Кумыкский мир

Культура, история, современность

На очереди память?

Действительно - лучший!

Из всех городов, в которых я бывал и, как говорится, живал, я выделяю три: Махачкалу, Москву и Вильнюс. В Махачкале я родился и вырос, здесь делал первые шаги по своей родной земле, впитывал с молоком матери родную речь, испытал нежность материнской любви, строгость отцовских наставлений... Что касается Москвы и Вильнюса - в каждом из них, как поет Игорь Тальков, у меня "родные есть места", родные люди и друзья, то есть, тот необходимый минимум "впечатлений бытия", который делает жизнь на чужбине возможной и сносной. В Москве учился, постигал секреты литературного дела, вбирал красоту и силу русского языка и культуры... в Вильнюсе прикоснулся к мощной энергетике европейской цивилизации, изучал литовский язык, литературу, культуру...

Я мог бы остаться жить в одном из этих двух прекрасных городов до конца своих дней. Если бы я хотел обосноваться в красивом, благоустроенном, культурном городе - я бы остался жить в Вильнюсе, если бы мне хотелось вариться в котле мегаполиса со всеми его энергиями и соблазнами - я бы поселился в Москве.

Но я вернулся в Махачкалу, потому что здесь моя родина как в автобиографическом смысле (от слова "родиться"), так и в более общем: здесь земля моих предков, которую они обрабатывали, любили и обихаживали, но чаще защищали и обороняли... Здесь мне дана такая полнота личностных и национально-исторических впечатлений и переживаний, которых я не найду нигде! Поэтому я живу здесь.

Для меня Махачкала действительно лучший город России, да что там Россия - Мира и Вселенной! Он для меня лучший независимо от того, широки ли и ровны его улицы, или узки и кривы, постоянно ли подается вода и электричество или по часам и т.п. Даже если в нем совсем перестанут подавать воду и отключат электричество - я все равно буду жить в нем... Потому, что я люблю этот город, как Есенин любил Москву, о которой написал бессмертные строки:

"Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть одрях
- Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах...".

Вы скажите: любовь слепа. Но слепота, как подмечено, обостряет умозрение, позволяя видеть сущность вещей, и с этим видением не сравнится никакие материальные картины и зрелища.

Я тоже был среди критиков деятельности мэра, но я критиковал его за форсирование перемен, за слишком быстрый темп осовременивания Махачкалы - мне хотелось видеть ее такой, какой она была в моем детстве, в юношеские годы. Вместе со срубленными старыми тополями, снесенными одноэтажными домами, улочками, ставшими проспектами - отнималась часть моей памяти.

Но я осознавал свой эгоизм, понимал, что жизнь города, как и жизнь, не может и не должна стоять на месте. Действовал и эффект строительных лесов, когда хаос ремонтных работ заслоняет, закрывает красоту обновления. Но вот леса сняты, мусор убран, обновленный дом распахнул свои двери... И мы видим, что это хорошо. Пусть по-другому, чем раньше, но - хорошо.

В материальном мире действуют объективные материальные законы. Нельзя в три дня построить трехэтажный дом. Вернее, можно, но еще через дня он развалится. Так и здесь: нельзя в несколько лет преобразовать заштатный, застраивавшийся как попало город - в стройный европейский Сити с геометрически ровными улицами, высотными домами, с идущим по часам общественным транспортом. Для этого нужно время, много времени. С. Амиров при том скудном бюджете Махачкалы сделал очень много, я уверен, что другой бы столько не сделал. И я снимаю перед ним шляпу за это.

Да, согласен, Махачкала - это не Париж и не Лондон, даже не Вильнюс. Но для меня ясно и другое: Вильнюсом он станет не скоро, если вообще станет, потому что южные города имеют свои особенности, вытекающие из особенностей самих южан. Эти города, как правило, бывают более засорены, но такими они становятся из-за своих темпераментных горожан. Даже европейские южные города не отличаются образцовой чистотой. Что уж говорить про Махачкалу, куда к тому же стекаются отовсюду все новые толпы селян, не отягощенных культурой городского общежития. Посмотрите, многие ли в Махачкале будут нести бумажку или окурок до ближайшего мусорного бака? Многие ли замешкаются: плевать или не плевать себе под ноги? Многие ли экономят воду, газ, электричество? Многие ли, если уж говорить о культуре исполнения правил дорожного движения, остановятся на красный свет светофора? И т.д., и т.п. Поэтому тем, кто хочет превратить Махачкалу в три года в европейский как по виду, так и внутреннему состоянию город - стоит задуматься, а не лучше просто переехать в уже готовые в этом смысле города? Если, конечно, их там кто-то ждет...

