Кумыкский мир

Культура, история, современность

Историко-лингвистический комментарии к интерпретации одного неясного момента в древнейшем кумыкском эпосе "Анжи-наме"

этимологический и ареальный аспекты


В 1780 г. кумыком Кадыр Мурзой из (Кяхулая) было создано основанное, в том числе, и на фольклорных источниках "Анжи-наме", фрагменты которого были обнародованы С. М. Алиевым в 1974 г. В их структуре обращает на себя внимание следующий загадочный стих:

Къуварлардан къувгъан еллер сен болгъур
Ат туягъы ай табанлы ат къонгур!
[Алиев 1974: 101]

В последующих изданиях первое слово этого стиха, по видимости, ввиду неясности его значения либо опечаток стало передаваться иначе: "Къувалардан..." [Хрестоматия 1976: 26] и "Къубарлардан..." [Къум. йыр. 2002: 52]. Более достоверным, на наш взгляд, следует считать первый вариант, если допустить в данной лексеме "переход *о > у, характерный не только для татарского" [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 2002: 258], башкирского, чувашского, но и архаических, занимающих периферию кумыкской языковой области терского, подгорного и кайтагского диалектов [Ольмесов 1997: 59, 60, 62], что позволяет восстановить первоначальное *къовар~лар (мн.ч.)-дан (исход, пад.). Восстановленное *къовар полностью совпадает с одним из вариантов названия хазарского рода кабар~кавар~кобар~ковар [Баскаков 1985: 36]. В этом случае вышеприведенная первая строка может быть интерпретирована следующим образом: "От коваров (кабаров) изгнанными ветрами ты чтобы стал..."

Известно, что часть кабаров в начале IX в. отделилась от хазар и перешла к мадьярам (венграм), обитавших тогда в междуречье Днестра и Буга, а затем (80-е годы IX в.) передвинулась вместе с семью венгерскими племенами в Подунавье [Гадло 1994: 191 прим.74]. О них правивший в 933-959 гг. византийский император Константин Порфирородный сообщал, что "эти кабары, составлявшие часть племени хазар, взялись за оружие и начали войну. Племя разделилось на два войска: одно осталось по соседству с Персией (т. е. на Восточном Кавказе, включая Дагестан), ... другие объединились с венграми и укрепились на границе с херсонеситами" [Алиев К. 2004: 31]. Эти племена, как указывает тот же автор, поселились с турками (мадьярами) в (нынешней) Печенежской земле, заключили взаимную дружбу и получили имя каваров. Они научили турков хазарскому языку и доселе говорят на том же наречии, но владеют и турецким языком.

Вследствие того, что они в войнах оказались сильнее и храбрее восьми родов, то им давали первенствовать на войне в качестве первых родов. "У всех трех родов каваров один князь, который существует по настоящее время" [Известия, 1934: 18].

При этом кабары были известной этнической общностью на юге Восточной Европы (в Причерноморье) еще на рубеже IX - X вв. Однако, на наш взгляд, отождествление их названия "киабар" в тексте одного из документов, составленных около 930 г. в иудейской (хазарской) общине Киева, с одним из народов, названных в письме хазарского кагана Иосифа (60-е гг. X в.) и живущих до границы Черного моря, - киял [Гадло 1994: 27-28, 191 прим.74; Кестлер 2001: 232], представляется фонетически и графически неудовлетворительным еще и потому, что в иврите, на котором было написано данное письмо, анлаутное ки- не обозначало палатальности соответствующего звука [Гранде 1972: 333,334,355].

