Кумыкский мир

Культура, история, современность

Чопан-шаухал Мухтешем (Великолепный)

От автора. Писать историю также важно, как и творить ее. Не мною сказано, но мне ЭТИ слова часто приходят на память, когда я думаю о творцах нашей кумыкской истории. Конечно, они, наши предки (и прежде всего, властители) не думали о том, что живут и творят для истории. Они просто жили в конкретно-историческую эпоху и, будучи призваны народом к сотворчеству своего будущего, совершали именно те действия и поступки, которые единственно возможны были в тех условиях ради того, чтобы народ их был не только сытым, но и вечным. Долг потомков ПОМНИТЬ, ЗНАТЬ И ЦЕНИТЬ деяния предков, свершенные во имя их настоящего и будущего, воплоить это в тексты и книги. В.течение многих лет по мере своих сил и знаний я и пытаюсь исполнить свой долг. Написана не одна статья, не одна книга. Некоторые из них изданы, опубликованы. Другие лежат в ящике моей памяти, моего письменного стола или в памяти моего компьютера. одна из таких книг "Шаухалы Тарковские: Кумыкская аристократия".

Некоторые отрывки из этой книги, подготовленной к изданию, я предлагаю вниманию читателей.


Заслуги Чопан-шаухала, прародителя шаухальской фамилии Тарковских, перед своим народом были так велики, а деяния настолько значительны и славны, что современники величали его "Мухтешем Чопан-шаухал", что в переводе на современный язык означает: "Чопан-шаухал Великолепный".

Его имя навсегда вошло в историческую память и многочисленные народные предания. Еще в XVIII в. со слов его прямых потомков немецкий ученый Якоб Рейнеггс записал: "память... их простирается до некоего Гамида-шамгала, человека весьма почитаемого. Весь Кавказ имел к нему почтение, и имя его поныне в сделанных в честь его песнях прославляется".

Из глубин веков доносится до нас и "песня плакальщицы по великому Воину и Правителю":

... Чын пачаланы уланы,
Тювенк къыргъыйланы къуйругъу,
Тювенген пачаланы урлугъу...

Тем горше сознавать, что жизнь и деяния его по сей день должным образом не изучены. Потомки мало что знают и помнят о своем великом предке. Не постыдная ли забывчивость? А ведь он является не только прародителем шаухальской фамилии Тарковских, но и великим правителем и полководцем, при котором Шаухальство Тарковское достигло своего наивысшего могущества и превратилось в признанный субъект международных отношений и региональной политики, с которым вынуждены были считаться и Россия, и Турция и Иран, - великие державы того времени.

I.

Кто же был Чопан-шаухал?

Чопан-шаухал в большинстве исторических источников упомянут лишь в качестве прародителя шаухалов Тарковских, будто и не было у него в нашей истории других заслуг.

А.-К. Бакиханов, основываясь на доступных ему источниках, пишет, что Чопан владел "всем краем от границ Кайтака, Кюринского округа, Аварии, Черкесии и реки Терека до моря Каспийского" и "умер в 1574 г. в Бойнаке". Этнограф Л.И. Лавров, изучавший родословия шаухалов, полагает, что сведения эти А.-К- Бакихановым заимствованы "из неизвестных источников". Однако, этнограф ошибся, источники были известны - это родословная 1758 г. и "записка" 1842 г., составленная кн. Хасай Уцмиевым, Д.-М. Шейх-Али, Курумовым и Ю. Клычевым. Наиболее раннее 1569 г. упоминание Чопан-шаухала относится к русским источникам. Год смерти Чопана в большинстве источников XIX века - 1574 г. Однако, это неверная дата. Востоковед В. В. Бартольд как год смерти Чопана указывал 1578 г. Но и эта дата оказывается ошибочной, ибо, как показывает анализ сведений турецких и других источников, Чопан-шаухал упоминается в качестве правителя не только в 1574-1578 гг., но и все последующие годы вплоть до 1589 г. Это подтверждается и русскими источниками. Так, в марте и мае 1586 г. в Москву пришли послы от шаухала, его брата и сыновей Султан-Мута и Суркая, ибо Султан-Мут и Суркай, которые в этом документе упоминаются, являются сыновьями Чопана. Следовательно, Чопан-шаухал был жив и в 1586 г.

