Кумыкский мир

Культура, история, современность

Тарихи Кяхулай (Исторический Кяхулай)

Кахулай-Торкали (кум. Кахулай - Торкъали) - одно из старинных кумыкских селений, разместившихся на склоне Тарки-тау. Время основания в точности не известно. Однако, если основываться на археологических материалах, добытых на Кяхулайском поселении и могильнике, то поселение существовало здесь еще VII-VIII вв. (Исаков М. И.1966), в эпоху раннего средневековья, т.е. еще в период владычества на Кавказе предков кумыков - гунно-булгарских и хазарских племен. Примерно в это же время здесь существует древний Анжи (Семендер), включавший в те времена в свои границы и территорию Кяхулая, как известно, находившуюся внутри знаменитых средневековых двух крепостных стен древнего города, одна из которых проходила по северно-западной окраине Кяхулая от Тарки-тау к берегу моря. Как рассказывали старожилы, камень крепостных стен был разобран при строительстве Петровского укрепления и в 30-е годы XX века.

Следовательно, археологический возраст населенного пункта на территории п. Кяхулай достигает 13 веков, т.е. можно сказать, что он равен возрасту Анжи-Семендера-Тарков. О древности данного поселения говорит и тот факт, что историко-эпическая память кяхулаевцев из поколения в поколение сохраняла сведения и предания о борьбе их предков с арабами, записанные в "Анжи-наме" Кадиром из Кяхулая (конец XVIII в.).

О названии Кяхулай-Торкали

Первоначально (в дореволюционных документах) название этого населенного пункта было двусоставным и назывался он Кяхулай-Торкали (кум. Кахулай-Торкъали).

Известно, что в топонимах значительное место занимают отантропонимические и генеонимические элементы и образования. К одному из тюркских генеонимов (антропонимов) может, вероятно, восходить и топоним Кахулай (озвонченный вариант - Кагулай). Сравните с тюрко-огузским эпосным антропонимом Темир Кагул, Темирдю Кагул (Короглы X. Огузский героический эпос. М., 1976. с. 25, 93). Образоваться могло по схеме: Кагул+ай, где ай - суффикс звательного падежа.

Интересна сама этимология топонима Кяхулай. Варианты: Кагулай, Кагьулай, Кагулай, Кангулай. Населенные пункты с таким же названием существуют в Гагаузии, в Молдавии, Венгрии, в ареале распространения тюркских племен древности. Этот топоним известен и древнерусскому эпосу, в частности, "Слову о полку Игореве" (IX в.).

У крымских татар, генетически связанных с кумыками, "кагылай" обозначал титул наследника хана, что-то вроде нашего "крым-шаухала".

В связи с излагаемой версией интересен тот факт, что в документе 1637 г. один из владетелей фигурирует как "тарковский владетель Сурхай-Мирза шевкал Кехолов". Вполне возможно, что "кехолов" здесь означает "кахулай".

История Кяхулая неразрывно связана с историей Тарков (Анжи, Семендера), ибо он исторически был одним из его отселков.

Интерес представляет и топоним Торкали в отдельности. Возможно, что он, как на это указывает С.Ш Гаджиева (Кн.1. с. 50), связан с именем главы огузского государственно-племенного объединения Ак-Коюнлу (ХV в.), объединявшего в своем составе в какой-то период и территорию Шамхалата.

Кяхулай-Торкали в преданиях старины глубокой

Существуют различные предания, которые по-разному объясняют историю возникновения данного населенного пункта. Согласно одному из них, селение это основали два брата - Кяхулай и Торкали-бий. Но впоследствии Торкали отделился от Кяхулая и основал свое сел. у Кази-Качкалыка, известное под названием Кум-Торкали.

По другому преданию, принято считать, что Кяхулай-Торкали был основан по инициативе шаухала, пригласившего одного из этих братьев поселиться поблизости от Тарков у обильного водоисточника. Более заслуживающим доверия нам представляется первое предание. Это с учетом того, что торкалинские беки, как показывают их генеалогические данные, составляли ответвление тарковских правителей.

Существует и другое предание, согласно которому основателями данного населенного пункта считаются два брата: Ихай-бий и Шихай-бий Кяхулаевские, известные исторические персонажи устных историй, восходящих ко второй половине XVII века.

Скудость источников не позволяет со всей точностью и определенностью воспроизвести историю возникновения Кяхулая. Однако, судя по данным преданиям и другим косвенным данным, можно утверждать, что Кяхулай-Торкали существовал уже в XVII веке.

Первые упоминания и достоверные события истории (ХVII- XVIII вв.)

Раннюю историю Кяхулая приходится восстанавливать - в буквальном смысле - по крупицам. От прошлого будущему остается ведь в конечном итоге то, что записано или запечатлено в исторической памяти народа и передается из поколения в поколения, из уст в уста.

