Кумыкский мир

Культура, история, современность

Юсуф из Аксая (Юсуп-Гьажи Яхсайлы)

Юсуф один из наиболее известных ученых - арабистов, поэтов и мыслителей религиозного направления Дагестана в XIX веке. Он родился в 1795 году в знатной семье Клычевых. По данным известного собирателя арабо-мусульманского наследия народов Дагестана М. Гайдарбекова, этой семье принадлежало 2500 десятин земли, на которой были поселены три аула.

Юсуф получил хорошее по тому времени образование в родном ауле. Аксайское медресе считалось одним из лучших в то время. Здесь мударисами работали многие известные алимы: шейх Али из Согратля, Дибир-Магомед из Караха, Али-Гаджи из Салты и другие. Для совершенствования образования Юсуф ездил в Аварию, учился у Саида из Аракани, Нурмагомеда-Кади из Хунзаха, Худбуллава из Хахиты. Эти мударисы имели свои излюбленные науки, по которым они приобрели популярность. Так, Саид из Аракани считался знатоком религиозных и философских наук, мастером слога и мысли. У него Юсуф учился несколько лет. Саид отмечал, что Юсуф учился прилежно и одевался как простой муталим и только уходя, оделся по своему состоянию. У Нурмагомеда из Хунзаха учился математике и астрономии. Не случайно, видимо, Юсуф любил эти науки и оставил рукописи, комментарии и пометки к работам арабо-мусульманских ученых по данным наукам. Известный дагестанский ученый и мыслитель Али Каяев отмечает, что Юсуф был одним из крупных ученых и богословов в Дагестане, имел прекрасные работы по арабским наукам и философии, в частности, по логике и диалектике. Некоторые рукописи, комментарии и пометки Юсуфа сохранились на руках дагестанских алимов.

Юсуф был признанным знатоком медицины, искусным врачом (Юсуф Клычев по данным С.Ш Гаджиевой (см.: Кумыки. М., 1961. С. 335: в 1860-е гг. окончил медицинский факультет Харьковского университета - ред.) При сложных заболеваниях и тяжелых ранениях многие жители равнинного Дагестана обращались к нему. Об этом свидетельствуют переписка кумыкских алимов и живое предание. Юсуф почерпнул знания по медицине из энциклопедических трудов и справочников великих врачей мусульманского Востока Ибн Сины, ал-Захрави, Закарии Рази и передал знания своим сыновьям и внукам. Его внук Абдулазиз пользовался особой популярностью как целитель. Это отмечает и М.-С.Саидов в докладе на международном конгрессе востоковедов об арабо-мусульманских ученых Дагестана. Таким образом, Юсуф был многогранным, энциклопедическим ученым:

Упомянутый нами М. Гайдарбеков отмечает, что Юсуф в совершенстве знал арабский язык и славился этим во всем Дагестане. К трем дагестанцам, отличавшимся арабским красноречием в Дагестане, он относит Омара из Кудали, Саида из Аракани и Юсуфа из Аксая. Кроме родного кумыкского, он знал арабский, турецкий, персидский и русский языки.

Значительное время Юсуф был шариатским кадием в Аксае. В 1833-1834 гг. он по приглашению служил кадием в царском конвое в Санкт-Петербурге (имел чин штабс-капитана). Здесь он познакомился с татарскими и русскими учеными, осознал величие и мощь России, призывал горцев приобщиться к европейско-русской культуре, не отказываясь от своей, родной. Он придерживался, как и выдающийся татарский просветитель Ш. Марджани, мнения, что ислам не запрещает изучать европейские и русский языки, приобщаться к иноязычному просвещению.

Юсуф вместе со своим сыном Муса-Гаджи два раза совершал паломничество в Мекку. В тот период он встречался со многими мусульманскими алимами, в том числе с алимами Каирского университета ал-Азхар - авторами учебных пособий по различным наукам, а также известным для дагестанских алимов Ибрагимом ал-Баджури. Между ними завязалась полемика, показавшая высокие знания Юсуфа, что вынудило Ибрагима ал-Баджури выразить в письме благодарность Богу за то, что в далеком от арабских стран Дагестане родились такие ученые-арабисты, как Юсуф Яхсайский.

Юсуф-Кади имел медресе в своем имении в Казах-Мурза-Юрте, где, наряду с ним, преподавали и другие алимы. Он обеспечивал муталимов всем необходимым, оставлял у себя только способных.

Юсуф слыл знатоком многих наук и опытным педагогом, у него были свои методические разработки по ряду дисциплин, он широко использовал в преподавании знания поэзии и прозы. Знатоки мусульманского просвещения в Дагестане отмечают необычайную преданность Юсуфа педагогической и просветительской деятельности. Он целыми днями работал с учениками. Попасть в его медресе считалось счастьем для муталимов.

