Кумыкский мир

Культура, история, современность

Запретный сход сладок...

Репортаж из Манаскента

(фото автора)


"Неужели митинговая активность райцентра перекидывается, как эпидемия, на другие села Карабудахкентского района?" - подумал я, узнав, что жители прибрежного Манаскента тоже собираются провести у себя сход.

О том, что в древнем селе назревает недовольство я уже знал, о чем даже упомянул вскользь в первом материале о ситуации в Карабудахкенте. Причиной этого является назначение на должность директора Манаскентской школы кандидатуры, с которой не согласна часть жителей села... И вот это недовольство перешло в митинговую стадию. Я считаю, что это нормально: невысказанное, загнанное внутрь недовольство, таит в себе гораздо больше опасности, чем его открытое высказывание и обсуждение: давно известно, что накал эмоций имеет свойство остывать вместе с выбросом его наружу в виде слов и речей...

Манаскент я знаю плохо, но плутать мне не пришлось: еще издали увидел я небольшую группу, к которой один за другим присоединялись все новые люди. Все они скапливались толпой перед серым невзрачным зданием на окраине села. Оказалось, что это было здание, в котором располагается администрация МО "Манаскент", возглавляемая Хидирбеком Альборуевым (к сожалению, ни увидеть этого человека, ни поговорить с ним о местных делах, о его взаимоотношениях с джамиатом мне не удалось - его в это время не было в селе, да и вообще, как мне сказали активисты, он в нем - редкий гость: предпочитает чаще бывать в столице или в райцентре...)

- Был ли он уведомлен о назначенном сходе? - поинтересовался я.

- Был, - ответил председатель "Общественного совета" села Ахмед Батыров, - я лично его уведомил. Дело в том, что для проведения схода необходимо за 10 дней уведомить о готовящемся мероприятии несколько инстанций, в том числе и главу МО, что я и сделал, причем не за 10, а даже за 12 дней. Но он проводить сход запретил, верней, высказался против его проведения...

- Тем не менее, вы его проводите?! - перебил я.

- Такова воля джамиата - бесстрастно ответил он и добавил. - Не явились на сход и депутаты сельского собрания, мол, не имеем права... Не приехал и глава МО "Карабудахкентский район" Капур Исаев, ни даже глава администрации района Абилей Ильясов, хотя и они тоже были уведомлены о сходе и приглашены на него. Мы направили уведомление и на имя руководителей контролирующих органов, хотели, чтобы они тоже присутствовали... В ответ я получил лишь угрозы: буквально накануне схода пришло предупреждение от начальника милиции и прокурора, причем от последнего в письменной форме (оно будет приведено нами полностью ниже).

Практическим действием главы МО против схода стало то, что он убыл из села вместе с ключом от актового зала, где обычно проводятся массовые мероприятия. Тем не менее, вскоре этот зал был открыт. Впрочем, залом его можно назвать лишь с сильной натяжкой: это большое, просторное, но абсолютно неуютное, с явными признаками запустения помещение, без света и отопления. Даже стол для президиума организаторы искали по всему селу, потратив на это минут сорок - не меньше.

- Зал давно уже не открывали, - словно оправдываясь, сказал Ахмед Батыров.

- А что, хотя бы концертов, не бывает, что ли? - спросил я.

- На концерты люди в город ездят... - пошутил он, роясь в своих бумагах.

Наконец, все было готово для проведения схода и ведущий, им был тот самый Ахмед Батыров, объявил его открытым. Он огласил повестку дня. Первым пунктом в ней значилось "ознакомление джамиата с только что учрежденным "Общественным советом" села", затем следовал пункт о спорном назначении нового директора школы, после чего предполагалось обсудить так называемый социально-экономический блок вопросов: вода, газ... Завершало список пресловутое "разное". Однако, я знал, что для определенной части собравшихся главным является вопрос о директоре школы, так как он, по их мнению, был решен без их участия и в чьих-то посторонних интересах (из разговоров я узнал, что в этом назначении будто бы заинтересован экс-спикер НС РД М. Магомедов, который через своего человека в районе М.-С. Магомедова (в простонародье его зовут "нефтебаза-Солтан" или даже просто "нефтяной") блюдет в Карабудахкентском районе свои интересы...). Понятно, что эти люди, конечно, не будут согласовывать принятые ими или через них решения с джамиатом. И вот последний заартачился...

