Кумыкский мир

Культура, история, современность

Герей-шаухал Музаффар (Победоносец)

Герей (Адиль-Герей, Герейхан) сын Сурхая II вошел в историю под именем-прозвищем Герей-шаухала Музаффара1). Такое почетное мусульманское прозвище было ему дано после одержанной им победы над войсками кн. Андрея Хворостинина под Буйнаками в 1594 году. В том году кн. А. Хворостинин, окрыленный относительно легким захватом Тарков, продвигался со своими "победоносными" стрельцами в южном направлении, имея целью открыть путь к вожделенному Дербенту. Но на равнине, на Манасском взморье, у Буйнаков со своими войсками ему путь преградил Адиль-Герей, сын Шаухала. И русские, и кумыки бились не на жизнь, а насмерть. Много полегло в этой сече мужей с обеих сторон. Кн. А. Хворостинин позорно бежал, оставив на поле боя убитыми и раненными три тысячи своих воинов (см. S. Erel. Dagistan ve Dagistanlilar. Istanbul. 1961. S.99.)

Тем не менее, русским удалось закрепиться острогами в Засулакской Кумыкии. Вот что пишет по этому поводу кумыкский историк и этнограф Д.-М. Шейх-Али, "русские, желая упрочить за собою владычество над сопредельными Тарковскому городу землями, или в виде помощи Грузии, чтоб отвлечь от нее внимание горцев, - объявили в 1590 году Дагестану войну и, завоевав часть владений шавхала" построили ряд крепостей-острогов: при Андрееве (вероятно, на развалинах древнего Кызыл-Яра), Койсинский у устья р. Койсу (здесь, по сведениям А-К. Бакиханова, русские держали 3-х тыс. войско) и Сунженский при впадении р. Сунжи в Терек. "Такое соседство сильного, но для Дагестана совершенно чуждого народа, не нравилось Гирею, - указывает Д.-М. Шейха-Али, - который, по-видимому, не в силах был изгнать их из своих пределов собственными средствами, а искал союза с другими кавказскими племенами".

Вот в такой обстановке, Москва, как и прежде вдохновляемая Грузией и не желавшая упускать сложившейся благоприятной для нее ситуации, поздней осенью 1604 года предприняла еще один решительный поход против Тарков. В этом походе "собралось войск тысяч до 10" (В. Потто). В ней приняли участие и некоторые окоцкие (Ших-Мурза, Ботай) и черкесские (терские) мурзы (Сююнч-Али Черкасский), терские и гребенские казаки (Кушева). Русские летописи свидетельствуют: Бутурлин, "не встречая сопротивления", занял Эндирей и Теплые воды, "заложил крепость на Тузулуке", а шамхал, "старец ветхий" бежал в горы.

Укрепленный каменными стенами Тарки русскими войсками был взят штурмом. "Приступ поведен был с двух сторон: с одной - шел Бутурлин со стрелецкими полками, с другой - Плещеев с боярскими детьми и с Терскими и Гребенскими казаками". Тарковцы оказали упорное сопротивление, но шевкальской начальной город" взят русскими, которые сразу же приступили к строительству укрепления, назвав его Новым городом (см. Карамзин Н.М., т.ХI, кн.3, с. 37). Бутурлин и др. воеводы допускали излишние жестокости, "пленили людей в селениях, забирали хлеб, угоняли табуны и стада" (Карамзин, с. 37). В общем, стали на Кумыцкой земле хозяйничать. И как раз в это время скончался Сурхай-шавхал, "ветхий старик", лишившийся зрения, отказался от власти и передал ее своему сыну", очевидно, Герею. Он и возглавил святое дело освобождения родины от захватчиков. Будучи мудрым и дальновидным политиком и полководцем, Герейхан заручился поддержкой других дагестанских правителей; предприняв дипломатические шаги, привлек себе в союзники крымских турок, татар и горцев (См.: Шихалиев Д.-М. Рассказ кумыка:, с. 29-30).