В турецких источниках рассматриваемого периода он фигурирует под именами "Чобан-шаукал", "Дагыстан Комук-Кайтак хакими Шаухал Чобан", "Дагыстан хакимлеринден Комук ве Кайтак хакими Эмир Чаталав ("Чопалав") шаухал". Как "правитель Кумыка и Кайтака "Читлав" (Чопалав)-шаухал упоминается и в истории сефевидов "Нусрет-наме".

Известно также, что годы правления Сурхая II, которого родословная 1758 г. называет сыном Чопалава (Чопана), приходятся на 1589-1604 гг. Мы также знаем, что до Чопан-шаухала правителем был Сурхай I ибн Будай, умерший в 1571/72 г. Следовательно, Чопан-шаухал умер не ранее 1589 г., а на престол кумыкский вступил в 1569 -1572 г.

Таким образом, можно сделать вывод: Чопан правил на кумыкском престоле примерно в 1569/71 - 1589 гг., насыщенные его активной деятельностью и составившие, по сути своей, целую эпоху (20 лет!) во всей истории Кавказа.

Пожалуй, не будет ошибкой, если сказать, что наиболее громкая и известная история шаухалов Тарковских начинается именно с Чопан-шаухала, т. е. с началом его правления в 1569/71 г. Достоинство шаухала в этот период "в областях, заключающихся между Тереком и Курою, почиталось вторым после царя грузинского". Но и грузинские цари в последней четверти XVI в. будучи не в силах противостоять мощи тарковских шаухалов, только и делали, что жаловались на "шевкальского царя" и просили защиты от них у московских царей.

Чопан-шаухалу за годы своего двадцатилетнего правления удалось так высоко поднять внутренний и международный авторитет тарковских шаухалов, что еще в первой половине XVIII в. участник петровского похода немец И.Г. Гербер с полным правом писал: "Шаухалы исстари великую власть и чрезмеру великую волю и привилегии имели, ибо не токмо все уезды в Дагестане под их властью стояли, но оные еще некоторую часть тавлинцев под свою власть брали и самовольно, яко поданными, владели, а другие народы всегда их высоко почитали и их силы боялись".

К периоду правления Чопан-шаухала следует отнести и замечание И. Гербера о том, что "Шамхалово владение простирается не только над князьями и землями в Дагестане, но и над частию народов тавлинского, и до самой почти Шемахи".

Чопан-шаухал взошел на кумыкский престол в Тарках в 1569/71 г., и годы его правления пришлись именно на тот период, когда все активней разворачивалось соперничество великих держав того времени России, Турции и Ирана за контроль над Кавказом. Молодое русское государство, завоевав Казань и Астрахань, на потенциале экспансии рвалось на юг, на Кавказ. Чопан-шаухал, как умный и дальновидный государственный деятель и политик, хорошо понимал, что без надежных друзей и союзников перед натиском Москвы не устоять. Активно поддерживали устремления Москвы на кавказском направлении и Грузия, и Кабарда, боявшиеся усиливающегося влияния Кумыкии. Поэтому естественной была его ориентация на единоверные Крым и Турцию.

Поэтому, едва вступив на престол в Тарках, Чопан-шаухал, в целях предотвращения русской экспансии обращается к крымскому хану с предложением сообща противодействовать русской экспансии. 10 мая 1569 г. русский посол в Крыму Афанасий Нагой сообщает, что в Крым прибыл человек от шевкаля, который сообщил хану, что поставить на его реке город "не дать было немочно, против него не устоять", но как только хан с турками пойдет к Астрахани, он вышлет к ним навстречу своего человека с войсками".

