Кумыкский мир

Культура, история, современность

Ничего святого? - 2

О конфликте в Ленинкенте

(фото автора)


Было ясно, что массовое побоище в Ленинкенте, о котором мы писали в одном из прошлых номеров (см. Ничего святого?), не останется без последствий. И они не заставили себя ждать: мелкие круги, расходившиеся после этого события по поверхности общественной жизни поселка, в прошлую пятницу переросли в массовый митинг, который в свою очередь чуть было не перерос в новую массовую потасовку. По порядку - все было так.

Сообщение о том, что в пятницу в Ленинкенте состоится митинг, мне передали буквально накануне активисты общественности поселка. Как я понял, они крепко взялись за свою администрацию и добиваются проведения настоящего расследования по фактам незаконных распределений земельных участков. Впрочем, пока твердых доказательств этих фактов нет, но, как говорят активисты, они уже стоят на пороге сенсационных открытий и разоблачений...


Актив демонстрирует самодельную карту с обозначением незаконно выданных участков

Рад за них, хотя несколько дней до того они были в редакции "ДЖ" и мне пришлось терпеливо разъяснять им некоторые вопросы, возникшие у них в связи с моей предыдущей статьей. Дело в том, что они восприняли ее как направленную против кумыкской части поселка, мол, мы изображены в ней не в лучшем виде, как сторона потерпевшая, проигравшая, униженная и оскорбленная. Причем, будто бы, такое направление ей я придал вполне умышленно. Я отвечал, что если так оно все и выглядит, то без всякого злого умысла с моей стороны, ибо, составляя свою статью, я опирался на их рассказы и описания: выбитые зубы, исполосованные лица и туловища, все иные наглядные признаки побоев - были продемонстрированы мне ими самими. Но такие же признаки, возражали они мне, в достаточном и даже большем количестве имелись и у нападавших, которым был дан достойный отпор. Может быть. Но, рассказав про эти признаки, а тем более предъявив (фотографически) их читателю, я бы тем самым уравновесил положение нападавшей стороны со стороной, отражавшей нападение. А уж расписав ответный удар, я мог поставить потерпевших в положение, которое в уголовном кодексе отражено в статьях о действиях, совершенных с превышением пределов необходимой обороны (см. соответствующие ст.ст. УК РФ). Но я был твердо убежден в моральной правоте пострадавших и смягчать преступление нападавших рассказами об их ранах и страданиях считал неправильным, а именно к этому привел бы рассказ о ранах, полученных ими от рук пострадавших.

Далее. Гости упрекали меня в том, что я не привел в статье несколько переданных мне ими фактов, которые касались деятельности местной власти - главы администрации поселка А. Магомедова, его первого зама Л. Ахмедуллаева, начальника отдела архитектуры, обоих участковых (Р. Гасанова и А. Рамазанова) и всех остальных милиционеров, прибывших в тот день на место массовой драки. Первых двух они обвиняли в незаконном распределении и продаже земельных участков, что, мол, и накалило обстановку до состояния пороховой бочки, когда инцидент с клочком мечетной земли подействовал, как спичка, взорвавшая ситуацию в поселке. Глава и зам, по словам активистов, сильно обогатились на этих продажах, нахапав, кто сколько мог, в частности, 600-сотый "Мерседес" главы администрации, утверждают они, оказался у него именно таким путем (чуть позже, показывая мне ленинкентские "достопримечательности" - участки-"самозахваты", по словам администрации, а по словам активистов - незаконно распределенные участки - мне был показан и тот, на который будто бы был обменен этот самый 600-ый. Зная личную честность Алимпаши Магомедова, его боевое прошлое, награды и заслуги, я не верю в способность им совершить шаг, который практически перечеркивает все его доблести и достоинства. Но передать читателям мнение активистов на сей счет - считаю своим журналистским долгом...