Герейхану удалось собрать и сколотить огромное войско, состоявшее, по имеющимся сведениям, из собственных сил, сил крым-шаухала, кайтагцев, эндиреевского владетеля, насчитывавшее более 20 тыс. человек. "Неприятельская сила была чрезмерно велика" - сообщает об этом русская летопись. Этими силами он и заблокировал царские войска в Тарках. На помощь Герею подоспело из Шемахи и турецкое войско - "паша и с ним турские люди и еныченя".

Существенную услугу своему брату оказал "предприимчивый и честолюбивый Султан-Мут. Он привел из Кабарды 13 тыс. черкесов, которые, как указывает А.-К. Бакиханов, "были подкреплены крымскими татарами и Гирей-хан Шамхалом", изгнал русских из крепости при Эндирее (Кызыл-яр) и Койсу отряд князя Долгорукого (гарнизон крепости на Койсу в 1604 г. насчитывал 1 тыс. стрельцов - см.: Какаш и Тектандер. Указ. соч.40). Убедившись в безнадежности сопротивления, князь Долгорукий сжег крепость и отступил на кораблях в Терский город (см.: Карамзин. Указ. соч., т.11, с. 43). В награду за это впоследствии Герей, как указывает Д.-М. Шейх-Али, уступил ему всю Засулакскую Кумыкию "как край уже им у неприятеля отвоеванный".

Обезопасив себя, таким образом, с севера, кумыки сосредоточили все силы у Тарков, где отряды Бутурлина продолжали оказывать упорное сопротивление осаждавшим их войскам шаухальской коалиции. Положение их здесь становилось день ото дня хуже. В условиях начавшейся зимы, из-за отсутствия фуража и продовольствия, войска Бутурлина теряли боеспособность, не могли пополнить свои запасы. Кроме того, болезни, постоянные нападения наносили им значительный урон. Войскам Бутурлина пришлось выдержать тяжелую зимовку - в блокадных условиях, без какой-либо поддержки извне. Покинутый Московским правительством на произвол судьбы, Бутурлин вынужден был вступить в переговоры с Герейханом и согласиться с его предложением о немедленном освобождении Тарков и уходе царских войск из пределов "Кумыцкой земли".

И вот как рассказывают сами русские источники о событии, воспоследовавшем после:

"Едва только россияне вышли из крепостей, то они увидели себя окруженных со всех сторон неприятелями, кои нарушив присягу (русские приписывают это поражение коварству кумыков - К.А.) учинили на них нападение. Вышеупомянутой воевода Бутурлин и кн. Володимер Иванович Бахтеяров-Ростовской, которой был вторым начальником, уговорились между собою, обороняться до последней капли крови, и хотели лучше сами погибнуть, нежели сдаться в плен неприятелю. Прочие воеводы и весь народ приняли то же намерение; ибо здесь не было другой дороги. Федор Иванович Бутурлин, сын первого полководца, которой особливо прославился храбрости своею, убит в сражении во-первых. Чрез то отец его еще больше разгорелся, но и он равную изведал судьбину. Второй его сын Петр, ослабев от многих ран, попал живой неприятелю в руки.

Тоже случилось и князю Володимеру Бахтеярову и двум полковникам Афанасию Благому и Смирному Маматову, из коих о последнем после слышали, что он, будучи у турков, принял магометанский закон: Напротив того кн. Володимер Бахтеяров, сидев несколько времени в полону в Кафе, паки освобожден, и послан в Терки.

Россиян было более 7000 человек, не считая господских служителей, на сем сражении убитых. В том же числе находился Осип Плещеев с двумя сыновьями Богданом и Львом, воевода Иван Осипов сын Полев, и письменные головы Калина Сузин, Демид Черемисинов, Иван Исупов и проч. Кн. Володимер Мосальской утекши с малым числом людей, принес толь великой страх в Койсу, что кн. Вл. Долгорукой, будучи там воеводою, и Петр Головин, который заготовлял провиант, зажгли город, и с имеющимся при них народом возвратились в Терки".

(См.: О походе русских войск около 1604 г. на черкесов и на Дагестан. (Выписка из работы: Опыт новейшия истории о России) - В кн.: Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие. СПб., Имп. Акад. Наук, 1761, март, с. 242-243).