Дипломатические усилия Чопан-шаухала были успешными. Турция и Крымское ханство объявили решительный протест против действий России на Северо-восточном Кавказе и пошли на открытую поддержку и защиту кумыков, потребовав в своем заявлении русскому правительству через посла в Стамбуле: "...черкесов, крым-шевкальцев и кумуков впредь... не воевать".

В 1569 г. Чопан-шаухал со своими войсками принимает участие в походе на Астрахань, предпринятом совместно с турками и крымцами. Поход этот был неудачным. Город взять не удалось, войска под натиском русских отступили к Азову. Войска Чопан-шаухала, разрушили отстроенную русскими крепость на Сунже, вторглись в Кабарду и приняли участие в сражении против войск союзника царя Ивана IV на стороне крымского хана Девлет-герея. В следующем 1571 г. Девлет-Герей предпринял весьма успешный поход и взял Москву. Иван Грозный бежал из Москвы. С того похода за крымским ханом закрепилось почетное прозвище "ниспровергатель тронов" - "Тахты Алган".

В результате этих действий русское государство вынуждено было капитулировать. 15 января 1571 г. русский посол Андрей Кузьминский заявил, что Иван Грозный принимает предъявленные Османским правительством все условия. Турция настаивала, что "никаких русских городов на Тереке и Сунже и никакого русского влияния среди этих народов не допустит". Вследствие этого крепость на Тереке, возведенная для защиты Кабарды и ее правителя Темрюка от кумыкского шаухала, была снесена, а русские войска переведены в Астрахань, "османовская дорога" (дорога на Кабарду и Крым) была свободна. Таким образом, политика Чопан-шаухала одерживала верх.

В 70-е гг. влияние Чопан-шаухала на северокавказские дела продолжало расти. Он имел прямые связи с турецким султаном Селимом II и крымским ханом Девлет-Гереем. Имел союзников среди знатных родов в Кабарде (Кайтуковы, Тлостановы, Ташбазруковы, Каплановы, Асланбековы), которые служили ему, "шевкальскому царю", находился в родстве с кайтагскими уцмиями (был женат на дочери кайтагского уцмия Ахмедхана), родом кабардинских первостепенных узденей Анзоровых (женившись вторым браком на племяннице Хотова Анзорова) и сефевидскими шахами.

О силе и влиянии Чопан-шаухала Тарковского говорит и то, что он мог позволить себе "вмешиваться в дела престолонаследия в Иране" (А. Каяев). Дело в том, что сестра Чопана была замужем за Шахом Тахмаспом I (1524-1576). И когда после смерти Тахмаспа I в 1576 г. на сефевидский престол вступил не сын его сестры Исмаил, а рожденный от грузинки Хайдар-Мирза, то Чопан-шаухал, предупрежденный своей племянницей Пери-Джихан (дочерью сестры), со своим войском вторгся в Тебриз, сверг Хайдара, посадил на трон своего племянника Исмаила. Последний вошел в историю сефевидов под именем Исмаила II (О. Эфендиев).

О чем сообщают источники.

"При дворе шаховом шаухалы были всегда в великом почтении... Прежде всего в Персии в великие торжества были зделаны с правой и левой стороны шахова престола, на каждой стороне по два места для четырех знатнейших защитителей государства, против четырех сильнейших держав, а именно: 1) для хана Кандагарского, как защитника против Индии; 2) для шамхала, как защитника против России; 3) для царя Грузинского, как защитника государства против турок и 4) для хана, который живет на границах арапских". Гербер И. Г. Известия о находящихся на западной стороне Каспийского моря между Астраханью и рекою Курою народах и землях и о их состоянии в 1728г. // "Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие". СПб.. 1760, с.36-37.

