Кумыкский мир

Культура, история, современность

О кумыках

Антропологический очерк

Данный очерк опубликован в 1894 году в Тифлисе в газете "Кавказ" в №№ 138,139 и 325 и основан на докладе, прочитанном И. Пантюховым в Кавказском отделении Императорского Русского Географического общества.

Несмотря на то, что с точки зрения современной этнографии и антропологии многие рассуждения и выводы автора не соответствуют современным представлениям по существу рассматриваемых вопросов, тем не менее, очерк содержит ряд интересных фактов из истории кумыков и других народов Северного Кавказа.

Мы условно разбили очерк на главы для лучшего обзора текста, а сам текст адаптировали под современного читателя (только в части орфографии).

Отметим еще, что встречающийся в тексте термин "лезгины" является собирательным названием всех горцев Дагестана, а не собственно нынешних лезгинов.

  1. Рассуждения о распространении культуры из Азии в Европу в доисторическую эпоху
  2. О двух группах народов, населяющих предгорья Северного Кавказа
  3. Краткие сведения из истории хазар и кумыков
  4. Иудаизм у хазар
  5. Замечания об основном типе кумыков и проблема метисации
  6. О роли антропологии для объяснения происхождения и родства народов
  7. Основной антропологический тип кумыков
  8. Кумыкские женщины
  9. Жилище и быт кумыков
  10. Проблема метисации хазар с евреями
  11. Замечания о чертах характера кумыков

1.

Прежде чем представить немногие собранные мною, во время непродолжительного знакомства с кумыками, сведения, для выяснения, насколько окажется возможным, типа и культуры этой смешанной народности, полагаю небесполезным сказать несколько слов вообще о распространении культуры из Азии в Европу в доисторическую эпоху и, в частности, о тех естественных, зависимых от топографии, условиях, которые способствовали или препятствовали распространению этой культуры и расселению народов на Кавказе1).

До последнего времени почиталось неподлежащим сомнению, что древняя культура проникла в Европу из Азии, что из Азии вышли арийцы и привели в Европу уже одомашненных животных, принесли орудия каменного и бронзового века. Основываясь главным образом на одинаковости корней европейских языков с санскритским, ученые отыскивали прародителей европейцев то на бесплодных плоскогорьях Памира, то в пустынях внутренней Азии, то среди разных племён Индостана. Дорога, по которой по предположению многих передвигались арийцы из Азии в Европу, шла через Кавказ.

В настоящее время это мнение пошатнулось. Lombard2) доказывает, что в Южной Европе и на Кавказе после четвертичной эпохи господствовала Средиземная раса, что блондинов в Азии не было, а первое отечество их - обладавшая некогда высокой культурой, Скандинавия. Мах Мueller не видит никаких следов арийцев на предполагаемом пути их из Азии в Европу. Penka3) на основании антропологических, топографических и других соображений пришел к заключению, что отечество арийцев Скандинавия. S. Reiпасh4) в своем последнем, напечатанном в конце 1893 года, труде "Le mirage oriental", не определяя места первого отечества арийцев и допуская, что оно могло быть в Южной России, Германии или на Нижнем Дунае, говорит, что во всяком случае в настоящее время никто, не имеющий предвзятой идеи, уже не будет отыскивать его в Азии. Мы не можем останавливаться здесь на лингвистических доказательствах самостоятельности европейской культуры, например, скандинавских саг, и проч., но независимость её от азиатской доказывается и непосредственно антропологиею. Так, несомненно, доказано, что европейские животные: лошадь, бык (от Bos primigenius) свинья, коза существовали в Европе и в палеолитическую эпоху и здесь же были одомашнены, что домашнего животного Азии верблюда в Европе не было и что орудия каменного и бронзового века Европы имеют свой собственный характер. Констатируя поразительное сходство предметов бронзового века Ассирии, Вавилона, Египта, Рейнак категорически утверждает, что ни в раскопках с археологическими и антропологическими целями, ни в пещерах, дольменах и озерных жилищах Европы, не только характерных ассирийских цилиндров или египетских и финикийских амулетов, но и ни одного какого бы то ни было предмета несомненно восточного происхождения до настоящего времени не найдено.

В некоторой связи с бронзовою культурой Западной Европы Рейнак признает, однако, два других центра также, самостоятельной бронзовой культуры - Алтай и Кавказ. Мы остановимся здесь только на доказательстве самостоятельности бронзовой культуры Кавказа, главным образом Северного.

Первые находки Баверна и некоторых других в Закавказском крае предметов бронзового века не привели ни к каким положительным заключениям. Boetticher признает некоторые из них сходными с предметами бронзового века, найденными Шлиманом в развалинах Трои, принадлежащими ассирийско-вавилонской, смешанной с финикийскою и египетскою, цивилизациями.

Гораздо более самостоятельна бронзовая культура Северного Кавказа. Г. Д. Филимонов5), находя в могильниках Осетии, Верхняя Кобань и Казбек, особой формы дугообразные фибулы, имеющие сходство с фибулами, найденными в Этрурии, уже в 1877 году высказал предположение, что первые, жители Этрурии вышли с Кавказа. Позднейшие раскопки могильников Северного Кавказа, произведенные графом Д. С. Уваровым, проф. В. В. Антоновичем, Д. Н. Самоквасовым, г. В. Сизовым6) и другими, подтвердили самостоятельность бронзовой культуры Осетии.

Тщательные исследования и точное описание проф. В. В. Антоновича7) раскрывают перед нами целый мир деятельности некогда живших здесь людей. Чрезвычайное разнообразие и нередко художественная отделка предметов, найденных, проф. Антоновичем, в Дигории по Фиал-Дагу, в могильниках Камунта, Кобани, Лаца а также Казбека, указывают как на значительное развитие местной культуры, так и на обширные сношения жившего здесь населения. В могильниках найдены самой разнообразной формы бронзовые и золотые браслеты, брошки, фибулы, бляхи, кольца, весьма большое количество бус из цветного стекла, сердолики, а также и янтари, своеобразные пряслицы, бронзовые колокольчики, бронзовые и железные, иногда обоюдоострые топоры, ножи, ножницы, пуговицы, крючки, цепочки, игральные четырехугольные просверленные косточки, кувшины со своеобразными узорами, ручной жернов, шило, огниво, кремень и пр. В Камунте № 6 найден амулет из глины, изображающий голову овцы, бронзовые серьги, 3 железные пряжки и бусы. В Кобань № 1 - бронзовый топорик с изображением рыб и змей, бронзовый браслет с птичьими головками и длинный ряд сердоликов на бронзовой проВОЛОКЕ. В Лац № 2 - два бронзовых перстня с печатью, два обоюдоострых железных топорика, в Лац № 5 - бубенчики, колчан, 14 железных наконечников стрел. В Казбеке найдены, между прочим, золотые привески в виде птицы с загнутыми крыльями, бусы из стекла зеленого, желтого, позолоченного. Нередко находились предметы, назначение которых неизвестно. Изображения животных были исключительно местных.