Л. Ахмедуллаев (слева) держится уверенно

...Участковые, особенно Р. Гасанов, по мнению джамиата, вообще действовали как подстрекатели, предвзято встав на сторону горских земляков, всячески оправдывая их, угрожая сделать в одночасье всех активистов ваххабистами, или, на худой конец, кумыкскими националистами - со всеми вытекающими из этого последствиями... Уверенное прогорское поведение Л. Ахмедуллаева, Р. Гасанова, как мне довелось услышать, объясняется позицией президента, который, будто бы, дал слово в узком кругу твердо стоять на страже интересов своих земляков, в каком бы месте и виде они не возникали. Он даже - будто бы - присылал в Ленинкент своих людей, которые дали понять поселковой верхушке, что наверху строго следят за ситуацией в населенном пункте и не допустят тут прокумыкских перекосов. Подчеркнем, что это всего лишь слухи, причем, судя по публикациям "Трехстволки" ("НД", "МД", "ЧК" да плюс примкнувший к ним "Штык-нож" "Дагестанцы"), явно недостоверные (они с первого дня правления М. Алиева убеждают нас с пеной у рта, что не было еще на земле Дагестанщины руководителя такой прямоты и честности, и, следовательно, можно быть уверенным, что не станет он прибегать к столь явно закулисным методам отстаивания интересов своих земляков...) И последнее по участковым: оба они, как сообщил мне в ходе блокады кабинета главы администрации начальник криминальной милиции Кировского РОВД Г. Керимов, с треском сняты со своей должности. Но и тут, как выясняется, не все так однозначно: по словам активистов, снятия заслуживал только Р. Гасанов, а сняли обоих. К тому же, по поселку ходит слух, что Р. Гасанов, использовав свои семейные связи и подкуп, сумел добиться отзыва приказа о своем увольнении.

Что касается милицейского наряда, прибывшего из Кировского РОВД, тех обвиняют в том, что они будто бы открыто уклонялись от вмешательства в драку, прятались за машины, укрывались от опасности... Мне было предъявлено несколько коротких видео-материалов, записанных на сотовые телефоны, где была запечатлена та драка. Должен сказать, что зрелище ужасное. Странно, что правоохранительные органы до сих пор не обратили на них внимание и не использовали, как вещдоки... Все перечисленные выше моменты тоже фигурировали в нашей беседе как доказательства, подтверждающие антикумыкскую направленность моей статьи. Я не согласился с ними тогда, не согласен и теперь: все эти моменты были и в предыдущей статье, но в латентной, скрытой форме, так как цели той статьи не требовали их наглядной выписки и указания. Единственное обвинение, с которым я согласен, касается фотографии Ю. Гаджиева, где он запечатлен в состоянии бурной аффектации и в таком ракурсе, что видно отсутствие у него верхнего ряда зубов... В самом деле, вид у него на ней неприглядный. Но, во-первых, я фотографировал его открыто, и он не запретил мне это делать, не сказал, что против публикации фото, ведь обычно все так и делают (например, оба участковых, когда я достал фотоаппарат, буквально выпрыгнули из кадра, давая понять, что их фотоизображения в газете быть не должно). Во-вторых, раз уж он послужил делу справедливости, вступив за нее в драку и потеряв половину зубов, то почему бы ему не сделать это еще раз, продемонстрировав, во что для него вылилась любовь к справедливости?! Тем не менее, я приношу ему свои извинения за то, что не согласовал с ним публикацию его эффектной, но страшной в своем натурализме фотографии.

Такова была преамбула пятничного митинга, к рассказу о котором я теперь приступаю.

