Кумыкский мир

Культура, история, современность

К 90-летию журнала "Тангчолпан"

В первом номере "Танг-Чолпана" от 20 августа 1917 года была опубликована программная статья Т. Бейбулатова "Путь, избранный журналом". Редакция журнала прямо писала, что "Танг-Чолпан" - детище и орган "Театрального литературного общества дагестанских мусульман". Поскольку статья, посвященная программе журнала, конкретнее и шире протокола названного общества, и она почти не знакома широкому кругу читателей, мы считаем необходимым ознакомить читателя с ее содержанием. Это диктуется также необходимостью выяснения степени адекватности просветительских позиций "Общества" и "Танг-Чолпана".

Излагая задачи журнала, Т. Бейбулатов в своей статье писал о политическом нейтралитете журнала, а также о нескольких сферах деятельности "Танг-Чолпана". В области литературы и искусства стояли задачи возрождения истоки кумыков путем печатания древних кумыкских песен и других фольклорных произведений. Одновременно журнал намечал публикацию романов, рассказов и "театральных книг" (очевидно, пьес - А. А.-К.). В области искусства руководство журнала намечало издание дагестанских мелодий для "привития патриотических чувств" детям и молодежи. Журнал писал также о своем политическом нейтралитете.

Намечалась также публикация портретов "борцов за независимость Дагестана". В области просвещения и воспитания редакция журнала "Танг-Чолпан" также намечала выход в свет статей "о мактабах и медресе", о состоянии просвещения в Дагестане. В области здравоохранения журнал предполагал привитие народу знаний о способах сохранения здоровья. Далее Т. Бейбулатов в своей статье пишет, что журнал будет информировать читателей "о современных политических событиях, о состоянии отношений между государствами и о военных событиях".

Многое из того, что намечалось журналом, впоследствии было выполнено. В этой же статье Т. Бейбулатов информирует читателя о том, что среди тех, кто избран для постоянного сотрудничества в журнале "Танг-Чолпан", есть и 3. Батырмурзаев, и X. Мусаев. В числе приглашенных для сотрудничества в журнале автор статьи называет имена "пуриста" Дж. Коркмасова, "студентов" С.-С. Казбекова и Хаджи-Омара Булач, "писателей" Абусуфьяна и Н. Батырмурзаева, а также 3. Каитбекову (Булач - А. А.-К.). Все эти люди, вероятно, и входили в редколлегию журнала. В деле издания журнала принимал участие известный алим из Н. Казанища "катиб" Гасан.

Создание журнала "Танг-Чолпан", организация его издания в условиях того времени при отсутствии материальной базы - это результат огромного напряжения и мобилизации духовных и материальных сил сотрудников журнала, однако львиная доля этих усилий приходилась на долю первому главному редактору и издателю его Т. Бейбулатову.

В журнале "Танг-Чолпан" освещались сложнейшие политические ситуации как общероссийского масштаба, так и дагестанского. Об этом свидетельствуют статьи У. Буйнакского "Мир политики", 3. Батырмурзаева "Политика", Т. Бейбулатова "Положение внутри страны", некоего А.С. "Тайные договоры" и другие.

В вопросах, касающихся народного хозяйства, земледелия, культуры, журнал целиком придерживается европейской ориентации. Так, Н. Батырмурзаев в статье "Земледелие у нас" отстаивал европейские формы ведения сельского хозяйства, основанные на современных достижениях науки и техники. Н. Батырмурзаев с большим беспокойством говорил об отставании земледелия у дагестанцев по сравнению с их соседями: русскими и немцами-колонистами, которые, с точки зрения автора, правильно ведут хозяйство, используют современную технику.

В вопросах о языке Н. Батырмурзаев, как и его коллеги, выдвигал идеи необходимости развития кумыкского языка. Язык он считал одной из характернейших особенностей народа, его духовной культуры.

На страницах журнала широкое освещение нашли проблемы развития национальной культуры. 3. Батырмурзаев опубликовал статью "Что такое театр?", в которой разъяснял неведомое для народных масс театральное искусство, говорил о значении театра в развитии самосознания народа. В статье "Несколько слов литераторам" Н. Батырмурзаев писал о великом общественном значении искусства слова. Он отмечал, что истинные писатели всегда находились в передовых рядах борцов за свободу народа и при этом ссылался на великих русских писателей Л. Толстого, М. Горького и других как на великих борцов с деспотизмом. Статья Н. Батырмурзаева свидетельствовала, что он уже пережил свои прежние просветительские иллюзии и перешел на позиции революционного демократизма.