Граф Л. С. Уваров8), резюмируя, к какому заключению можно придти, на основании имеющихся сведений о нахождении бронзового периода на Кавказе, не дает положительного ответа, но указывает на влияние Персии, доказываемое обилием сердоликовых бус, влияние Греции, откуда могло заимствоваться цветное стекло, все же приходит к выводу, что особая форма орнаментов и глиняных сосудов, изображения животных местных, а не сибирских, железные насечки на бронзе, особая форма фибул и множество предметов украшения указывают, "что народ, создавший эту культуру, обладал особенной духовной силой и живучестью".

Но за самостоятельность бронзовой культуры Осетии весьма решительно высказывается Рейнак. Он говорить, что так как ожерелья из бус зеленого стекла, лопаточковидных (Sptuliformes) булавок, особой формы топоров (haches courbe a doulle), встречающихся в могильниках Осетии, в Европе найдено не было, и так как этих предметов, особенно топоров, не найдено и в бронзовом веке Ассирии и Вавилона, то, следовательно, Осетия была самостоятельным центром бронзовой культуры. Вместе с тем Рейнак не допускает, чтобы Кавказ был, местностью, через которую проникала бронзовая культура из Азии в Европу.

В прикаспийской низменности, где вдоль моря идет наиболее удобный путь для перехода из Азии в Европу, состояние культуры в эпоху бронзы было несравненно ниже, чем в Осетии. По раскопкам возле Дербента в южном Дагестане А. В. Комаровым9) и г. Н. Цилосани в курганах очевидно бронзового периода были найдены наконечники стрел и копий, бронзовые, грубого изделия, браслеты и кольца, каменные бусы, сердоликовая пуговица, простые глиняные горшки и ничего такого, чтобы доказывало не только движение культуры этою дорогою из Азии в Европу, но и какое либо отношение к высокой культуре Осетии. Подробности распространения культуры собственно азиатской ассирийско-вавилонской, а также кавказской и алтайской еще не изучены, но по имеющимся данным Кавказ нельзя почитать дорогою, по которой распространялась бронзовая культура из Азии в Европу. Культура Осетии, без сомнения, находясь в зависимости от других культур, по-видимому, имела весьма ограниченное распространение.

Причины, обусловившие самостоятельное развитие культуры в доисторический период Осетии и соседних с нею местностей Северного Кавказа, находятся в большой зависимости от топографии.

Равнины и степи неблагоприятны для развития и закрепления культуры. Всякое блуждание затрудняет оседание, кристаллизацию. Если в степях зарождалась культура, то это зависало от случайных причин, и такая культура не была прочна. Последующие движения и брожения не давали ей возможности окрепнуть, осесть. Только там, где задерживается движение и юной культуре предоставляется возможность защиты, она может развиваться и совершенствоваться. Такою защитою для блуждавших по равнинам Европы и Азии племен сделались Кавказские горы.

Кавказский хребет, громадною стеною отделяющий Европу от Азии, в древнее время был почти неодолимым препятствием для перехода из одной части света в другую. На вершинах его сидели грозные божества, неблагосклонно смотревшие на дерзкого, осмелившегося переступить их владения. Для южных жителей Кавказ был как бы гранью мира. К скале Эльбруса Зевсом был прикован Прометей, на вершинах и ущельях жили Амиран и другие страшные божества. Переходы через хребет даже для одиночных так небезопасны, что и в настоящее время на перевалах таинственным и страшным охраняющим их духам, туземцы приносят жертвы.

Гонимые врагами, а также голодом, эпидемическими болезнями, изменением физического строения местности и, наконец, вследствие естественного размножения разные группы народов с юга и севера, еще в самые ранние эпохи существования человека, подходили к Кавказскому хребту. Дальше идти было некуда. Так как за этими толпами следовали другие, то более слабые постепенно углублялись в горы, пока, наконец, не находили безопасного для себя убежища. Замкнувшись в ущельях эти, по выражению барона Услара, остатки народов были от внешних врагов безопасны и могли, наконец, приняться за устройство своего собственного постоянного дома. При дальнейших передвижениях народов в укрепленные и защищаемые, кроме природы и храбрыми обитателями их, горы, могли попадать уже только отдельные струйки этих народных течений, которые или образовывали свои собственные озерца, или таяли среди оформившихся племен, оставляя между ними только больший или меньший антропологический и лингвистический след.

Нет основания предполагать, что попавшие в Кавказские горы в доисторическое время племена были изгоняемы оттуда последующими нашествиями. Через Кавказский хребет никогда не могли переходить большие армии с необходимыми при этом вьючными животными, запасами провианта и фуража. Еще менее вероятно, чтобы через хребет проходила целые народы с семействами, имуществом и стадами. Все такие нашествия разбивались у подножия хребта. Не оставаясь без большего или меньшего влияния на тип коренного населения, небольшие, попадавшие в горы группы подходивших к хребту народов уже не могли его уничтожить, и мы вполне присоединяемся к мнению лучших исследователей горцев Люлье и барона Услара, что главные горские племена жили на занимаемых ими местах уже несколько тысяч лет. Люлье говорит собственно о западных племенах Адыге, что если они здесь не первобытные, то древнейшие.

Не беспокоемые внешними врагами, кавказские горцы достигли весьма значительного развития, и уже в доисторическое время, изобрели многие необходимые в житейском быту предметы и сравнительно удобно обставили свою жизнь. Разбитые на отдельные, небольшие, часто враждующие между собою и ограниченные строго определенным пространством земли, группы, собственно горцы, не могли, однако, проявить себя чем-нибудь особенным. Вынуждаемые недостатком средств для существования при размножении населения, они проявляли себя только набегами на соседние страны, причем иные племена более или менее выдвигались из своих позиций. Для того чтобы осевшая и укрепившаяся народность могла развить полнее свои культурные способности, необходимо, чтобы она имела возможность естественного расширения и сношения с другими народами.

В таких условиях находились племена, расположившиеся в укрепленных позициях центрального хребта, на одном из лучших проходов через него по Тереку с выходом на открытые, плодородные равнины, а также племена, занявшие другой важный проход вдоль берега Каспийского моря. Народные потоки, направлявшиеся к Кавказскому хребту с юга из наполненных горами Ирана, Армении, Грузии или даже отдаленной Индии, как долженствовавшие преодолевать на своем пути многие преграды, естественно были менее обильны и, если доходили до подножия хребта, то им не легко было справиться с крутыми южными обрывами хребта. Потоки, направлявшиеся из открытых, бесконечных равнин севера, были длиннее и более обильны и легко разливались на более доступных его предгорьях. На этом географическом основании нам кажется более вероятным, что главные племена, занявшие в доисторическое время склоны Северного Кавказа, пришли сюда с севера, а не с юга.