Переход анлаутного к(ъ)->х присущ волжско-булгарскому [Хакимзянов 1997: 49], булгаризмам венгерского и чувашскому языку [Ахметьянов 1978: 14], что позволяет серьезно усомниться в овеском (иранском) происхождении данного этнонима, к которому А. В. Гадло [1994: 193 прим.74] возводит название Кабарды вместе с адыгским названием кабардинцев "къэбэртай" при кабардинском самоназвании "къэбэрдей". Здесь -тай/-дей может быть соотнесено с известным тюркским языкам аффиксом множественного числа [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1988: 12-13], присущим и тюркским этнонимам, особенно восточным [Еремеев 1970: 138] (ср. кум. фольк. Къабарт/Къабартгъы - название Кабарды [Къум. йыр. 1991: 281, 288; 2002: 162, 163], где -гъы (<-*къы) - озвонченный вариант аффикса принадлежности -~къы, который присоединяется к существительным, местоимениям и числительным и передает также пространственные и временные отношения [Щербак 1977: 96].

Вместе с тем на возможность перехода к(ъ)->х- в булгарских диалектах Дагестана указывает название аварского селения Хубар, расположенного в Казбековском районе, если связать его происхождение с вышеупомянутым хазарским родом (племенем) кабар-кавар-кобар-ковар [Баскаков 1985: 36], восставшим под предводительством Ore-хана, потомка Батбая, сына Кубрат-хана, в конце IX в. и ушедшим в IX - X вв. вместе с венграми на Дунай [Алиев 2004: 27, 30]. Не исключено, что развитие в этом топониме о>у подтверждает его позднейший характер, который мог иметь место и в Дагестане до IX века, так как "современная шкала чувашского вокализма оформилась после IX века" [Щербак 1970: 347], а салатавский диалект аварского языка, в зоне распространения которого находится с. Хубар, относится к числу "окающих" - без перехода о>у [Минкаилов 1959: 489]. Это указывает на непосредственное отражение здесь формы с инлаутным -у-, первичный вариант которой мог отложиться в названии азербайджанского (граница с Персией) города К(ъ)уба(р), где ауслаутный представляет собой тюркский аффикс множественности [Ср.-ист. грамм, тюрк. яз. 1988: 16], отложившийся в составе древних тюркских этнонимов типа хазар, татар, булгар и др. [Еремеев 1970: 133].

Столь же неадекватной и к тому же некомпетентной представляется более ранняя попытка выделения в этнониме кабардинцев "къэбердэй" частицы "берды", взятой из тюркских языков и оформленной окончанием "эйч" (?), являющимся показателем множественности, на основе утверждения, что впервые "этот термин (в форме Кертебея) зафиксировал И. Барбаро (1436 г.)" [Волкова 1973: 49]. "Если ехать из Таны .., - писал он, - то через три дня пути вглубь от побережья встретится область, называемая Кремук. Правитель ее носит имя Бебсрды, что значит "богом данный". Он был сыном Кертебея, что значит "истинный господин". Под его властью много селений, которые по мере надобности могут выставить две тысячи всадников" [Ист. нар. Сев. Кав. 1988:237].

Со своей стороны, уточним, что имена вышеупомянутых правителей в действительности звучат как "Биберди" и "Керти-бей" [Кузнецов 2002: 206], первая часть второго из которых на самом деле может быть отождествлена с караим. керти "истинный", "верный", "правдивый", "достойный", "правда", "истина", балк. керти "правда", к.-балк. керти ("правда", "правдивый", "правильный", "действительный", "настоящий" [К.- балк. - русск. сл. 1989: 327], ног. керти "правда", куман. керти "правда", ср.-век.-кыпч. керти "правда", "истинный", ст.-узб. керти "истинный", "верный", "действительный", "правдивый" [Севортян 1980: 28] - компонент -бей - с тур., гаг., кр.-тат., караим., куман., ср.-век. кыпч. (ХIII - ХIV вв.), печенеж., полов. ХVI в. бей, из которых значением "господин" обладают только тур., гаг., караим. Крым., полов. XVI в. [Севортян 978: 97]. Если исключить использование здесь турецкого "бей", которое обнаруживается также в составе тюркских по происхождению имен черкесских и кабардинских князей в западноевропейских материалах XVII века (Кази-бей и Синкас-бей) [Адыги 1979: 66], когда Турция и Крымское ханство заняли ведущее положение в Кабарде [Ист. нар. Сев. Кав. 1988: 322, 325], то предположение Н. Г. Волковой [1973: 79] о ногайском и тем более В. А. Кузнецова [2002: 207] о наиболее вероятном адыгском населении области Кремук/Кремух представляется недостаточно обоснованным. С точки зрения известности одному языку обоих компонентов, выделяется караимский, где "бей" имеет также значение "господин", за ним следует куманский и средневеково-кыпчакский вместе с половецким (XVI в.), однако установить, имело ли место у носителей соответствующих языков имя "Кертибей" не представляется возможным.