В статье "Эстетика - духовная пища и музыка" Т. Бейболатов с присущим ему вдохновением и проникновенностью писал, что музыка является одним из необходимейших для человека видов духовной пищи. Она облагораживает человека, делает его добрее, вызывает в нем чувство прекрасного, усмиряет животных и насекомых. С особой теплотой Т. Бейболатов писал о Бетховене, о его волшебной "Лунной сонате", о ее чудодейственной силе.

Наряду с художественными произведениями и статьями издателей журнала Т. Бейболатова, 3. и Н. Батырмурзаевых, X. Мусаева на страницах "Танг-Чоллана" публиковались многочисленные стихи, статьи У. Буйнакского, Абусуфьяна Акаева, С. Куваршалова, А. Араланмурзаева и многих других.

О том, как широко на страницах журнала были представлены образцы русской и других европейских литератур, свидетельствует следующее: в переводах на кумыкский язык были опубликованы повести Л. Н. Толстого "Кавказский пленник" (перевел 3. Батырмурзаев), М. Ю. Лермонтова "Бела" (пер. А. Шамсутдинов), стихотворения Гюго "Прекрасная душа" (пер. 3. Батырмурзаев), И. Гёте "Горные вершины" (пер. С.-С. Казбеков), басня И. А. Крылова "Собачья дружба" (пер. А. Казбеков), статья датского писателя-философа Кнута Гамсуна "Что такое любовь?" (пер. С.-С. Каэбеков).

Публиковались портреты исторических и политических деятелей Дагестана: Шамиля, Хаджи-Мурата, Д. Коркмасова, М. Дахадаева, М.-М. Хизроева, Тахо-Годи, а также Н. Гоцинского, Узун-Хаджи, царевича Грузии Александра, Н. Дахадаевой.

На страницах журнала были опубликованы также портреты видных деятелей просвещения Азербайджана - Гасанбека Зардаби, Крыма - Исмаила Гаспринского, автора знаменитой пьесы "Ватан", борца против английских интервентов турецкого писателя Намыка Кемаля. Вместе с портретом И. Гаспринского был опубликован некролог, посвященный ему, в котором рассказывалось о подвижнической жизни великого просветителя. Из портретов европейцев, опубликованных в журнале, можно упомянуть портрет Степана Разина - в качестве "старинного русского революционера", а также портреты видных социалистов Карла Маркса и Г.В. Плеханова. Причем портрет Г.В. Плеханова приурочен к его кончине. Здесь же уже совсем необычным в журнале, издающемся для мусульманской среды, была публикация портрета балерины Веры Фокиной.

Особого разговора заслуживает работа Халила Мусаева в журнале "Танг-Чолпан". Как уже было сказано, он был художником-редактором этого журнала. Портреты многих исторических и политических деятелей, опубликованных в журнале, выполнены им. Кроме того, журнал содержит целую серию картин, посвященных истории, героям фольклору и жизни народов Дагестана.

Одна из них воспроизводит, видимо, эпизод периода Кавказской войны. Под этой картиной подпись: "Кази Илъяс в Гимрах, около него раненый". Дагестанцев, погибших на полях первой мировой войны журнал считал героями и публиковал их портреты. Из портретов исторических деятелей были опубликованы портреты Шамиля, Хаджимурата.

