Кумыкский мир

Культура, история, современность

И стали кумыки азербайджанцами...

О происхождении и родословной Магомаевых.

В России и далеко за ее пределами хорошо известно имя нашего современника, певца и композитора, долгие годы остававшегося бесспорным кумиром молодежи - Муслима Магомаева.

Но не многие знают, что имя свое певец получил в память о деде. А дед - старший (Абдул)Муслим Магомаев был выдающимся музыкантом своего времени, заложившим основы современной профессиональной музыкальной культуры Азербайджана. Не все в точности знают и то, кто были их предки и каковы их этнические корни.

Поэтому нет ничего удивительного и в том, что Магомаевых в Чечне считают чеченцами, а в Азербайджане, соответственно - азербайджанцами. В действительности же они были ... этническими кумыками.

Полагаю, что ни одна из существующих версий происхождения фамилии Магомаевых в Азербайджане нисколько не ущемляет чье-либо национальное достоинство. Невозможно отделить их ни от Азербайджана, ни от Чечни, ни тем более от Дагестана. Принадлежат теперь они и России, и Азербайджану и всему миру.

У кумыков, дагестанцев нет нужды и надобности ни придумывать себе духовных кумиров, ни примазываться к чужой славе. Но все же ради истины и объективности в изучении (нет, не национальной идентичности, ее определяет каждый человек сам, - их этнического происхождения) приоритет следует отдать архивным источникам и биографическим фактам.

Попытаемся же на основании имеющихся в различных источниках данных проследить жизнь семьи и историю рода Магомаевых.

* * *

Существует несколько версий происхождения этой знаменитой фамилии. По одной из них, изложенной без каких-либо аргументов в основном в азербайджанских источниках, Магомаевы считаются азербайджанскими выходцами из Закатальского (Кахского) округа Азербайджана, которые обосновались во второй половине XIX в. в Старых Атагах в Чечне. Глава семьи Магомед был кузнецом-оружейником.

Согласно другой, существующей среди чеченцев, они являются исконными чеченцами. Однако и в этом случае каких-либо генеалогических данных в доказательство данной версии не приводится. Наиболее же достоверной и убедительной представляется версия об их кумыкском происхождении, ибо она основана на конкретных сведениях и свидетельствах. Так, еще в 20-30-е гг. ХХ в. одновременно два компетентных автора отзывались о них как о кумыках. Один из них известный в то время северокавказский (ростовский) музыковед А. П. Митрофанов, автор специального исследования "Музыкально-песенное творчество горцев Северного Кавказа", проведенного в конце 20-х - начале 30-х годов1).

Другой же автор - известный чеченский писатель-историк Х. Ошаев - в своей статье "Кто автор "Молитвы Шамиля", опубликованной в 1931 г. в журнале "Революция и горец" (№ 10-11) также давал однозначный ответ на поставленный им же самим вопрос: "авторство ее принадлежит гармонисту Магомету Магомаеву, кумыку по национальности, сочинившему знаменитую мелодию примерно в 1910-1912 гг."2) Речь в данной статье шла об одном из членов семьи Магомаевых, о ком более подробно мы напишем ниже. Эта версия издавна существовала и в самой кумыкской народной среде.

Подкрепляется эта версия и свидетельствами, близко знавших эту семью людей, а самое главное - и самих Магомаевых. О кумыкском происхождении Магомаевых, например, рассказывал своему аспиранту Алиеву С.М. проф. МГУ Азиз Алиевич Шериф, с молодости друживший с семьей Магомаевых в Баку (Информация доцента ДГУ, канд. фил. наук. С.М. Алиева (1936 г.р.). По его рекомендации С. Алиев встретился в 1962 г. с полпредом Азербайджана в Москве Джамал Магомаевым. Тот приходился восходящей тогда звезде советской эстрады, певцу Муслиму Магомаеву - младшим дядей (т. е. братом его отца Магомеда). Джамал Магомаев, несмотря на свою занятость, встретил его радушно, много расспрашивал и в беседе подтвердил, что они (Магомаевы) по происхождению являются этническими кумыками. Он же сообщил и такую деталь, что его прабабушка была родом из сел. Кум-Торкала Темир-Хан-Шуринского округа Дагестанской области. Расул Расулов, известный и старейший кумыкский писатель, живший в Баку, также писал в 60-е годы в альманахе "Дослукъ" о кумыкском происхождении Магомаевых. Но его статья затерялась во времени, и мало кто вспоминал впоследствии о ней. И только теперь, в период моей работы над этой статьей, известный исследователь истории театра и журналист Д. Алклычев указал мне на нее.