"Шаухалы назывались Дагистан валиси, т.е. наместник Дагестанский; как и действительно власть шамхалов простиралась некогда на весь Дагестан. Частию силою оружия, частию посредством политического влияния". Броневский С. Указ. раб., с.298

Однако в последующем, особенно после смещения и убийства Шаха Исмаила II, убийства его сестры Пери-Джихан, а также убийства брата Чопана Асхара кумыкско-иранские отношения, очевидно, были разорваны. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1577 г. Чопан-шаухал совместно со своим братом Тундж-Алавом, табасаранским беком Гази Салихом и с ширванцами предпринял военные действия против "кызылбашей", и они были выдворены за пределы Ширвана (Ф.Кырзыоглу).

Нормальные отношения с ними были восстановлены лишь при Герей-шаухале и Шах-Аббасе I. Последний был женат на дочери Сурхая II, сестре Герея - Ай-Месей.

II.

Чопан-шаухал в своей внешней политике ориентировался на союз с Великой Портой, Османской империей, что отвечало сложившимся еще с 1474 г. при его предках межгосударственным традициям. Чопан неуклонно следовал этим традициям и союзу с единоверной Турцией. На это указывает в ответном послании Чопан-шаухалу турецкий султан Селим II, находившийся с шаухалом в постоянной переписке. Стремясь надежно оградиться от наметившейся русской экспансии с севера, Чопан-шаухал с конца 60-х годов ХVI в. неоднократно посылал посольства в Стамбул, побуждая турок опередить Москву и построить крепость на Тереке.

Особо тесные и дружественные отношения Чопан-шаухала с османами устанавливаются после выдворения им "кызылбашей" из Дагестана и Ширвана весной 1577 г. 1 марта 1578 г. сардаром (премьер-министром) османского двора было послано письмо "правителю кумыков и Кайтака Чыт-Алав-шаухалу" ("Комук ве Кайтак хакими Чыт-Алав шаухал"), очевидно, распространявшему в тот период свою власть и на Кайтак, письмо с приглашением совершить визит в Турцию. Визит этот состоялся 15 октября 1578 г. Шаухал был встречен в Султанчыке в Восточной Анатолии с большими почестями, полагавшимися главам государств, ночью при свете многочисленных костров (Ф. Кырзыоглу). Как свидетельствуют источники, визит Чопан-шаухала со свитой из 80 человек совпал с "бераат гече" ("ночь предопределения").

17 октября 1578 г. шаухал был принят сардаром Лала Мустафа Пашой, обласкан и одарен многими дорогими подарками, в том числе почетным халатом, саблей и боевым конем с полным снаряжением. Кроме того, за заслуги в войне против "кызылбашей" шаухалу в качестве удела был выделен санджак Шабуран, а его брату Тундж-Алаву - санджаки Ахты и Ихыр. Им также были вручены знамена, шитые золотом (Ф.Кырзыоглу). Шаухал взял на себя обязательство защищать Ширван и обеспечивать войска провиантом. Все это означал окончательный разрыв кумыков с сефевидами и вхождение Дагестана в состав Османской империи.

Впоследствии между Чопан-шаухалом и Османским Двором был подписан договор (Дж. Гёкдже). Суть договора сводилась к следующему:

  • Кумыки отныне в своих мечетях будут читать хутьбы во славу Османских султанов.
  • Будут свободно пропускать через свою территорию крымские войска, прибывающие на помощь османам в Закавказье.
  • Кумыки примут участие в войнах османов против Ирана, османы, в свою очередь, обеспечат кумыков боевым снаряжением и боеприпасами.
  • В соответствии с древними традициями османы не будут вмешиваться во внутренние дела кумыков и в вопросы престолонаследования.
  • В соответствии с вышесказанным и по пожеланию Падишаха вновь избранному шаухалу будут вручаться знамя, флаг, герб, сабля и кафтан.
  • Купцы и торговцы, въезжающие в пределы обеих стран будут освобождаться от таможенных пошлин.
  • Дербент отдается во владение шаухалу (Дж. Гёкдже).

