Кумыкский мир

Культура, история, современность

Три фактора "И". Идейное наследие Абусуфьяна Акаева и современность

"Помочь многотысячному населению Дагестана приобщиться к европейской культуре с сохранением коренных основ его жизни и быта как религиозных, так и общественно-нравственных, и тем обеспечить его сближение с великим русским народом, с которым его тесно связала историческая судьба, - вот задача, поставленная себе нашим Обществом".

Из Отчета Общества просвещения мусульман Дагестанской области за 1907 г.


А. Акаев

Исполняется 130 лет со дня рождения Абусуфьяна Акаева. Мы чествуем Абусуфьяна Акаева в новое время, когда произошла историческая переоценка многих наших прежних политических ценностей и приоритетов, когда пересмотрены многие концептуальные основы и методологические постулаты нашего мировидения.

Этнический ренессанс, через который проходят ныне все народы, характеризуется в основе своей возрождением языка и религии каждого народа, оценкой своего национального наследия, новым взглядом на свою историю. Это и позволяет нам по-новому взглянуть на свое культурное наследие и оценить будущее, в том числе и научное и литературное творчество А. Акаева.

Фигура А. Акаева в истории дагестанского (кумыкского) национального возрождения занимает исключительное место. Колоссальность и оригинальность родоначальника джадидистского движения в Дагестане предопределяют многоплановость его влияния на пути развития не только народов Дагестана, но и других народов Северного Кавказа.

Для когорты подвижников джадидистского движения, для борцов за национальное возрождение А. Акаев выступал корифеем, высшим и заслуженным авторитетом, теоретиком и практиком, поставившим и решавшим проблему национального выбора в контексте культур Запада и Востока, отношения к русской культуре, проблему векторов и ориентиров национального развития и просвещения, их истории, языка и литературы, как сегодня принято определять, национальной идентификации, ментальности и многие другие вопросы, не утратившие значения и остроты поныне.

А. Акаев вступил в активную фазу своей культуротворческой деятельности в начале XX в., когда ислам в Дагестане и вообще в России, как известно, существовал в двух формах: кадимистской (от арабского "кадим" - древний, старый) и джадидистской (от слова "джадид" - новый). Хотя "корни и джадидизма, и кадимизма, по выражению французского ориенталиста С. Дюдуаньона, находились в глубоком этническом возрождении", через которое в то время проходили все мусульманские народы России, все же кадимизм (традиционализм) в рассматриваемую эпоху служил тормозом на пути прогресса мусульманских народов. Кадимизм в исламе привел к прекращению эволюции, и он все меньше способен был выражать себя в понятиях современного мира. Исламский мир объективно проигрывал экономическое И политическое состязание с Западом. Отсюда характерная для кадимистов того времени евро- и русофобия. В условиях капиталистической России, открытой миру и Европе, ушедшей далеко вперед в своем развитии от мусульманского мира, замкнутость и закрытост, к чему призывали кадимисты, означали отсталость и дальнейшее отставание мусульман на пути прогресса. Вот почему исламскую религию необходимо было модернизировать, приспособить к новым условиям.

Ответом на новые веяния и требования времени явился джадидизм, который можно рассматривать как своеобразную реконструкционистскую идеологию и практику, выработанную мусульманскими народами России на рубеже ХIХ-ХХ веков. Субъектами модернизации как раз и выступили европейски ориентированные мусульманские интеллектуалы - джадидисты, выражавшие интересы нарождавшейся в условиях капиталистической России мусульманской буржуазии. Суть идеологии джадидизма составляла резкий подъем национальной культуры (своеобразный культурреванш), а затем, опираясь на обновленную культуру, - создание новой идентичности мусульманских народов России. Иначе говоря, джадидизм в сути своей явился общественным движением по формированию нации. В то же время его принято называть "евро-исламом", ибо он, органично соединив в себе мусульманские ценности с идеями социального либерализма и демократии, господствовавшими в Европе, ориентировал мусульман России на толерантное диалоговое сосуществование в разноцивилизационном, разноконфессиональном мире.

