Кумыкский мир

Культура, история, современность

К древней истории кумыкского языка

История ранних кумыков и кумыкского языка может быть изучена при широком сотрудничестве различных наук: лингвистики, ономастики, археологии, антропологии, этнографии и фольклористики.

Анализируя данные кумыкского и тюркского языков, археологических, антропологических и исторических изысканий, мы приходим к нижеследующим выводам - кумыки и кумыкский язык - искони были известны и распространены на территории Кумыкистана (Кумыкской равнины в Дагестане). Носители кумыкского языка - кумыкский этнос - исконно дагестанский этнос, произошедший от смешения местных каспиеязычных этнических элементов с пришлыми гунно-кыпчакоязычными.

Здесь необходимо сделать особый акцент на одном обстоятельстве, имеющим принципиальное значение для истории кумыков и кумыкского языка - большинство исследователей (В.В. Бартольд, С.А. Токарев, С.Ш. Гаджиева, Я.А. Федоров) полагает, что окончательное сложение кумыкской народности, а, следовательно, и языка, связано с распадом Хазарского каганата и проникновением кыпчаков в XI-XII вв. н. э. и завершается в XIII в. после ослабления Золотой Орды, когда освободившиеся от золотоордынского ига, кумыки приходят к экономической, политической и языковой общности на территории Кумыкии.

Основная мысль вышеотмеченных исследователей заключается в том, то предки кумыков до прихода сюда кыпчаков говорили на одном из нахско-дагестанских языков, который, как отмечает С.Ш. Гаджиева, был близок к современному даргинскому языку.

Для того, что обосновать это положение сторонники данного направления говорят о наличии в кумыкском языке, точнее в кайтакском диалекте этого языка, даргинского субстрата. Однако здесь авторы элементарно смешивают два различных понятия: субстрат и заимствование. Наши исследования показывают, что в кумыкском языке нет никакого субстрата, но имеются различного происхождения заимствования. Субстрат - остатки языка прежнего населения в языке пришлого населения. На Кавказе к субстратным языкам могут быть отнесены осетинский и армянский языки, содержащие в своем составе значительный компонент северокавказского и урартско-хурритского происхождения. Из того пласта лексики, который причисляют к даргинскому субстрату кумыкского языка (примерно около 30 слов), многие фактически являются собственными тюркскими:

къотIа "куст" имеет соответствие в чувашском ката/када "куст",

къяли "ветвь" = венг. голу "ветвь" из булгарского;

кIерк "балка" = туркм. гереге;

чIянка палас" = кирг. чакъан "рогоз, из которого изготовляют палас";

къяца "козел" = венг. канча, тат. канча "самка животных; коза";

чадур "ежевика" = кбалк. задура, осет. дзедыр, як. дъодура, венг. седер;

другая часть слов относится к разряду подражательных, т.е. которые могут быть в любом языке мира, ср. цIерц "кузнечик" = бурятское сарс "кузнечик; чIикIа "цыпленок" = чув. чекес "ласточка" и т.д. И около десятка слов из этого списка являются обычными заимствованиями.

Таким образом, ясно, что в кумыкском языке такое явление как нахско-дагестанский субстрат отсутствует.

В то же время постановка проблемы субстрата в кумыкском языке теоретически справедлива. Видимо, отсутствие нахско-дагестанского субстрата в кумыкском языке объясняется тем, что пришлый кыпчакский язык наслаивался здесь на родственный элемент, т.е. предки кумыков просто-напросто перешли с одного тюркского языка или диалекта на другой родственный язык или диалект.

Именно в этом вопросе наше мнение резко отличается от мнений вышеупомянутых исследователей. Наша гипотеза сводится к следующему: пришедшие в Дагестан тюркоязычные племена скифов, сарматов, гуннов, булгаров, хазар и кыпчаков встретили на территории Кумыкистана местное население, говорившее, как свидетельствуют древние историки (Страбон, Плиний, Птолемей) на каспийском или каспийских языках. Такого же мнения и современные историки. Вот что пишет об этом С.А. Токарев: "население Дагестана, по-видимому, следует рассматривать как потомков древних племен Восточного Кавказа: каспиев...". О непосредственном столкновении и совместном проживании каспиев и гунно-булгар свидетельствует и Дионисий: "на значительной части прибрежной полосы Дагестана, вплоть до самой Албании на юге, жили каспии (каспиане) и севернее их гунны".

