Кумыкский мир

Культура, история, современность

Философия: прошлое, настоящее, будущее

интервью с М.И. Билаловым

Ильясов: Мустафа Исаевич, вас знают в Дагестане как известного философа. Поскольку философия - особая наука, интересно знать, как Вы пришли к философии.

Билалов: Я с детства, как и многие другие, был устремлен к справедливости. Но юношеские мечты по мере получения образования, уже в университете, естественно, переплелись с поиском истины по многим жизненным вопросам. И сегодня мои теоретические изыскания ученого связаны с проблемой истины - важнейшей классической проблемой философии. Для меня истина - мой философский камень, мой способ осмысления действительности, способ бытия в ней. Ею занимались многие философы, некоторые стали знамениты своими толкованиями истины. Ибн Рушд создавал теорию двойственной истины. Кант, Гегель, Хайдеггер занимались проблемой истины, которая подчас скрыта в тех самых символиках (каббалистическая, эзотерическая символика), которые, насколько я знаю, волнуют и Вас, составляют в какой то мере тему Вашей докторской диссертации.

Илясов: Иногда приходится слышать чуть ли не о крахе философии...

Билалов: "Философия стала беспредметной", "потерпела крах" - такие суждения сопровождают философию всю ее долгую историю. Когда Сократ повернул философию в новое русло, его обвинили в том, что он проповедует неприемлемое, чуждое, подрывает уважение к прежним богам и тем самым развращает молодежь. Считалось, что вместе с Сократом философия потерпела крах. Но это был поворот к новой философии.

В XIX в. сделали позитивистский вывод, что физика сама себе философия, что философия - Король Лир, раздавший богатства дочерям и оставшийся нищим. Настолько были эффективны естествознание, физика, биология и т.д. в жизни общества. Или вот сегодня говорят о постмодернистской философии. Считают, что она окончательно размывает остатки классической философии, что ничего от Канта, Гегеля, Маркса не осталось. И действительно, перемены разительные. Ядром философии, как известно, являются онтология (учение о бытии) и гносеология (учение о познании). И то, и другое постмодернистская философия коренным образом пересмотрела.

В XX в. Мартин Хайдеггер, Зигмунд Фрейд, Мишель Фуко, Деррида, Делез, Гваттари и др. философы привели к совершенному изменению духа классической философии. Если онтология изучала отношение сознания или духа к материальному бытию, а гносеология занималась истиной, то постмодернизм поменял эти представления. Постмодернизм говорит об иллюзорности, переменчивости бытия, рассматривая, главным образом, бытие человека, и поэтому само бытие не мыслится без виртуальной реальности, которая важна для духовной жизни сегодняшнего человека. Причем, виртуальная реальность - не просто вымышленная, бытие наше виртуализируется благодаря компьютеру, новым технологиям.

Таким образом, эти философские проблемы и перемены параллельны качественным новациям самой действительности. Скажем, сегодня нормой стала манипуляция общественным мнением, например, во время выборов. Реально в сознании большинства людей господствует иллюзорное представление о нашей политике, жизни - нередко, зная, что кандидат недостойный, мы за него голосуем. Компьютерные технологии навязывают такие миры, образы, которые заполняют наше духовное бытие. Вопрос в том, как найти истину и в чем она подменяется вопросом: к какому навязываемому мнению примкнуть. Политиков волнует не истинность мнения, а его выгодность в своих корыстных целях - за определенными мнениями стоят интересы финансовые, земельные, национальные, клановые, мафиозные. Поэтому большинству остается выбирать между мнениями. И эти состояния манипулируемого общественного духа становятся значимой проблемой философской науки.

Илясов: Постмодернизм - это современное течение философии?

Билалов: Это не течение, а современный этап развития философии. Можно условно разделить философию на классическую (от Платона до Гегеля, Маркса), неклассическую (позитивизм, экзистенциализм, фрейдизм и т.п.) и постнеклассическую, сегодняшнюю, с 70-х годов XX века, с преобладающей методологией постмодернизма и в качестве важнейших объектов - виртуальной реальностью, Интернет-культурой...

Илясов: Можно ли назвать постмодернистскую философию прогрессивной?

Билалов: Конечно. И не только потому, что она объясняет происходящее, вписывает в русло человеческого существования. Но прогрессивность, главным образом, заключается в том, чтобы предвидеть, прогнозировать, опережать реальную жизнь и показывать пути ее развития, перспективы цивилизационных векторов. Вот мы сегодня ужасаемся падением нравов, отступлением от разума, падением престижа образования, и все это действительно тревожно. Но философы к проблеме подходят концептуально и объясняют это возрастанием объема человеческого духа и неизбежной в таком случае его иррационализацией. Эйфория от привычных побед разума сменяется необходимостью принять и признать полноту человеческого духа, в котором смыслу человеческого существования отводится место не только в науке, но и религии, и даже иллюзорному, мистическому, инстинктивному и т.п.