Картина "К легенде о женщине-великанше" посвящена кумыкским легендам об албаслы. Согласно легенде, ее сила заключалась в волосах. Охотник в лесу встретил албаслы. Когда он срезал ей волосы, она покорно последовала за ним. Придя домой, "охотник спрятал ее волосы", а она жила в доме охотника долго, покорно выполняя всякую домашнюю работу. Однажды, когда взрослых не было дома, она расспросила детей, где спрятаны ее волосы. Найдя их, албаслы вновь обрела былую силу и мощь. Детей охотника она бросила в кипящий котел и прокляла их род, чтобы в его роду не было мужчин. По легенде ее проклятье было неотвратимо. В картине X. Мусаева изображен тот момент, когда громадная женщина в огромных серьгах одной рукой бросает в кипящий котел ребенка, а другой рукой придерживает на голове найденные волосы. Происходящее изображено на фоне дагестанского камина с полукруглым дымоходом, на краю которого стоит старинный светильник - чирак, на стене висят какие-то предметы из домашней утвари, а через открытую дверь виден двор. Из всех опубликованных в журнале "Танг-Чолпан" иллюстраций X. Мусаева наиболее потрясающая воображение зрителя картина "Забытая песня Дагестана": на фоне полуразрушенного горного аула с башнями, воздвигнутого почти на отвесной скале, изображены три горянки, поющие печальную песню, вероятно, об утраченных счастливых днях свободы. Посередине гордо стоит статная женщина в большом полукруглом головном уборе, а с боков к ней прильнули две молодые женщины и чуть склонили головы на плечи этой женщины. Впечатляют их наряды: один не похожий на другой. Вид у них невыразимо печальный.

А перед ними сидит согбенный старец - получеловек-полуптица с непокрытой головой и играет на старинном дагестанском смычковом инструменте джыкы (чагане). Картина вызывает множество грустных ассоциаций, от нее трудно оторвать взгляд.

X. Мусаев не ограничился этими картинами, он создавал и сатирические произведения. Одним из них является картина "Доктор медицины". На ней изображен больной в постели, рядом сидят женщина (видимо, жена), мулла, пишущий на колене какие-то слова. На переднем плане изображена зарезанная курица и чувяки. Под картиной воспроизводится следующая надпись - слова муллы, обращенные к больному "Кровью этой курицы я напишу дуа (молитву), и это позволит ему сразу выздороветь. Из этой курицы я себе приготовлю суп". Как видим, эта картина могла бы стать хорошей иллюстрацией к одному из антиклерикальных рассказов Юсупа Гереева, опубликовавшего ровно десять лет спустя свой сборник сатирических рассказов "Спутник Молла Насретдина". Художник словно предвосхитил сюжеты рассказов Ю. Гереева. Может быть, эта картина натолкнула писатель на создание сатирических рассказов. А вот другая сатирическая картина, потрясающая своей дерзостью, которая называется "Дагестан на досуге". На ней изображены горец и горянка, она занята поисками насекомых на голове мужа.

Все упомянутые картины X. Мусаева свидетельствуют о духовных запросах и интересах лучших дагестанцев периода революционных перемен. Следует сказать, что X. Мусаев не ограничился публикацией своих картин, он опубликовал на кумыкском языке статью "Эстетика - жан азыгьы" ("Эстетика - духовная пища"), в которой писал, что художественное творчество живет с древнейших времен. Художник объясняет, для чего нужно художественное творчество. Он считает, что эстетическое чувство в нас заложено самой природой, что человек с древнейших времен во всем ищет красоту, гармонию. X. Мусаев подчеркивает, что красота не имеет утилитарного значения: не может насытить человека, уберечь его от холода, дикаря от хищных зверей и т. д. Но он во всем ищет красоту и создает ее благодаря тому, что в нем самой природой заложено эстетическое чувство. Именно поэтому еще в древние времена человек, создавая себе оружие, одежду, жилище, двери, пытался украсить их красивым орнаментом, различными цветами.

Цивилизованный человек тоже старается окружить себя различными предметами, которые могут удовлетворить его интеллектуальные и эмоциональные потребности: картины, книги, скульптуры. Этим самым он обеспечивает свою духовную пищу, без которой не мыслит своей жизни. Наличием именно этого чувства - чувства красоты и отличается человек от остального животного мира, полагает художник.

Определенный интерес представляет картина, опубликованная в июне 1918 года во время правления в Дагестане военно-революционного комитета. Видимо, X. Мусаев верил в новую власть и надеялся, что она возродит разрушенную жизнь Дагестана. Картина носит агитационный характер и называется "Пора за работу - начать новую жизнь". На переднем плане горец в папахе, каптале (кафтане), с кинжалом. Его взгляд устремлен на разоренную землю. Рядом с ним разбитое деревце, вдали столб с оборванными проводами, дальше - силуэты людей, перетаскивающих мешки, и дымящиеся дома на фоне гор.