Какого антропологического типа народы населяли Кавказ в каменный и бронзовый век точно не определено. Черепов каменного века Cro_Magnon (кроманьенцы) и других здесь не находили, или они не могли быть измерены, черепа бронзового века по местностям представляют значительные колебания. По измерениям А. А. Ивановского10) средние черепные показатели черепов из могильников бронзового века некоторых местностей Северного Кавказа следующие:

Местность Количество черепов Черепные показатели
Рутха 4 71,2
Калунта 4 72,2
Задалиск № 4 3 74,0
Задалиск № 3 4 80,5
Близ Пятигорска 20 75,5
Даргавс 10 81,3

 

Одиночные экземпляры имели показатели между 65 и 84. По моим измерениям двух черепов, добытых А. Б. Комаровым в Дагестане, хранящихся в Кавказском музее, черепной показатель меньшего 78,8, большего 81,2. Показатель черепа из Кюринского округа, из музея общества кавказских врачей, 84,0. Долихоцефалический и субдолихоцефалический тип составлял 50,6% всех 67, исследованных А.А. Ивановским черепов Северного Кавказа. В Дагестане и местностях ближе к Каспийскому морю, по-видимому, преобладали брахицефалы. По Топинару доисторические долихоцефалы были блондины. При всей недостаточности собранного до настоящего времени антропологического материала, мы, однако, имеем основания сказать, что в племени, достигшем такой высокой культуры в период бронзы, жившем в центральном и западном Кавказе, преобладал долихоцефалический тип, а между племенами прикаспийскими, где степень культуры в эпоху бронзы по имеющимся данным была несравненно ниже, более брахицефалический.

Древнейшие исторические сведения о народах, живших на северной стороне Кавказского хребта, оставленные греческими, римскими, грузинскими и армянскими историками и летописцами, также не дают сколько-нибудь ясного понятия об этих народах. Насколько современные ученые относятся скептически к рассказам древних, видно, между прочим, из замечания, занимающегося историей пелазгов немецкого ученого Edm. Mayer'а11), что, писавшие о пелазгах, Геродот и Фукидид знали о них столько же, сколько и мы.

Не говоря о таинственных и страшных Гоге и Магоге, царстве амазонок, великой Сарматии и других неопределенных сказания, но даже один из замечательных географов первого столетия нашей эры Страбон, перечисляя народы, будто бы жившие на Северном Кавказе, собственно говоря, не дает ничего. Какого были происхождения, типа или языка эти перечисляемые им захи, керкеты, марди, ахеи, илоиди, изоиди и пр. едва ли может быть разъяснено. Из более поздних описаний набегов и сношений кавказских горцев, оставленных римскими, грузинскими, армянскими и арабскими историками, также невозможно составить никакого ясного представления ни о распространенности отдельных племен, ни о типе и языке их.

Не имея точных исторических сведений о типе племен, населяющих Северный Кавказ, и полагая, что последующие наслоения и даже обширные движения персов, Чингисхана, Тамерлана, арабов не могли существенно изменить его, приведем, несколько антропологических указаний типа ныне живущего населения.

При всех особенностях наружного вида живущих и живших на Кавказе коренных горских племен общею характеристикою их может служить рост выше среднего, прямой высокий лоб и густая часто широкая борода. Уже преобладающая густая широкая борода показывает, что горцы не принадлежат ни к монгольскому, ни к чисто татарскому типу. Но еще больше указывает на северное происхождение многих племен цвет глаз. По цвету радужной оболочки глаз еще Гакстгаузен был поражен необыкновенной частотой голубоглазых у прибрежных к Черному морю племен. По его словам, голубых глаз у черкесов более, нежели черных12). У дагестанских горцев безпигментных глаз меньше, но все же процент их значителен и по наблюдениям генерала Р. Ф. Эркерта13), серых глаз у дидойцев 23%, у чеченцев 20%, казикумуков 16%, кюринцев 4% и только, у аварцев г. Эркерт их не отметил. Голубых глаз у андийцев 12%, чеченцев 10%, восточных горцев 8%, кюринцев 7% и у аварцев 5%. Смешанные среднего цвета глаза чаще всего у табасаранцев - 45%, а также дидойцев, кюринцев и даргинцев - 30-35%.

Не имея данных, чтобы проследить влияние последующих наслоений и метисации на изменение, как своеобразного, несмотря на труды Шифнера, Мюллера, Услара и других, еще недостаточно определенного языка, так и на изменение цвета глаз, волосатость лица и пр., у нас, однако, уже есть основания, утверждать, что череп племен, населяющих Северный Кавказ, со времени эпохи бронзы сделался шире. Так, по измерениям Эркерта, Гильченко, Вырубова и др., черепной показатель племен, живущих в средине и на западных отрогах хребта, осетин, западных горцев, кабардинцев, а также у небольшого племени Дагестана, хиналугов - 80-81, а показатель больших племен Дагестана, даргинцев, табасаранцев, кюринцев, также как и горских евреев и кумыков 84-85. Считая средний черепной показатель населения эпохи бронзы 75-76, к настоящему времени он увеличился на 10-15%. Широкоголовые племена, вошедшие в составь кавказских горных и поселившихся на северных склонах племен и повлиявшие на изменение типа горцев, как видно из истории, были весьма разнообразны.

После того, когда неизвестные, скорее северные, чем южные, племена заняли Кавказский хребет и, укрепившись там, сделали его еще более недоступным, у подножия хребта продолжали появляться новые народы. По естественным, географическим причинам, к хребту должны были направляться два главных течения: одно - из Азии, а другое из Европы. Уже в доисторическое время западный поток отличался от восточного тем, что в причерноморских странах, куда он естественно направлялся, существовали также, как и в Западной Европе, дольмены, а в прикаспийских странах, куда направлялся, восточный, дольменов не было, и что на западной половине Северного Кавказа долихоцефалический тип выражен сильнее, чем на восточной. Пока нет никаких научных данных, чтобы решить темный вопрос, откуда пришли на Кавказ первые поселенцы его, восточные и западные горские племена. Несколько больше сведений имеется о народах, появлявшихся на его предгорьях.


[В начало]

2.

На заре истории и затем во все последующие периоды представителями так сказать западного европейского направления, занявшими центральную и западную половину перешейка, являются аланы, оссы, яссы или осетины, а представители восточного, азиатского, занявшего прикаспийскую часть его, хазары, авары, гунны и кумыки. Заняв две главные дороги и проходы через хребет - центральный по Тереку и боковой вдоль Каспийского моря, с открытыми выходами на север, эти две группы играли самую важную роль в истории края.

