Кумыкский мир

Культура, история, современность

Некоторые социолингвистические проблемы в тюркском мире.

1. Современные тюркские языки - языки это или диалекты.

Под тюркским миром имеется ввиду всё пространство размещения тюркских народов и их языков, независимо от каких-либо административных границ. Сущность понятия здесь та же, что и в понятиях романский мир, германский мир, славянский мир и т. д.

Существует представление, что в современном тюркском мире имеются только диалекты, а не языки. Под диалектами подразумевается территориальная их разновидность. Так ли это, соответствует ли действительности?

Территориальным диалектом в языкознании называют территориально ограниченную часть языка, по определённым признакам противопоставленную как литературному языку, так и другим диалектам, в совокупности образующим систему. Каждый диалект противопоставлен литературному языку как высшей форме и вне этой связи его существование немыслимо. Иными словами, когда утверждают, что в тюркском мире есть только диалекты, надо непременно уточнить: диалекты какого языка. Иногда диалектом неточно называют язык народа, не имеющего письменности, в таком случае лучше называть просто "бесписьменный язык".

Территориальный диалект ограничен и функционально: им пользуются только на своей территории, он не имеет ни стилей, ни жанров, на нём не создают художественных произведений и не ведут преподавание в учебных заведениях, не используют на радио и телевидении.

Соответствует ли этому набору признаков язык современных тюркских народов? Нет, не соответствует. У него другой критерий.

Каждый из тюркских языков имеет этнос, государственные или территориальные границы, самосознание, ощущение непрерывности истории, свои традиции в области религии, культуры, быта. В каждом из национальных языков различаются диалекты и господствующая над ними литературная форма с устойчивом набором признаков: обработанность, наддиалектность, жанрово-стилистическая и региональная вариативность, нормированность, наличие престижной традиции, восходящей для некоторых тюркских языков к XIII-XIV вв. Этот комплекс, несомненно, указывает на статус самостоятельных языков. Если говорить о близости, то речь может идти не о близости диалектов, а о близости языков.

Беря за шкалу измерения близости языков возможность понимания и речевого общения, тюркские языки делят на близкие (тур. . -аз. -гаг. ; ног-каркалп. -каз. ; тат. -башк. ; тув. -тоф. ; як. -долг.), относительно дальние (тур. -каз. ; аз. -кирг. ; тат. -тув.) и достаточно далёкие (чув. -остальные языки; якутс. -остальные языки). В этой градации есть явная закономерность: различия в тюркских языках увеличивается с запада на восток, но верно и обратное: с востока на запад. Это правило - следствие истории тюркских языков.

Как бы то ни было, в социально-лингвистическом отношении любой современный язык тюркской семьи - неповторимый и оригинальный мир, его разнообразие - бесценное богатство тюрков, которое надо бережно хранить и развивать.

Конечно, тюркские языки не сразу достигли такого уровня. Этому предшествовал длительный путь развития, как показывают сравнительно-исторические исследования. В Институте языкознания РАН составлен том с групповыми реконструкциями, которые дадут возможность проследить развитие современных языков. В поздний период пратюркского языка (III в. до н. э.) в нём образуются диалектные группы различного хронологического уровня, которые постепенно распадаются на отдельные языки. Различий между группами было больше, чем между членами внутри групп. Это генеральное различие сохранялось и впоследствии в процессе развития конкретных языков. Выделившиеся языки, будучи бесписьменными, хранились и развивались в устном народном творчестве, пока не выработались их обобщённые формы и не созрели социальные условия для введения письменности. К VI-IX вв. н. э. у некоторых тюркских племён и их объединений эти условия возникли, вслед за этим появилась и руническая письменность (VII-XII вв.). Памятники рунического письма называют ряд крупных тюркоязычных племён и их союзы: turk, uyyur, qipcaq, qirgiz. Именно в этой языковой среде на основе огузского и уйгурского языков сложился первый письменный литературный язык, обслуживающий многие этносы в широком географическом ареале от Якутии до Венгрии. Выдвинуто научное положение о том, что в разные периоды существовали различающиеся системы знаков (более десяти видов), ведёт к понятию различных региональных вариантов рунического литературного языка, которые служили общественным потребностям тюркских этносов. Литературная форма не обязательно совпадала с диалектной основой. Так, у древних уйгур Турфана диалектная форма отличалась от письменной литературной морфологией и лексикой, у енисейских кыргызов письменный язык известен по эпитафиям (это d-язык), а диалектная форма, согласно реконструкциям, подобна группе z-языков (хакасский, шорский, сарыгюгурский, чулымско-тюркский), на котором начал складываться эпос "Манас".