Для укрепления союза шаухалов и османов был даже заключен брак. Турецкий историк Ибрагим Печеви сообщает: "Полагая, что дружба и сотрудничество с беками Дагестана дело необходимое, Осман Паша женился на дочери Тудж-Алав-бека, брата Шаухала" (И. Печеви).

Чопан-шаухал, соблюдая условия договора, активно участвовал в войне османов против сефевидов и во взятии Шемахи. Тот же Ибрагим Печеви сообщает: " В Шемаху прибыло 15 тыс. воинов из числа ногайских татар и столько же лучников было отряжено дагестанским беком Шаухалом". Эти же сведения приводит и А. Джевдет Паша (ХIХ В.).

Чопан-шаухал вместе с Осман-Пашой и "со своими оймакбегами" принимал участие и в обороне Шемахов от войск Арас хана. 30 ноября 1578 г. объединенные войска османов и их союзников вынуждены были под натиском сефевидских войск оставить Шемахи и отступить к Дербенту.

К ним на помощь войска подоспели лишь 27 августа 1579 г. Ими командовал Мехмет-бек из Азака, назначенный одновременно беглербегом Дербента и создаваемой по просьбе шаухала Хазарской (Каспийской) флотилии. Подоспела и 80-тысячное войско крымского хана. Летом 1580 г. объединенное войско Оздемироглу Осман Паши, крымских татар и кумыков вторглось в Ширван и Карабах. Летописец Исраил сообщает об этом в следующих эмоционально-экспрессивных выражениях: "Вчера был день наказания народа: повсюду их преследовала смерть, голод, меч, плен. Вчера Осман Паша пришел и взял Демур Капу и страну Ширван; и резали кызылбашей, много их ханов и султанов сделали беженцами. Вчера пришла народность, называемая гайтагами, и захватила много мест: Карабаг, Кара Агач, Хачен, Веранду и Дизак". Об этом же сообщает Давриженци: "Султан Мурад отправил большое войско... захватил Тавриз и Эривань, Гянджу, Аршар и Шемаху - вплоть до ворот Аланов, возведенных Александром Македонским...".

В 1585 г. Османским правительством было принято решение о преобразовании Дагестана в один из вилаетов Османской империи, о строительстве крепости на Тереке и назначении во главу вновь образованного вилаета кумыкского шаухала ("Комук Улу Шаухал"), т.е. Чопана и тем самым привязать его к Стамбулу (Ф. Кырзыоглу).

Во время войны между Турцией и Австрией в конце 80-х годов, Чопан-шаухал с 30-тысячным войском готовился принять участие в ней. К этому склонял его и Дели (Телли) Хасан паша, бывший губернатором вилаета Босна и женатый на его племяннице Рабиа-Михридиль (о ней несколько лет назад в нашей газете была опубликована моя статья - авт.) после смерти ее первого мужа (Осман Паши) 1585 г. Однако поход этот не состоялся, собранное шаухалом войско было расформировано.

Считается, что Кумыкское шаухальство находилось под владычеством Оттоманской Порты вплоть до 1586/1587 гг., т.е. до прихода к власти в Иране Шаха Аббаса I и восстановления сефевидской юрисдикции над кумыкскими землями (Дж. Гёкдже). Однако и после этого турецкие султаны в международных трактатах продолжали величать себя "падишахами татарских стран Кафы, Крыма, Дешт-и Кипчака и Дагестана".

Чтобы воспрепятствовать дальнейшему возвышению шаухалов на Кавказе и не дать Турции окончательно закрепиться в этом регионе, Москва, окончив Ливонскую войну (1582) и воспользовавшись восстанием курдов (джалалидов) внутри Турции, вернулась к своей прежней экспансионистской политике на Северном Кавказе.

III.