Все это убеждает меня в том, что критический поток, обрушенный на Махачкалу "самыми честными" СМИ (особенно он усилился в последнее время), - тенденциозен. Причина не в проблемах города - они есть во всех городах. А в чем она - читателю разъяснять не нужно... Что сказать?! Кажется "самым честным" понравилось свергать первых лиц, они вошли во вкус... Раз свергли одного, словно бы говорят они, свергнем и второго... Но точно ли это вы его свергли, господа? Очень сомневаюсь... Особенно, глядя на ваши детские конкурсы: вынеси приговор Махачкале! Сами вы его уже, кажется, вынесли, я даже догадываюсь, какой казнью вы собираетесь казнить мой родной город - наверняка по методу Нерона, поджегшего в свое время Рим, чтобы в нем остались одни головешки... Но здравый смысл восторжествует.

Смирись, кумык!

Следующий мой оппонент - тоже из "самых честных". С этим, вернее, с этой придется объясняться по поводу моих этно-политических взглядов. Она методично разъясняет читателю, что они, мягко говоря, устарели и идут вразрез с современными реалиями, в частности, надвигающейся на всех парах глобализацией. Причем начинает это разъяснение с оскорбительной для националистов, к коим я себя отношу, высказывания некоего Джексона (я сначала думал, что речь идет о 7-ом Президенте США Эндрью Джексоне, чье мнение еще стоило бы воспринимать... Но оказалось, что это голливудский артист негритянского происхождения Сэмюель Джексон): "Национализм - последнее прибежище негодяев". Это частное мнение артиста, объявляющее всех националистов "негодяями", преподносится как некая неоспоримая истина, бесспорный факт. То, что это не так, становится ясно из простого рассуждения: с высказыванием Джексона, как минимум не согласятся сами националисты. Следовательно, это не факт - потому что с фактом не поспоришь. Они могут с полным основанием переадресовать это мнение интернационалистам и сформулировать его примерно так: "Интернационализм - последнее прибежище смазливых проституток". И это тоже будет не более, как частное мнение, потому что среди них есть и масса другого народа.

Во-вторых, высказывание артиста можно истолковать и по-другому: даже негодяи, когда им уже некуда деваться, могут найти прибежище в национализме, потому что национализм - это личностно окрашенная форма патриотизма, любви к своей родине, которая все готова нам простить, даже негодяйство, и принять в свои материнские объятья... Я, например, так всегда это высказывание и понимал.

Перехожу к другому, не менее агрессивному заявлению автора. "Многонациональность Дагестана, - нехотя, как тупым ученикам, внушает она, - надо смиренно принять как исходную данность, а общественное устройство как уравнение со множеством переменных, не имеющее точного решения...". Во-первых, хочу сказать, что очень легко озвучивать идеи, которые объективно совпадают с позицией всемогущего начальства и ФСБ. Идея о необходимости смиренно принять многонациональность Дагестана, как данность, как раз из таких... Что ж, госпожа держит нос по ветру, "начальство, - как пишет поэт Маяковский, - заметит ее и оценит...", как оценило уже однажды другую госпожу, свысока "полемизировавшую" со мной по тому же самому поводу...

Во-вторых, я не уверен, что госпожа понимает сама, что она тут нагородила - нет, не в смысле собственно содержания фразы - это она, может быть, и знает, а ее связи с дагестанской действительностью. Я лично вижу в ее высказывании только прозрачную угрозу в адрес кумыков от имени всех остальных, так как было бы глупо призывать к смириться с многонациональностью тех, для кого она является благом, оправдывая занятие ими чужого жизненного пространства. Осмысливая угрожающий тезис, хочу, прежде всего, изложить здесь мое понимание термина "национализм". Он стараниями заинтересованных лиц, приобрел однозначно негативное значение. Но так ли уж он негативен?

Думай обо мне!

