Кумыкский мир

Культура, история, современность

Помнить и понимать свою историю

К 400-летию сражения на Караманском поле

Уважаемый мною известный московский ученый-этнолог Мурад Аджи в частной со мной переписке упрекнул меня и других своих соплеменников в забывчивости. На то у него были веские основания. И с ним невозможно было не согласиться. Но есть вещи постыднее, чем просто повседневная житейская забывчивость. Это амнезия, ослабление или потеря памяти, как отдельным человеком, так и целым народом.

Первейшая обязанность любого цивилизованного народа - помнить и понимать свою историю и передать ее во всей её, пусть и горькой, правде потомкам. Ибо знание и понимание истории своего народа, особенно самых трудных ее периодов, широким кругом активных членов общества и, прежде всего, его элитой - непременное условие выживания этого народа.

Я позволил себе читателям об этом напомнить для того, чтобы актуализировать в памяти одно знаменательное историческое событие, которое мы, современные кумыки, современные дагестанцы, если, конечно, не манкурты, обязаны помнить и им гордиться.

Речь идет о беспримерной победе объединенных сил шаухальской коалиции над войсками царских воевод Бутурлина и Плещеева на Караманском поле на Сулаке в 1605 году. В эти апрельские дни исполняется ровно 400 лет со времени того памятного события, оставившего заметный след в истории России и Кавказа.

Героями Караманского поля были тарковичи Герейхан и Солтанмут Тарковские, воеводы И. Бутурлин и П. Плещеев; кумыки, аварцы, даргинцы, карачаевцы, кабардинцы, балкарцы, крымские татары, турки (теркеменцы) из Шемахов и русские стрельцы и терские казаки, схлестнувшиеся друг с другом в смертном сражении ... Отваги и мужества хватало всем, и все хотели другого одолеть и победить. Ради этого не жалели ни своей, ни чужой крови, ни своих жизней. Победили же кумыки и их союзники, защищавшие родину, родную землю и свою свободу.

Вот как рассказывают (не скажу, что беспристрастно) о предыстории и об этом сражении сами русские источники (орфографию сохраняю):

"...Неприятельская сила (т.е. силы шаухальской коалиции.-К. А.) была чрезмерно велика (!); все три крепости (речь, видимо, идет о крепостях на Сулаке и Акташе - К.А.) были вдруг осаждены. Не можно бы подумать, чтоб россияне еще несколько могли сопротивляться. Однако они так храбро оборонялись, и неприятельский урон был так велик, что черкасы (здесь речь идет о кумыках и их союзниках - К. А.) наконец россиянам предложили, есть ли хотят со всем возвратиться в Россию, то дадут им свободный выход. По довольном рассуждении здались россияне на капитуляцию, и черкасы подтвердили, обещание свое присягою.

Но едва только россияне вышли из крепостей, то они увидели себя окруженных со всех сторон неприятелями, кои нарушив присягу (русские приписывают это поражение коварству кумыков - К.А.) учинили на них нападение. Воевода Бутурлин и кн. Володимер Иванович Бахтеяров-Ростовской, которой был вторым начальником, уговорились между собою, обороняться до последней капли крови, и хотели лучше сами погибнуть, нежели сдаться в плен неприятелю. Прочие воеводы и весь народ приняли то же намерение; ибо здесь не было другой дороги. Федор Иванович Бутурлин, сын первого полководца, которой особливо прославился храбрости своею, убит в сражении во-первых. Чрез то отец его еще больше разгорелся, но и он равную изведал судьбину. Второй его сын Петр, ослабев от многих ран, попал живой неприятелю в руки.

Тоже случилось и князю Володимеру Бахтеярову и двум полковникам Афанасию Благому и Смирному Маматову, из коих о последнем после слышали, что он, будучи у турков, принял магометанский закон... Напротив того кн. Володимер Бахтеяров, сидев несколько времени в полону в Кафе, паки освобожден, и послан в Терки.

Россиян было более 7000 человек, не считая господских служителей, на сем сражении убитых. В том же числе находился Осип Плещеев с двумя сыновьями Богданом и Львом, воевода Иван Осипов сын Полев, и письменные головы Калина Сузин, Демид Черемисинов. Иван Исупов и проч. Кн. Володимер Мосальской утекши с малым числом людей, принес толь великой страх в Койсу, что кн. Вл. Долгорукой, будучи там воеводою, и Петр Головин, который заготовлял провиант, зажгли город, и с имеющимся при них народом возвратились в Терки..." (О походе русских войск около 1604 г. на черкесов и на Дагестан (выписка из работы: Опыт новейшия истории о России ) - В кн.: Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие. СПб., Имп. Акад. Наук, 1761, март, с. 242-243).

Русский историк Н. М. Карамзин уже в XIX веке, в имперских геополитических категориях осмысливая последствия этого поражения для русских, отмечал: "Сия битва несчастная, хотя и славная для побежденных, стоила нам от 6 до 7 тыс. воинов, и на 118 лет изгладила следы Российского влияния в Дагестане" (Карамзин История государства Российского М. 1988. кн. III. Т.II с. 43). С ним соглашался и другой русский историк А. А. Соловьев; "Семь тыс. русских пало вместе с воеводами, и владычество Москвы исчезло в этой стране" (Соловьев А.А. Соч. Кн. 4. С, 303). Этот же историк, имея ввиду события в Кумыкии в 1604-1605 гг. и бесславную военную авантюру царя Бориса Годунова и господ И. Бутурлина и О. Плещеева, констатировал, что это "обошлось Москве дорого" (там же. Т.8. С. С.363).