Отношения Кумыкии и Москвы в XVI в. складывались непросто. Интерес России к кумыкам и Кумыкии имел давнюю историю и был вызван различными причинами: соблазн выгодной торговли с Ираном и Турцией; стремление к получению местных сырьевых материалов, таких как шелк, хлопок, медь; желание колонизировать малонаселенные земли, ну и, конечно, помочь "единоверной Грузии", стонущей "под игом агарян". Но больше всего Россию привлекала стратегическое положение Кумыкии и Тарков как "географических ворот Ближного Востока". Поэтому Москва после завоевания Казани и, особенно, Астрахани, начиная со второй половины ХVI в., предпринимала несколько походов против Тарков, огнем и мечом проходя через кумыкские земли, пытаясь закрепиться, строя здесь остроги и крепости на Тереке и Сулаке.

Кроме того, Россия в своей кавказской политике придерживалась апробированного многими принципа "разделяй и властвуй". Она в открытую и скрытно вмешивалась во внутренние дела Кумыкии, оказывая поддержку лояльно настроенным правителям, инициируя внутренние распри и междоусобицы.

Вмешательство России во внутренние дела Кумыкии и политика поддержки лояльно настроенных лидеров развращающе действовало на князей, которые при разрешении внутренних конфликтов все чаще аппелировали к российским властям. Так, уже в конце ХVI в., еще при правлении Чопана, когда под кумыкскую государственность была подложена "мина" замедленного действия - были созданы предпосылки к разрушению ранее стройной системы наследования власти, когда один из сыновей шаухала Султан-мут, рожденный от "неравнородного" брака, начал "интриговать" против отца и других братьев, имевших право наследования. И причем совершенно очевидно, что интрига подогревалась извне, кабардинскими князьями, за которыми давно маячила Москва. В результате был запущен механизм непрекращающейся междоусобицы. И в этом, по всей вероятности, надо видеть первопричины "вековой недружбы великой" тарковских шаухалов с эндирейскими владетелями (Е. Кушева).

"Эта постоянная борьба за шамхальство, пишет историк М.И. Полиевктов, - облегчало вмешательство во внутренние счеты "шах-баалидов" (термин автора.-К.А.) тех крупных сил, для которых шамхальство стояло на пути к прикаспийской торговой магистрали - для Персии, Турции и Москвы; а на почве такого вмешательства для отдельных ветвей шамхальского дома возникала необходимость ориентироваться, в зависимости от момента, на одну из этих сил".

Результаты этой междоусобицы не замедлили сказаться. О последствиях "интриг" Султан-Мута и междоусобицы кумыкский историк ХIХ в. Д.-М. Шейх-Али писал следующее: "...Султан-Мут поехал в сопровождении их в Кабарду, к родственникам своим Анзоровым... откуда приведя многочисленную дружину..." принудил отца (шаухала) уступить ему "в потомственное владение" всю Засулакскую Кумыкию, т.е. "едва ли не половину всех его земель".

Это событие, по всей вероятности, произошло не позднее 1582 г., ибо в турецких документах и в частности в имперских посланиях султана (например, в "Наме-и Хумаюн" от 1 августа 1582 г.) северокавказским владетелям наряду с "Уллу шаухалом" ("Великий шаухал") упоминается уже и "Шаухал оглу Султан-Мирза", владеющий Чир-юртом. Интересно и то, что в этом же документе упомянут и другой сын шаухала "Шаухал оглу Андиян-бек".

К вмешательству России в дела Кумыкии толкал и грузинский царь Александр, сват кумыкского "крымшевкаля", заинтересованный в ослаблении грозного соседа. Как известно, Грузия в то время была раздроблена на ряд постоянно враждовавших между собой феодальных владений. Окруженные мусульманскими народами Кавказа, грузины часто выставляли поругание христианства как основание для того, чтобы снискать поддержку единоверных русских. Они просили русских освободить их от турок, захвативших их землю, или от кумыков, называя их "неверными собаками", которые "христианский род в пленение и неверствие ведут". Но если подмога не приходила, они тут же обращались к персам или кумыкам, туркам.