Национализм, как очевидно, это групповой эгоизм. А что же такое эгоизм? Почему его все так осуждают? Пойдем от обратного: эгоист, как шутя сказал один неглупый человек, это тот, кто думает о себе, а не обо мне. То есть, если я думаю о себе, а не о соседе, то я эгоист, плохой человек. Если я думаю о своей нации, а не о чужой - значит, я националист, то есть опять же плохой человек. Но где вы видели человека, который бы думал о нас, а не о себе? Таких попросту нет в природе, кроме разве что "тефаля"...

Однако, чтобы лучше понять вопрос, надо наполнить слово "думать" более конкретным содержанием, ведь, понятно же, что речь идет не просто о думанье, как о мыслительном процессе. Думанье вообще дело индивидуальное, интимное, а когда мы говорим про национализм, то подразумеваем массовые миграционные явления, связанные с занятием жизненного пространства то ли или иного этноса и с его реакцией на это занятие. Например, отказ французов смиренно принимать в свою среду все новые волны полуголодных арабов - самими арабами толкуются, как национализм, но с точки зрения французов - это лишь самозащита, отстаивание своего жизненного пространства от вторжения в него инородного - со всех точек зрения - элемента.

Есть оккупанты, которые приходят, чтобы дать, поделиться, а есть такие, которые приходят с тем, чтобы отнять и поделить между собой. К первым я отношу европейцев, ко вторым арабов. Европейцы, не приходя к нам физически, посылают к нам свои товары, технологии, ценности, а арабы приходят в Европу физически (как пришли в свое время к нам, на Хазарско-кумыкскую землю), причем приходят с пустыми, с протянутыми руками, требуя бесплатного жилья, пособий, работы. Те из европейцев, которые сопротивляются этому - получают ярлык националистов. Справедливо, правильно это? Конечно, нет! Если к вам в дом ввалится толпа бомжей и станет требовать потесниться да выставить на стол ваши съестные припасы - как вы на это отреагируете? Но ведь разницы между занятием части вашей квартиры от занятия части вашей страны нет. И там и здесь речь идет о занятии чьего-то жизненного пространства, ведь арабы, прибывающие во Францию, селятся не на безлюдных полях и долинах, они идут в города, вынуждая французов делиться с ними благами, которые не лишние и для них самих. Скажут, а как же глобализация, ТНК, ООН и т.п. Те арабы, которые входят в ТНК и в ООН - во Францию, если и едут, то не с пустыми руками, а таких арабов в штыки не встречают.

Теперь я перехожу к самой сложной части моего изложения - о ситуации в Дагестане. Тут тоже имеет место национализм, но двух видов: наступательный, направленный на занятие жизненного пространства одного из этносов, и оборонительный - реагирование этого этноса на это занятие. Возражения тут могут быть следующие.

Во-первых, уже придумана теория, что сам этот этнос в свое время пришел и занял жизненное пространство тех, кто сегодня именует пришельцами.

Во-вторых, говорят, что если и было занятие жизненного пространства, то оно было так давно и укоренилось так глубоко, что приобрело необратимый характер.

Есть и третье возражение, относительно миролюбивое, мол, да, было дело, заняли ваше пространство, но мы же не чужие, в конце концов, мы братья, просто жили раздельно, а потом соединились, оставим это, сделайте халал и будем жить в мире и дружбе.

По первому пункту можно сказать следующее: даже если согласиться с тем, что кумыки - это этнос, образовавшийся от смешения местной и пришлой расы, то, во-первых, как сейчас установить, какой крови в них больше: тюркской или горской? А то, что в них течет тюркская кровь - это совершенно очевидно, об этом говорит их язык.

Теория, сводящая тюркскую расу к лингвистической общности несостоятельна хотя бы потому, что те нетюрки, якобы усвоившие тюркский язык, усвоили его не так, как мы усваиваем английский: с помощью преподавателя или самоучителя. Они усвоили его в результате постоянных контактов с тюрками-пришельцами. То есть, железом и кровью. Этого, казалось бы, было достаточно, чтобы закрыть тему тюркскости кумыков. Но ее продолжают муссировать. Что ж, раз так велика заинтересованности оторвать кумыков от тюркской расы, то, может быть, стоит спросить их самих: хотят ли они быть тюрками или горцами? Я уверен, что найдется - и немало таких, которые захотят слиться со своими горскими братьями и стать дагами, но уж тех из них, кто предпочтет принять расу материнскую придется признать тюрками без всяких оговорок.