Следует сказать, что на страницах журнала "Танг-Чолпан" были опубликованы и фольклорные произведения: кумыкские пословицы и поговорки, а также легенда об албаслы, о которой мы уже писали, начало аварской легенды о великане-карте Ол-ол, а также арабская притча.

На страницах "Танг-Чолпана" нашли освещение и вопросы истории народа (Абусуфьян, 3. Батырмурзаев, А. Шамсутдинов), эмансипации женщин (3. Каитбекова-О.Булач), народного образования и т. д.

А. Шамсутдинов, выпускник Лазаревского института восточных языков в г. Москве, будучи уже известным фольклористом, опубликовавшим образцы кумыкского фольклора на страницах журнала "Этнографическое обозрение" в 1905 и 1910 годах, на страницах "Танг-Чолпана" выступил с фольклорными публикациями. Он опубликовал сказку-быличку о лесной женщине албаслы, основанную на языческой мифологии, основной образ и сюжет которой, между прочим, известен фольклору всех тюркских и иранских народов, а также ряду народов Северного Кавказа. А. Шамсутдинов опубликовал также на страницах "Танг-Чолпана" десятки кумыкских пословиц и поговорок. В 10-м номере "Танг-Чолпана" опубликована аварская легенда о тиране древности Ол-оле, который жил в Хунзахе и требовал бросить 80-90 летних стариков в пещеру, т.к. он боялся, что старики станут умными и причинят ему вред. "Долго он это делал" - говорится в публикации.

Как и знаменитая в свое время газета "Стамбульские новости", издаваемая еще в 1909-1910 годах Д. Коркмасовым на русском языке, "Танг-Чолпан" знакомил своих читателей и с образцами восточной архитектуры. В частности, был опубликован фотоснимок усыпальницы стамбульской мечети Шах-заде, каирской мечети Гасана, Мекки.

После того, как издание журнала было передано военно-революционному комитету в мае 1918 года, "Танг-Чолпан" стал рупором Советской власти в Дагестане. Было опубликовано сообщение о свершении Октябрьской социалистической революции, помещены портреты К. Маркса, Г. В. Плеханова.

Члены редколлегии журнала опубликовали на его страницах и свои собственные художественные произведения. 3. Батырмурзаевым были опубликованы стихотворения, очерки, отрывок из романа "Почему не готовитесь?", Н. Батырмурзаевым - его романтический рассказ "Буран", Т. Бейбулатовым - стихотворения, поэмы "Хаджи-Мурат", "Хасбулат" - плоды романтического осмысления проблем национальной и социальной свободы на базе исторического и легендарного материала.

Хотелось бы остановиться на некоторых невыясненных вопросах относительно "смены руководства" журнала "Танг-Чолпан". Некоторые исследователи, имея, вероятно, в виду факт передачи издания журнала в руки военно-революционного комитета Дагестана, пишут, что будто был сменен главный редактор Т. Бейбулатов и вместо него был назначен А. Шамсутдинов. Это не соответствует действительности.

Во-первых, на посту главного редактора Т. Бейболатова сменил не А. Шамсутдинов, а Н. Батырмурзаев, и эта смена произошла с пятого номера, т. е. примерно в октябре 1917 года. Н. Батырмурзаев был главным редактором 5-11 номеров "Танг-Чолпана", а А. Шамсутдинов - 12-13.

Во-вторых, передача поста главного редактора Н. Батырмурзаеву не означала "смену" Т. Бейбулатова, ибо он оставался издателем первых 1-10 номеров журнала вплоть до передачи его в ведение военно-революционного комитета, т. е. до мая 1918 года. Т. Бейбулатов всегда являлся членом редколлегии и постоянно публиковал свои произведения в журнале, включая и период установления власти военно-революционного комитета Дагестана.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что передача поста главного редактора Т. Бейбулатова Н. Батырмурзаеву, а затем А. Шамсутдинову не была связана с какими-либо коренными изменениями в характере журнала, ибо и Н. Батырмурзаев оставался некоторое время на посту главного редактора в период установления власти военно-революционного комитета. Оставление Т. Бейбулатовым поста главного редактора журнала, очевидно, было связано с его большой занятостью организацией театрального и концертного дела.