Этап рунического литературного языка (VII-XII вв.) сменил этап древнеуйгурского литературного языка (IX-XVIII вв.), затем им на смену пришли караханидско-уйгурский (XI-XII вв.) и, наконец, хорезмско-уйгурский (XIII-XIV вв.) литературные языки, которые служили другим тюркским этносам и их государственным структурам.

Естественный ход развития тюркских языков был нарушен монгольским завоеванием. Некоторые этносы исчезли, другие были перемещены. На арене истории в XIII-XIV вв. появились новые этносы со своими языками, которые уже имели литературные формы или вырабатывали их при наличии социальных условий вплоть до наших дней. Большую роль в этом процессе играл чагатайский литературный язык (XV-XIX вв.).

С появлением на исторической арене современных тюркских народов до формирования их в отдельные нации чагатайский язык (вместе с другими старыми языками - караханидско-уйгурским, хорезмско-тюркским и кыпчакским) использовался как литературная форма. Постепенно он вбирал в себя местные народные элементы, что привело к появлению локальных вариантов письменного языка, которые в отличие от чагатайского в целом можно называть литературным языком тюрки.

Известно несколько вариантов тюрки: среднеазиатский (узбекский, уйгурский, туркменский), поволжский (татарский, башкирский); арало-каспийский (казахский, каракалпакский, киргизский), кавказский (кумыкский, карачаево-балкарский, азербайджанский) и малоазийский (турецкий). С этого момента можно говорить о начальной поре современных тюркских национальных литературных языков.

Истоки вариантов тюрки восходят к различным периодам: у турок, азербайджанцев, узбеков, уйгуров, татар - к XIII-XIV вв., у туркмен, крымских татар, киргизов и башкир - к XVII-XVIII вв.

В 20-30-е годы в советском государстве развитие тюркских языков приняло новое направление: демократизация старых литературных языков (им были найдены современные диалектные основы) и создание новых. К 30-40-ым годам XX в. были разработаны письменности для алтайского, тувинского, хакасского, шорского, якутского языков. В дальнейшем усилившиеся в социальной сфере позиции русского языка сдерживали процесс функционального развития тюркских языков, но остановить его, конечно, не могли. Естественный рост литературных языков продолжался. В 1957 г. письменность получили гагаузы. Процесс развития имеет продолжение и в наши дни: в 1978 г. введена письменность у долган, в 1989 г. - у тофаларов. Готовятся ввести у себя письменность на родном языке сибирские татары. Каждый народ решает этот вопрос сам.

Развитие тюркских языков от бесписьменной формы к письменной с подчинённой ей системой диалектов существенно не изменилось ни в монгольский, ни в советский периоды, несмотря на негативные факторы.

Возникает вопрос: приведённый выше ход развития языков ограничивается рамками одной семьи или представляет собою типичный случай? Как обстоит дело в семье индоевропейских языков? В романских языках, продолжающих и развивающих народно-латинскую речь, намечается несколько этапов их истории: с III в. до н. э. до V в. н. э. - начальный период романизации, замены местных языков народно-латинским языком, будущие романские языки - пока в положении диалектов народной латыни; в V-IX вв. происходит формирование романских языков в условиях распада Римской империи и образования отдельных государств, что способствовало изоляции бесписьменных языков, начало введения письменностей; в IX-XVI вв. идёт развитие письменностей новых языков, расширение их социальных функций и сложение диалектных систем. Первые тексты на французском языке восходят к IX в., на итальянском, испанском языках - к X в., на провансальским, каталонском и сардском языках - к XI в., на португальском и галиссийском языках - к XII в., на далматинском языке - к XIII в., ретороманском языке - к XIV в., на румынском языке -к XVI в. и к XVI-XIX вв., когда происходит формирование национальных языков, их нормализация и обогащение за счёт диалектных ресурсов. Романская схема развития языков сходна с тюркской: период бесписьменных языков, затем сложение письменных литературных языков с набором диалектов.