К сказанному следует добавить, что само это историческое сражение, как подтверждают архивные материалы, состоялось в Кумыкской степи на Караманском поле, что близь устьев реки (Торкали или Шура) Озень (См.: ЦГА РД. Ф. 105, оп.1, д.2, л. 27). В этом сражении много полегло и со стороны кумыков. Некоторые источники приводят цифру - три тысячи. В этой битве ярко проявились мужество, героизм и полководческий талант шаухала Герея Тарковского и Султан-Мута Эндиреевского. На заслуги обоих указывает А.-К. Бакиханов.

Такого поражения русские войска не знали со времен взятия Астрахани. Мусульманские хронисты отмечают: не будь этого поражения, нанесенного кумыками, Россия на целых 100 лет раньше вышла бы к берегам Арака и Куры. Победа эта высоко подняла статус и славу кумыкских шаухалов и подвластного им народа в мусульманском мире. Адам Олеарий, побывавший в Кумыкии через тридцать с лишним лет после этой победы, свидетельствует: "Они заявляют, что неподвластны ни иранскому шаху, ни великому князю Московскому, что они дагестанцы и не состоят в подданстве ни у кого, кроме Бога".

Великое значение этой победы, одержанной под руководством Герей-шаухала Тарковского и Султан-Мута Эндиреевского не скрывали и сами русские историки и были на редкость единодушны. Н. М. Карамзин, например, указывал: "Сия битва несчастная, хотя и славная для побежденных, стоила нам от 6 до 7 тыс. воинов, и на 118 лет изгладила следы Российского влияния в Дагестане". (Карамзин. История государства Российского М. 1988. кн. 111.Т.11 с. 43.). С ним был согласен и историк А. А. Соловьев: "Семь тыс. русских пало вместе с воеводами, и владычество Москвы исчезло в этой стране" (Соловьев А.А. Соч. Кн.4. с.303.).

Однако Герею, надолго освободившему Дагестан от русской угрозы с севера, вскоре пришлось лицом к лицу столкнуться с иранской угрозой с юга. Шах Аббас I (1587-1629), пришедший к власти в Иране на рубеже XVI-XVIII вв. вынашивал не менее агрессивные планы в отношении Дагестана и всего Северного Кавказа. Говоря словами архивных источников, Шах Аббас хотел "Кумыцкую землю соединачить с Шамахою и з Дербенью вместе", т.е. присоединить ее к своим владениям и установить над нею свое господство (ЦГАДА. Ф. 77.Сношения России с Персией 1614 н. Д. 2. Л.5-7.).

Для этих целей, в частности, он планировал построить крепости в Кумыкии для своих войск, хотел поставить их под контроль. В перспективе же шах Аббас I планировал не только покорить "Кумыцкую землю" и Северный Кавказ "до Крыму" (Памятники дипломатических и торговых отношений Московской Руси с Персией / Сост. Н.И. Веселовский. В з т. СПб., Т. 2, с.381), но и, воспользовавшись занятостью России борьбой с иностранной интервенцией, "царством Астраханским завладети" (Там же. С. 351-352).

В такой ситуации Герей-шаухал Музаффар, с одной стороны, старался заиметь себе союзника в лице России и привести к присяге на верность Москве владетелей шаухальских уделов, чем добился от терского воеводы серебряного перстня с печатью, на которой был вырезан лев (Белокуров С.А. Указ. соч.,, с.353). С другой стороны, опасаясь шаха Аббаса I, он поехал к нему в Иран под предлогом желания навестить сестру, бывшую замужем за шахом (Там же, л.543). Шах Аббас I, со своей стороны, также хотел видеть в лице Герея своего союзника и чтобы привлечь его на свою сторону, не жалел денежных вознаграждений, подарков, лести, грамот; называл его ханом, надел на него чалму (Там же, С. 344), при торжественных случаях и приемах послов отводил ему одно из четырех почетных мест у престола, сажал его очень близко к себе, требовал от горских владетелей послушания Герею (Там же. С. 345).