Журнал был весьма популярен в Дагестане. Его читателями являлись не только кумыки, но и аварцы, лакцы, даргинцы, лезгины, азербайджанцы и другие. Журнал выписывали и жители таких промышленных и культурных центров, как Баку, Казань, Астрахань, Бахчисарай. Редакция журнала сообщала в одном из номеров, что после выхода первого номера она получила множество поздравительных телеграмм от различных организаций и частных лиц не только Дагестана, но и Азербайджана, Татарии и Крыма. В адрес журнала поступали пожертвования от частных лиц. В одном из его номеров выражалась благодарность известному бакинскому меценату Тагиеву за то, что он прислал в адрес "Танг-Чолпана" пять тысяч рублей.

В крупных кумыкских селениях Н. Казанище, Аксай, Н. Дженгутай, Костек, а также в городах Темир-Хан-Шуре, Петровске, Хасавюрте и Дербенте были открыты специальные пункты по распространению журнала.

Вкратце рассмотрим некоторые другие аспекты деятельности Т. Бейбулатова в журнале "Танг-Чолпан". О содержании первой статьи "Путь, избранный журналом" мы уже писали, как и о содержании третьей статьи, посвященной музыке. Вторая статья "Положение внутри страны", написанная в сентябре 1917 года, посвящена анализу политических событий, происходивших в России в период похода генерала Корнилова на революционный Петроград. Т. Бейбулатов подчеркивал, что "положение страны подобно кораблю, который вот-вот может затонуть".

Критическому положению России Т. Бейбулатов посвятил и свое стихотворение "Мир", в котором он с помощью образов-символов (море - жизнь, корабль - Россия до и после февральской революции, буря - первая мировая война и февральская революция) воплотил свое трагическое ощущение этого мира. И напрасно иные исследователи видят в нем проявление душевной пустоты поэта, ибо это не соответствует ни фактам его жизни, ни душевному состоянию Т. Бейбулатова того периода. Все сказанное нами свидетельствует о том, как глубоко и верно понимал он катастрофическое положение страны, которая, по его собственному убеждению, дальше так оставаться не может, что должны произойти какие-то перемены. Конечно, он не знал, какие силы спасут "тонущий корабль", но эти перемены не заставили себя долго ждать. Вскоре произошла Октябрьская революция, которая позволила сохранить еще на многие десятилетия территорию прежней России почти в прежних пределах на основе идей социализма.

Публикацией романтической поэмы "Хаджи-Мурат" (1910) в 1, 2, 4 номерах журнала Т. Бейбулатов способствовал укреплению национального самосознания дагестанцев. Воспроизведение героических страниц борьбы дагестанцев за национальную независимость отвечало некоторым пунктам программы журнала и "Общества". Именно претворяя в жизнь эти цели, его издатели опубликовали портреты Кази Муллы, Шамиля, иллюстрацию картины, воспроизводящую крепость Шамиля в Гергебеле. Этим же целям служили опубликованные в журнале отрывки из романа 3. Батырмурзаева "Почему не готовитесь?", его статьи, посвященные истории Дагестана.

В июне 1918 г. в 11 номере журнала была опубликована еще одна романтическая поэма Т. Бейбулатова "Хасбулат", созданная в 1915 году и посвященная социальным отношениям кумыкского аула эпохи феодализма. Если поэмой "Хаджимурат" Т. Бейбулатов выступил против инонационального гнета, то поэмой "Хасбулат" - против насилия и гнета местных феодалов.

В стихотворении "Письмо дагестанца с фронта", опубликованном в 6-ом номере "Танг-Чолпана", Т. Бейбулатов осуждал продолжавшуюся после февральской революции Временным правительством первую мировую войну, участником которой совсем недавно он был. Стихотворение это примечательно тем, что в отличие от многих современных ему интеллигентов, уклоняющихся от осуждения империалистической войны, Т. Бейбулатов открыто осуждал ее, показав с помощью художественных средств ее жестокость и бессмысленность. Любопытно отметить, что и на страницах журнала публиковались портреты участников этой войны, как портреты героев.


Читайте на кумыкском языке: Темирболат Бийболатов ва "Тангчолпан"

Размещено: 20.04.2007 | Просмотров: 4243 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.