Неисторических населенных пунктов в Притарковском регионе нет и быть не могло. Ибо здесь творилась наша история и здесь под каждым камнем лежит целая всемирная история. И очень жаль, что она по сей день не нашла своего историка.

Но о чем же говорят источники? Постараемся их сведения свести воедино с тем, чтобы получить более или менее целостную картину истории.

Пожалуй, первым достоверным сведением, имеющим отношение к истории Кяхулай-Торкали, по крайней мере, к той территории, где расположен этот населенный пункт, можно отнести сообщение немецкого путешественника Адама Олеария, относящееся ко времени его пребывания в гостях у Шаухала Сурхая в Тарках в 1636 г. Немецкий путешественник пишет о своем посещении имения Амир-хана ("...Князь Амир-хан пригласил к себе послов и сам с некоторыми другими пришел, чтобы навестить их"). То есть, речь идет об Амирханкенте.

Отметим, что имение это было выделено в удел Эльдар-шаухалом Тарковским его сыну Амирхану еще в 1619 году. А сам Амирхан - известная историческая личность, сыгравшая заметную роль в судьбах Тарковского шаухальства. Он был послом Кумыкии в Москве и Иране.

В документе 1637 г., как мы отмечали еще выше, Тарковский владетель Сурхай-Мирза назван термином "шевкал Кехолов", что вполне может быть связано с "кахулай". И уже в начале XVIII века посланец Петра I А.Лопухин (1715-1718 гг.) явно указывает на "...две деревни тарковские (Амирханкент и Кяхулай-Торкали. - К.К.), подле которых на горах лесу видать довольно. Ниже сей дороги к морю есть садов виноградных немало".

Эти "две Тарковские деревни" фигурируют и в письме Адиль-Герей-шаухала Тарковского Петру I. В нем он сообщает второму нелицеприятную новость: "ваши войска разорили наши деревни, которые при Тарках, а именно Турхаль-кенди (Кяхулай-Торкали - К.А.), Амирхан-кенди, тако же в Тарках разорили несколько дворов же тех деревень и скот побрали". (Русско-дагестанские отношения. XVII - первая четверть XVIII вв. Документы и материалы. Махачкала. 1958. с. 248-249).

Из источников мы можем почерпнуть некоторые сведения о жизни и военном быте, хозяйстве тарковцев и в частности кяхулаевцев.

Участник похода Петра I И. Гербер (1727 г.) свидетельствует о том, что тарковцы (Тарки, Кяхулай, Альбу-рикент) "имеют хорошие виноградники и другие сады, также всяких овощей, скотоплодие и пашен довольно; сеют же хлопчатой бумаги (хлопок - К-А.) которая здесь наилучше растет" (ИГЭД. с. 71).

Кяхулаевцы, как и все тарковцы ("шефкальцы) издревле славились не только как искусные виноградари, но и как коневоды и лихие наездники ("кяхулайлы уланлар"). Они, не жалея живота своего, участвовали в защите родной земли от иноземных захватчиков и в 1591, 1594, 1605, 1653 гг. Они составляли основной костяк шаухальского войска. Это о них писал Эвлия Челеби: "Великие мужи, с которыми мало кто может тягаться!". То же самое, но в иных выражениях, пишет и Адам Олеарий: "Ни персы, ни русские, между владениями которых они расположены, не могут укротить их военной силой...". И далее: "Им нет дела ни до Шаха Персидского, ни до Великого князя Московского: они - дагестанцы и подвластны одному лишь Богу".

В 1725 г., когда шаухал Адиль-Герей взбунтовался против России, собрал из дагестанцев (кумыков - К.А.) и таулинцев (горцев - К-А.) много войска и пошел к крепости Святого Креста, в первых рядах его войска наряду с таркинцами, альбурикентцами и другими были и кяхулаевцы, выставлявшие, как обычно, больше ста отборных конников. А ведь еще были пешие. Много полегло тогда кумыкских батыров под Святым Крестом. Гербер свидетельствует: русские жестоко мстили тарковцам и "весь уезд, также и столица Тарху, разорены, а сам шаухал взят и пленником в Астрахань послан". А оттуда - еще дальше, в Петербург, пред грозные очи Императора. Нет, не раскаялся Адиль-Герей, не пал ниц перед "Всемилостивейшим". И потому "высочайше" было решено: отправить "на вечное поселение" в Архангельскую губернию, где он и умер в г. Коле в 1735 г.

Но война войной, а жить-то надо. Гербер сообщает: "потом оные (тарковцы - К. А.) очень построились и ныне по-прежнему живут". Построились и кяхулаевцы.