Итак, современные кумыки являются результатом слияния каспианских (каспийских) и скифо-гунно-булгаро-кыпчакских племен, что отражает реальную историческую действительность.

Основное отличие нашего подхода к изучению этногенезиса и лингвогенезиса кумыков заключается и в том, что мы считаем каспианские языки Восточного Кавказа (V-I тыс. до н. э.) тюркскими по происхождению. И когда в I тыс. до н. э. - I тыс. н. э. на территорию Дагестана вторгались скифо-булгаро-кыпчакские племена, их языки, смешивались с местными, но родственными наречиями.

Исходя из этого положения этногенезис и лингвогенезис кумыков можно условно подразделить на следующие исторические этапы:
 

I. Каспийский период в развитии протокумыков.

В V-I тыс. до н. э. протокумыки, или древнее равнинное население Дагестана, говорило на каспийском языке и было известно как каспии. Каспийский язык входит в семью эламо-каспийских языков, куда включаются также языки кутиев, лулубеев, касситов и эламитов (И. Дьяконов).

Каспийская или каспийско-эламская семья языков была распространена в древности (V-I тыс. до н. э.) на обширной территории Месопотамии и Восточного Кавказа. Каспийские племена были основателями многих государств древности, среди них наиболее значительными были Элам и Мидия, а на территории Дагестана - Каспийский союз племен и Албания.

Каспийские языки по своей морфологической структуре близки к агглютинативным языкам. Именно по этой причине и была выдвинута многими исследователями гипотеза о родстве каспийско-эламских языков с урало-алтайскими языками, которые, как известно, включают в свои состав и тюркские языки.

Тем не менее, наша гипотеза отличается и от этой гипотезы тем, что мы полагаем, что каспийско-эламские языки непосредственно родственны именно с тюркскими языками. Это родство заключается в том, что каспийско-эламские и тюркские языки обладают общим набором таких морфологических и лексических элементов, которые в других урало-алтайских языках отсутствуют или же являются заимствованиями из тюркских языков. Сам каспийский язык на территории Дагестана не сохранился. Но сохранились родственные ему эламский и касситский языки и отчасти лулубейский, материал которых и лег в основу нашей гипотезы. Разберем здесь некоторые общие лексемы каспийско-эламских и кумыкского языков, так как полный охват всех общих параллелей не представляется возможным в пределах небольшой работы:

1. эламское слово кик "небо" зафиксировано в III тыс. до н. э. Оно подтверждается касситским вариантом гиги и имеет параллель в современном кумыкском кёк "небо", праформу которой мы восстанавливаем в виде *кек. Данное слово представлено только в тюркских языках;

2. эламское тиру "бог, божество" имеет соответствие в шумерском дингира (IV тыс. до н. э.) и параллель в кумыкском тенгери "бог, божество". Праформа эламского тиру восстанавливается в виде *тингиру;

3. эламское мели "человек" соответствует кумыкскому диалектному и фольклорному слову беле, ног. беле, межтюрк, беле "род, родня, дети и правнуки". Чередование согласных -б- = -м- в начале слов - явление широко распространенное в современных и древних тюркских языках, ср. кум. мююз = азерб. бойнуз "рог", кум. мен = тур. бен "я";

4. касситское улам "дитя, сын" = кум. улан "сын, юноша";

5. эламское шак "дочь, девушка" -кум. чагъа "дитя, девушка" в составе кумыкского парного слова бала-чагъа "дети". Кыпчакский вариант шагъа фонетически более близок к эламскому термину и подтверждает общность этих слов.

Однако будет не совсем справедливо сказать, что каспийский язык полностью исчез, не оставив никаких следов, кроме своего этнонима в названии Каспий. Нет никакого сомнения в том, что каспийский пласт лексики был представлен в языке древних скифо-гунно-булгарских племен в качестве заимствований.