Юсуф был гордым человеком и все, что он делал и говорил, казалось ему чуть ли не единственно верным и истинным. Ученый часто вступал в устную и письменную дискуссию со многими учеными Дагестана, в их числе Газимагомед из Караха, Атти-Хаджи из Кумуха и др. Юсуф выпустил отдельную брошюру в связи с одной дискуссией "Разъяснения устранения причин прелюбодеяния в бракосочетании". Многие дагестанские алимы критиковали его за вольность в толковании шариатских формул. Гасан Алкадари упрекает его в том, что он свое ошибочное мнение скрывает различными пословицами и суждениями. Он считал Юсуфа не сильным в фикхе - мусульманском законодательстве.

Юсуф был талантливейшим поэтом и писателем. А. Каяев характеризует его как человека, обладающего природным поэтическим талантом, а М. Гайдарбеков - как мастера литературного слова, обладающего богатым запасом слов. Его стихи и талант признают даже враги, пишет М. Гайдарбеков, он обладал пальмой первенства в Дагестане по стилистике. Юсуф не признавал терминологический язык, которым писали свои стихи многие дагестанцы, пользовался отточенным арабским классическим литературным языком. Он был новатором в стихосложении, смелым в мыслях. Как говорит М. Гайдарбеков, у него был острый язык и меткое зрение, он лучше и раньше видел пороки, чем достоинства.

Столь же плавны и отточены его письма, послания, статьи. Он отдавал предпочтение сатире, где проявил выдающийся талант. Но сатира у него часто смешивается с жанрами элегии и самовосхваления. Поэт владеет и другими жанрами, имеет дидактические и описательно-аскетические стихи и т.д.

Пребывание в Санкт-Петербурге и знакомство с русской цивилизацией оказали определенное влияние на мировоззрение Юсуфа, в том числе на отношение к России.

Он принимал активное участие в политической жизни Дагестана, выступил против имамов, пытаясь доказать выгодность для края нахождения в составе России. Эта позиция сделала его популярным среди противников газавата, и ненавистным среди сторонников кавказского газавата.

Между ним и Шамилем сложились враждебные отношения. У них были разные подходы ко многим социальным проблемам и в отношении к России. А главное, они стояли по разные стороны баррикад по отношению к России и освободительной борьбе горцев. Отстаивая свою позицию, Юсуф выдвигал три довода.

  • Во-первых, Россия - развитая, сильная страна, она может покончить с иноземными вторжениями и междоусобицей, способна установить в обществе мир и порядок. Дагестанцам это выгодно, что позволит приобщиться к ее цивилизации.
  • Во-вторых, Россия велика и могуча, стремления горцев к освобождению нереальны и гибельны. Эту точку зрения он обосновывал и ссылкой на шариат, который считает борьбу слабых против сильных недопустимой. Он подчеркивал, что эта борьба обречена на поражение и станет трагедией для горцев.
  • В-третьих, он утверждал, что мусульманским миром должен управлять один имам, он есть, турецкий султан считался халифом. По этому поводу ученый обратился к алимам "обоих храмов" (Мекки и Медины), надеясь получить поддержку, но вышло наоборот. Была получена фетва с подписями 4 алимов, поддерживающая позиции имамов и подкрепленная ссылками на Коран и хадисы пророка. Но Юсуф остался при своем мнении. Такого мнения придерживалось тогда большинство дагестанских алимов

Юсуф-Кади написал критическую касыду на имама после его пленения, подчеркивая, что такой конец газавата был неизбежен (впервые публикуется на нашем сайте). Но сторонники имама ответили ему стихами. Среди них касыды Абдурахмана-Хаджи из Согратля и его сына Гаджи-Магомеда. Последний пишет, что, независимо от соотношения сил, мы не должны согнуть колени ни перед кем: "Ты продолжаешь служить врагу и хочешь свои неблагодарные поступки внушить нашим народам. Ваши мысли о слабости Дагестана мешают объединению сил горцев, и ради своего освобождения мы должны пойти на все". Но то же самое можно сказать и о позиции самого Гаджи-Магомеда. Это сложный вопрос, который расколол в свое время Дагестан. Объективное заключение поэтому вопросу связано с ответом на вопрос: к каким результатам могло привести это движение с позиции прогресса?

Юсуф был набожным человеком и при всех удобных случаях упоминал Бога, взывал к его помощи.

Умер Юсуф в 1871 году и по его завещанию был похоронен в сел. Казак-Мурза-Юрт. На могиле установлен художественно выполненный камень со стихами назидательного и кающегося характера, написанные им для этой цели.

В заключение хочется подчеркнуть: деятельность и воззрения Юсуфа носили противоречивый характер, но это не умаляет того факта, что он был выдающимся ученым, поэтом и общественным деятелем своего времени в Дагестане. Его наследие еще не собрано и не изучено. Данная статья является первой публикацией в периодической печати о нем.


Опубликовано:
"Дагестанская правда", 19 февраля 2000 г.

Размещено: 10.02.2006 | Просмотров: 5050 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.