Второй антропоним - "Биберди", который Н. Г. Волкова [1973: 49] считает татарским, а В. А. Кузнецов [2002: 207] адыгским и не противоречащим версии об адыгском населении области Кремух на основании его наличия в донесении консулов Кафы 1471 г. о поездке Ковалино Ковалло в Зихию, современным татарскому [Справочник 1989], адыгейскому [Справочник 1989; Наши имена 2000] и кабардино-черкесскому [Справочник 1989] именникам неизвестен, как, впрочем, ногайскому [Справочник 1989] и карачаево-балкарскому [Справочник 1989; К.-балк.-русск. сл. 1989]. Если допустить, что компонент би- в этом имени передает его истинное звучание, то речь может идти о казах. би "представитель класса эксплуататоров, феодалов", ср.-век.-кыпч. би "бек, бег", тат. би "князь", "господин", полов. XVI в. би "господин" [Севортян 1978: 97, 98]. Вместе с тем компонент личных имен -берди представлен на Северном Кавказе в настоящее время лишь в ногайском языке, но в составе отмеченного и в туркменском языке антропонима "Бекберди" [Ср. ист. грамм, тюрк. яз. 2001: 701; Справочник 1989: 131], в другой форме - "Бердибек" - известно в качестве имени одного из ханов Золотой Орды во второй половине XIV в. в условиях, когда в ногайском языке отмечены другие антропонимы с начальным компонентом Бий- : Бийсолтан и Бийтулла [Справочник 1989: 132]. Кроме того, среди абазин, расселившихся к началу ХVI в. по верховьям рек Лабы, Урупа, Большого и Малого Зеленчука и бассейна Верхней Кумы в источниках ХVII в. упоминается одна из правящих фамилий "Биберди" (по-абазински "Бибардраа") [Ист. нар. Сев. Кав. 1988: 277, 298], чем, в принципе, подтверждается достоверность звучания данного имени и его средневековокыпчакский (половецкий) характер. Тем более, что в сходной форме - "Бердебек" - рассматриваемый антропоним отмечен среди половцев в 1152 г. [Баскаков 1985: 82], ср. тат. Тангребирде "бог дал" [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 2001: 701] (<*Тенгриберди), свидетельствующее о недостаточно точной передаче семантики данного имени.

Если у И. Барбаро рассматриваемая область известна под названием "Кремук" (Chremuch) [Волкова 1973: 49] / Кремух [Кузнецов 2002: 206], то Дж. Интерниано в конце ХV в. называет ее "Кромук", уточняя, что так именуется "небольшая долина в глубине страны..., имеющая лучшее местоположение и более других населенная", что дает основание относить ее существование к концу XIV - концу XV вв., локализуя эту область на правом берегу Кубани в ее среднем течении [Кузнецов 2002: 208] в непосредственном соседстве с зоной расселения в ХV в. абазинцев, в том числе, бибердовцев (!). О том, что отождествление области Кремук с каким-либо адыгским этносом неадекватно, свидетельствуют данные И, Барбаро, согласно которым за ней в числе прочих живут кевертеи и кинпики [Волкова 1973: 49]. При этом первый из них легко идентифицируется с кабартаями-кабарцми, а вторые, возможно, с кыпчаками. На последнее указывает возможность возведения названия "Кремук" / "Кремух" / "Кромук" к ср.-век.-кыпч., кирг., казах, къыранг, ср.- век.-кыпч. къыран, чув. диал. каран, считающееся кыпчакизмом, со значениями: "возвышенность" (кирг., казах.), "холмистая степь" (кирг., казах.), "край, берег" (ср.-век.-кыпч.), "граница, мерка" (чув. диал.) [Этим. сл. ТЯ 1997: 226]. Ауслаутные -иг и в последних переходят в в кыпчакских (прежде всего, казахском и татарском, а также в кумыкском) языках [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1984: 345, 336], в каковых узкие гласные в первом слоге многосложных слов почти полностью выпадают [Щербак 1970: 63], т.е. къыранг/къыран>*кърам+-къ - аффикс множественности [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1988: 11-12], используемый в составе тюркских этнонимов [Еремеев 1970: 135], в конечном счете - *Кърамкъ > К(ъ)ремук(ъ) / К(ъ)ромук(ъ) "краевые, прибрежные (с высокими, холмистыми берегами)".