Центральной фигурой этого периода в Дагестане и является А. Акаев, которого я как джадидиста называю также культуртехнологом, нациестроителем. Не ошибусь, если скажу, что кумыки (и не только они) обязаны ему своей новой этнокультурной идентичностью. Он оказал решающее влияние на каждый из основных компонентов кумыкской этничности (этническое самосознание, язык и религию). Он смог выдвинуть такой идеал, который, не отрицая мусульманскую идентичность кумыков, тесно связывал ее с суперэтнической (тюрки), субэтнической (кумыки) и российской (дагестанской) идентичностями. А. Акаев гордо признавался, что девизом его жизни были слова "Тедбир и Тедридж" ("Умеренность и Постепенность") и что, работая таким образом, ему удалось "внушить принятие нашим народом новометодной системы без особенных препятствий".

А. Акаев отражал стремление тех кругов дагестанской буржуазии, которые решительно требовали поворота лицом к Европе, к России. А. Акаев как религиозный реформатор, например, доказывал, что ислам не только не противоречит европейской культуре и науке, реформе школы и т. д., а, наоборот, нуждается в их развитии. Он считал, что передовой ислам необходимо поставить на службу цивилизационным интересам Дагестана, совместить ислам и институты современного европейского общества. Ислам должен был приспособиться к новым условиям. Хотя он в силу своей природы вроде бы противостоит нации. Однако никакого противоречия, по мысли А. Акаева, между ними нет. Не только нация для ислама, но и ислам для нации. Если бы нация не развивалась, ислам остался бы мертвой теорией. Традиционализм в исламе привел к прекращению эволюции. Ислам все меньше способен выражать себя в понятиях современного мира.

А. Акаев, таким образом, отстаивал духовную и историческую самобытность Дагестана. Но при этом ученый считал, что дагестанское общество должно было стать открытым и исламскому, и христианскому мирам, используя достижения обоих миров.

Заряд, заложенный им в новую геокультурную идентичность кумыков и других народов Дагестана и Северного Кавказа, оказался чрезвычайно сильным. Именно благодаря беспримерной культуротворческой деятельности Абусуфьяна, его предшественников и сподвижников, иначе говоря, могучей кучки "просвещенных мусульман", зачинателей движения "культурного реванша", в Дагестане конца XIX - начала XX вв. ислам перестал быть препятствием к прогрессу. Был очищен путь к реформам и в других областях: общеупотребительного языка, просвещения и политической организации мусульманских народов, осуществлен беспрецедентный джадидистский (модернистский) проект, если хотите, - духовный переворот.

Благодаря деятельности А. Акаева, этого мусульманского культуртехнолога, и других его сподвижников, Дагестан в конце XIX - начале XX вв. стал страной мыслящего исламизма.

Думается, что и ныне в условиях формирования нового общества в Дагестане взгляды А.Акаева послужат подосновой модели светского демократического государства и "евроисламской" модели религиозной жизни в республике.

Значение А. Акаева и его сподвижников, подвижнического труда по модернизации ислама, формированию новой геокультурной идентичности и заодно всех структурных его составляющих (язык, просвещение и политическая организация) особенно выпукло представляется ныне, когда в Дагестане вновь поднимают свои головы религиозные мракобесы, пытающиеся, в том числе и силой оружия, вырвать наши народы из лона родной "евроисламской" цивилизации.

Все это обязывает нас быть внимательными и бережными к наследию Абусуфьяна и его сподвижников.

Это важно и потому, что мы, вопреки всем нашим разговорам об исторических достижениях и прочем, во многом остаемся обществом, "пропустившим" технологическую, информационную революции, обществом "запаздывающего" или "догоняющего" развития. И сегодня, как никогда, актуально звучат слова А. Акаева: "Догнать и быть вровень с народами, ушедшими вперед в своем прогрессе!". Понятно и то, что мы, дагестанцы, сможем модернизироваться, если хотите, "омолодиться" как нация в джадидистском, абусуфьяновском смысле, а стало быть, самоутвердиться, восстановить утраченное национальное самоуважение, если заставим работать на это, как и призывал А. Акаев, наши знания, ум, волю, нашу нравственность и, говоря современным языком, три фактора "И" - Интеллект, Интерес, Информацию.


Опубликовано:
"Дагестанская правда", 12 сентября 2002 г.

Размещено: 28.10.2005 | Просмотров: 4208 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.