В языках германской семьи основные группы современных германских народов с их языками формируются к IX-X вв. Далее языки проходят отдельные этапы развития: древний(II-I вв. до н. э. - XI в. н. э. - становление отдельных языков, ещё не имеющих письменности; средний (XII-XV вв.) - развитие письменных литературных форм и расширение их социальных функций, сложение диалектов; новый (с XVII в. по настоящее время) - формирование и нормализация национальных языков, их взаимодействие с диалектами. Формирование национальных литературных языков завершилось в Англии в XVI-XVII вв., в скандинавских странах - в XVI в., в Германии - в XVIII в. Развитие германских языков следует по той же схеме: бесписьменные языки - письменные литературные языки с диалектными системами.

Унификация литературных языков, установление письменных и произносительных норм, расширение функций родных языков и сложение их диалектных систем заняло длительный период (IX-XX вв.). Современные славянские языки прошли тот же путь развития, что и индоевропейские языки других семей: бесписьменный период и процесс сложения литературных письменных языков с подчинёнными их системами диалектов.

Родоначальником всех современных славянских языков был праславянский, развивавшийся из протославянского - одного из индоевропейских диалектов. В течение длительного времени праславянский язык развивался как единый бесписьменный язык с однородной структурой. В конечном периоде его началось диалектное дробление и развитие из диалектов самостоятельных славянских языков (I тыс. н. э.). Выделились три группы языков (восточно-славянская, западно-славянская и южно-славянская), затем - отдельные языки. Братья Кирилл и Мефодий на основе южно-македонского (солунского) диалекта создали старо-славянский письменный язык. Славянские литературные языки в эпоху феодализма не имели строгих норм. Некоторые важные функции выполняли чужие языки: на Руси - старо-славянский язык, в Чехии и Польше - латинский язык. Унификация литературных языков, установление письменных и произносительных норм, расширение функций родных языков и сложение их диалектных систем заняло длительный период (IX-XX вв.). Современные славянские языки прошли тот же путь развития, что и индоевропейские языки других семей: бесписьменный период и процесс сложения литературных письменных языков с подчинёнными их системами диалектов.

Индоевропейские языки показывают единый ход развития современных языков: от бесписьменного состояния к литературно-письменной форме с диалектными системами. Это одна из языковых универсалий, которой следовали и современные тюркские языки. Прохождение каждым языком двух этапов развития - бесписьменный язык (диалект) и письменный литературный язык - отразилось и в наименовании языков: язык - диалект или и то и другое. Конкретные результаты этого процесса можно наблюдать на протяжении двух наиболее социально насыщенных веков - последней четверти XVIII и первой четверти XX в.

Материалом для наших выводов послужили сведения из книги А. Н. Кононова "История изучения тюркских языков в России. Дооктябрьский период" (Изд. второе, дополненное и исправленное, Ленинград, 1982). Перечень показывает, что языками названы и те, у которых большая история (турецкий, туркменский, татарский, крымско-татарский, кумыкский) и те, история которых малая (алтайский, чувашский, тувинский, якутский). Следовательно, авторы обращали внимания больше на литературную форму, на её функциональную полноту и престижность, представление о диалекте здесь затушёвано, находится в тени.

Как можно видеть из перечня, наречиями или диалектами названы и бесписьменные формы у ряда народов (барабинские, татарские, тобольские, шорские, саянские, абаканские), но и письменные формы, сравнительно молодые (ногайская, каракалпакская, кумыкская) и довольно старые (туркменская, крымскотатарская, узбекская, уйгурская, киргизская).

Употребление терминов свидетельствует о том, что авторов, прежде всего, привлекало бесписьменное состояние языков и относительная схожесть с ним письменных литературных языков с недостаточно развитыми функциями и стилями. В данном случае соединились оба предыдущих способа наименования, свидетельствуя как о недостаточной ещё развитости диалектологии, так и субъективности авторов. В пестроте названий, показанных выше, отразились сложный путь формирования тюркских языков и не менее сложный характер его восприятия и толкования учёными и преподавателями.

К 30-40 гг. ХХ в. в теории и практике полностью закрепляются термины литературный язык - система его диалектов. Одновременно заканчивается борьба между терминами для всей семьи языков (тюрк и турок-татар), которая шла в течение XIII-XIX вв. К 40-м гг. XIX в. (1835) термины тюрк/тюркский приобрели общеродовой, а турок/турецкий - видовой статус. Такое разделение закрепилось и в английской практике: turkiс 'тюркский и turkish 'турецкий' (но в турецкой практике turk 'турецкий' и 'тюркский', французский turc 'турецкий' и 'тюркский', немецкой turkisch 'турецкий' и 'тюркский'). Согласно сведениям из книги "Тюркские языки" в серии "Языки мира", всего насчитывается 39 тюркских языков. Это одна из больших языковых семей.