Он начался с выступления члена комиссии, созданной по обращению общественности поселка Ленинкент к мэру столицы С. Амирову, Б. Гаджиева. В эту комиссию, кроме него, были включены два представителя Кировской администрации и один поселковой - Б. Гаджиев представлял в ней интересы общественности. "Мы были очень обрадованы тем, что после нашего обращения к Саиду Амирову, - рассказывает он, - глава нашего района А. Нахаев, следуя его указанию, распорядился о создании этой комиссии, так как надеялись, что она проведет объективное расследование и раскроет все те негативные факты, накопившиеся в нашем поселке в результате неправомерных действий районной и поселковой администрации. Этих фактов очень много. Они требуют тщательного и добросовестного изучения. Однако очень скоро мы убедились, что дело стопорится. Тогда мы вновь обратились к Нахаеву, чтобы он воздействовал на главу поселковой администрации, потребовав от него создать все условия, необходимые для нормальной работы комиссии и представил ей на обозрение ксерокопии документов, указанных в перечне. А. Нахаев собрал расширенное заседание и дал устное распоряжение главе администрации поселка, чтобы он исполнил все наши требования. Но и это не дало никаких результатов: глава администрации поселка и его зам продолжали препятствовать нашей работе, отказываясь предъявить необходимые для изучения ксерокопии документов. Более того, зам Лабазан Ахмедуллаев открыто угрожал нам, заявляя, что если мы не успокоимся и не перестанем "копать" - он с помощью органов превратит нас в ваххабистов или даже просто уничтожит - физически! Но это, конечно, не могло нас остановить, тем более, мы знали, что Саид Амиров взял под свой личный контроль каждый пункт обращения коренного населения поселка Ленинкент и твердо заверил нас, что к нарушителям, после установления их виновности, будут предприняты самые решительные и жесткие меры...

Более того, мэр прямо в присутствии нашей делегации сделал несколько распоряжений, защищающих жизненно важные интересы коренных жителей Ленинкента... Все это убеждает нас в возможности добиться правды и справедливости. Что касается нарушителей, то мы знаем их всех наперечет, только надо все расследовать и предъявить мэру неопровержимые доказательства их преступных действий. Особое негодование ленинкентцев вызывают некоторые личности, которые, прикрываясь именем Амирова, творят здесь настоящий беспредел. Взять, к примеру, 4-ый микрорайон: ни у одного из почти 600 владельцев участков там нет соответствующих правоустанавливающих документов! А на тех документах, что есть у них на руках - нет подписи Амирова, хотя те, кто их выдал, т.е. главы администраций района и поселка, ссылаются на то, что эти земельные участки распределены по постановлению мэра столицы. Получив ксерокопии запрашиваемых документов - мы легко можем раскрыть этот обман. Вот почему наше начальство так упорно мешает нам провести наше расследование и положить его на стол к мэру. Но мы будем добиваться своего и доведем дело до конца" - заверил собравшихся Б. Гаджиев.

По словам активистов, названные нарушения - это еще не все, таких примеров гораздо больше, но их надо расследовать, собрать воедино и передать на рассмотрение главе Махачкалы С. Амирову. Они прямо называют тех, кто препятствует работе комиссии: это глава администрации Кировского района А. Нахаев, глава администрации поселка А. Магомедов и его первый заместитель Ахмедуллаев.


Участок, выделенный Л. Ахмедуллаевым своей сестре, в нем не менее 0,5 га

Среди способов препятствования заслуживает внимания такой: начальство сколотило альтернативную группу из так называемых уважаемых людей (это Г. Махтиев, М.-Р. Джанбатыров и М.Р. Алхасов), которая действует от имени джамиата, представляя в инстанциях Б. Гаджиева и его сторонников самозванцами и аферистами. "На самом деле, самозванцы они, - заявляет джамиат. - Более того, это люди с крайне подмоченной репутацией, замешанные в аферах с земельными участками больше, чем кто бы то ни был другой в Ленинкенте". К сожалению, мне не удалось встретиться с ними - они как раз были в Махачкале, совершая очередной рейд по властным структурам...

Выступая перед собравшимися, Б. Гаджиев обрисовал им ситуацию и огласил повестку дня: первым и самым главным - было требование заполучить весь необходимый пакет документов, охватывающий, как выразился Б. Гаджиев, 84 эпизода распределения земельных участков; второе требование - обеспечить нормальную работу комиссии, прекратить преследования активистов; третье условие - отстранить от занимаемой должности первого зама главы администрации поселка Л. Ахмедуллаева (сейчас требования актива ужесточились и он требует снятия всех поголовно работников поселковой администрации!).