В пользу кумыкской версии происхождения Магомаевых свидетельствует и тот факт, что примерно до середины XIX в., т.е. до восстания чеченцев против своих владетелей - кумыкских князей в 1843 г., в Чечне, в т.ч. в Старых Атагах, совместно с чеченцами жили и кумыки. По свидетельству ученых, представители кумыкского по происхождению тайпа (рода) Таркхой (тарковцы) до сих пор проживают в Восточной Чечне3).

Очевидно, семья Магомаевых в конце XIX, принадлежала к остаткам кумыкского населения в Восточной Чечне, в Старых Атагах, а в начале ХХ в. и она перебралась г. Грозный.

"Птенцы гнезда Магомаева"

Семья Магомаевых из Старых Атагов, как свидетельствуют архивные материалы, была многодетной. Главой семьи был Магомед - кузнец-оружейник. Он вместе с женой, которая, по генеалогическим данным, была родом из сел. Кум-Торкала Темир-Хан-Шуринского округа Дагестанской области, воспитывали трех сыновей (Джамал-Эддина, Магомеда и Абдул-Муслим-бека) и трех дочерей (имена установить не удалось).

1. Магомет Магомаев.

Ярко одарен был старший из братьев Магомаевых - Магомет, прекрасно игравший на гармони и на флейте. Магомет Магомаев был душой художественно-интеллектуальной жизни семьи. Он отличался огромным обаянием, большими способностями и тягой к различным видам искусства. Учащийся грозненской городской школы, он был руководителем ученического оркестра, постоянно выступал в драматических инсценировках, а позднее преподавал европейские и восточные танцы. С юных лет Магомет Магомаев увлекался фотографией, хотя у "правоверных мусульман" это считалось греховным делом, как и занятие живописью. Кстати, и этим "опасным" даром Магомет был щедро наделен природой. Его увлечение рисованием было замечено школьным начальством, рекомендовавшим одаренного юношу в художественное училище Петербурга. Но родителям пришлось отказаться от мысли увидеть Магомета художником-профессионалом, так как материальное положение семьи находилось в крайне тяжелом состоянии.

Магомет оказал большое влияние на Муслима и первым приобщил его к музыке. Маленький Абдул-Муслим, рано научившийся играть на восточной гармони, охотно подбиравший на ней народные мелодии, отличался тонкой музыкальной одаренностью. В семье почти все, включая и девочек, сестер Муслима, играли на гармони. Любили слушать граммофонные пластинки с записью хоровых песен или танцевальной музыки. К хоровому многоголосью Муслим-бек приобщился юношей, слушая кумыкскую народную музыку.

В народной памяти и истории музыкально-песенной культуры горцев Северного Кавказа старший из братьев - Магомед Магомаев остался как самодеятельный гармонист и композитор, автор знаменитой "Молитвы Шамиля", известной также по другому фольклорному названию как "Танец Шамиля". Сведения об авторстве М. Магомаева и его кумыкской национальной принадлежности впервые приводятся в работе ростовского музыковеда А.П. Митрофанова4), подготовленной в конце 20-х - начале 30-х годов.

Эти же сведения, как отмечено выше, мы находим у известного чеченского писателя-историка Х. Ошаева.

Остановимся для начала на творческой биографии Магомеда Магомаева. К сожалению, мы знаем лишь об одном музыкальном произведении композитора. - "Молитве Шамиля". Вышеупомянутый Х. Ошаев указывал, что она сочинена в чеченском ауле Шатой под сильным впечатлением от рассказов стариков о Шамиле.