Об аланах и хазарах упоминается в армянских и грузинских сказаниях уже во времена мифические. Со времени Александра Македонского эти упоминания получают некоторую историческую основу. Не распространяясь об аланах, упомянем только, что по последним исследованиям, занимающегося этим вопросом профессора В. Ф. Миллера, аланы, оссы, яссы и осетины одно и тоже племя. Нет также никаких оснований предполагать, что на месте, где жили аланы, в период бронзы жил какой-то другой, весьма культурный, потом бесследно исчезнувший, народ. Имея каменные дома и города, обитавший в середине хребта народ, размножаясь, мог выделять из себя отдельные, уходившие из родины группы, но кадры его оставались. Относительно европейского происхождения потомков алан-осетин заметим только, что кроме языка за это говорят сохранившиеся, несмотря на помеси с татарскими, грузинскими и другими кареглазыми племенами, 33-35% серых и голубых глаз и некоторой особенности скелета. Между прочим, по вычислению А. Н. Харузина, верхняя часть лица осетина шире, а нижняя челюсть уже, чем у урало-алтайских племен. Так отношение к длине лица:

  Диаметры
  Наимен. лобный Надглазничный Угл.ниж.челюсти
Осетины 62,38 62,41 62,09
Киргизы 57,40 58,90 63,30

 

От продолжительных метисаций на юге с грузинскими, на севере с урало-алтайскими широкоголовыми племенами, тип древних алан, нынешних осетин, из преобладающего долихоцефалического перешел в мезоцефалический, но общий европейский, сходный по росту, складу лица, цвету волос и другим признакам с латышским, литовским или северо-немецким, тип осетин сохраняется и в настоящее время. Сходство осетинского типа с иранским, на котором настаивают некоторые ученые, несравненно меньшее. Между прочим, по наблюдениям доктора Н. П. Данилова14), жившего пять лет в качестве врача при российской Императорской миссии в Тегеране, безпигментных серых глаз у иранцев менее 1%, а голубых вовсе нет.

Другая народность, игравшая большую роль в истории Северного Кавказа, - хазары. Под этим названием существовали в древние периоды, надо полагать, разные племена, но все они азиатского происхождения. Мы не имеем ни желания, ни возможности касаться собственно истории, но для некоторого выяснения связи между появляющимися на Кавказе тюрско-татарскими и монгольскими племенами и хазарами, признаваемыми Вамбери, Кляпротом и В. О. Миллером предками кумыков, считаем необходимым привести несколько исторических фактов.

О хазарах в грузинских и армянских сказаниях упоминается как, о народе, существовавшем на Кавказе задолго до Р. X. Уже в VII-VIII веке до Р. Х., по словам летописей, народы, известные, под именем хазаров и скифов, опустошали Кавказ. Около времени Р. X., по грузинским летописям, аланы разбили хазар, завладели Дагестаном и оказали некоторое влияние на язык покоренных народов. В 227 г., по армянским историкам, во время войн Хозроя, появились гунны. В IV веке по Марцелину гунны разбили алан15). В V веке гунны или авары завладели Дагестаном16). По мнению А. В. Комарова, авары пришли с севера, а не с юга. В V и VI веке, по армянским летописям, по соседству с аланами жили четыре тюркских племени болгар. В конце VI и в VII веке на восточной части кавказского перешейка образовалось хазарское царство. При появлении в 733 г. арабов хазары, по цитате Броссе, были враждебны им, и сочувствовали грекам. В 718 году хазарский коган хотел жениться на дочери грузинского царя, но, получив отказ, делал опустошительные набеги на Грузию.


[В начало]

3.

В 851 г. арабский полководец Буга, с помощью туземного изменника, прошел дербентские ворота и вывел 300 семейств хазар. В VIII-X веках, а вероятно и гораздо раньше, хазары исповедовали еврейскую веру и распространились далеко на север до берегов Азовского и Черного морей. Тут они встречаются с разными племенами. В XII веке усиливается влияние арабов. В 1221 году часть полчищ Чингисхана проходила вдоль Каспийского моря. В 1395 году этою же дорогою возвращались некоторые отряды Тимура. Хотя по топографическим условиям с юга в страну хазаров и не могли проникать целые народы и большие массы, но горячие приверженцы Магомета успели разжечь магометанский фанатизм между туземцами и хазары приняли магометанство.

В XIV веке владетелям кумыков принадлежала и часть восточного Дагестана.

В XIV-XV веках владетели кумыков, называвшиеся сначала шамбала, а впоследствии шамхалами, были весьма могущественны и часто нападали на Грузию. В XVI веке русские пришли в непосредственное столкновение с кумыками. По просьбе грузинского царя, царь Феодор Иванович приказал воеводе Засекину из Астрахани идти против шамхала. Русские разбили кумыков и ранили самого шамхала. Около того же времени воевода Хворостинин из русского города Терки ходил в столицу шамхала аул Тарки и разорил его. В 1638 и 1643 гг. владетель кумыков Султан-хан получил грамоту на принятие его в русское подданство. С этого времени кумыки находились в большей или меньшей зависимости от России.

Из этого краткого перечня видно, что хазары, существовавшие на Северном Кавказе, главным образом, на восточной половине его, еще до Р. X., как бы только временно затемняются появляющимися там аварами, гуннами, болгарами, татарами, монголами, но все эти наслоения довольно быстро исчезают и неизменною остается все та же хазарская или кумыкская народность.


[В начало]

4.

Из всей темной и сложной истории хазар одним из самых важных эпизодов ее представляется исповедование хазарами еврейской веры. Еврейские колонии существовали на Кавказе с незапамятных времен. Барон Услар полагает, что семиты, из земли Халдейской двинулись на Кавказ еще во времена Авраама. После плена Вавилонского и разрушения Иерусалима расселение евреев уже исторический факт и евреи появились в разных местах внутренней Азии и Закавказского края. На Северном Кавказе скорее всего еврейские колонии могли появиться на открытых со стороны Ирана берегах Каспийского моря.

Г.И. Черный и проф. Гаркави считают вероятным, что сильные еврейские колонии переселились сюда через Персию скоро после Навуходоносора. Евреи прозелитизмом не отличаются, но, между прочим, в VIII главе, п. 17 книги Есфирь сказано, что во время Артаксеркса евреи были так сильны, "что многие народы сделались иудеями из страха перед евреями". Из библии видно, что когда евреи имели силу они была жестоки и нисколько не церемонились с иноплеменниками. Как на основании вышеприведенных соображений, так еще более на основании некоторых, приводимых ниже антропологических наблюдений потомков хазар кумыков, нам кажется не подлежащим сомнению, что появившиеся на берегах Каспийского моря еще до Р. X. сильные, культурные и объединенные религиею, еврейские колонии положили начало знаменитому хазарскому царству. При этом весьма вероятно, что уже жившее здесь урало-алтайское племя, или под влиянием страха перед евреями, или не удовлетворяемое языческой религией и вследствие какого-нибудь импульса, напр. принятия религии их владетелем, усвоило стройную и ясную религию Моисея.

Впоследствии под жестоким давлением магометанства, еврейская религия у хазар исчезла и осталась только среди немногих, по преданиям уже позже поселившихся еврейских обществ, но следы исповедования ее хазарами видны в Крыму. Крымские караимы, с негодованием отвергая свое родство с евреями, и теперь называют себя потомками хазар. Из истории видно, что в продолжение своего многовекового существования хазары подвергались нашествиям различных народов. Наибольший след на типе кумыков оставили урало-алтайские племена.


[В начало]

5.