Обстановка на митинге быстро накалилась, и собравшиеся стали требовать, чтобы глава администрации поселка и остальные "именинники" (его первый зам, начальник отдела архитектуры, участковые) вышли и выступили перед народом и объяснили ему, почему они препятствуют работе комиссии, почему не передают ей весь пакет необходимых документов, почему львиная доля сотен участков, распределенных за последнее время, досталась посторонним людям, а не коренным жителям - Ленинкента? Ответы на эти и еще на десятки "зачем" и "почему" хотели услышать жители поселка, собравшиеся тем пятничным утром перед зданием администрации поселка. Видя, что начальство не идет к ним, люди сами двинулись внутрь и заполонили кабинет главы администрации. После долгих уговоров и препирательств - он согласился выйти на улицу и выступить перед собравшимися. Однако, как говорят в таких случаях, конструктивного разговора не получилось. Объяснения главы администрации их не удовлетворили, к тому же диалог, все время прерываемая жесткими репликами, вновь и вновь сводился к одному и тому же требованию: дайте ксерокопию документов, необходимых для работы комиссии! В конце концов, глава администрации открыто отказался выдать их без разрешения А. Нахаева и ушел к себе. Разъяренная толпа ринулась следом, и в мгновение ока он оказался заблокирован в своем кабинете.


Глава администрации А. Магомедов в блокаде жителей поселка

Переговоры между начальством и населением вертелись вокруг одного: требования выдать ксерокопии необходимых для расследования документов. Однако и здесь, в условиях полной блокады, он вновь заявил, что не выдаст их, что тех документов, которые он дал комиссии - вполне достаточно для установления истинной картины... Услышав твердый и однозначный отказ, - Б. Гаджиев и его сторонники закрыли этот вопрос повестки дня.

Но он был не единственный на этом бурном митинге. Еще одной болевой точкой стала информация о распределении планов, выкроенных из 32 гектаров земли, только что возвращенных поселку так называемым "Заводом шампанских вин". Глава администрации уверял присутствующих, что ему стоило немалых трудов добиться возвращения этого участка в земельный фонд поселка. "Мы решили поделить эти гектары на участки по 6 соток и распределить между нуждающимися. Таким образом, выйдет где-то свыше 400 участков. В скором времени завод вернет нам еще 40 гектаров, которые также будут распределены между коренными жителями бесплатно". Нуждающихся же, скажем от себя, в поселке свыше трех тысяч семей! Так что, как очевидно, распределение "подарка" от "Завода шампанских вин" лишь частично решит проблему ленинкентцев. Между прочим, вокруг этих списков кипят не меньшие страсти, чем вокруг документов, требуемых для работы комиссии. Каждый из трех тысяч нуждающихся хочет попасть в список получателей 6 соток и доказывает свое преимущественное право на это. Мне пришлось выслушать многих из них и, должен сказать, что я проникся к ним искренним сочувствием. Особенно трогательно рассказала о своем положении 67-летняя Кусум Хирамагомедова. У нее за спиной 40 лет рабочего стажа, она вдова - муж, работавший всю жизнь не разгибая спины, умер, на ней сегодня пятеро детей, живут в тесноте... Она умоляла включить ее в список и выделить хотя бы один участок. Было бы правильно и справедливо, если бы комиссия, занимающаяся сейчас распределением планов, обратила внимание на положение этой женщины.

Завершая, скажем, что противники Б. Гаджиева и джамиата тоже не дремлют: я видел несколько заявлений жителей поселка - аварцев по национальности, которые сообщают в соответствующие инстанции о действиях зама главы администрации по дискредитации активистов, они пишут, что Л. Ахмедуллаев, используя национальную струну, подстрекает их, что активисты, большинство которых кумыки, хотят снять его с должности по национальному признаку за то, что он аварец. Тогда по какому же признаку хотят снять его земляки-аварцы?! Вопрос на засыпку.

Размещено: 05.07.2007 | Просмотров: 3252 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.