Действительно, следует отметить, что мелодия эта обросла своей собственной историей, многочисленными народными преданиями и легендами, встречающимися в самых различных этноареалах Кавказа и Юга России. "Молитва Шамиля" - легендарна по происхождению, сюжетна и многовариантная. Легенды, бытующие, например, на Кубани (См.: Соколова А.Н. Кавказские танцы в традиционной культуре Кубани), значительно отличаются от тех, которые известны в Чечне и Дагестане. На них стоит подробно остановиться.

По одной из версий творческой истории этого сочинения М. Магомаева считается, что она создана знаменитым гармонистом на сюжет предания об имаме Шамиле. Однажды войско имама оказалось в окружении, из которого не было надежды выйти. И тогда Шамиль придумал, как поднять дух своих воинов. Он в первую очередь помолился, а затем по его приказу заиграла музыка, и сам имам Шамиль, жестоко преследовавший всякие развлечения, начал искрометный танец. Его танец увлек всех, а в самый разгар пляски был дан приказ к атаке. Соратники Шамиля отчаянно сражались, - и вырвались из окружения. "Молитва Шамиля" состоит из двух частей: первая - грустная и торжественная, вторая - озорного танцевального характера.

В кумыкской же менее пафосной, но, быть может, более "автобиографичной" версии этой хореографической легенды, которую мне удалось записать в 60-е годы, возникновение этой танцевальной мелодии связывается не с Шамилем, а с личными семейными обстоятельствами композитора. В один из дней, когда Магомед все еще переживал и по-отцовски тайно оплакивал безвременную смерть своего горячо любимого сына, к нему приехал издалека один из давних отцовских кунаков. Магомед, естественно, встретил и приветил его как полагается. Жена накрыла стол с обильным угощением. Кунак, ни чем не догадывавшийся и, видимо, обманутый неподдельным радушием и напускной беззаботностью хозяина дома, не отказался и от кувшина горячительного вина. Слово за словом, стопка за стопкой гость начал хмелеть и захотелось его душе внять наигрышам - кюям кумыкской гармоники. А он знал, что Магомед творит чудеса с этим инструментом. Из уст в уста передавались слова Магомеда, сказанные им однажды в хмельном кумыкском застолье о том, что, если бы не боялся он Бога, то наигрышами своей гармоники ввергнул бы, слушателей, мужчин и женщин, чуть ли не во вселенский плач.

Магомед бережно, как ребенка, взял в руки гармоники и, невольно отдавшись нахлынувшим чувствам, стал наигрывать, изливая не утихающую боль сердца. Гармоника дрожала и плакала в его руках. Плакала о том, что не вернуть ему сына, и мать его, горюя, сойдет в могилу сырую, и невесте его как пережить эту не судьбину...

Плакала и дрожала гармоника; наполнялись горючими слезами и глаза кунака, завороженного этой чарующей мелодией. В какой-то момент гармонист заметил это и, смутившись, что выдал кунаку свою душевную боль, решил тут же "замять" эту свою слабинку и заиграл более весело и жизнеутверждающе.

Так родилась, гласит молва, эта мелодия, печальная и завораживающая, взрывная, как молния и очистительная как ливень. О, эта небесная Музыка, рожденная из недр старинных кумыкских кюев и древних похоронных танцев - шахалаев.!