В марте и мае 1586 г. в Москву прибыли послы (Ханбулат) от шаухала, его брата и сыновей Султан-Мута и Суркая и Крымского царевича Саадат-Герея в то время жившего у шаухала, с просьбой отпустить с царевичем Мурат-Гереем московские силы на "царевичевых недругов". Так как хан Ислам-Герей был поставлен султаном, Саадат-Герей занимал ярко выраженную антитурецкую позицию и, очевидно, склонял к ней и шаухала.

Шаухал бил челом, чтобы государь пожаловал, принял бы шаухала "под свою царскую руку и во оборону от всяких недругов" и держал бы на Тереке своих людей "для турских людей приходу, чтобы турские люди пришед на Терке города не поставили". В это время шаухал поддерживал сношения с Саадат-Гереем и Мурад-Гереем, который был женат на дочери шаухала.

Между тем русское правительство не оставляло своих намерений и принимало меры к тому, чтобы привлечь на свою сторону Чопана. Для этого попытались связать его родственными узами с беглым крымским царевичем Мурад-Гереем. Как это видно из турецких источников, Мурад-Герей воспитывался в Кумыкии и детство свое и юность провел в Бойнаке среди кумыков. Мурад-Герей с помощью русских рассчитывал отобрать у своего отца крымский престол

Годы пребывания Саадат-Герея в "в Шевкалях" (1585-1587) имели большое значение для развития сношений с Россией и Крымом и для русской политики Чопана. Однако потепление отношений после смерти обоих крымских царевичей сменилось "холодной войной". Возобновились сношения Кахетии с Россией, в 1587 г. кахетинский царь Александр принял русское подданство, надеясь на защиту от "безбожных агарян", турок и "кумыков (шевкальцев)".

В восстановлении в 1588 г. Терского городка русскими Чопан-шаухал увидел серьезную угрозу своему государству, начинавшему в результате "интриг" своих сыновей "крым-шевкаля" и чанки Султан-Мута дробиться. Но уже мало что мог сделать. В этой обстановке, не найдя надежной поддержки ни со стороны Турции, ни со стороны Ирана, он пытался занять позицию нейтралитета. В Терки прибыл шаухальский посол Домарук с сообщением, что к шаухалу приезжал гонец от турецкого паши из Дербента с вопросом "Турскому ли шевкал хочет служить или московскому. Шаухал твердо ответил, что "не хочет служить ни турскому, ни московскому". Когда же в доказательство своей искренности ему предложили прислать аманатом сына, шаухал также отказался, что свидетельствует о его твердой позиции нейтралитета в то время. Чопан-шаухал не мог пойти на такой шаг, ибо дача аманата в качестве залога "покорности" лишало его статуса независимого правителя. Поступиться своей независимостью он не мог, да и не хотел.

ДОКУМЕНТ
Письмо Чопан-шаухала Тарковского к турецкому султану. 1589 г.
"А русские захватили р. Терек, построили крепость и собираются послать против нас большое войско. А только моей землею завледеют, а Дербени, Шамахе, Ширвани, и Гянже и всем городам что ты поимал у Кизыльбашского, как устояти? Все те городы будут за царем Московским; а бусурман в тех городах высекут. И государева рать будет в соединенье с Кизылбашским и Александром царем (грузинским), придут на Царьград с сей строны, а франки и Шпанской король с другой стороны, - и тебе как усидети самому в Царьграде? Поимают тебя, а бусурман всех высекут, а иных в свою крестьянскую веру приведут, и - наша бусурманская вера вся разорится от тебя, только не вступишься за нас".
"Сношения России с Кавказом", № 12, с.203.

IV.

