.; повести в переводе на кумыкский язык Нухая Батырмурзаева: "Джан шах" - 1911 г.; "Денгиз Синдибад" (Синдбад мореход) - 1912 г.; повесть Запира, сына Бига "Гёзел къыз Хадижат" (Красивая девушка Хадижат) - 1913 г.; повесть Ансара, сына Али "Гьашикъ Ансар" (Влюбленный Ансар) - 1914 г.; поэма "Лайла Мажнун" в переводе Абдулгалима, сына Ибрагима - 1915 г; поэма "Жавхар" (Жемчужина) - 1915 и 1916 гг. и т.д.

В типолитографиях М. Мавраева и А.М. Михайлова был издан подготовленный к изданию Катиб Хасаном ряд произведений духовно-религиозной литературы, в том числе книга об основах ислама - "Иман-ислам" - 1911 и 1912 гг. в переводе на кумыкский язык Джамалутдина из Карабудахкента; "Маджмуд" в переводе на кумыкский язык Хаджиали - 1912 г. и т.д.

Священный Коран написан на арабском языке. Подавляющее большинство населения Дагестана не владело арабским языком. Поэтому они не только не знали и не знают содержание Корана, но и искажали содержание механически наизусть выученных его сур. Поэтому отдельные ученые-алимы Дагестана, вопреки запретам мусульманского духовенства, приложили немало усилий для организации перевода Корана на местные языки и издания их в типолитографиях Дагестана. Благодаря их стараниям в 1909-1915 годах в типолитографии М. Мавраева из всех 114 сур Корана на местные языки были переведены и изданы 55 наиболее употребляемых жителями Дагестана сур2.

Одновременно с переводом сур Корана для ряда его сур были составлены комментарии и изданы вместе с текстами этих сур на аварском, кумыкском и лакском языках. В 1911 г. в типолитографии А.М. Михайлова на аварском языке была издана подготовленная к литографскому изданию Катиб Хасаном книга под названием "Тафсир сувар мин ал-Кур\'ан" (Комментарии к сурам Корана).

Катиб Хасан подготовил к литографскому изданию книги, написанные не только на языках народов Дагестана, но и на чеченском языке. В 1903-1917 гг. в типолитографиях Дагестана на языках народов Северного Кавказа было издано 26 книг, из них 15 книг на чеченском языке, а также более 10 книг, изданных на двух и более языках, одним из которых является чеченский язык. Из этих 15-ти книг Катиб Хасаном было подготовлено к литографскому изданию 3 книги3.

В 1908 г. в типолитографии А.М. Михайлова была издана книга "Тарджамат ал-иман ва-л-ислам би-лисан чачан" (Перевод имана и ислама на чеченский язык) в переводе Хасанхана. В той же типолитографии в 1911 г. на чеченском языке была издана книга "Хадийат чачан фи масаил ал-иман" о вероучении ислама. В 1911 г. в типолитографии М.Мавраева была издана "Китаб ал-амсила ал-мухталифа" - учебное пособие, в котором даны разные формы спряжения глагола, в переводе Шихабудина, сына Салиха из Баммади с арабского на чеченский язык.

В типолитографиях Дагестана были изданы подготовленные к изданию Катиб Хасаном несколько сборников песен (тюрки). К их числу относятся "Калаид ал-ахвал мин кутб ар-риджал" на кумыкском и чеченском языках; составленный Мухаммадом, сыном Кади из Кучуки, сборник песен "Хазихи манзумат" на кумыкском, чеченском и арабском языках и др.

Катиб Хасан не только аккуратно и каллиграфическим почерком переписывал и подготавливал к литографскому изданию различного содержания книги, но и сам переводил, составлял и издавал на кумыкском языке книги, пользовавшиеся среди читателей большой пополярностью. Так, например, в типолитографии М. Мавраева в 1911, 1912, 1914, 1916 и 1917 годах на кумыкском языке была издана составленная Катиб Хасаном книга об основах ислама под названием "Рукн ал-ислам" (Столпы ислама).

Катиб Хасан, владея несколькими языками, не только грамотно переписывал и на высоком уровне каллиграфического искусства подготавливал для литографского издания учебные пособия, сборники песен, многоязычные словари и календари, произведения религиозной литературы дагестанских и других авторов, написанных на арабском, аварском, кумыкском, чеченском языках, но и путем умелого сочетания орнаментальной вязи арабографического письма с растительными узорами и геометрическими орнаментами на высоком уровне профессионального искусства художественно оформлял их.