В кубанских хореографических легендах и преданиях5), связанных с "Молитвой Шамиля", Шамиль предстает статным молодым черкесом, влюбленным в русскую девушку. В сюжетной канве песни-танца Шамиль - черкес не выдерживает упреков девушки и убивает ее кинжалом. Причина убийства выглядит наивной и неправдоподобной. Историческая правда искажена до неузнаваемости, имя Шамиля в ситуативном контексте кажется искусственно притянутым. Однако, подобно этническим жанрам общекавказского фольклора, - Танец Шамиля имеет еще и прозаическую легенду, существующую как автономный жанр. По времени она, как считают исследователи, связана с моментом пленения имама. В ней рассказывается о том, что плененный Шамиль получил разрешение помолиться у своего знамени. Взойдя на пригорок, на глазах у своих соплеменников и многочисленного русского войска Шамиль коленопреклоненно начал тихо молиться. Так продолжалось некоторое время, затем в молитве Шамиль дошел до исступления, превратившегося в воинственную пляску. Следившие за пленником, вероятно, были ошеломлены. Так или иначе, событие это, как видно, обросло подробностями и домыслами и сохранялось в фольклорной памяти по сей день. Сама же "Молитва Шамиля" обессмертила имя ее создателя Магомеда Магомаева.

Музыка эта получила широкое распространение по всей России и даже Европе, куда ее занесли эмигранты из России послереволюционной волны. Как указывают очевидцы, в 20-е годы, после революции, в Европе не было ни одного кафе-шантана или ресторана, где бы не звучала "Молитва Шамиля".

Была она весьма популярна и весь советский период. На бытовом уровне практически ни один ресторанный вечер во многих точках бывшего Советского Союза не обходился без "Молитвы Шамиля" Однако в российских центральных, восточных и др. регионах она, как и все кавказские танцы, понималась исключительно как лезгинка.

В 30-50-ые годы танец Шамиля широко практиковался и в адыгской среде, но в последние десятилетия его практически не танцуют, хотя помнят о нем немало. В кубанской традиции, напротив, танец не исчез из активной практики. Известно, что он является чуть ли не обязательным на казачьих народных празднествах, вечеринках и свадьбах во многих станицах Краснодарского края. Еще в 1931 году Х. Ошаев сетовал, что танец Шамиля, попав от горцев к другим народностям, становится разновидностью "развесистой клюквы". По его мнению, "религиозное население усмотрело бы в демонстрировании молитвы перед танцем кощунство". Однако на Кубани закрепился именно этот вариант танца, состоящего из 2-х разделов - коленопреклоненной молитвы и неистовой пляски. Побуждением к исполнению и закреплению в традиции данного варианта, вероятно, являлась необычайная популярность Шамиля и тяга к драматическим контрастам, создающая эффект культурного и эстетического шока. В восприятии славян единство молитвы и танца отнюдь не является "развесистой клюквой", напротив, демонстрирует силу воли, энергию, мощный внутренний стержень поверженного героя.

...Вот такой неизгладимый след в народной памяти и истории музыкально-песенного творчества наших народов оставил замечательный музыкант и самодеятельный композитор Магомед Магомаев.

2. Абдул-Муслим-бек Магомаев.

Абдул-Муслим (Муслим-бек) родился 5 сентября 1885 г. в сел. Старо-Атагинское (уточнено по метрическому свидетельству6), а не в Грозном, как это указывается в ряде изданий.

Художественные впечатления маленького Муслима формировались в благоприятной среде - это и дивная природа родного края, и сама музыкальная атмосфера - духовный "микроклимат" семьи, где мальчик с детства впитывал в себя неповторимую прелесть народной музыки и поэзии.

Первоначальное образование Муслим получил в Грозненской горской школе. Именно в эти годы впервые запела скрипка в неловких еще мальчишечьих руках, он с удовольствием участвовал в ученических концертах. Муслиму, как самому успевающему ученику этой школы после ее окончания посчастливилось поступить в 1900 г. в Горийскую учительскую семинарию, где имелись русское, грузинское, армянское и "татарское" отделения. В "татарском" отделении учились представители тюрко-язычных народов из Азербайджана, Дагестана и Северного Кавказа. Абдул-Муслим в порядке поощрения был зачислен сразу в старший подготовительный класс.