Постоянно живущие в определенной местности установившиеся, прочные народности уже через несколько поколений очищаются от случайных помесей и основной тип их восстанавливается. У кумыков многочисленные, разновременные метисации их не заслоняют основного типа. У них нет почти ничего общего ни с монгольским племенем хазар, живущим между Гератом и Кабулом, ни с поселившимися с 1616 года по соседству с ними калмыками, ни с персиянами, ни с арабского типа семитами. В, частности, однако, ближайшее родство кумыков еще не определено. Пешель причисляет кумыков к тюркской ветви урало-алтайской группы рядом с османами, якутами, турками, ногайцами, киргизами. Услар считает их финско-татарским племенем той ветви, к которой принадлежат вокулы, мадьяры, болгары.

Из примешавшихся к кумыкам посторонних элементов, кроме наиболее влиявших на их тип урало-алтайских, а так же собственно горских, заметны, однако, и монгольские. На пребывание, и вероятно, временное господство здесь монгольского племени, называемого гуннами, кроме оставшихся типов указывают названия некоторых, местностей, например, Хунзах, напоминающий слово Хунны, а также интересное наблюдение Е. Г. Вейденбаума17), что в ауле Эндери и теперь есть группа людей, называющая себя гуенами. Гуены говорят по-кумыкски, но утверждают, что только в XVI столетии один из владетелей будто бы многочисленного народа гуенов, султан Мут отделился от своего отца и основал владение кумыкское. До приводимому г. Вейденбаумом началу гуенской песни видно, что гуены некогда ели свинину и, следовательно, не были магометане.

Язык кумыкский, по некоторым исследованиям, весьма близок к тюркским наречиям, ногайскому, карачаевскому и горско-татарскому, и служит языком международных сношений для соседних с кумыками горцев-аборигенов. На тюркском наречии говорят в настоящее время племена самого разнообразного антропологического типа и, следовательно, разного происхождения.

Быстрое усвоение языка господствующего племени, напр., туземцами Южной Америки, многими русскими инородцами и пр. показывает, что промежуток времени потребный для этого усвоения, может быть весьма невелик. Какого происхождения говорящие тюркскими наречиями длинноголовые адербейжанские татары, широкоголовые карачаевцы и смешанные с монголами и другими племенами кумыки по языку узнать нельзя. Заслуживает упоминания, что казанские татары, с которыми я встречался в Петровске, не находят между своим и кумыкским языком почти никакой разницы. Слова, кроме заимствованных у горцев, у кумыков имеют одинаковое значение со словами казанских татар, но выговариваются мягче, так, например, мать и лошадь выговариваются не ана и кол, как выговаривают татары, а как бы анай и куол.

Занимая упирающуюся в горы длинную береговую, полосу и примыкающие к ней плодородные равнины, кумыки с древнейших времен имели торговые и другие сношения как с дагестанскими горцами, так и со всеми прилежащими к Каспийскому морю странами. Вследствие высшей культуры, лучшей способности к приспособлению, общей религии, торговых сношений кумыки всегда имели большое влияние на лезгин, но и сами, находясь в частых сношениях и вступая в браки, усвоили многие обычаи и миросозерцание лезгин. Из других народов, до появления русских, наибольшее значение для кумыков имели персы. Кумыки покупали от них шелковые и бумажные ткани, южные фрукты, металлы, а продавали шерсть, кожи, скот, ковры и пр. Особенно важным предметом торговли кумыков составляла обильно ловящаяся у их берегов рыба, а также соль. Через Персию в Дагестан, вероятно, доходили и предметы далёкой Индии. Вообще, несмотря на исповедание кумыками магометанской религии суннитского толка, персы шииты весьма значительно повлияли на обычаи кумыков. С русскими кумыки, по всей вероятности, были также знакомы с самых отдаленных времен. В Дагестане существуют предания, что основание некоторых обществ, напр. Чиберловского, аргунского округа, положили русские. Русский тип встречал Р.Ф. Эркерт в самых глухих обществах Дагестана. По словам г. В. Я. Тепцова18), по-видимому кавказского уроженца, тип населения сванетского общества местийского совершенно напоминает тип ярославца, а тип некоторых других обществ малороссов. Есть указания, что уже в начале русского государства княжеские дружины уходили на Кавказ, и оттуда не возвращались. Во всяком случае не только попадавшие в горы представители разнообразных народностей необыкновенно быстро через 2-3 поколения усваивали нравы я обычаи горцев, но и большое устойчивое племя кумыков, вследствие продолжительных сношений со своими соседями, сохранив язык, психические и физические особенности, в обычаях и обстановке быта почти совершенно подчинилось горцам.

В непосредственные и постоянные сношения с русскими кумыки вошли с покорением при Иване Грозном Астрахани, когда русским рыболовным и торговым судам был открыт выход в Каспийское море. Во все продолжение длившихся более столетия наших войн с дагестанскими горцами, кумыки играли двусмысленную роль. Будучи связаны преданиями и религиею с горцами, они нравственно были на стороне их, но вместе с тем по обстоятельствам, расчету и свойству характера, сделались естественными посредниками между занимавшими их страну русскими и непокорными лезгинами. Теперь, когда дагестанским горцам, как и всякому другому, приходится отстаивать свое право на существование не оружием, а трудом, посредническая роль кумыков, как по географическому положению страны, так и по культурным и расовым особенностям их, должна иметь особое значение.

Очень важным торговым и политическим пунктом кумыков с давних времен был расположенный верстах в четырех от моря аул Тарки и его естественная гавань нынешний Петровск. Здесь оканчиваются последние отроги разветвлений Кавказского хребта. Народы, двигавшиеся из Азии в Европу, здесь выходили из горных ущелий и глазам их в первый раз открывалась бесконечная северная равнина. Для народов, направлявшихся из Европы в Азию, перед вступлением в малярийный, перерезанный горами коридор между морем и хребтом, - Тарки был последним этапным пунктом. Как для тех, так и для других здесь необходимо было иметь некоторый базис на случай возвращения. Не принимая в расчет те голодные толпы, которые, не задумываясь о будущем, как саранча налетали и как саранча погибали, народы, имевшие организацию и преследующие известные цели, должны были непременно укрепиться в Тарках. По всей вероятности, здесь же осели и те первые группы, которые положили начало кумыкской народности.


[В начало]

6.

Историческими документами и преданиями отдаленное прошлое кумыков не может быть разъяснено. Как у самих древнейших историков и летописцев Геродота, Фукидита, Диодора, позднейших Страбона, Аппиана, Элиана, так и у новейших ученых, пользовавшихся при своих изысканиях не одними письменными документами, но и вещественными предметами древней культуры, для этого нет решительно никаких сколько-нибудь серьезных фактов. Место кумыков среди других народов, их близкое и далекое родство, а отчасти и прошлую судьбу могут, до некоторой степени, раскрыть только лингвистика, археология, а более всего антропология.