Кстати, по моим наблюдениям, "джамиат" чем дальше, тем все более становится чувствительным к действиям и решениям начальства, производимым без согласования с ним. То ли он, наконец, стал осознавать себя самостоятельной "политической" силой и в этом качестве хочет, чтобы с ним советовались и считались, то ли эти решения на самом деле идут вразрез с его интересами, то ли, как это бывает чаще всего, это результат действия двух этих причин одновременно. Между прочим, и сам "Общественный совет", с разъяснения целей и задач которого начался сход, как раз и создан для того, чтобы сблизить "джамиат" с властью, особенно в части принятия решений, касающихся социальных, экономических и национальных проблем Манаскента, который, в отличие от Карабудахкента, село многонациональное, хотя и с некоторым перевесом кумыкского населения.

Ахмед Батыров сообщил собравшимся, что "ОС" ("Общественный совет"... назовем его так для краткости) зарегистрирован 21 марта сего года, что главная его цель - защищать права и интересы сельчан, особенно в части земельного вопроса. "Я живу здесь уже 35-37, - напомнил Батыр, - и могу сказать, что в последнее время собрания и сходы у нас практически перестали проводиться... Глава МО принимает все решения самолично, хотя закон требует от него согласовывать все с населением. Теперь мы на законных основаниях будем контролировать его действия. Но требовать, контролировать - это не самое главное в наших планах. В первую очередь, мы хотим работать совместно с администрацией, помогать ей - советами, рекомендациями, всеми возможными способами". Как сообщил Б. Ахмедов, в настоящий момент в "ОС" входит 32 человека, 5 из них составляют инициативную группу. "Мы надеемся, что глава администрации отнесется к нашей деятельности с пониманием, более того, рассчитываем, что он выделит нам в здании МО отдельный кабинет, где мы могли бы собираться и обсуждать нашу работу...". Вот это место в речи оратора меня несколько смутило: мне всегда казалось, что общественные организации должны функционировать независимо от госструктур, так как любая форма зависимости от них приводит к уступкам и компромиссам в пользу государства. А ведь общественные организации, в том числе и новообразованная "Общественная палата", по определению должны выступать как оппоненты государства, как некий сдерживающий фактор, отстаивающий перед лицом государства интересы общества. А как они собираются это делать, существуя за счет государства? Это касается не только Манаскентского "ОС", но дагестанской "ОП" ("Общественной палаты"), которую наполовину (22 члена) набрал собственноручно президент М. Алиев, а вторую половину поручил набрать своим избранникам! Как будет отстаивать "ОП", набранное таким образом, отстаивать интересы общества перед лицом государства? Как будут перечить президенту (там, где это нужно, естественно) члены "ОП", которые чувствуют себя обязанными (а некоторые - и по гроб жизни!) главе государства, назначившему их на "почетное" место защитников общественных интересов? Это можно объяснить только одним... общество молчаливо (а некоторая его часть - даже громогласно) согласилось с тем, что нынешнее, постмагомедовское государство, уже не имеет никаких противоречий с обществом, что глава этого государства целиком и полностью стоит на страже общественных интересов, что общество больше не нуждается в защите от посягательств государства на его права и свободы. Но если таких противоречий действительно нет, тогда зачем вообще учреждать такую палату?! Разве недовольно государственных структур для обслуживания интересов общества? Все это очень странно и непонятно... Но если вглядеться повнимательней - вновь мы упремся в миф, тот самый - о непогрешимости, незаменимости, безальтернативности и т.п. По-моему, этот миф характеризует в первую очередь само это общество, готовое за крохи, упавшие с барского стола, превознести до небес хоть черта лысого! Но - вернемся в Манаскент.