Семинария эта, созданная в 1876 году и готовившая народных учителей, сыграла важную роль в развитии просвещения среди народов Закавказья. Национальный состав учащихся семинарии был весьма разнообразен. Вспоминая о годах, проведенных вместе с Узеиром Гаджибековым и Муслимом Магомаевым в Горийской учительской семинарии, старейший представитель азербайджанской культуры, в будущем заслуженный педагог республики Али Терегулов (татарин по происхождению) рассказывает: "Ежегодно сюда, в Гори, со всех уголков Кавказа и особенно Закавказья съезжается разноплеменная молодежь для поступления в Закавказскую учительскую семинарию... В числе учащихся - русские, азербайджанцы, армяне, грузины, абхазцы, курды, представители многочисленных народов Дагестана, кубанские и терские казаки и даже ногайцы и поволжские татары"7).

В Горийской семинарии впервые пересеклись жизненные и творческие пути двух талантливых юношей - будущих композиторов Муслима Магомаева и Узеира Гаджибекова из Азербайджана, также имевшего дагестанские корни. Муслима и Узеира сразу потянуло друг к другу. Музыка, к которой они оба питали склонность более других семинаристов, сблизила их еще больше. Все свободное время они отдавали своему увлечению - музыкальные занятия занимали важное место в учебной программе. Об этом вспоминал впоследствии Узеир Гаджибеков: "В семинарии часто устраивались концерты симфонического и духового оркестров, созданных из самих учащихся. Конечно, ни один концерт не проходил без самого актвиного участия одаренного, всей душой любившего музыку Муслима. Уже 18-летним юношей Муслим Магомаев был старшим музыкантом в симфоническом оркестре и часто заменял дирижера..."8)

Именно здесь, в Гори зародилась дружба двух замечательных людей, дружба, которой они оставались верны всю свою жизнь: Здесь приобрел друга в лице Узеира Гаджибекова в лице своего земляка и соплеменника. Именно в годы учебы в семинарии у них проявился глубокий интерес к собиранию и записи тюркского музыкально-песенного фольклора. Известно, что оба они, будучи в родных местах, на каникулах записывали любимые мелодии народных песен. А записи народных песен семинариста М. Магомаева, экспонировались даже на Парижской Всемирной выставке в 1900г., в Тифлисе в 1901 г. Вот что писал впоследствии по этому вопросу сам Магомаев: "Собиранию и изучению тюркской народной песни необходимо придать особое значение... От этой работы почти целиком зависит выявление тюркской гармонии"9).

В 1904 г. Муслим в числе лучших учеников завершил учебу в семинарии. Окончание курса семинарии обязывало Магомаева к работе в качестве учителя народной школы в течение ряда лет. В личном деле семинариста М. Магомаева хранится его письмо директору Горийской учительской семинарии, к которому он обращается с просьбой о трудоустройстве в родных местах, мотивируя свое желание семейными обстоятельствами: состарившиеся родители с надеждой ожидали возвращения сына, ставшего к тому времени единственной опорой семьи.

Учебное начальство учло и уважило просьбу своего выпускника и направило Муслима на работу в родные места, к соплеменникам, т. е. в Терскую область в кумыкское селение Верхние Бековичи (кум. Бекиш-юрт, ныне сел. Кизляр в Моздокском районе Северной Осетии) - имение князей Бековичей-Черкасских под Моздоком10), где в то время жил и свой быт устраивал просвещенный и прогрессивно настроенный человек своего времени кн. Тембот Жанхотович Бекович-Черкасский (род. в 1870 г.), есаул, командир 1-ой сотни Дагестанского полка, герой русско-японской войны 1904-1905 гг. Позже Тембот командовал одним из полков т.н. "Дикой дивизии". Дослужился до чина генерал-майора, в годы гражданской войны командовал дивизией в Деникинской армии. Он, по данным проф. С.Ш.Гаджиевой. был женат на кумыкской княжне из рода Каплановых (с.Аксай). Детей от этого брака не было. После революции семья эта эмигрировала заграницу во Францию и жили там, в Париже11). Кстати, об этом рассказывал и мне во время моего пребывания в с. Кизляр имам соборной мечети Б. Батраев, сражавшийся в рядах Французского сопротивления и встречавшийся там с князем Темботом...