Другой аспект этой проблемы заключается в том, что каспийский компонент, видимо, сохраняется в нахско-дагестанских языках как субстратное явление. Наша гипотеза основана на факте наличия в указанных языках палеотюркских элементов, которые могли проникнуть в нахско-дагестанские языки только из каспийско-протокумыкского источника примерно в III тыс. до н. э., так как именно в этот период происходят значительные этнолингвистические изменения на территории Дагестана в процессе столкновения здесь куро-аракских, местных дагестанских и майкопских племен.

Одним из важных элементов этого субстрата можно считать общедагестанский термин со значением "божество": авар, бе-че-д, дарг. халаб-ча-в, лак. зва-л, лезг. гъу-ца-р, табас. ум-ча-р, где выделяются общие элементы: че, ча, зва, ца. Эти элементы мы сопоставляет с адыгским тхьэ "божество" и хаттским тух с тем же значением. Сюда же относится и индоевропейское део-/тео- "бог", не имеющее, как отмечает известный компаративист В.В. Иванов, удовлетворительной индоевропейской этимологии. Важно отметить наличие этого термина также в древних дравидийских языках в форме чиру, которая довольно близка к нахско-дагестанской праформе, восстанавливаемой нами в виде *чер. Этот вопрос требует отдельного монографического исследования и, пока оно не будет сделано, наше предположение остается лишь вероятной гипотезой.
 

II. Скифо-сарматский этап

В VII в. до н. э. из Северного Причерноморья в Закавказье и Северный Кавказ вторгаются скифские племена. Основной дорогой скифов был прикаспийский путь через Дербентский проход, т.е. территория Кумыкистана. Военно-политическая активность скифов азиатского региона длилась вплоть до VI в. до н. э. С этих времен на Северном Кавказе и в Дагестане, в Кумыкии наблюдается заметное изменение местной каспийской материальной культуры, основанной на сочетании традиционных археологических форм с элементами степного скифо-сарматского мира.

Проблема происхождения и языковой принадлежности скифов не решена до сих пор. В настоящее время преобладают две основные гипотезы: иранская и тюркская.

По нашему мнению, скифы были конгломератом или союзом различных тюркских племен, который постепенно расширялся за счет включения в него иранских и финно-угорских племен. Так, В. Миллер в своих работах из 425 имен неиранскими считает 256 имен. С.Л. Згуста из 613 скифских имен 327 имен считает неиранскими и т.д.

Важно отметить следующее интересное явление: в различных исторических памятниках зафиксировано несколько десятков скифских слов, сохранивших свое значение. В.И. Абаев и другие сторонники иранской гипотезы этимологизируют в основном собственные имена и топонимы, а эти знаменательные слова обходят молчанием.

А ведь именно эти знаменательные слова, т.е. слова, сохранившие свое первоначальное значение, как раз и могут свидетельствовать о происхождении данного языка. И в этом аспекте приобретает принципиальное значение то обстоятельство, что все документально зафиксированные значимые слова скифского языка имеют в конечном счете тюркское происхождение, причем характер этих слов позволяет нам выдвинуть предположение о булгаро-кыпчакском типе некоторых скифских языков. Так, например, скифское слово тосс "масло" представлено в монг. тос "масло", кум. соз(май) "нутряное сало", тур. чёз "жир, масло" < из праформы *тоз.

Значительный интерес представляет и слово акинак "короткий кинжал", сохранившийся в греческом языке, как заимствованное из скифского. Из археологических изысканий известно, то навершие этого скифского кинжала было лунообразным. Это обстоятельство позволяет раскрыть этимологию этого термина и сопоставить его с современным киргизским эпическим словом ойкъума "род грозного меча". Киргизская основа состоит из компонента ой<ай "луна, лунообразный" и термина къума "кинжал", ср. кирг. лит. вариант къыма "наконечник копья". Более древнее значение этого термина сохраняется в кум. арх. къама "кинжал". Сохраняется в кумыкском языке и первый компонент ай "луна", ср. также айболат/ойболат "меч", буквально: "луна + сталь", ног. айбалта "секира" и т.д. Таким образом, мы видим, что в тюркских названиях холодного оружия наличие компонента ай "луна, лунный" вполне закономерно, что отражает общность элементов материальной культуры скифов и тюрок. С учетом сказанного скифское акинак расчленяется на компоненты а- "луна" - кинак "кинжал" и, видимо, восходит к праформе *айкинак.
 