С переменою обстоятельств меняются нравы, обычаи, вера и даже язык, но форма черепа, цвет глаз, строение носа, ушей, качество наружных покровов и другие анатомические особенности организации населения каждой своеобразной народной группы остаются неизменными. Основные формы человеческого черепа в настоящую эпоху такие же, какие были и в доисторическую. Цвет глаз монголов везде карий, а цвет глаз норвежцев везде светлый. Носы семитов и теперь такие же, какие были во времена фараонов. Прочность основных типов так велика, что один из известнейших современных антропологов Кольман категорически заявил, что, в пределах доступного исследованию времени, никто не видел, чтобы где либо образовался новый человеческий тип. Точно также неопределенно долгое время сохраняются даже некоторые психические особенности основных типов.

Затруднения для объяснения происхождения и родства народов представляют только формы, происходящие от смешения двух или нескольких типов. Эти смешанные формы могут быть, однако, также разъяснены. Ничто не может быть делом слепого случая, а есть необходимое следствие закона. Результаты метисации должны выражаться определенными анатомическими изменениями покровов тела, наружных и внутренних органов. Если законы этих изменений, по недостаточности наших знаний, еще далеко не изучены, то еще не значит, что они останутся неизвестными навсегда.

Прочные основные компактные народности редко подвергаются таким метисациям, которые бы совершенно изгладили их основной тип. В здоровом, имеющем будущность народном организме основной тип всегда ясен. Метисация с родственными, близкими типами не изменяет в существенных чертах основной, а нередко и укрепляет его. Смешанные формы антропологически далеких типов обыкновенно непрочны, плохо передаются потомкам, а при последующих метисациях или вырождаются, или возвращаются к основному типу. Преобладание смешения разнородных типов среди какого либо народа обыкновенно указывает на вырождение его.


[В начало]

7.

Основной тип кумыков по преобладающему складу тела и форме черепа, принадлежит к обширной урало-алтайской группе. Сравнительно он довольно чист и разнородные метисации его большею частью составляют переходные, вырождающиеся формы. Для точного определения антропологического места кумыков среди других народов не достает не только специальных лингвистических, этнологических и собственно антропологических данных, но и тех грубых измерений, которые характеризуют самые общие признаки типа. Чтобы, однако, выйти из области фраз на почву фактов, мы приведем несколько антропологических сведений из немногих сделанных генералом Эркертом и нами наблюдений. Не решая вопроса о происхождении, они не бесполезны для выяснения отношения типа кумыков к типу соседних и родственных с ними племен.

Генерал Эркерт измерил головы 24, а несколько подробнее 19 кумыков. Мною осмотрено по цвету глаз и волос около 200, сделаны измерения роста и головы 20, измерения разных частей тела 6. Жилищ мною осмотрено - кумыкских, в ауле Тарки и пригородных к Петровску слободах 34, и живущих в ауле Тарках горских евреев 8.

Череп кумыков объемистый, широкий, средняя длина его 186,7-190, ширина-158,2-159,8 мм, следовательно, черепной показатель, по моим измерениям, 84,7, а по измерениям Эркерта, 84,6. Длина лица от корня волос до подбородка 185, а наибольшая ширина, по измерению Эркерта 143,4, по моим - 144,8. Лбы высокие, чаще прямые, редко покатые, иногда вогнутые. Средняя длина носа 55, ширина 33,6-34 мм. По форме нос чаще прямой. Губы довольно толсты, рот большой, в размере 52-56 мм. Волосы черные, прямые, жесткие у 85- 90%, У остальных мягче и со светлыми оттенками. Борода широкая, густая, редко жидкая. Глаза у 86% светло- весьма редко темно-карие, у 10% средние, у 2% серые и 1,3% голубые. Черных глаз мне не встречалось. Брови широки, у четверти (осмотренных) сросшиеся на переносье. Уши большие, длиною 64-70 и даже до 74 мм. Стопа широкая.

Уже по этим небольшим цифрам можно сделать некоторые заключения. От ныне живущих закавказских племен кумыки отличаются довольно резко. От вероятных потомков древних албанцев - удинов, татов, а также адербейжанских татар, персиян и курдов с черепным показателем 80-81, кумыки отличаются широкою головою; от грузин и армян многими признаками и, между прочим, широким лицом, большими ртом и ушами и скуластостью. От своих ближайших соседей лезгин кумыкский тип отличен в среднем широкими ртами, носами и ушами и сравнительно редким безпигментным цветом глаз. Этими же и многими другими признаками кумыки различаются и от западных горцев, осетин, ингушей, карачаевцев и кабардинцев. По недостаточности измерений решить вопрос о происхождении и родстве кумыков невозможно, но, указав в общих чертах отличие кумыкского типа от главных кавказских, только заметим, что по складу головы, качеству волос, глаз и ширине носа кумыки наиболее приближаются к типу народностей востока и севера России - например, татар, вогулов, якутов.

Из признаков, указывающих на метисацию кумыков с другими народностями, обратим внимание только на главные формы носа. Среди широких, прямых, реже выпуклых, с показателем в среднем 60-62, носов у 20% кумыков носы лучше очерченные, узкие с горбиною, и показателем 50-55, у 10% носы узки, без средней дольки, более или менее наклоненные ко рту как у некоторых грузин и горцев; у 1-2% носы приплюснутые, расплывающиеся монгольские; у 2-3% они более или менее вздернуты. Семитические особенности встречаются и при узких и при широких носах. Как сильно горбатых армяно-курдских, так и крупных, толстых носов, встречающихся у русских и грузин, я у кумыков не заметил. Не придавая особого значения подробным исследованиям, как основанным на измерении всего шести человек, упомяну еще, что по моим измерениям средний рост кумыков 1700мм, средняя горизонтальная окружность головы 558 мм, средняя длина всей руки от acromion 778, а ноги от spina оss. ilei ant. sup. 953. Заслуживает внимания сравнительно большая длина руки, равняющаяся 45,7% роста, и сравнительно короткая нога - 48,2% роста. Большой размах рук, в среднем 105,4% роста, также сравнительно велик и больше среднего размаха осетин, грузин и армян, у коих он 102-103% роста. У двоих из измеренных кумыков густые волосы на груди.

Уже из шести измеренных двое не принадлежали к основному типу кумыков. Один Устархан-Юсуп-оглы, с желтою безволосою кожею, косо поставленными глазами и приплюснутым коротким носом с показателем 71,1, принадлежал почти беспримесному монгольскому типу, а другой, уроженец аула Тарки, Алебий Ирбоид, 22 лет, представляет весьма смешанный тип и поэтому носит признаки вырождения. У Алебия лоб небольшой, образующий правильный полукруг, в волосах сильная седина, выражение лица беспокойное, недоверчивое, глаз не может твердо фиксировать, зубы неправильны. У Алебия на четвертом пальце правой руки золотое кольцо с печатью и арабскою надписью. По словам Алебия, он был женат, но прогнал жену за ее неверность.


[В начало]

8.