Муслим Магомаев проработал здесь, в Бекиш-юрте, заведующим и учителем сельской народной школы всего год, но и за это время успел организовать, между прочим, кумыкский школьный хор. Хор пользовался большим успехом у местного населения12).

Однако работа здесь, в глуши, вдали от областного центра, не удовлетворяла энергичную, кипучую натуру молодого Магомаева, и он вновь обращается с ходатайством к Терскому областному начальству. В своем прошении, адресованном директору народных училищ области, он пишет: "Окончив в текущем 1904 году курс в Закавказской учительской семинарии и, получив при этом звание "учитель", я бы готов был служить во всякой местности Российской империи, ибо пользу Отечеству можно принести везде. Но семейные обстоятельства, именно старость родителей и их безграничные надежды, возлагаемые на меня, как на единственную опору семьи, заставили просить:о разрешении мне служить на родине, именно в Грозненской горской школе"13).

На столь мотивированное прошение Магомаев получил отказ. Резолюция директора гласила: "Уведомить Магомаева, что где имеются православные ученики, по закону может быть назначен только православный учитель, а потому его просьба, к сожалению, не может быть удовлетворена"14).

Поэтому, проработав положенный год в селении, он в 1905 г. уезжает в Тифлис, где женится на выпускнице Александровского женского училища Багдагуль-Джамал (Бадюше) Терегуловой, с которой он дружил еще с периода своей учебы в Горийской учительской семинарии и часто бывал вместе со своим другом Узеиром в их гостеприимном тифлисском доме. Что интересно, на другой дочери Терегуловых, Мелике, тогда же женился и его друг Узеир. Таким образом, Муслим и Узеир стали еще и родственниками (баджанаками) на всю дальнейшую жизнь.

Следует отметить, что семья казанских татар Терегуловых принадлежала к прогрессивным интеллигентским кругам Закавказья. Многие представители этой фамилии впоследствии навсегда связали свою судьбу с Азербайджаном. Али и Ханафи Терегуловы - семинарские друзья Магомаева и Гаджибекова - были их творческими единомышленниками и помощниками во всех их делах и начинаниях на поприще развития просвещения и культуры.

В том же году после женитьбы Муслим Магомаев получает назначение в Ленкорань и с тех пор он навсегда связывает свою судьбу с Азербайджаном...

В Ленкорани, в условиях "глухом, уездном городишке", "серьезно работать в области музыки было трудно. Но и здесь молодой учитель и музыкант проявляет инициативу, создает любительские кружки, отдает все свое время любимому занятию - музыке"15).

Здесь, в Ленкорани, часто устраивались общественные концерты, на которых исполнялись и собственные произведения Магомаева. Среди них исследователи отметечают и такие его произведения как "Маленкая фантазия", "Попурри из туземных (дагестанских) мотивов" для симфонического оркестра и ряд других16).

Так началась музыкальная карьера Абдул-Муслима, которая вознесла его на культурный Олимп Азербайджана и Союза.

Умер Муслим Магомаев-старший в 1937 году в Нальчике, а предан земле в Баку. Его именем названа Азербайджанская государственная филармония и одна из улиц Баку.

...Трудно сказать, как бы сложилась его творческая судьба на родине, в Терской области. Понятно, что Муслим Магомаев-старший опережал время своим громадным талантом. Он был "запрограммирован" на симфоническую музыку, на произведения больших форм. Ведь ни в Чечне, ни в Дагестане и на всем Северном Кавказе в начале прошлого века его талант и творчество не могли быть сполна востребованы (вспомним, в этой связи творческую судьбу Татама Мурадова!) в силу слабого развития и знакомства здесь с европейской музыкальной культурой. Так что востребованностью и расцветом своего могучего таланта Муслим Магомаев, сын Магомеда Магомаева из Старых Атагов в Чечне обязан Азербайджану, азербайджанской культурной среде. Он кумык (если хотите, - и чеченец) с азербайджанской судьбой.