Герей-шаухал, конечно же, преследуя собственные владельческие интересы и интересы своего народа, удачно играл на противоречиях, присущих отношениям между великими державами его времени Россией, Ираном и Турцией. Столкнувшись с шахской экспансией в 1610-12 гг., шаухал пошел на союз с Россией. Он почти одновременно принял и российское и шахское подданство. В 1610 г. Герейхан при посредничестве кабардинского князя Хорошая присягал русскому царю. Вместе с ним присягали его брат Эльдар Тарковский, Али бек Кази-Кумыцкий, "уварской князь Махтей", Сурхай Кара-Будацкий с обязательством "быть всем в одиначестве, под царскою рукою в холопстве (подданстве - К.А.) неотступным навеки". В 1614 г. шерт была повторена, и тогда же от Герея с грамотой к царю был отправлен первый посол Томулдук, вернувшийся с ответной царской грамотой и подарками. Посольством устанавливалась вассальная зависимость от России, тарковских владельцев уже признавших себя ранее подданными шаха. В том же 1614 г. Герейхан, выполняя свои союзнические обязательства перед Москвой, оказывает содействие новому русскому правительству в его борьбе с захватившим Астрахань самозванцем И. Заруцким.

Русское правительство в ответ брало на себя обязательство "со всею Кумыцкою землею держать в : царском милостивом жалованье и в призренье и ото всех : недругов в обороне". Оно же поддерживало Герея в борьбе против его соперников. По просьбе Герея, переданной через его посла Магомед-хана Торкалинского терскому воеводе П. Головину не ранее 5 февраля 1615 г., терскими казаками и стрельцами общим числом в 400 чел. и отрядами сторонников Герея были разгромлены отряды Султан-Мута, "Турлова-князя и мичкизских людей", Алибека Кази-Кумыцкого.

Герей-шаухал стремился и к распространению своего влияния и власти среди горских обществ и расширению границ своего владения за счет приобретения новых земель в Нагорном Дагестане. Так, в 1611-1612 г. Герей предпринял со своей дружиной при поддержке сефевидов поход против акушинцев. В сел. Усиша сохранился надгробный памятник с надписью: "Пришли войска кизылбашей с Гереем и убили кизылбаши 4400 человек в один день" (Магомедов Р.М., Магомедов А.Р. История Дагестана. Махачкала, 1994, с.179).

Герей предпринимал меры для международного признания шаухальского кумыкского государства, искал себе союзника не только в лице России, Ирана, но и лице Османской Турции. И усилия его на внешнеполитическом поприще были небезуспешными. Так, 20 ноября 1612 г. в Стамбуле был подписан мирный договор между воющими сторонами - Ираном и Турцией, восстанавливавший линию раздела 1555 г., фактически же по принципу владения территориями к моменту заключения мира. Видимо, благодаря его усилиям в этом договоре впервые был зафиксирован "кумыкский вопрос". Согласно условиям договора "шаухал-хан и другие правители Дагестана объявлялись верными слугами султана", т.е. подданными. Был также пункт, в котором оговаривалось, что по условиям договора должна была быть снесена русская крепость на Тереке.

Однако в период правления Герей-шаухала и в условиях эскалации геополитического соперничества великих держав на Кавказе, как впрочем, и после, наряду с центростремительными силами, цементировавшими Тарковское кумыкское государство и в целом Дагестан, действовали центробежные силы, раздиравшие его единство. Целостность и стабильность Кумыкии подтачивалась изнутри, непрекращающейся междоусобицей. Сожаления достойно то, что кумыкские князья в эту эпоху, как правильно указывал турецкий историк М. Курат, более воевали и менее меж собой дружили, все чаще становясь разменной монетой в руках своих недругов. И с этим Герей-шаухал Музаффар (Победоносец) не смог справиться. Легче, оказалось, победить врагов внешних, чем внутренних.

Герей, действительно, был "приносящим победу" талантливым полководцем - "Музаффаром". Таким он и остался в скрижалях истории и этнической памяти своего народа. Он умер в 1615 году. Причины смерти не известны.

Герей имел сыновей: Чопана, Магомед-хана (с.Торкали), Султан-Махмуда (с. Торкали), Сурхая и дочь, которая была замужем за сыном Али-бека Казикумыцкого - Чопалавом.

Примечания:

1) Музаффар - с арабского "приносящий победу" (рус. - победоносец)

Размещено: 02.01.2008 | Просмотров: 5688 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.