2. Каков должен быть язык общения тюркских народов между собой - искусственный или естественный.

Важным звеном сохранения единства тюркского мира является единый язык общения. Выбор может быть между естественными и искусственными языками. Что касается искусственных языков, они не имеют под собой ни этноса, ни истории, ни культуры. Овладевая ими, люди оперируют только системами лингвистических знаков, не обогащаясь, в общем ничем. Действие искусственных языков ограничивается лишь сравнительно узкими сферами общения, что можно видеть на примере таких языков как эсперанто, идо, ориенталь. Положение с искусственными языками можно видеть из прекрасной статьи А. Д. Дуличенко, опубликованной в пятом номере журнала "Вопросы языкознания" (Москва, 1995). Согласно исследованиям автора, в период с XI до ХХ вв. в 40 странах мира было создано 917 проектов искусственных языков различного масштаба функционирования. Но в качестве средства общения до настоящего времени удалось использовать немногим более десятка проектов. В этом же ряду находится и проект (типа "краткий язык") "Yртатyрк тили", языка межтюркского общения, вышедшего в свет в 1992 г. в Ташкенте. Не следует тратить силы и энергию на овладение языком, изобретение которого делает только честь остроумию авторов.

Другое положение с естественными языками. Для человека, владеющего ими, открывается доступ в духовный мир другого народа, познание ценностей которого развивает ум и душу. Поэтому естественные языки являются, несомненно, основным средством международного общения. Всем известно, какую роль играют такие языки как французский, испанский, немецкий, русский, английский. Английский язык в настоящее время занял доминирующую позицию в международном общении (ср. Жирков, Л., Почему победил эсперанто? М., 1930, с. 30).

В Советском Союзе роль языка общения народов, в том числе и тюркских, выполнял русский язык. Он и сейчас сохраняет своё значение межнационального языка общения для независимых тюркоязычных государств, выделившихся из Советского Союза. Такого рода каналы связи весьма дорогостоящая вещь, своего рода ценность, которую не следует разрушать. Сами же тюркские языки до сего времени выполняли функцию лишь региональной связи, кроме турецкого языка, служащего средством общения для народов внутри Турецкого государства и исторически для стран Юго-Восточной Европы. В Российской Федерации средством общения в Дагестане и части Кавказа является кумыкский язык, в Поволжье - татарский язык, на крайнем Севере - якутский язык.

Единым средством общения для всего тюркского мира ни один из тюркских языков ещё не был вследствие того, что для этого не было условий. Теперь эти условия появились. Не стало причин, отторгающих Турцию от остальной части тюркского мира, добрую половину населения которой она составляет. Теперь обе половины стремятся к диалогу в культурном, духовном планах. Выбор языка общения тюрков между собой - особая проблема.

3. Новая реформа алфавитных систем тюркских народов - потребность или желание.

Меняющееся положение в тюркском мире касается и начавшейся новой реформы алфавитных систем тюркских языков. За семидесятилетие ХХ в. это - четвёртая тотальная смена алфавитов. Такую социальную нагрузку может выдержать, наверное, только тюркское кочевое упорство и сила. Но зачем её растрачивать без видимой причины социальной или исторической - так думалось мне в 1992 г. во время международной конференции тюркологов в Казани. Кроме чисто технических недостатков в действующих теперь алфавитах и орфографиях, ничего другого не указывалось. Но для реформы алфавитов на первом плане стоят социальные потребности, а не просто пожелания, основанные на каком-либо частном моменте.

В настоящее время социальная причина алфавитной замены обозначалась. Это лидирующее положение турецкого народа, его языка в современном тюркском мире. С 1928 г. в Турции введена латинская письменность, отображающая форменную систему турецкого языка. Естественно, что и для других тюркских языков желателен переход на ту же латинскую основу. Это - тоже сила, укрепляющая единство тюркского мира. Переход в стихийном порядке на новый алфавит начался. Но что показывает начальный этап этого движения? Он показывает полную несогласованность действий участников.