3. Кумир молодежи Муслим Магомаев

А наш выдающийся современник Муслим Магомедович Магомаев-младший- "птенец гнезда Магомаева" - приходится правнуком Магомеду Магомаеву и внуком Муслиму Магомаеву-старшему.

Муслим Магомаев родился в Баку 17 августа 1942 года. Родители Муслима - Магомет Магомаев, театральный художник, и Айшет Магомаева, актриса. Имя ребенку дали в честь деда, великого азербайджанского композитора, который одним из первых в своей музыке начал сочетать классические и народные традиции. Отец погибает на фронте незадолго до Победы. Большое участие в воспитании и судьбе Муслима принял его дядя Джамал-эддин Муслимович Магомаев - крупный государственный деятель Азербайджана, в 60-е гг. ХХ в. работавший полпредом Азербайджана в Москве.

Итак. Абдул-Муслим Магометович Магомаев, кумык из Старых Атагов в Чечне, еще в начале ХХ века навсегда связал свою судьбу с Азербайджаном. Породнился с татарами, жившими издавна в Тифлисе. Здесь родились его дети, два сына, от них пошли внуки. В Азербайджане он жил и работал.

Муслиму не трудно было стать "азербайджанцем", ибо кумыки, как и азербайджанцы-огузы, - это те же тюрки, но только в отличие от них - со своим особым диалектом (языком) кипчакского типа. Поэтому он, этнический кумык, считается азербайджанским композитором, классиком музыки. Там он, неутомимый педагог, воспитал и целое поколение музыкантов. Здесь к нему пришла слава, здесь приобрел мировую известность.

Абдул-Муслиму Магомаеву принадлежат широко известные оперы "Шах Исмаил" и "Наргиз", которые десятки лет не сходят со сцены оперных театров. Им также созданы симфонические произведения на азербайджанском материале - "На полях Азербайджана, "Танец освобожденной азербайджанки". Творческое наследие Магомаева свидетельствует и о том, что родные кумыкские мотивы всегда звучали в его душе. Именно ими вдохновлены такие незаурядные симфонические произведения, как "Агачаульская (кумыкская) лезгинка", "Попурри на туземные мотивы".

Примечания.
1) Митрофанов А.П. Музыкально-песенное творчество горцев Северного Кавказа. Сб. материалов Северокавказский краевой горский НИИ. Т.1. Ростовский государственный архив. Р.4387. Оп.1. Д.30. С.17.
2) Ошаев Х. Кто автор "Молитвы Шамиля" // Революция и горец, 1931. № 10-11, с.112-113
3) Гусейнов Г.-Р. А.-К. "Тарковские юные молодцы" чеченских героических сказаний... // КНКО: Вести.2001,№2-3, с.22
4) Митрофанов А.П. см. выше.
5) Соколова А.Н. Танец Шамиля // Литературная Адыгея, 1998. N3
6) Касимова Н. Соратники. Баку. 1988, с.5
7) Терегулов А. Г. В Горийской учительской семинарии // "Изв. Академии наук Азерб. ССР" № 9, 1945, с. 83
8) Цит. по сборнику "Слово об Узеире Гаджибекове". Сост. А. Иса-заде, Элмб 1985, с. 172.
9) Исмаилова Г. Муслим Магомаев. Баку. 1986, с. 40
10) М. Магомаев. Баку. Азернешр. 1940, с.13
11) А. Дациева "Кизляр-наме", Махачкала. 2004, С. 205-207
12) Исмаилова Г. Муслим Магомаев. Баку, 1975
13) Цит. по: газета "Орга-Аргун. №5-6, 4 февраля 2002 г.
14) Магомаев М. Баку. Азернешр. 1940, с.3
15) Гаджибеков У. О музыкальном искусстве Азербайджана. Сб. статей. Азернешр. 1966, с. 72
16) Исмаилова Г. Муслим Магомаев. Баку. 1975, с. 34
 
Использованы фотографии с персонального сайта Муслима Магомаева

Размещено: 16.11.2006 | Просмотров: 14027 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.