Женщины кумыков, по крайней мере, посещенных мною местностей, пользуются большою свободою и, между прочим, торгуют на Петровских базарах разными домашними продуктами. Они охотно отвечали на вопросы и даже позволяли измерять их рост и голову. По девяти измерениям рост кумычек, колеблясь в пределах 1450 -1600, в среднем 1560мм. Величина черепа больше у шатенок и меньше у черноволосых. Наибольший продольный диаметр черепа у шатенки 195, у кумычки чисто семитического типа, с выпяченными толстыми губами, - 176. Черепные показатели, вероятно, случайно, у кумычек меньше чем у кумыков и у блондинки с голубыми глазами - 83,2, а у кумычки арабского типа семитки - 81,6. Цвет кожи светлее, чем у мужчин, а на лице иногда весьма нежный. Безпигментные голубовато-серые глаза, из приблизительно ста осмотренных найдены у пяти. Русые оттенки волос чаще, чем у мужчин. У кумычки-семитки волосы слегка курчавые, черные, блестящие. У некоторых брови, реже волосы головы, более или менее рыжие от краски хна. У одной от намазанной, еще не снятой краски брови и переносица представляли один черный, толщиною в мизинец, шнурок. Волосы у всех заплетены в косички. У девочек до 12 лет таких косичек 8-10, а у взрослых, молодых я насчитал у одной 21, а у другой 24 косички.

Из украшений, в обыкновенное будничное время, кумычки носят серебряные с чернью кольца и серьги. У кумычки-семитки в каждом ухе было по паре серег: одна серебряная с чернью, величиною и формою в пол-двугривенную, а другая огромная, с тремя вздутиями, каждое величиною в фасоль, и пятью спускающимися от них серебряными цепочками, длиною до десяти сантиметров; кольца, обыкновенно, на малом, безымянном и среднем пальцах правой и на безымянном девой руки.

 


[В начало]

9.

Устройство и обстановка жилищ кумыков подходят к устройству жилищ лезгин, но кумыки живут гораздо чище и комфортабельнее. Почти все посещенные мною жилища расположены на вторых этажах, имеют по два окошка, светлы и внутри чисто выбелены. В жилой комнате, широкая полка или выступ во всю стену с постельными принадлежностями; камины, иногда с украшениями и кронштейнами по сторонам, посредине железная небольшая печка. На стене одно, два, три, а иногда и четыре зеркала московской работы, на полках самовар, чайник и много фарфоровой посуды, особенно полоскательных чашек. Предметы местной культуры сделаны обыкновенно искусно, а иногда и с претензиями на художественность. Тепси - обычный на Кавказе низкий столик для обеда, иногда многоугольный с резьбою, иногда металлический, чиштаха - поставец для хранения ложек, с двумя и тремя отделениями, вычурно разукрашен резьбою; межмаил - металлическое блюдо, чалту - ложка для хинкала, сэнэ или серпич - металлическая парадная чашка для плова и проч., все это хорошей работы и указывает на зажиточность и на некоторую культуру. Детские колыбели грузинского типа, но в Петровске я видел, и русскую.


[В начало]

10.

При осмотре кумыков я нашел только одну женщину чисто семитического арабского типа; из остальных, хотя некоторые и оставляли впечатление чего-то семитического, но я не мог этого точно формулировать. Несравненно наблюдательнее меня был генерал Эркерт. Из 19 описанных Эркертом в тексте его труда о кумыках, у девяти он отметил тип еврейский, отличаемый им от семитического, у одного собственно семитический и у одного арабский. Антропологических доказательств своего заключения Эркерт не приводит, и по цифрам измерений средний кумыкский тип, по сравнению с измеренными Эркертом евреями и некоторыми другими народностями, выражается следующими главнейшими показателями:

  Показатели:
Длина головы Высота головы Ширина лица Длина носа
Кумыки 84,7 67,9 87,0 61,9
Адербейжанс. тат. 79,4 70,1 87,4 65,0
Калмыки 80,9 62,0 80,3 75,3
Осетины 81,4 69,3 86,1 62,5
Черкесы адиге 81,9 68,0 87,0 61,0
Лезгины 85,5 68,3 85,9 63,6
Ногайцы 86,2 67,0 82,9 70,0
Горные евреи 86,7 67,9 89,0 62,4

 

По вычислению из таблиц Эркерта ширины нижней части лица, выражающейся расстоянием между углами нижней челюсти, эта ширина у кумыков и ближайших в лингвистическом отношении к ним народностей также весьма неодинакова, а именно у адербейжанских татар 107,5, у ногайцев 119,8, карачаевцев 122,6, а у кумыков 115,1 мм. С типом горских евреев тип кумыков имеет сходство только по высоте головы, но главное по неподдающимся употребленным способам определения, особенностям лица. Точных антропологических доказательств существования между кумыками такого большого процента еврейского типа, какой нашел генерал Эркерт, нет, но уже одно утверждение такого высокопочтенного и внимательного наблюдателя имеет большое значение, поэтому мы приведем несколько соображений, при каких обстоятельствах мог примешаться к кумыкам еврейский тип.

В период бронзы, когда значительная часть прикаспийских низменностей была еще под водою, правильных сношений вдоль моря между Европою и Азиею не могло быть. Судя по раскопкам Bertin'а в Ниневия, Байерна и др. в Мцхете и проч., к югу от хребта в эту эпоху преобладали долихоцефалический (иранский) и брахицефалический (халдейско-семитический) типы. На бесконечных равнинах Скифии, по исследованиям проф. А. П. Богданова и др., в это время жили большеголовый, сначала долихоцефалический, потом смешанный, по некоторым признакам, отличные от иранского и халдейско-семитического, типы. Как в эпоху бронзы, так и в последующее периоды по географическим причинам сколько-нибудь значительных смешений народностей, живших к северу и югу от хребта, не было. Особенно маловероятны переходы южных племен на север. Торговцы, пленные и отдельные отряды и группы могли перебираться через хребет, одновременные же переходы целых племен и народов из Азии в Европу не доказаны. Кроме недоступности хребта, Скифия и потому не могла привлекать южные племена, что в ней для них было слишком холодно, а народ там жил бедный и воинственный.

Несравненно больше условий для перехода через хребет имели племена северные. Уже за много веков до Р.X. у разных писателей упоминается о нападениях скифов и хазар на Азию. Как бы эти племена не назывались, они не могли явиться в Малую Азию или даже Закавказский край прямо из Скифии. Прежде чем предпринимать отдаленные походы, северные племена должны были укрепиться на одном из проходов через хребет.

Таким образом, едва ли может быть сомнение, что племена, нападавшие на Закавказский край во времена Александра Македонского, уже имели постоянное жительство возле проходов через хребет. Для того чтобы производить свои обширные походы, эти племена должны были быть однородны и организованы. Такими однородными и организованными оставались эти известные под именем сначала хазар, а потом кумыков племена и во все последующее время. Прибывшие на кумыкскую плоскость из северной Азии и восточной Европы в позднейшие эпохи разных названии народности были большею частью того же урало-алтайского антропологическая типа, поэтому основной тип хазар в существенных своих чертах не изменялся. Попадавшие к урало-алтайцам типы монгольские, иранские, славянские и др. были немногочисленны и через несколько поколений выпадали. Больший след в типе кумыков оставили аборигены Кавказа и, родственные многим из кавказских племен, семитические разновидности.