При этом в рассматриваемом этнониме кабар~кавар~кобар~ковар конечное -ар оказывается представленным в наименованиях других древних тюркских народов Восточной Европы (авар, сувар, булгар, хазар, кангар) [Еремеев 1970: 133], имеющим значение собирательной множественности [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1988: 16]. Чередование а/о в корневой части данного этнонима может отражать огубленный а, возникающий под воздействием заднеязычных в татарском языке, узбекских, башкирских, турецких диалектах, в говорах тоболо-иртышского диалекта татарского [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1984: 71], а также в утамышском говоре кайтагского и какашуринском подгорного диалектов кумыкского языка [Ольмесов 1997: 66]. Сам хазарский язык относится к числу булгарских [Баскаков 1969: 23], для ранней (до IX в.) эпохи существования которых присущ вышеупомянутый лабиализованный а [Ср.-ист.грамм.тюрк.яз. 2002: 680], развившийся в о, а затем в у, что характерно не только для чувашского [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 1984: 71], но в рассматриваемом случае и для кумыкского языка.

Вместе с тем, имея в виду вышеупомянутое сообщение Константина Багрянородного о том, что часть кабаров "осталась по соседству с Персией", сюда же следует присовокупить первую часть названия кумыкского с. Каьпир-Къумукъ (Кафыр-Кумух) Буйнакского района РД ("капирские (кабарские) кумыки"), свидетельствующее о том, что ареал исторического пребывания кабаров, действительно, включал в состав и Дагестан. Последняя форма (*капир) может считаться исходной, так как звук б неизвестен раннему тюркскому праязыку, а *п озвончается в интервокальной позиции, где б может переходить в v/w [Ср. -ист. грамм, тюрк, яз, 1984: 171, 180, 183], ср. кабар, кавар, кобар>ковар. Первичный *п и процесс перехода а>а>о>у могли иметь место и раньше, если присовокупить сюда же название известных еще в VII в. купи-булгар, обитавших на реке Куфис/Кофин византийских писателей, то есть на Кубани, и соответственно входивших в состав государства Великая Булгария [Гадло 1979: 112], которое простирало свои границы от Азова и Дона до р. Сунжи [Артамонов 1962: 167-168]. Река Куфис известна также под названием Кубанирсу [Ист. нар. Сев. Кав. 1988: 116], где пратюрк. су (<*суб) "вода", "река" [Ср. - ист. грамм, тюрк. яз. 2001: 88], а первая часть может быть интерпретирована на основе тюрк. к<ъ)убап ир как "кубанские мужи", где ир "мужчина" [Севортян 1974: 321], то есть "река мужей - кубанов / кобанов" (кабаров), так как ауслаутный -(а)н в К(ъ)убан может быть рассмотрен как аффикс множественного числа [Ср. - ист. грамм. тюрк. яз. 1988: 15-16], который, возможно, представлен в этнонимах кум-ан и тюм-ен.