Представители консервативного духовенства враждебно относились к изображению живых существ. Однако им не удалось остановить процесс развития изобразительного искусства. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до наших дней на каменных скалах и пещерах, на надгробных памятниках, на стенах жилых домов, боевых башен и других сооружений, на изделиях дагестанских мастеров, а также нарисованные на страницах литографированных книг, плакатов, журналов изображения людей, животных, зверей, птиц4.

Гасан, сын Ибрагима является одним из первых, кто осмелился дать изображение людей и животных на страницах дагестанских литографированных книг. В 1915 году в типолитографии М. Мавраева на кумыкском языке была издана популярная среди людей повесть "Лайла Маджнун". К литографскому изданию ее подготовил Катиб Хасан. На ее титульном листе написана не характерная для дагестанских литографированных книг запись: "Он ерде суратларыда бар" (В десяти местах имеются рисунки). Действительно, на ее 10, 22, 40, 65, 79, 88, 93, 114 страницах имеется 10 рисунков Лейлы, Маджнуна, других людей, зверей, птиц. Они выполнены весьма посредственно, но реалистично каламом и черными чернилами. По своему содержанию и композиции рисунки носят иллюстративный характер и помогают наглядно воспринять те или иные моменты повести. Поэтому рисунки сопровождаются комментариями, раскрывающими их содержание. Рисунки обрамлены прямоугольными рамками из двух параллельных линий.

В 1911 и 1914 годах в типолитографии М.Мавраева была издана подготовленная к литографскому изданию Газимагомедом, сыном Мухаммадали из Уриба и Гасаном, сыном Ибрагима из Н. Казанища повесть "Тахир и Зухра". На 31-й странице обоих изданий имеются изображения Тахира и Зухры в обнимку.

В качестве материального поощрения за хорошую работу по подготовке к литографскому изданию книг М. Мавраев давал Абусуфьяну, сыну Акая из Н. Казанища, Газимагомеду, сыну Мухаммадали из Уриба, Гасану, сыну Ибрагима из Н. Казанища определенное количество подготовленных им к изданию книг. Они организовывали продажу этих книг в своих домах, на разных базарах.

Наряду с перепиской книг и их оформлением Катиб Хасан переписывал издаваемую на арабском языке в 1913-1918 годах в типолитографии М. Мавраева газету "Джаридат Дагестан"; издаваемую в 1917-1918 годах на кумыкском языке газету "Мусават" (Равенство); а также издаваемые в 1905-1917 годах революционные листовки и прокламации.

Как свидетельствуют сохранившиеся до наших дней на кладбище селения Н. Казанище надгробные памятники, Катиб Хасан с большим художественным вкусом и каллиграфическим мастерством оформлял надмогильные памятники своих односельчан и других.

По сведениям Магомеда Гасанова, его отец Хасан, сын Ибрагима в 1920-х годах работал учителем в школе селения Н. Казанище, а также переписчиком в редакциях газет и книжных издательствах Дагестана.

К счастью, партийным функционерам в 20-30 годах, несмотря на их старания, не удалось полностью уничтожить написанные на арабграфическом письме на арабском и на местных языках произведения наших предков. Чудом уцелев от пламени безжалостного огня, многие из них, в том числе и подготовленные к изданию Хасаном, сыном Ибрагима из Н. Казанища, сохранились и до наших дней. Они помогают нам раскрыть и восстановить историческую правду, изучить и осветить вопросы жизни и деятельности замечательного мастера книжной культуры Дагестана Хасана, сына Ибрагима из Н. Казанища.

 

Литература:

  1. Об этой и о других изданных на языках народов Дагестана книгах см.: Каталог печатных книг и публикаций на языках народов Дагестана (дореволюционный период). Сост. А.А. Исаев. Махачкала, 1989 г.
  2. Исаев А.А. О переводе и переводчиках Корана на языки народов Дагестана // Наше культурное наследие. Информационный бюллетень № 7. Махачкала. 2006. С. 34-42.
  3. Исаев А.А. Дагестанские типографии как очаги духовных взаимосвязей народов Дагестана и Кавказа на рубеже XIX-XX вв. // Историко-культурные и экономические связи народов Кавказа: прошлое, настоящее, будущее. Махачкала. 2004. С. 177-180.
  4. Котович В.П. Древнейшие писаницы горного Дагестана. М., 1976; Мамаев М.М. Декоративно-прикладное искусство Дагестана. Махачкала. 1986; Исаев А.А. Три километра и 15 тысяч лет // Советский Дагестан. 1977. № 6. С. 76-77; Он же. Магомедмирза Мавраев - первопечатник и просветитель Дагестана. Махачкала. 2003.
Размещено: 31.01.2008 | Просмотров: 5275 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.