Кумыкский мир

Культура, история, современность

К истории кумыкского этноса в советский период

В 1917 г. кумыки приняли живейшее участие в формировании новых органов власти, политический партий и организаций в Дагестане и на всем Северном Кавказе.

Председателем первого Дагестанского областного исполнительного комитета был избран инженер либерал Зубаир Темирханов (уроженец сел. Нижнее Казанище). В этой должности его затем сменил анархист Джелал Коркмасов (из Кумторкалы), а затем Темир-Болат Бамматов (из Кафыр-Кумука). В политической жизни Дагестана шла борьба между Социалистической группой (председатель Джелал Коркмасов) и Мусульманским национальным комитетом (Милли-Комитетом) во главе с Даниялом Апашевым.

После Октябрьской революции события развивались стремительно. В Дагестане образовался Революционный комитет, во главе которого встали Джелал Коркмасов и дворяне из кумыков, перешедшие на сторону большевиков Уллубий Буйнакский (потомок знаменитого Амалат-Бека) и Солтан-Саид Казбеков. Роль кумыков в большевистском движении была настолько велика, что в документах деникинских чиновников оно фигурировало, как Кумыкское правительство. Немало представителей кумыков было и среди контрреволюционеров. Среди них можно особо отметить полковников Джелала Мусалаева, Нухбека Тарковского и Расула Каитбекова. Кумыкский язык был признан государственным языком Северо-Кавказской демократической республики (октябрь 1918 - май 1919 г.). Председателем парламента этой республики являлся Зубаир Темирханов. В правительство республики вошли кумыки: министр иностранных дел Гайдар Бамматов, министр внутренних дел Рашидхан Капланов, министр юстиции Тажутдин Пензуллаев.

Крестьянская масса возлагала большие надежды на Советскую власть обещавшую права частной собственности на землю ("Земля крестьянам!" - едва ли не самый знаменитый лозунг большевиков). Население равнины наравне с жителями Даргинского округа стало оплотом советской власти в Дагестане. В ходе Гражданской войны кумыкский народ понёс колоссальные людские потери (для сравнения его численность в 1890 г. оставлявшая 110 тысяч человек к 1926 г. сократилась до 86 тысяч человек). Большевики обманули народные чаянья. Крестьянство не только не получило обещанных ему княжеских и казённых земель, но само было вынуждено безвозмездно отдать государству общинные и личные угодья.

В ходе политики раскулачивания и репрессий 1928-1937 г. были уничтожены представители экономической, управленческой и интеллектуальной элиты.

Были расстреляны Джелал Коркмасов, Рашитхан Капланов (являлся помимо прочего ученым востоковедом) глава Бабаюртовского райкома Шихмурза Доветов (в 1920 г. председатель Совета Обороны Северного Кавказа), директор Дагестанского государственного музея Джамал Атаев (в прошлом Нарком внутренних дел), директор колхоза им. Сталина известный революционер Джамалутдин Даибов.

Погибли в лагерях писатели Абу-Суфиян Акаев и Темир-Болат Бийболатов, председатель Дагглавсуда известный революционер Ибрагим Махмудов. Покончил с собой классик сатирической прозы Юсуп Гереев. На десятилетия от творческой деятельности были оторваны поэт Багутдин Астемиров и драматург Амир Курбанов.

Активное участи кумыки принимали в Великой Отечественной Войне. Из их рядов вышло 5 Героев Советского Союза и два полных Кавалера Ордена Славы. Еще примерно 10 человек было выдвинуто на звание Героя, но под различными предлогами орденов не получило. Однако никакие решение армейских политотделов не смогли лишить заслуженной славы Абдулхакима Исмаилова, поднявшего знамя победы над германским рейхстагом. В 1995 г. его подвиг, замалчиваемый советской идеологической машиной на протяжении 50 лет, был общепризнан и он получил орден Героя Российской Федерации.

Война отняла у народа многих славных его сыновей. В одном только кумыкском селении Кизляр (Гючюк-Юрт), административно входящем в состав Северной Осетии, с фронта вернулось только 115 человек, что составляло только 10 процентов от общего числа всех призванных в армию. Огромные потери понесли и другие селения.

Однако ни только война таила в себе угрозы для кумыков. В голодном военном 1944 г. тысячи кумыков - жителей сёл Тарки, Кяхулай и Альбурикент, Карасув-Отар, а также десятки семей из многих других кумыкских сёл подверглись депортации в села выселенных Сталиным в Среднюю Азию чеченцев.

Земли депортированных были переданы в пользу родственников и земляков первого секретаря Дагестанского обкома аварца А.Д. Даниялова. В сознании широких народных масс именно с этой одиозной личностью из когорты "сталинских соколов" связывается дискриминационная политика коммунистического руководства Дагестана к кумыкскому населению и по сей день остающаяся доминантой национальной политики в республике. Неслучайно, что депортировались сёла составлявшие историческое ядро кумыкской этнотерритории, неизменно напоминающие кумыкам об их славном и древнем прошлом. Тарки - это столица независимого Тарковского шаухальства, как птица Феникс возродившаяся под новым названием разрушенная в 965 г. армией русского князя Святослава столица Хазарии город Семендер. Это был решительный шаг в деле манкуртизации народа.

Возвратившись, после реабилитации в 1957 г. чеченского народа, на свои земли кумыки обнаружили разрушенные дома и разобранные на стройматериал кладбища. Такие кумыкские села как Карасув-Отар Хасавюртовского района, Мутай-кутан, Оттирменаул, Караман так и не было восстановлены.