Илясов: Сегодня модно говорить о синергетике...

Билалов: Философия всегда дает всеобщие методы рассуждения, познания. В истории философии были софистические, рационалистические, детерминистические, вероятностные, кибернетические и др. методы познания. Сегодня все большую популярность приобретает синергетический метод. Этот метод рассматривает процессы как самоорганизующиеся, зависящие от энтропии. Изменения в системе, по синергетике, происходят нелинейно, вероятностно, стохастично, переходом из хаотического состояния в упорядоченное и наоборот. В этом переходе важны флуктуации, мельчайшие накопления изменений, которые путем бифуркаций, взрывов могут коренным образом изменить состояние вещи. В чем-то синергетические подходы похожи на диалектические рассуждения, ну, например, в том, что количественные накопления переходят в качественные, система источник своего развития имеет внутри себя. Но диалектика в мире усматривала господство развития и представляла мир как упорядочивающийся и в виде исключения допускала катастрофы и т.д. А для синергетики такое - нормальное условие, обязательное для развития.

Автор этой концепции бельгийский ученый русского происхождения, Нобелевский лауреат Илья Пригожий. Он изучал плазменные химические процессы, но сопоставил с теми процессами, что происходят в биологии, социуме. Оказалось, состояния хаоса, флуктуации, бифуркации свойственны и общественным явлениям. Мы строили социализм и коммунизм, были уверены в своем поступательном развитии и вдруг события 90-х годов ввергли нашу страну в хаотическое состояние. До сих пор мы не избавлены от абсурдной политики и практики. Синергетическое осмысление жизни точнее и полнее отражает и прогнозирует ее.

Илясов: Что Вы скажете о дагестанской философии?

Билалов: Если есть народы исторические и не исторические, цивилизационные и не цивилизационные, философские и не философские, научные и не научные, то дагестанцев мы не сможем к ним отнести. В мире тысячи народов и только десятки могут быть вышеназванными. Дагестан в обозримом прошлом был состыкован с мусульманским миром. Но исламская философия развивалась преимущественно у тех народов, для которых арабский язык стал языком культуры и не столько у коренных арабов - Саудовской Аравии, Египте, Марокко и т.д. (здесь их, кстати, и не очень много, выделяется, едва ли не в одиночестве, философ XIV века тунисец Ибн-Хальдун). Более известны те, которые родились в регионах древнейших цивилизаций и более высокой культурой - Ираке, Сирии, Испании, положивших арабский язык в основу науки. У них и были более благоприятные условия для развития исламской философии (Ал-Кинди (Куфа), Ибн-Баджжа (Сарагоса), Ибн-Ту-файл (Кадикс), Ибн-Рушд (Кордова), Ибн-Араби (Мурсия) и др. Когда Иран принял ислам, для развития его идей у него была мыслительная база и научный язык - фарси и эта страна дала миру видных философов - Ал-Газали и Ас-Сухраварди. Хотя Средняя Азия была также далека от признанных центров арабской культуры (Дамаск, Толедо), но и она дала миру таких величин, как Ал-Фараби, которого прозвали "вторым учителем" (после Аристотеля), знаменитого Ибн-Сина. В Дагестане, который, все же, на периферии арабской культуры, были философы, которые могли толковать и комментировать перечисленных классиков исламской философии. Но, к сожалению, какой-либо значительной философской традиции и культуры в регионе не сложилось, разве что адаптированные к менталитету наших этносов учения отдельных суфийских орденов.

Илясов: Тем не менее, наше философское прошлое и будущее связано с восточной философией. В чем отличие восточной философии от западной?

Билалов: Восточная философия традиционно была антропоцентрична. Проблемы ее носили этический характер, призывали к гармонии человека с природой. Эта философия была иррационалистической, мистической. Проповедовала идеалы коллективизма, духовность, пассивность. Западная философия во многом противоположна, она космоцентрична, ее проблемы Изначально связаны с космосом, мирозданием - как устроен мир, как его познать и перестроить. Она тесно связана с наукой, естествознанием, рационалистична. Эта философия имеет идеалом материальные ценности, во многом индивидуалистична. Выпячивает на первый план интересы и потребности человека. Она деятельна и во многом агрессивна к природе.

Илясов: У верующих людей может быть философское мировоззрение?

Билалов: Да, конечно. Но чаще всего у подавляющего большинства людей, в том числе и у верующих - смешанное мировоззрение. Смесь научных, обыденных, религиозных, мифологических представлений. Когда человек начинает оперировать всеобщими понятиями: материя, сознание, дух, культура, социум, класс, этнос и т.п., в его сознании преобладает категориальное мышление - философское мировоззрение, но ни один ученый и философ не свободен от мифов, от обыденных или религиозных представлений.