Следующий вопрос - о несогласованном с джамиатом назначении директора школы - обещал быть острым, так как в нем присутствовал национальная подоплека, но сдержанный, невозмутимый Ахмед Батыров сумел удержать его в парламентских рамках. Выступивший на эту тему Г. Раджабов указал, во-первых, на формальное нарушение, мол, назначать директора школы имеет право только начальник РОУ (Районного управления образования), а фактически его сделал глава МО "Карабудахкентский район" К. Исаев. "Это незаконно!" - обобщил он, повысив голос. "Некоторые хотят перевести проблему в межнациональную плоскость, - добавил Ахмед Батыров, - но дело не в национальности нового директора (она, скажем от себя, аварка. - Авт.), а в том, что она (из этических соображений мы не называем ее имени. - Авт.) не местная, она не работала в нашей школе ни завучем, ни замом, не имеет опыта школьного преподавания... Говорят, что она вообще - коммерсант по роду деятельности. В этом все дело! Разве у нас нет своих людей, достойных занять эту должность?! Да сколько угодно! Вы же знаете, что в нашей школе работает свыше 100 учителей - неужели не найдется один достойный?!". Зал буквально взорвался, требуя не пускать "коммерсантку". "Из Манаскента надо ставить!.. Не надо нам коммерсантов!" - кричали из зала. Масла в огонь подлила информация, что новоназначенная будто пригрозила уволить тех из учителей, кто пойдет на сход. "Вроде должность небольшая, - продолжил Ахмед, едва стихли голоса, - но так как от нее зависит воспитание, образование наших детей - она приобретает дополнительный масштаб. Ведь будущее сегодня зависит от образования, от знаний, а политику в этом направлении полностью определяет директор школы. Вот почему мы подняли эту тему, а национальность тут не при чем". Сход тут же определил и метод, с помощью которого следует назначить нового директора школы: по конкурсу. Таким образом, "протеже Капура Исаева", как окрестили новоназначенную собравшиеся, была "снята" со своей должности, даже не приступив к ней. Вообще главе МО "Карабудахкентский район" на Манасккентком сходе досталось на орехи. "До его прихода - здесь, у нас, все было: и клуб, и баня, и базар, а теперь даже стол для собрания не можем найти!..". "Такого бардака, как в нашем районе, - выкрикнул кто-то с места, - не то, что в Дагестане, но во всей России нет!". "Убрать Капура!" - раздалось откуда-то сзади. - Пусть не стравливает нас с аварцами и с даргинцами!". Но Ахмед Батыров и на этот раз сумел утихомирить страсти и плавно перевести разговор к социально-экономическим проблемам. После нескольких выступлений стало ясно, что здесь население испытывает те же тяготы, что во многих других селах Карабудахкентского района: острая нехватка воды, перебои в подаче электроэнергии, отсутствие газа и, главное, опасения, связанные с землей, с ее, как считают жители, планомерным разбазариванием районным и местным начальством. "Без земли - мы станем цыганами! - образно выразился кто-то, задев всех за живое. - У нас же есть дети, внуки - что мы им оставим?!". Единогласно было принято решение образовать комиссию из членов "ОС", которая бы тщательно взвесила все эти вопросы и заставила власть действовать, соблюдая мнение и интересы джамиата.

Любопытным показалось мне выступление жителя Манаскента даргинца по национальности. Он поднялся на сцену в связи с обсуждением новоназначенного директора школы. Словно пропустив мимо ушей, разъяснения Ахмеда Батырова, что причина не в ее национальности, а в том, что она поставлена в обход многих "своих" достойных кандидатур - он решил напомнить собравшимся, что Манаскент, как и весь Дагестан в целом, - это общий дом всех народов, что поднимать национальный вопрос - значит, играть с огнем и т.п. При чем, что любопытно, выступал он на кумыкском языке.