Все эти мероприятия легко объяснимы в контексте проводимой советским режимом на протяжении всего его существования целенаправленного ущемления тюркских меньшинств в РСФСР.

В 1956-1975 гг. примерно половина кумыкских селений была искусственно ликвидирована, а их население в добровольно-принудительном порядке было снова депортировано в более крупные кумыкские селения. В их прежние "не рентабельные" поселения в спешном порядке переселяли аварцев. Таким образом были полностью декумыкизированы старинные кумыкские сёла Кази-Юрт, Карасув-Отар (переменован), Качалай-кутан, Туршунай, Уцми-Юрт, Хамза-Юрт и десятки других сёл. Кумыки стали меньшинством в "интернационализированных" за годы советской власти сел. Солтан-Янги-Юрт, Муцалаул, Чонтаул, Ленингент (Атлыбоюн), Кяхулай, Шамхал (Герменчик), Стальское (Гоктюбе) и некоторых других. Оставшиеся сёла были искусственно превращенные в безземельные "гетто-анклавы".

В результате образовавшейся искусственной чересполосицы были отторгнуты около 50% прежней территории проживания кумыков, затруднено общение между сёлами, резко снизился уровень жизни сельского населения, как итог начался отток населения в города (в том числе и за пределы республики) в поисках работы, где интенсивно протекал процесс утраты кумыками родного языка.

В эти суровые для общественной мысли застойные годы появились состоявшее в основном из кумыков религиозное суфийское братство "Амая", отличавшееся строгостью своих обрядов и не признававшее право советского режима на существование. Члены (мюриды) этого братства подвергались суровым репрессиям, особенно усилившимся после спровоцированной госорганами попытки штурма мюридами здания Верховного Совета ДАССР.

В 1970-е гг. непродолжительное время существовала подпольная студенческая диссидентская группа "Братство кумыков". Известно, что члены группы на своих собраниях негативно отзывались о национальной политике руководства ДАССР по отношению к кумыкам, осуждали отъём у них их земель и последующую их безвозмездную передачу переселенцам с гор. Организация был разгромлена сотрудниками КГБ.

Благодаря необдуманной и совершенно не оправданной экономически переселенческой политике ко второй половине 1980-х гг. кумыки превратились в меньшинство на собственной этнической территории, что явилось причиной возникновения в 1988-1992 гг. ряда кумыкских политических организаций "Насип" (1988 г.), "Тенглик" (существует с 1989 г.), "Ватан", "Кумыкский Национальный Совет", "Тюзлюк", "Танг Чолпан", организовавших решительный протест народных масс против дискриминационной политики тоталитарного коммунистического режима. Однако, политическая активизация кумыкского народа, вылившаяся в массовые пикеты, митинги, голодовки и референдум о восстановлении кумыкской государственности (1992 г.), вызвали ответное ужесточение репрессий. Продолжая волюнтаристскую этноцентрическую политику руководство Дагестана ответило на протест кумыков решением о создании на территории к северу от административной столицы РД Махачкалы мононационального Новолакского района. Территорию для нового района (8 тысяч га) частично изымалась у кумыкских сёл Кумторкалинского и Бабаюртовского района, но в наибольшей степени её составили "горские кутаны", организованные на территории, отнятой у депортированных кумыкских сёл Тарки, Кяхулай и Альбурикент, Шаухал-Герменчик (ныне интернациональный посёлок Шамхал).

Одним из аргументов в пользу изъятия земель явился издевательский тезис о том, что здесь "кумыки никогда не жили", при этом замалчивается существование в данной зоне кумыкских кутанов (поселений на отгонных пастбищах). Данное решение по сей день является одним из камней преткновения на пути территориальной реабилитации кумыкского народа, пострадавшего от политических экспериментов тоталитарного строя.

Тоталитарные эксперименты не ограничивались только сферой сельского хозяйства.

В советскую эпоху почти под полным запретом находились имена и творчество кумыкских поэтов-суфиев: Умму Камала (XV в.), Багдада-Али Тарковского (XVII в.), Валиуллы Дагестани-Тарковского, Абу-Кадыр-Мурзы Амирхангентли, Битева Какашуринского (все трое XVIII в.), Абдурахмана Какашуринского-Атлыбоюнского, Юсуфа Клычева, Магомед-Апенди Османова; научное наследие кумыкских джадидов: Абу-Суфияна Акаева, Шихаммата Эрпелинского (XIX в.), Адиль-Герея Исмаилова, Магомеда Казанбиева, Нухая Батырмурзаева, просветителей прошедших русскую школу: Девлет-Мирзы Шейх-Али и Темир-Болата Бийболатова. На них самих навешивались ярлыки певцов феодального строя, буржуазных националистов и клерикалов-пантюркистов, что было обычной судьбой всей дореволюционной тюркской интеллигенции в советской историографии.

Перечень различных форм и методов ущемления кумыков был бы не полон без упоминания о переводе кумыкского алфавита в 1928 г. с арабской графики (аджама) на латиницу, а потом в 1938 на кириллицу в результате чего несколько поколений кумыков оказались отсеченными от своей 600-летней активной письменной традиции.

Основополагающим принципом национальной политики дагестанского руководства, начиная с 1932 г. и по сегодняшний день является идея слияния народов республики в единый сплав, объединенный русским языком и дагестанским территориальным самосознанием (политика "дагестанизации"). Колоссальный урон понесла и самобытная кумыкская культура, которую старались всячески детюркизировать, приблизить к пресловутому "общедагестанскому" стандарту, что неизбежно приводило к большим потерям этническом наследии.

Размещено: 20.07.2007 | Просмотров: 4850 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.