Илясов: Как отличить мировоззрение, религию и философию друг от друга?

Человек в своем разумном бытии насчитывает 50-60 тысяч лет, и все это время имел целостную систему всевозможных взглядов - мировоззрение. 40-50 тыс. лет он имел мифологическое мировоззрение. Граница между мифологическим и религиозным нечеткая, зыбкая. Если иметь в виду мировые религии, то буддизм появился где-то 2,5 тыс. назад, 2 тыс. лет назад появилось христианство и 1,5 тыс. лет назад - ислам. До этого были национальные религии, древнейший из них - иудаизм 3-4 тыс. лет насчитывает. Религиозное сознание, религия и вера древнее философского знания. Хотя появление философии и мировых монотеистических религий почти совпадают во времени. Философия цементирует, усиливает религии идейно-теоретически, превращая их в наднациональные массовые религии.

С этого времени в общественном мировоззрении философия и религия переплетаются, категории первой - бытие, материя, дух, движение... сопоставляются с религиозными понятиями бога, творения, откровения... Был период, когда почти вся философия была религиозной - Средние века в Европе, в Италии, Испании, Англии, Франции, Германии прошли под знаком богословия, теологии. И все философы были священнослужителями. Например, Фома Аквинский, Августин Блаженный были одновременно и философами, и церковь причислила их к лику святых Русская философия была более религиозной, чем материалистической Арабская философия была исламской, религиозной. С эпохи Просвещения в мировой философии преобладает атеизм.

Илясов: Что Вы можете сказать о священных Писаниях и о Коране?

Коран - великая книга. Когда Коран говорит о 99 ликах Аллаха, он призывает к Красоте, Гармонии, Истине, Добру и многим другим идеалам и нормам человеческой жизни. Следуя им, люди могут стать благородными и сильными. В этом мощь Корана, он является своеобразной недосягаемой и заветной вершиной, стремясь к которой человек может регулировать и регламентировать многие этические, эстетические, экологические и т.п. отношения. Коран является важным этапом духовного роста и развития человечества, на котором во многом базируется его философский уровень.

Илясов: Когда можно считать, что человек освоил культуру философствования?

Билалов: Ну, это не одномоментный акт, если не было природного дарования, то, пожалуй, это результат длительного и основательного образования, и не только философского. Скажем, человек должен быть способен видеть за конкретными единичными событиями, конкретными ситуациями общие аспекты. Хотя единичные события для него еще не основание для общих выводов. Обычный человек делает однозначный вывод, а философ разносторонний, он не категоричен, его мышление гибко. Философ тяготеет к вечному, бесконечному, универсальному, всеобщему... то есть, они всегда присутствуют в его мыслительных операциях с временным, конечным, конкретным, единичным.

Илясов: Так ли важна философия для человека и каково место философии в современном мире?

Билалов: Жизнь многоступенчата, поэтому говорить, что философия участвует в жизни человека в любой период жизни, было бы преувеличением. Философия влияет на решающие, ключевые, поворотные, определяющие моменты как в жизни отдельного человека, так и в жизни общества. Чем значимее жизненные события, тем заметнее философия влияет на них. В спокойном течении жизни философии не видно, но когда обществу или отдельному человеку становится тяжко, когда никакие средства не помогают, тогда взоры обращаются к философии. Когда плохо, тупиково, человек идет к мудрецу, к психологу, обращается к религии за успокоением, стабилизацией. Если же не может докопаться до истины, обращается к философии. Но не все и не везде. В России, в Дагестане, как и во всем мире, философская культура невысока, но у так называемых философских народов - у индийцев, греков, французов и т.п. - их, пожалуй, в мире 3-4 десятка наберется, философ востребован значительно чаще.

Илясов: Быть или не быть? Что за вопрос? Как на него ответить?

Билалов: Если речь идет о шекспировском вопросе, то он не связан с извечной философской проблемой бытия или небытия. При всей масштабности творчества великого англичанина, в его "Гамлете" скорее подняты вопросы социальных и личностных противоречий и конфликтов... Если быть - то быть честным, нравственным, любимым, любящим, не быть - каким попало. Но и эти вопросы выводят нас на философию - зачем человек родился, зачем существует? Умные вопросы и ответы всегда приводят к философии, за истинами рано или поздно можно увидеть свет маячащей философской истины...

Илясов: И последнее, что Вы пожелаете нашим читателям в Новом году?

Билалов: Философского отношения к жизни и мудрости.


Опубликовано:
газета "Дагестанская жизнь", 20.12.2007

Размещено: 23.12.2007 | Просмотров: 4568 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.