Кроме того, согласно кумыкским преданиям, записанным в с. Эндирей, у прародителя кумыков, карачаевцев, балкарцев, абазов, кабардинцев, ногайцев нарта Алпадыра, "властителя земель между Каспием и Черным морем", были два сына и дочь: Араг-алп (Алп Араг), Алпан и Гёзекей. Перед своей смертью Алпан поделил земли между своими сыновьями Кобаном и Комуком так, что Кобану достались "земли за Тереком", а Комуку - "по эту сторону Терека" [Алиев 2004: 117].

Компонент ир "муж, мужчина" в ойкониме "Каьпир-Къумукъ" оказывается присущим восточному (хорезмийскому) варианту золотоордынокого языка ХIV в, и отражен в словаре Ибн Муханны, который, по мнению П. М. Мелиоранского, относится по времени к концу ХIII в., а по месту написания и языку - к азербайджанцам Северо-Западной Персии [Баскаков 1969: 177] (ср. выше кабаров, оставшихся по соседству с Персией), чагатайскому, татарскому, башкирскому и хакасскому языкам [Севортян 1974: 321]. Соответствующий процесс (сужение пратюрк, *аь, е>и) характерен для последних трех языков и частично для чувашского [Щербак 1970: 153], но не для этого слова, что не исключает его булгарского происхождения.


Литература

  1. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XVI-XIX вв. - Нальчик, 1974.
  2. Алиев К. М. Дорогою тысячелетий: кумыки и их этнородствеиные связи. - Махачкала, 2004.
  3. Алиев С. М. Къумукъ адабиятны тарихине сапар // Доcлукъ. - 1974, №3.
  4. Артамонов М.И. История хазар. - Л., 1962.
  5. Ахметьянов Р.Г. Сравнительное исследование татарского и чувашского языков. - М., 1988.
  6. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. - М. 1969.
  7. Баскаков Н.А. Тюркская лексика в "Слове о полку Игореве". - М., 1985.
  8. Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. - М., 1973.
  9. Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV-Х вв.- Л., 1979.
  10. Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа X-ХIII вв. - Л., 1994.
  11. Гранде Б,М, Введение в сравнительное изучение семитских языков.
  12. Еремеев Д.Е. К семантике тюркской этнонимии // Этнонимы.-М., 1970.
  13. Известия византийских писателей о Северном Причерноморье // Известия ГАИМК. Вып.91. Л. 1934.
  14. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца ХVIII в. - М., 1988.
  15. Карачаево - балкарско - русский словарь, - М., 1989.
  16. Кёстлер А, Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие. - СПб., 2001.
  17. Кузнецов В.А. Забытый Кремух // Сборник Русского исторического общества. Вып.4 (152) -М., 2002.
  18. Къумукъланы йырлары, - Магьачкъала, 1991, 2002.
  19. Микаилов Ш.И. Очерки аварской диалектологии. - Махачкала, 1959.
  20. Наши имена. Словарь - справочник. - Майкоп, 2000.
  21. Ольмесов Н.Х. Сравнительно - историческое исследование диалектной системы кумыкского языка. - Махачкала, 1997.
  22. Революциядан алдагы къумукъ адабият. Хрестоматия. - Магьачкъала, 1980.
  23. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. - М., 1974, 1978, 1980.
  24. Справочник личных имен народов РСФСР. - М., 1989.
  25. Хакимзянов Ф.С. Булгарский язык // Языки мира. Тюркские языки. - М., 1997.
  26. Сравнительно - историческая грамматика тюркских языков. - М., 1984, 1988,2001,2002.
  27. Щербак A.M. Сравнительная фонетика тюркских языков. - Л., 1970.
  28. Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков (Имя). Л., 1977.
  29. Этимологический словарь тюркских языков. М., 1997.



Опубликовано:
Изучение языка, фольклора и литературы народов Дагестана. Махачкала. 2005. С.85-94.

Размещено: 09.01.2006 | Просмотров: 4090 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.