В 20-е годы реформа алфавита в РСФСР направлялась единым органом - Центральным комитетом нового алфавита, который на основании серьёзной научной разработки составил унифицированные системы алфавитов. В конце 30-х годов очередная волна алфавитной смены велась силами самих тюркских народов без всякого согласования между собой ввиду отсутствия координирующего органа. Эту несогласованность так и не удалось устранить.

Нельзя пройти мимо обсуждения проблемы второго алфавита для тюркских языков стран с мусульманской культурой. Для западной мусульманской части тюркского мира восточная (арабская) письменность насчитывает 700 лет, а европейская - всего 70 лет, т. е. в 10 раз меньший отрезок времени. На арабской графике создано огромное классическое наследство, особенно ценное именно теперь для самостоятельно развивающихся тюркских народов. Можно ли этим богатством пренебрегать? Можно, если мы перестанем считать себя тюрками. Перевести на транскрипционный код великие достижения прошлой культуры невозможно. Проще овладеть арабской графикой и читать старые тексты в подлиннике. Для филологов изучение арабского письма обязательно, а для остальных - по желанию.

Наличие не одного, а нескольких алфавитов у одного народа не является исключением ни теперь, ни в прошлые времена. Древние уйгуры, например, пользовались четырьмя различными системами письма, и каких-либо жалоб по этому поводу история не сохранила.

Вместе с проблемой алфавита возникает проблема общего фонда тюркской терминологии. Задача обобщения тюркских терминологических систем не была решена в Советском Союзе, оставшись исключительным правом национальных республик. Унификация терминологий тесно связана с уровнем развития наук, который отражается в понятиях и их наименованиях. Если уровни одинаковы, то процесс унификации не представляет особых трудностей. В случае различия уровней сведение частных терминологий в нечто единое представляется делом крайне сложным.

Теперь можно ставить вопрос только о предварительных мерах, в частности об обсуждении этой темы на научных объединениях. Эти объединения могут быть построены по профессиональному признаку. Как, например, объединение тюркологов: лингвистов, литературоведов, историков и т. д. Объединение (комиссия) тюркологов-лингвистов обсуждает состояние, скажем, грамматической теории в различных частях тюркского мира и даёт рекомендации для развития и унификации его терминологии, если это представляется возможным. В данном случае очень полезен и сам просмотр состояния наук. Рекомендовать сейчас терминологию какого-либо языка для всех означает начинать работу с конца.

Обращает на себя внимание ещё одно направление, научное и социальное значение которого для тюркского мира очевидно. Это - поиск общих корней, символизирующих единый характер тюркского мира. Единые корни кроются в лексической сокровищнице тюрков, в фольклоре, особенно в эпических произведениях, обычаях и поверьях, народных ремеслах и искусстве и т. д. - словом, необходимо составить корпус тюркских древностей. У других народов такая работа уже ведётся. Разумеется, её надо продумать, составить программу, найти и подготовить исполнителей, да и руководителей работы. Потребуется, вероятно, небольшой временного характера Институт тюркских древностей. Публикация результатов и внедрение их в практику явится эффективным средством сохранения и укрепления тюркского мира. Все эти меры, вместе взятые, вольют в старую формулу Ислмаила Гаспринского - в языке, мысли, делах единство - новое содержание.

Здесь сформулированы возможные подходы к решению общетюркских проблем. Необходим заинтересованный обмен мнениями и выработка согласованных позиций. Не надо жалеть сил. Ведь первые в истории идёт речь о единстве тюркского мира в целом.

Закончу предложением из области тюркологической фантастики. На меня сваливается куча денег, и я открываю три Института с небольшим штатом - по 15 тюркологов высокой квалификации:

  1. Институт по исследованию современных тюркских языков - их грамматического строя и лексики, применяя и традиционную и ультрасовременную методику. Не бояться формализации, пусть работают и математика, и машинная техника.
  2. Институт сравнительно-исторических исследований продолжает реконструкцию лексики, создаёт исторические грамматики, исходя из групповых реконструкций, разрабатывает пратюркскую картину мира по данным языка.
  3. Институт по изучению языков рунических и древнеуйгурских памятников займётся чтением и переводом с комментариями - это всегда необходимо. Но это не всё - чтобы постигнуть глубины языковой культуры рун и древнеуйгурских памятников, необходима реконструкция социальной обстановки по данным языка.

    Это - программа-минимум.

    Эдхем Тенишев - член-корреспондент РАН

    Опубликовано:
    www.tatarlar.ru.

Размещено: 28.06.2005 | Просмотров: 6048 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.