Возьмем второй пункт, о давности происшедшего и желательности в связи с этим забыть неприятный исторический казус. Дагестан стал Дагестаном в современном смысле только после Октябрьской революции, и то не сразу, а несколько лет спустя. До этого у всех этносов, включенных в это образование, был свой путь, и своя история. Так что все разговоры о тысячелетней дагестанской истории, мягко говоря, миф. Общая история Дагестана, да и то в купе с Советской властью, насчитывает всего-навсего 70 лет. Это очень мало для того, чтобы забыть свою отдельную, самостоятельную действительно тысячелетнюю историю. К тому же, советская власть, объединившая Дагестан в одну республику, еще на заре перестройки признана нелегитимной, следовательно, и все произведенные ею акты - тоже нелегитимны.

Наконец, третий пункт, насчет того, чтобы решить дело по-мусульмански - сделать "халал" да и дело с концом. Предложение интересное, но оно может быть принято или не принято только всем кумыкским народом в целом, через референдум или что-то подобное. Однако предложение это, в силу огромной важности его последствий, похоже на те, про которые говорят, что от них нельзя отказаться. В самом деле, а что если кумыки скажут: нет, не дадим вам халал! Что тогда? А тогда, по-моему, будет как в анекдоте о скороспелом интеллигенте проталкивающемся в переполненный автобус: сперва он извиняется и деликатничает, но, увидев, что автобус вот-вот уйдет, со словами "А-а, вашу мать!" - врывается в него, раскидывая на ходу своих конкурентов...

Так что, в свете этих рассуждений, как ни крути, а призыв смириться с тем, что жизненное пространство кумыков для них окончательно и бесповоротно потеряно не более, чем завуалированная угроза: или вы смиритесь, или мы вам покажем кузькину мать! Кто бы в этом сомневался! Но давайте посмотрим: что же такого сделали или делают кумыки, чтобы их следовало призывать к смирению? Может быть, были случаи бунтов с требованием очистить их жизненное пространство? Или теракты, сопровождавшиеся такими же требованиями? Не было ничего подобного! Что же такого было и есть, чтобы посылать кумыкам такие угрозы? А было и есть только одно: память! Кумыки не хотят забыть о своем великом государстве, о своей яркой и прекрасной истории! Какой же моралью надо обладать, чтобы ставить перед народом такое требование?! Впрочем, найдутся аналитики, которые начнут указывать на "Тенглик", мол, он ставит целью воссоздание кумыкского государства! Ну, и что?! Тут кое-кто ставит цели освоить территории соседних субъектов федерации и даже соседних суверенных государств - и ничего. Все воспринимают это как геополитические экзерсисы досужих умов. А кумыкам... кумыкам уже и помечтать нельзя.

Напомним и то, что "Тенглик" подтолкнул к его шагам руководитель России. Разве не Ельцин провозгласил: берите суверенитета, сколько проглотите! В условиях Дагестана это означало, прежде всего, решение кумыкского вопроса. Конечно, речь не шла и не идет сегодня об отпадении от России, речь о переходе Дагестана от унитарного государственного устройства к федеративному, поскольку только это дает возможность сохранять свои языки, культуры, самобытность. Другого способа нет. И с этим были согласны все, кроме разве что уж совершенно убежденных глобалистов. Но это означает необходимость признать самую жизнеспособную часть республики Кумыкским округом (или элем и т.п.).

И тут выясняется, что все остальные, хотя и любят свои языки и культуры, однако не настолько, чтобы признать кумыков хозяевами Прикаспия, где сосредоточены основные богатства Дагестана. И вот на свет явился "Фронт Шамиля", который стал активно сопротивляться сторонникам сохранения языков и самобытности. В этой связи, странно выглядят теплые чувства, которые испытывал автор знаменитых строк "... если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть!" Р. Гамзатов к главнокомандующему этого "Фронта", объективно способствующему исчезновению родного языка Гамзатова. Ведь ясно, что многонациональность Дагестана потребует жертв и от других и уже им придется смиренно признать, что здесь будет доминировать русский язык и русский дух! Лично меня - это устраивает. Остается только признать это не только на словах, но и на деле. А этого пока мы не видим, пока все идет по старинке и самый многочисленный этнос, практически продавив в первые лица своего представителя, пытается убедить нас в необходимости быть интернационалистами. Давайте будем не интернационалистами, а просто русскими. Слабо?

