Кумыкский мир

Культура, история, современность

Предисловие к публикации сочинений о кумыках М.Б. Лобанова-Ростовского

Написано доктором исторических наук, профессором С.Ш. Гаджиевой для издания сочинений М.Б. Лобанова-Ростовского 1843-1846гг. в 2002 году:

Кумыки, их нравы, обычаи и законы

Описание гражданского быта кумыков 1843 года

 

С именем Михаила Борисовича Лобанова-Ростовского связано начало изучения кумыкского народа российской исторической наукой. В 1846 г. вышло в свет его исследование "Кумыки, их нравы, обычаи и законы", которое сразу же вызвало живой интерес научной общественности1).

В своем исследовании М. Б. Лобанов-Ростовский касается ряда важных вопросов истории кумыков. Так, в частности, он глубоко анализирует вопросы проникновения, начиная с раннего средневековья, и оседания в Терско-Сулакском, междуречье различных племенных групп, изучает географические условия местности, хозяйственную деятельность населения.

Впервые большое место в работе уделяется роли выдающейся личности Султан-Мута - сына шамхала Тарковского, "отвоевавшего" у своего отца и братьев засулакскую часть земель. По мнению автора, эти события происходили "не раньше первой половины XVI столетия", ибо, как он отмечает, кумыки северной части "от родоначальника своего Султан-Мута до настоящих времен (до 1846 г.- С.Г.) считают 13 поколений"

Значительное место в исследовании занимает история и статусы сословий узденей, князей, чагаров, рабов и др. и характеристика сословных отношений в кумыкском обществе. Он отмечает, что "крепостное сословие немногочисленно у кумыков", что рабов "имеют одни зажиточные люди, и редко, что у самого богатого из них более 10 семей крепостных". Правда, иногда автор противоречив. Так, он правильно утверждает, что перед законом кумыкский "крепостной человек (имеются в виду рабы- С.Г.) совершенно во власти своего господина, которому предоставлено полное право наказывать его, казнить, даже и продавать с семьею или отдельно, разлучая мужа от жены, детей от матери" и что "рабское происхождение - пятно, не вдруг изглаживающееся в кумыкском обществе". В то же время он констатирует, что у тех же кумыков "обхождение господ с крепостными людьми вообще ласково... телесные наказания редки и никогда не бывают жестоки; примеров казни почти не помнят".

Интересны приводимые М. Б. Лобановым-Ростовским сведения о дружинниках, о происхождении и сущности узденства. Как он отмечает, у каждого князя были свои уздени, которые служили ему верой и правдой, и что в мирное время "уздени жили обыкновенно при князе, около его дома, в ауле, т. е. квартале его фамилии". По его сведениям, формирование узденства, развитие этого сословия у кумыков во многом напоминает этапы сложения дворянского сословия в феодальной России, когда княжеские слуги, слуги княжеских дворов со временем становились представителями высшего привилегированного сословия.

В Дагестане, в частности у кумыков, с развитием феодальных отношений бывшие дружинники-уздени постепенно все более и более сосредоточивали в своих руках большие земельные владения. М. Б. Лобанов-Ростовский особо выделяет прослойку сала-узденей, или первостепенных узденей, которые, как он отмечает, считали себя самыми "древними хозяевами земли" и которые "гордились своим известным происхождением, богатством и удалью, уступая первенство одним лишь князьям". В Эндирее они имели "свой собственный аул" и, по словам автора, "в прежнее время чинили сами расправу".

М. Б. Лобанов-Ростовский описывает широко бытовавший среди кумыкских князей обычай - аталычество, согласно которому детей (чаще подростков) отдавали на воспитание в семьи именитых узденей, и "быть пестуном молодых господ составляло верх почести для старого служителя". Автор отмечает, что путем аталычества князья и сала-уздени, "эти два сословия, никогда не вступавшие в родственные связи, не дозволенные законом кумыкским, при неравенстве состояний сближались узами, которые у кабардинцев и у кумыков почитаются едва ли не сильнее самого кровного родства".