III. Гунно-хазарский этап

Начиная со II в. н. э. на Северном Кавказе и в Дагестане появились гунно-булгарские племена из Восточной Европы. И первые кумыкские слова, зафиксированные документально относятся именно ко II в., н. э.: Птолемей в своем труде "География" во II в. н. э. отмечает в Албании (Дагестане) гидроним Кэ-сий, соотносимый нами с современным кумыкским названием реки Сулак - Къойсув, буквальное значение которого "овечья река". Эта древняя семантика подтверждается и средневековой арабской калькой с этого "албанского" названия Ганимат-ул-нахри, что также имеет семантику "овечья река". Следовательно, древнеалбанские слова кэ "овца" + сий "вода" вполне сопоставимы с современными кумыкскими къой "овца" и сув "вода" и свидетельствуют о том, что еще во II в. н. э. на территории Албании (Дагестана) говорили на одном из кыпчакских языков, близких к современному кумыкскому языку.

Однако во II в. н. э. на территорию Дагестана вторглись новые гунно-булгарские тюрки, среди которых, несомненно, были и другие кыпчакоязычные племена.

В течение тысячелетия (II-XII вв. н. э.) эти племена и союзы создали здесь различные государства: Савирское царство, Гуннское царство со столицей Варачан (раннесредневековое Урцекское городище), Джидан и т.д. Но самым важным политическим объединением в VI-XII вв. н. э. явился Хазарский каганат, создателем которого были хазары, непосредственные предки современных кумыков.

На каком тюркском языке говорили в VI-XII вв. н. э. древние хазары (протокумыки)? По мнению ведущего тюрколога Н.А. Баскакова, хазарский язык (или хазарские языки) входит в группу булгаро-тюркских языков.

По нашему мнению, сохранившийся хазарский языковый материал однозначно свидетельствует о кыпчакском характере хазарского языка. Такие документально засвидетельствованные слова как къара "черный", сари "желтый", чечек "цветок", хан "правитель", бит "лицо" и т.д. до сих пор употребляются в современном кумыкском языке. Следовательно, можно предположить, что хазары были кыпчакоязычны и хазарский язык является древней основой современных караимского, карачаево-балкарского и кумыкского языков.

Хазары стали известны на Кавказе со II в. н. э. М. Хоренский отмечает хазарских каганов во II,III вв. н.э. Наличие же у хазар каганов предполагает существование и государственного объединения. По всей видимости начальный период хазарского каганата охватывает II-V вв. н. э., так как уже в VI в. политическое объединение хазар становится наиболее значительной силой в Восточном Предкавказье (Н.А. Новосельцов. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990, с. 86). Хазарское государство просуществовало вплоть до 50-60-х годов XI в. (Указ, раб., с. 231).

После падения каганата в XII-XIII вв. возникает Тарковское шамхальство, которое вплоть до падения Золотой Орды и державы Тимура (конец XV в.) не имело политической самостоятельности и лишь в XVI-XVIII вв. становится самостоятельным образованием.

Важно отметить, что в конце XX-го столетия исполняется юбилейная дата - 1.500-летие со дня образования хазаро-древнекумыкского государства - Хазарского каганата, сильнейшего во всей Восточной Европе и имевшего мировое значение.
 

Итак, протокумыки прошли следующие этапы языкового развития:

1. Каспийский (V-I тыс. до н. э.) - протокумыки говорили на каспийско-эламских языках, родственных тюркским;

2. Скифо-сармато-берсильский - (I тыс. до н. э.);

3. Булгаро-хазарский - (II-XI вв. н. э.);

4. Половецко-куманский - ( с XII в. н. э.).
 


Источник: К.С.Кадыраджиев. Проблемы сравнительно-исторического изучения кумыкского и тюркских языков. Махачкала. 1998г. стр.346-352.

Размещено: 03.01.2008 | Просмотров: 5655 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.