Кяхулаевцы верой и правдой служили и Хасбулат-шаухалу. Они были участниками всех походов Хасбулат-шаухала и Надир-Шаха. Надир-Шах, например, и вообще персы считали шефкальцев "великими воинами" (ЦГАДА. Сношения России с Персией, ф.77. оп.1, ед.хр.2, с. 606 (об)). По некоторым сведениям, в войске Надир-Шаха существовала "лезгинская гвардия" из "шефкальцев", которая участвовала в его походах в Средней Азии, Афганистане, Индии. Надир шефкальцев ценил и уважал и "с их помощью он многими местами овладел и славу себе получил". Польский посол в Иране Тадеуш Крушински (Тhе Нistory des Revotions de Perse. Р. 1742.Т.1) упоминает, например, неких "дергезинцев"(в комментарии пояснено - дагестанцы), которых один из военачальников Махмуда переселил с окраины государства в Исфахан числом более 100 тыс. человек.

В 1735 году шаухал Хасбулат подарил своему внуку Амал-Магомеду (Умалат?) деревни Харкас и Верхнее Казанище, деревню Хохали-Торкали (искажено, правильнее: Кяхулай-Торкали. - К.К.) со всеми прилежащими к ней землями до Темир-Кую и Уй-Салган- тюбе, а также два кутана в Чипчаке под названием Хайдак и Сархай и третий - Чиканок. В этой связи примечательно то, что еще в XIX веке кяхулаевцы из-за земли конфликтовали с кумторкалинцами.

Посетивший эти места в конце XVIII века, а именно в 1783 году, Якоб Рейнеггс не упоминает Кяхулай-Торкали, но пишет: "... Амирхан-гент, которое шитает в себе 300 дворов (т.е. 2500 чел.) и лежащее на высокой горе; Альбёрю-гент, которое также не менее имело в себе дворов". Однако по другим источникам известно, что ко времени вступления на шаухальский престол князя Мехти-бека в 1784 г. в зависимости от него, наряду с 14 населенными пунктами, находилось и селение Кяхулай-Торкали. Академик Фальк сообщает о виденных им здесь двух городищах - Тарки и Анжи. Последнее он характеризует как "развалины большого города, где были видны остатки каменной стены и каменных домов" (Полное собрание ученых путешествий по России. Т.6. С.85).

Д. Тихонов в своем "Описании Северного Дагестана" (1796г.): "во владении Шамхаловом наряду с городом Тарки, в котором имеет шамхал пребывание", упоминает "у подошвы гор на плоскости" "Кяхолай-Торкали при ключах" и "Аморхай-кент" (Амирхан-кент.- К.А.).

Перечислив эти и другие кумыкские деревни, подвластные шамхалу, Д. Тихонов указывает: "Оные деревни имеют своих князей и узденей, на которых жители один день должны в лето работать, хлеб пахать и прочее, а шамхалу не работают, а только пашут один день в лето...". И далее: "Если же случится надобность ему в войске, то они должны идти без всякого отлагательства; кто же ослушается, того разоряют весь дом и грабят имение". (ИГЭД. С. 129).

Кяхулай-Торкали, насчитывавший 136 хозяйств, как и другие кумыкские населенные пункты в ту эпоху, был обнесен высокою плетневою оградою со рвом и несколькими воротами, постоянно охранявшимися караулом. Кстати сказать, на немецкой гравюре (рисунке) Адама Олеария (серед. XVII в.), изображающей "город шевкальский начальный Тарки", у подошвы Тарки-тау, по всей видимости, схематически обозначены Амирхан-кент, Кяхулай-Торкали и Альбурикент. В гравюре четко прорисованы дома, группирующиеся в один отдельный от Тарков куст, среди которых один из них (дом князя) возвышается над всеми остальными.

В центре аула, как отмечают очевидцы, стоял дом кяхулаевского бека из тесаного камня и соборная мечеть, а всего же мечетей с учетом квартальных, как рассказывают, было шесть. Дома отличались прочностью и опрятностью, все каменные, с плоскими крышами на персидский манер, обнесенные такими же стенками, выбеленные, скота и лошадей имели достаточно, все пространство внизу, у подошвы Тарки-тау, было занято их виноградниками. Имелась и пашня. Словом, можно сказать, что кяхулаевцы, в общем-то, жили безбедно и в свободное от работы время, особенно долгими зимними вечерами, любили философствовать о славном прошлом, о походах, о героях-предках. Здесь из уст в уста передавались древние сказания, изустные и истории-таварихи. И нисколько не удивительно, что именно кяхулаевцы сберегли для потомков предания старины глубокой, предания веков - "Анжи-наме" Кадыр-мурзы Амирхан-кентли.


Источник:
"Ёлдаш/Времена" 06/08/2006

Размещено: 20.08.2006 | Просмотров: 4724 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.