Касаясь особенностей феодальных отношений в Засулакской Кумыкии, М.В. Лобанов-Ростовский говорит о сохранявшейся еще в его время общности и нераздельности земельной собственности членов рода. "...Братья делили поровну движимое имущество отца, - писал он, - земли же, составляющие общую собственность всего рода, управлялись по очереди ежегодно всеми родственниками, обыкновение это сохранилось поныне".

В своей работе М. Б. Лобанов-Ростовский подробно анализирует роль старших князей в общественной жизни до и после присоединения Кумыкии к России, роль учрежденного в селении Эндирей "городового суда", который разбирал тяжбы населения. Он детально характеризует роль и место адатно-правовых норм и шариата в судебной практике жителей, касается деятельности кадиев и мулл. Все эти и другие вопросы он исследует достаточно тщательно и глубоко, хотя отдельные положения выражают его субъективное мнение. В целом, данный труд представляет весьма ценное исследование, без которого, как нам представляется, не может обойтись ни один историк и специалист по обычному праву Дагестана.

Другое весьма содержательное исследование М. Б. Лобанова-Ростовского, сохранившееся в рукописи, называется "Описание гражданского быта кумыков" и составлено им в 1843 году2).

В этом исследовании автор также характеризует сословные отношения в кумыкском обществе, образ правления в Кумыкии до и после присоединения к России, земельно-правовые вопросы и судопроизводство по адату и шариату.

Отметим, что оба эти исследования имеют между собой много общего. Очевидно, что М. В. Лобанов-Ростовский сперва написал "Описание гражданского быта кумыков" (1843), а затем на его основе - более фундаментальный труд "Кумыки, их нравы, обычаи и законны" (1846), охватив более широкий круг вопросов. Правда, сравнивая оба эти исследования, М. О. Косвен полагает, что "Описание гражданского быта..." имеет "и иное содержание, и иной характер", по сравнению с исследованием 1846 г. ("Кумыки, их нравы, обычаи и законы").

Таким образом, публикуя оба эти сочинения М. Б. Лобанова-Ростовского как важный вклад в изучение истории кумыкского народа, мы ставили целью не только ввести в научный оборот новые ценные сведения, но и воздать должное научной деятельности одного из видных представителей русской научной интеллигенции, первого исследователя кумыков, князя Михаила Борисовича Лобанова-Ростовского.

В Государственном архиве Российской Федерации (ф. 672, д. 86,1844г.) хранится его же рукопись - "Обзор последних событий на Кавказе"3). В ней М. Б. Лобанов-Ростовский, в частности, описывает события, связанные с нападением на русское укрепление Низовое, расположенное под Тарками. Автор подробно описывает 3-дневный бой у стен этого укрепления, характеризует действия нападавших, их антирусски настроенных вожаков, называет их поименно. Подробно он пишет об офицерах воинской части укрепления, в частности о том, как они организованно отразили это нападение. Особую роль в своем "Обзоре" М. Б. Лобанов-Ростовский отводит Ф. К. Фрейтагу, который срочно прибыл на помощь защитникам Низового.

Михаил Борисович Лобанов-Ростовский родился в 1819 г. Он происходил из старинного русского княжеского рода. Его предки были из удельных ростовских князей. Один из них, Иван Александрович, по прозвищу "Лобан", жил в конце XV в., князь Федор Михайлович и некоторые другие служили воеводами в Астрахани и в Терках, имели высшие боярские придворные чины (окольничие и т. д.).

Генерал от инфантерии кн. Дмитрий Иванович Лобанов-Ростовский с 1817 г. по 1827 г. был министром юстиции, кн. Иван Алексеевич и брат его кн. Алексей Александрович были сенаторами. Кн. Алексей Борисович Лобанов-Ростовский находился на дипломатической службе с 1844 г., был посланником в Турции, Англии, Австро-Венгрии и Германии, а с 1895 г. - управляющим министерством и с того же года по 1896 - министром иностранных дел России4).