Таким бесславным был конец военной авантюры Москвы против Тарков в 1605 году...

Действительно, такого поражения царские войска не знали со времен взятия Казани и Астрахани. Мусульманские хронисты отмечают: не будь этого поражения, нанесенного в Дагестане в 1605 году, Россия на целых 100 лет раньше вышла бы к берегам Арака и Куры. Победа эта высоко подняла статус и славу кумыкских шаухалов и подвластного им народа в мусульманском мире. XVII век стал веком их могущества и независимости. Адам Олеарий, побывавший в Кумыкии через тридцать с лишним лет (!) после этой победы, свидетельствует: "Они (кумыки. К.А.) заявляют, что неподвластны ни иранскому шаху, ни великому князю Московскому, что они дагестанцы и не состоят в подданстве ни у кого, кроме Бога".

Однако одно дело одержать победу, другое - закрепить и развить его. Второго-то кумыкам и их правителям и не удалось. Не удалось в силу субъективных, а главное, - объективных причин. Здесь, в регионе и в XVII веке и последующие века вплоть до пленения имама Шамиля и ликвидации в 1867 г. кумыкской государственности в лице Шаухальства Тарковского шло нескончаемое соперничество трех великих держав - России, Ирана и Турции. И кумыкам, естественно, трудно было, практически невозможно было, закрепить и развить свою государственность. Это хорошо понимали наши предки и их правители, достаточно адекватно и трезво оценивавшие геополитические реалии и собственные ресурсы. Жить и существовать кумыкам (и не только им) суждено было в конкретно-исторических условиях эпохи колониального раздела мира всесильными державами и хронической несвободы. Это и мы должны понимать, и понимаем. Но мы были бы не достойны своих предков, если бы превратились в манкуртов, "в Иванов, непомнящих родства", предали уроки многовекового политического опыта нашего народа, его историческое "Я". Но, - к сожалению, как отмечал еще в 1848 г. кумыкский историк Д.-М. Шейх-Али имея ввиду события 1604-1605 гг. и "изгнание русских гарнизонов" с Кумыкской равнины (иначе он и не мог писать в условиях царской цензуры), "должно, однако же, прибавить, что кумыки не сохранили ничего о столь важной борьбе..." (Д.-М. Шихалиев Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала. 1993. С. 31).

Сегодня с 400-летней исторической дистанции мы, конечно же, видим и понимаем многое, видим и то, что война 1604-1605 гг. была не последней войной между кумыками и русскими, были и другие войны, не менее значимые, не менее успешные (вспомним хотя бы еще одну победу, одержанную войсками Сурхай-шаухала Тарковского в 1651 г. на Герменчикском поле над русскими стрельцами). Что было, то было. Историю в угоду какой-либо сложившейся конъюнктуре переписывать и приукрашивать никогда не следует. Но мы должны знать и помнить, что постоянное и интенсивное воздействие внешнего фактора на геополитическое развитие кумыков и всего Дагестана периодически (в течение XVII-XIX и XX вв.) ставила наш народ в ситуацию кардинального выбора между различными политическими альтернативами. При этом, начиная со второй половины XVIII века, центральное место в ситуациях политической альтернативности у кумыков в лице их тогдашней политической аристократической элиты - шаухалов Тарковских занимали союзнические (подданнические) отношения с Российским государством. И они-то, пожалуй, отвечали коренным экзистенциальным интересам кумыков, они-то и позволили им вместе с Россией, ранее чем другим народам, включиться в духовное поле европейской цивилизации. Вступление в союз с Россией, ранняя ориентация кумыков на Россию, вхождение Тарковского кумыкского государства (шаухальства) в состав России были оправданными и неизбежными. Это был акт сознательного и самостоятельного выбора наших предков, основанный на понимании своих экзистенциальных интересов и на трезвой оценке конкретно-исторического контекста и обстановки той исторической эпохи.

Истекшие века подтвердили правильность выбора наших предков...

Возвращаясь же к знаменательной исторической дате, будет правильным констатировать следующее. Безусловно, это событие независимо от конкретных политических и военных обстоятельств начала XVII в. достойно внимания наших историков и подобающего ему места в нашей исторической памяти. При этом отнюдь не следует видеть в этом юбилее повод для празднования, равно как и - недопустима, по нашему мнению, ни в коем случае даже малейшая политизация этого события. Историей нам было предопределено быть в составе Российского государства. И хорошо, что наши предки и тогдашние их правители, шаухалы Тарковские сделали единственно правильный выбор в пользу государственного единства с Россией. Только взвешенная оценка 400-летия караманского сражения и одержанной в ходе его победы с сугубо научных, объективных позиций будет способствовать росту интереса к общей истории народов Дагестана и России и в конечном итоге их сплочению. Жаль только, что наши научные институты и вузы, где, казалось бы, сосредоточены основные силы профессиональных историков как всегда, перестраховываясь, "замалчивают" эту знаменательную дату, в то время как группы так нелюбимых, ими "фольк-историков" отмечают её принародно. И это само по себе не так уж, наверное, плохо, если им это удастся сделать, не ведая "ни радости, ни гнева".


Опубликовано:
КНКО: Вести. Вып. № 12-14, 2006-2007, Махачкала..

Размещено: 16.01.2007 | Просмотров: 4311 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.