В исторических источниках нет точной даты смерти и сведений о том, как хоронили великого воина и правителя Чопана, но исходя из древней кумыкской погребальной обрядности, можно попытаться это себе представить.

...Представители лучших аристократических родов всего Кавказа сошлись на "Кумыцкой земле" в Бойнаке в 1589 г. После богослужения в мечети вынесли бездыханное тело великого усопшего на носилках из мечети, подхватила гроб поджидавшая молодежь и понесла по узким улицам Бойнака к шаухальскому кладбищу.

Вся многочисленная родня, шли босые, как призраки с опущенными головами. За ними следовали остальные. По степени знатности, за ними нескончаемая толпа, провожая усопшего в последний путь. Плакальщицы рвали на себе волосы и царапали себе щеки до крови. Едва только великого усопшего опустили в могилу раздался плач по всей толпе, не прекращавшийся пока засыпали могилу землей.

На другой день из конюшню вывели боевого коня Хозяина с обрезанными ушами и обрубленным хвостом во двор - ему надлежало последовать за Хозяином. И закружилась в похоронном танце предков Шахалай вместе с конем близкая родня. Таков был древний обычай.

В течение еще полугода плакальщицы, постоянно находясь в хоромах, где уснул вечным сном великий Прародитель, обязаны были причитать, кто бы ни вспомнил "шевкальского царя" кумыков.

Из глубин веков доносится "Песня плакальщицы по великому Воину и Правителю", и не надо спрашивать по ком эта песня. Песня эта и по "Чопан-шаухалу Мухтешему" (Великолепному):

...Бийиклерде уьй этген,
Бийден нёгер жыйылгъан,
Къонагъы гелсе къой сойгъан,
Къонары тюшсе бал къуйгъан,
Орус булан чергесни
Тили булан ашагъан,
Ялгъанчы намарт дюньяда
Баракалла булан яшагъан...
Тебинип бир Тевризлени тербетген,
Алтын тахланы "уьстю-тюп" этген,
Дербент булан Шамахыны мюлк этген
Шаухаланы уллусу эди Чопан алп.
Бырынгыланы башбугъу
Эртувгъан къумукъланы къумугъу
Ятлагъа - ят, дослагъа - дос
бет тутгъан,
Алтын къылыч билегини
бек тутгъан.
Къавумдан миллет этген,
Умметге негет этген
Акъсакъланы аягъы,
Сокъурланы таягъы,
Оьксюзлени чёреги,
Языкъланы гереги
Шиша къалаланы батгъычы,
Хазна сандыкъланы ачгъычы,
Чыны хабаланы къулагъы,
Чын пачаланы уланы,
Тювенк къыргъыйланы къуйругъу,
Тювенген пачаланы урлугъу...

Чопан-шаухал: вув, вув, вув!!!

...Чопан-шаухал, правитель сильный и мудрый умер и, как это бывало не раз в истории до этого, сыновья его затеяли междоусобицу, изнутри разрушившую государство шаухалов. Все объясняющий немец Рейнеггс свидетельствует: Его сыновья "по кончине отца своего завели борьбу за наследство и по причине великого между собою несогласия все почти кавказские народы привели в беспорядок и к междоусобным браням".

И разделили они между собой в великих распрях единое государство Шаухал-падишахов. Сурхай избрал своим местопребыванием - Тарки и Бойнак; Андий - Кафыр-Кумук, Герей - Гели, Султан-Мут - Чир-юрт и Эндирей. И управляли они своими уделами независимо, и каждый претендовал на престол в Тарках. Возгордились не в меру, теряя в гордыне своей друзей, множа врагов. Настала смута.

Это "великая недружба" и борьба за престол между сыновьями Чопана-шаухала с небольшими паузами и передышками, попытками единения "продолжалась около 30 лет". "В ней погибло очень много людей" - сообщает А. Каяев.

Размещено: 02.01.2006 | Просмотров: 5828 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.