Таким образом, род Лобановых-Ростовских занимал высокое положение в русском обществе. Даже весьма знатные особы, в том числе генерал АЛ. Ермолов, обращались к Михаилу Борисовичу не иначе, как "ваше сиятельство". Сам же князь окончил физико-математический факультет Московского университета, после чего служил в Петербурге, затем с 1840 г. в Тифлисе, был командирован в Дагестан и здесь в 1842 г, поступил на военную службу юнкером Нижегородского драгунского полка.

Он, разумеется, свободно владел французским языком, о чем свидетельствуют автобиографические записки, черновой автограф на 332 страницах о службе на Кавказе на французском языке, но кроме того, он "изучил арабский и татарский (т. е. кумыкский - С. Г.) языки. Согласно имеющимся сведениям, М. Б. Лобанов-Ростовский был зятем Паскевича. Заслуживает внимания факт, что М. Б. Лобанов-Ростовский служил адъютантом при кавказском наместнике Воронцове. В том же Государственном архиве Российской Федерации в Москве (ГАРФ) находится важный документ - распоряжение Воронцова от 15 апреля 1846 г. своему адъютанту, гвардии поручику князю М. Б. Лобанову-Ростовскому о назначении его членом комиссии "по обозрению магометанских народов Кавказской области", с предписанием отправиться в Ставрополь. "...Предлагаю Вам, - писал Воронцов в своей инструкции, - объехав магометанские народы, войти в подробности их быта, свойства и порядка отбывания повинностей, разборов по делам, порядка общественных их выборов, действия местных властей, народных и начальственных прав, нужд и недостатков, сообразить потом ... свод предложений магометанского упраеления ... и представить мне свои замечаний какие из сих предложений могут быть допущены или изменены с действенное пользою и какие сверх того, признаются нужными по собственному Вашему разгумению для ... достижения цели правительства - благоустройства магометан..." (ГАРФ. Ф. 792. Оп. 1. Д. 1)

Долгое время М.В.Лобанов-Ростовский работал при начальнике Левого фланга Кавказской линии генерале Ф.К. Фрейтаге с которым, очевидно, и прибыл в Низовое укрепление и затем участвовал в его защите. Ф. К. Фрейтаг поручил юнкеру команду в 60 казаков, "с которой он отличился в деле при Низовом, за что и был произведен в прапорщики".

Таковы вкратце данные о М. Б. Лобанове-Ростовском.


Примечания.
1) Газета "Кавказ", №№ 37-38 за 1846 г. Его авторство установлено М. О. Косвеном. См.: Косвен М. О. Материалы по истории и этнографии Кавказа в русской науке. - КЭС. Вып. I. М., 1955. С. 344.
2) Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву северного и восточного Кавказа. Вып. 2. Одесса, 1883. См.: Косвен М. О. Материалы по истории и этнографии Кавказа в русской науке. - КЭС. Вып. I. М., 1955. С. 344.
3) В архивном документе она значится под общим заглавием: "Записка прапорщика Нижегородского драгунского полка кн. М. Б. Лобанова-Ростовского", а далее идет "Обзор последних событий..."
4) ЦГВИА России. Ф. 125. Оп. 1/188а. Д. 46. Л. 9, 13; Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Эфрона. СПб, 1896. Т. 17. С. 884; Советская историческая энциклопедия. Т. 8. М., 1965. С. 751 - 752. Подробнее см.: Косвен М. О. Материалы по истории и этнографии Кавказа в русской науке. Вып. I. М., 1955. С. 334; Вып. II. М., 1958. С. 213-224; Вып. III. М., 1962. С. 263

Размещено: 09.10.2006 | Просмотров: 5626 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.