Другой "друг" нашего народа напоминает мне, что есть, оказывается, среди кумыков и такие, которые не разделяют моих взглядов, которые выросли над своей национальной отсталостью и стали-таки подлинными "дагами". Но ведь стать, быть "дагом" - это значит перестать быть кумыком, не так ли? Тогда почему, по каким признакам называет он их кумыками - мне непонятно. Раньше, хоть запись была в паспорте, а теперь и ее нет. Итак, по паспорту они не кумыки, свою причастность к кумыкской нации они отрицают, выступления тех, кто продолжает оставаться кумыками, резко осуждают - какие же они кумыки? Они "даги", и они очень нужны тем, кто "задагски" настроен, ведь на них для того и опираются, чтобы ударить нас, кумыков, побольней и пожестче. Так и скажите прямо: "наша пятая колонна" или какой-нибудь другой термин придумайте, но только не надо называть их кумыками. Я считаю, что дело тут не в количестве: мы уже и так все потеряли - землю, язык, историю... На очереди наша память. То есть подлинные ценности, так что потеря кучки ренегатов - нас не только не ослабит, а наоборот, усилит.

Дочь ЗАМЕСТО отца

Не знаю, кто по национальности Муслимат Тагирова, обрушившаяся на меня с резкой критикой опять-таки за мои этно-политические взгляды, но, судя по тому, как резко она выступает против "кумыкских мест" - возможно, и "кумычка"... но из тех, о которых сказано выше. Речь идет о кресле ректора ДГПУ, которое президент "пожаловал" кумыкам, а Муслимат критикует его за это, говоря, что надо с академическими мерками подходить к выбору ректора, добиваться его в честной конкурентной борьбе! Но если так подходить, то кумык туда никогда не попадет. И М. Тагирова, надеюсь, знает почему... Тогда нечего туда и лезть! - возразит она! Дождитесь, пока у вас вырастут достойные кадры, способные конкурировать с другими - тогда и претендуйте на такое высокое кресло. Я понимаю ее позицию: действительно лучше бы, чтобы среди кумыков были фигуры, способные попасть на такое место без поддержки президента по национальному признаку. Но у нас и президентами становятся по этому же самому признаку, что уж говорить о креслах пониже!

Я уже писал однажды и могу повторить вновь: до тех пор, пока хоть одна нация в Дагестане будет добиваться какого бы то ни было места по национальному признаку - кумыки имеют полное моральное право делать то же самое. Пока нас там, на самом верху (между прочим, по наущению снизу), не перестанут числить в политически неблагонадежных, в потенциальных турецких шпионах - со всеми вытекающими отсюда последствиями - мы, кумыки, вправе иметь свою - особую - позицию в дагестанской политике.

М. Тагирова также обвиняет претендентов в ректоры в мужском снобизме, предлагая им галантно уступить ректорское кресло даме, то бишь, дочери покойного Ш. Исмаилова. Ну, феминизм я и сам приветствую и с удовольствием пропускаю дам вперед, но тот ли это случай, когда половой признак может стать решающим фактором? Пусть борется на общих основаниях, хотя любой, в ком живо нравственное чувство, исподволь испытает здесь некоторую неловкость.

Возможно, причиной этому события из другого ряда (вот, в соседнем Азербайджане отец-Алиев, умирая, передал власть сыну-Алиеву, есть несколько примеров такого же порядка и в других регионах), но как бы там ни было, а отсвет этих реликтовых явлений падает и на связку "отец и дочь" в нашем случае. Впрочем, это ее нравственный выбор: если ее саму тут ничего не смущает - стоит ли нам читать ей мораль по этому поводу? Моралистов сегодня хватает и без нас.

Тагират Гасанова задела меня, вставив, кроме нескольких экзальтированных суждений на обсуждаемую тему, и тему моей грамотности в русском языке. Надо писать "вместо" отца, а не "за" - поучает она меня. В самом деле, можно и так написать: вместо. Русский язык богат и гибок, в том числе и в части предлогов. Так, нередко вместо "передать с тобой" русские говорят "передать через тебя"... Наверное, она не раз слышала и шутливый диалог: "Кто тут Иванов?". "Я за него!". Здесь "за" него означает "вместо". И таких примеров много. Так что, давайте не делать скороспелых выводов, как насчет грамотности наших оппонентов, так и насчет их слов и намерений.

Размещено: 02.02.2007 | Просмотров: 2559 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.