Колонии палестинских евреев появились во внутренней Азии, на берегах Каспийского моря и в Закавказье уже за IV-V веков до Р. X. В начале христианской эры евреи играли значительную роль в Армении, а в VI-VII веке приобрели там такое значение, что в грузино-армянском царстве воцарилась еврейская династия Багратидов. Хазары, с самых отдаленных времен нападавшие на Закавказье должны были быть давно знакомы и с евреями; прочное же водворение евреев в земле хазар соответствует эпохе багратидов.

Неизвестно, сколько было евреев в земле хазар и при каких обстоятельствах еврейская религия сделалась в Хазарском царстве господствующею, но по исследованиям Неймана19) словами арабского историка Якут-эль-Гамави20) и др., евреи занимали высшие должности в государстве, причем и христиане пользовались одинаковыми правами с евреями. При вероятном участии других народностей Закавказья особенно грузин, армян, халдеев, хазары распространили еврейскую и христианскую религии далеко на север. Между прочим, на V археологическом съезде протоиерей Лебединцев приводит соображения, по которым в Суздаль христианство должно было проникнуть по Волге, а не через Киев. Секты иудействующих, стригольников, субботников, вероятно, также получили начало от этого, течения. Влияние Кавказа распространялось далеко и на запад. Куманы, куэны или половцы, нападавшие на Россию, Польшу, Венгрию, Болгарию в XI-XIII веках, разбившие Святополка и Коломана в 1100 г. и отличавшиеся религиозною терпимостью, были главным образом кавказцы. В состав их должны были входить хазары, яссы, русские (Тмутаракань) и ним же примкнули и проникли в Киев, Польшу и Венгрию, - евреи и армяне. Что куманы не были азиатские дикари доказывает бывшая у них, как и у хазар, свобода вероисповедания и значение женщин. Между прочим, венгерские короли Стефан II (1114-1134) и Владислав (1284) находились под сильным влиянием куманских женщин.

Исповедование еврейской религии владетелями, высшими сословиями и хотя бы только частью хазар должно было вести за собою метисацию урало-алтайцев с евреями. Когда восторжествовало магометанство, евреи-семиты, по-видимому, совершенно оставили землю хазар и разошлись в разные стороны. После этого началось восстановление и самоочищение урало-алтайского типа. Во всяком случае, в VI-X веке была метисация хазар с евреями в существование еврейского типа среди современных кумыков имеет историческое основание. Остается только невыясненным, насколько семитический тип среди современных кумыков есть следствие метисации их с евреями, во время процветания хазарского царства, и насколько он произошел от метисации кумыков и других аборигенов Кавказа с арабами и с позднее поселившимися евреями, а также и с семитическими племенами доисторических эпох.


[В начало]

11.

В психическом отношении, несмотря на многоразличные местные влияния, кумыки сохраняют некоторые общие черты обитателей великой Скифии. Выражение лица их спокойное, задумчивое, добродушное и даже благодушное. Они слабее реагируют на впечатления, чем жители юга, никогда не торопятся, двигаются медленно, держатся с достоинством. У них нет обусловленных темпераментом, голодом и фанатизмом, наклонностей к авантюризму, нет и равнодушия к жизненной обстановке, привычки к грязи и неряшеству лезгин и других соседних народностей.

Некоторые черты характера кумыков можно, однако, объяснить, если и не следствием метисации с евреями, то влиянием той политической организации и культуры хазарского царства, в которых евреи играли такую значительную роль. Так кумыки лучше всех своих соседей умеют приспособиться ко всяким обстоятельствам. Не обнаруживая особой склонности ни к земледельческому труду, ни к скотоводству, они занимаются разными промыслами и даже торговлею. Они далеко не такие фанатики, как их соседи и, между прочим, будучи суннитами, отдают своих дочерей замуж за персов-шиитов. Не отличаясь особенною воинственностью и будучи другого типа и языка, кумыки с давних времен пользовались большим авторитетом среди лезгин, и кумыкские коганы и шамхалы обыкновенно стояли во главе всех воинственных походов восточных горцев на Закавказский край.

Предки кумыков хазары с входившими в состав их культурными элементами Кавказа, распространили веру в Единого Бога и культуру далеко на север и запад.

 


  1. Извлечение из доклада, прочитанного автором 10-го мая 1894 года на заседании Кавказского отдела Императорского русского географического общества.
  2. Lombard - Description etnografique. Ques-tion arienne. Bull. de la Societe d'Fntropolo-gie, 1890, IV fasc.
  3. Penka - Die Harkunft derг Arien. Wien. 1886.
  4. Reinach S. - Le mirage oriental. L'Antropologie, 189З а., t. IV, s. 5, р. 619.
  5. Известия общества любителей естествознания. Труды антропологического отделения, т. IV.
  6. Сизов В. - Восточное побережье Черного моря. Материалы к антропологии Кавказа. М. 1889г. в. II.
  7. В. Б. Антонович - Дневник раскопок V археологического съезда в Тифлисе. М. 1879.
  8. Труды археологического съезда в Тифлисе в 1881 г. М. 1887.
  9. Комаров А. Б. - Население Дагестанской области. Западно-Кавказского отделения Императорского Российского Географического общества. Тифлис. VIII.
  10. Дн. Ант. От. И. О. Л. Е. Москва. 1893.
  11. L'Anthropologie, 1893 г. IV 5.
  12. Гакстгаузенг Ав. - Закавказский край. Ст. 1857, стр. 3.
  13. Erkert R. - Kopfmessung Kaukas. Voelker Arch. fuer Anthrop. 1891.
  14. Данилов Н. П. - "К характ. антропол. и физил. совр. насел. Персии", Труды антроп. отд. И. О. Л. Ест. т. XVII. М. 1894 г.
  15. Миллер В. Ф. - Мат. для археол. Кавказа. В. III. М. 1893 г.
  16. Приводимые исторические и другие сведения взяты, главным образом, из трудов Услара, Пфафа, Загурского и др., помещенных в "Горском Сборнике" и других изданиях.
  17. Вейденбаум Е. Г. Начало гуенской песни. Сбор. мат. для опис. мест. и племен Кавказа. В XVII. Тифлис. 1893.
  18. Сбор. мат. для опис. мест. и племен Кавказа. Т. X. Тифлис. 1890; стр. 42.
  19. Neuman - Die Voelker der Sud-Russland. Зейдлиц Н.К. Бакинская губерния. Тифлис. 1870, 62.
  20. Erkert - Der Kaukasis p. 311

Приведено по изданию:
И.И. Пантюхов - О кумыках. Антропологический очерк.
Тифлис, 1895.

Размещено: 14.09.2006 | Просмотров: 5970 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.