Вновь я наблюдал столкновение двух разнородных принципов: национального и административного. Но стоит заметить, что в данном случае все, кто возражали оратору - решительно отрицали, что в их подходе есть хоть какая-то доля национализма, все напирали на то, что они руководствуются исключительно практическими соображениями... В Карабудахкенте - напротив, национальная струна звучала громко, ее никто не вуалировал в практические одежды. Видимо, сказывалось численное соотношение сторон: в Карабудахкенте, где перевес кумыкского населения заметно больше, где они чувствуют себя более уверенно - они открыто говорят о своих национальных чувствах, но там, где перевес не на их стороне - они проявляют их в практической обертке. Для нас крайне важно уяснить и знать, с чем же мы имеем дело в инцидентах вроде Карабудахкенсткого: с национализмом, пытающимся выправить под себя практические стороны жизни, или с практическими вопросами, рядящимися в тогу национализма. Это важно как чисто теоретически, так и (прошу прощения за повтор) практически, чтобы знать, какие последствия могут из всего этого произойти. Но это важно и для государства, которое тоже будет... вернее, должно бы действовать в этом в зависимости от действительных пружин инцидента.

Если перед нами экономические проблемы, маскирующиеся под национализм, то это одно дело, если же наоборот - другое... Впрочем, меня лично больше интересует второй вариант, как собирается действовать государство, если твердо и ясно будет знать, что имеет дело с национализмом, требующим неких практических действий и решений? Пойдет ли оно на них или просто пустит в ход силу, объявив эти требования вредоносными провокациями горстки отставших от жизни смутьянов?

Хотел бы привести в связи с этим мнение Ф.М. Достоевского, который, рассуждая со свойственных ему в последние годы его жизни шовинистических позиций, написал строки, которые могут быть полезны и в рамках наших рассуждений. Осмысливая роль либеральных идей в России, он говорит в одном из своих писем следующее: "Есть много старых, уже седых либералов, никогда не любивших Россию, даже ненавидевших ее за ее варварство, и убежденных в душе, что они любят и Россию, и народ. Все это люди отвлеченные, из тех, у которых все образование и европейничанье состоит в том, чтобы "ужасно любить человечество", но лишь вообще. Если же человечество воплотится в человека, в лицо, то они не могут даже стерпеть это лицо, стоять подле него не могут без отвращения к нему. Отчасти также у них и с НАЦИЯМИ: человечество любят, но если оно заявляет себя в ПОТРЕБНОСТЯХ, в НУЖДАХ и МОЛЬБАХ НАЦИИ, то считают это ПРЕДРАССУДКОМ, ОТСТАЛОСТЬЮ, НАЦИОНАЛИЗМОМ" (выделено мной. - Авт.). К нашим "либералам", между прочим, отнюдь "не отвлеченным" да и в смысле образования особенно не отягощенным - это высказывание вдвойне применимо и не оставляет сомнений, как они будут действовать в соответствующих обстоятельствах...

Что ж, пришла пора ознакомить вас с прокурорским письмом, оно выдержано в лучших образцах канцелярского стиля и проливает некоторый свет и на наши предыдущие рассуждения:

"ПРЕДОСТЕРЕГАЮ: Батырова Ахмеда Батыровича, председателя правления МОО с. Манаскент "Общественный Совет" о недопустимости нарушения закона и требую незамедлительно снять с повестки дня собрания вопросы о НАЗНАЧЕНИИ ДИРЕКТОРА МАНАСКЕНТСКОЙ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ, О ЗЕМЛЕ и отозвать уведомление, направленное на имя руководителей контролирующих органов. В соответствии с требованиями ст.25-1 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" в случае неисполнения требования, изложенного в данном предостережении, Вы будете привлечены к ответственности в установленном законом порядке. Прокурор района, советник юстиции З.М. Мамаев".

Похоже, правду гласит наш заголовок и для Карабудахкентской прокуратуры только запретный сход и сладок. Но гораздо важней то, как четко выделил прокурор приоритетные для власти вопросы, вопросы, за поиски ответа на которые она пойдет на самые скорые и суровые меры: национальный и земельный.

Размещено: 26.04.2007 | Просмотров: 3259 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.