Кумыкский мир

Культура, история, современность

Мама Гиши Бек из Эндирея

Ученый-арабист, поэт и хронист

В последние десятилетия нашими учеными достаточно сделано по возвращению многих забытых, но замечательных имен нашей истории и культуры. Но немало и тех, чьи имена и творения все еще остаются во мраке безвестности. Среди последних, пожалуй, и Мама Гиши Бек из Эндирея, образованнейший из своих современников, пользовавшийся в 19 веке широкой известностью во всем Дагестане и далеко за его пределами наряду с Османом Эндиреевским, Аксаем сыном Боята, Али Арсланом сыном Гаджи Борогана, Идрис-Эффенди, Ташев-Гаджи (все из Эндирея) и Юсуф-Хаджи из Аксая. Эндиреевцы, да и все кумыки, вправе знать и гордиться именами этих незаурядных "владельцев меча и пера".

По сведениям некоторых его биографов (Али Каяев, М. Гайдарбеков), Мама Гиши Бек (Мама Гиши Эфенди; Мама Гиши ал-Индирави) родился в конце 18 века в Эндирее. Настоящим именем его было Магомед, а "Мама Гиши" же было прозвищем (литературным псевдонимом). Почему он взял себе такой псевдоним, остается не ясным. Еще одну загадку заключает в себе употребление его имени в русских кавказских источниках с титулом "бек" - "Мама Гиши Бек".

Мама Гиши Бек учился у самых известных ученых Кумыкии и гор по тогдашнему обыкновению и получил систематическое образование в области арабского языка и "арабских наук" своего времени. Не имея под рукой достоверных источников, мы можем предположить, что, возможно, он являлся выпускником знаменитого мусульманского духовного училища в Таш-Кичу (старый Яксай). Вот что мы читаем об этом училище в очерке "Левый фланг Кавказской линии в 1848 г." (автор подписался инициалом "К"):

"Таш-Кичу - богатый и многолюдный аул. Одна из его мечетей считалась святынею, даже горцы непокорных нам диких племен тайком пробирались к ней на поклонение. Тамошнее духовное училище пользовалось известностью между правоверными как рассадник высшего духовного образования. Это то же, что Бухара для мусульман Центральной Азии. Сюда присылали кадии своих поверенных для разрешения недоразумений по спорным вопросам шариата и адата".

Здесь училось несколько поколений исламских интеллектуалов кумыков и др. народов. Из его стен вышли такие мусульманские светила Засулакской Кумыкии, как Юсуф-эфенди Клычев (Аксаевский), Абдул-Ваххаб Дыдым (Аксаевский), отец и сын Умар-эфенди и Магомед-эфенди Османовы и многие другие. По некоторым сведениям, здесь какое-то время учился и будущий имам Шамиль Гимринский.

Из источников мы также знаем, что Мама Гиши Бек еще совсем молодым ученым в 1822 г. занял пост главного кадия Эндирея и оставался, видимо, на этом посту с некоторыми перерывами до конца жизни. (Письма Мама Гиши, находившиеся в коллекции Гайдарбекова). Известно также, что, по тогдашнему обыкновению, занимавшие такой пост ученые-арабисты не оставались в стороне от самого почетного для них занятия - преподавания арабоязычных наук. Другим еще более авторитетным и любимым занятием получивших блестящее арабское образование было составление толкований и примечаний к трудным текстам и различных статей по разным вопросам наук.

Все выше сказанное было присуще и Мама Гиши Беку. Как свидетельствует Али Каяев, у него встречаются хорошо обоснованные и составленные терминологическим языком фикхи фетв. Следовательно, он был хорошо знаком с богословием и логикой. Вот почему тот же Али Каяев, хотя и без особых симпатий, но, сравнивая Мама Гиши с Юсупом Кади Аксаевским, о нем сообщает: "Мама Гиши является одним из самых просвещенных кумыков. Пользуясь своими способностями сочинять на арабском языке и природным поэтическим талантом, он писал... послания и стихотворения. (Каяев Али. Биографии дагестанских ученых-арабистов. РФ ИИЯЛ ДФ АН СССР).

Неприятие личности и деяний Мама Гиши Бека Али Каяевым, Мансуром Гайдарбековым и некоторыми другими дагестанскими учеными-арабистами, придерживавшимися противоположных, чем у него взглядов, кроется в разности их подходов и оценок по вопросам теории и практики кавказского газавата (мюридизма). Дело в том, что Мама Гиши Бек по своим политическим убеждениям и жизненным позициям, как и Юсуп Кади Аксаевский (Юсуф ал-Яхсави), был легитимистом, русофилом, сторонником существующей законной власти, утвердившегося статуса-кво, ярым и убежденным противником движения мюридизма, акцентируя, кроме всего, свое внимание на горско-экспансионистских аспектах и на трудном положении своего народа, оказавшегося в результате кавказской войны между молотом и наковальней. Последователи кавказского газавата люто ненавидели Мама Гиши Бека за его анти-мюридистские сочинения и убеждения. Он осуждает (см. соч. "ад-Дурр ал-манзум фи Кабалих ахли ал-Фасали ал-Малум" ("Нанизанный жемчуг о гнусностях известных возмутителей") руководителей мюридизма, особенно Шамиля, пытается доказать несостоятельность имамата как государства. Аналогичную оценку ранее поэт давал идеям и деятельности Гази Муллы, Ташев Гаджи и их сторонников, акцентирует внимание на разрушительных последствиях их набегов, разрушении ими аулов Эндирей, Аксай, Костек, Тарки и др.

И не исключено, что за своим политическим оппонентом они охотились, чтобы заполучить его в свои руки. Об этом свидетельствует он сам. Так, в сочинении "Ал-Джами ад-Дурар ал-Галия ва ал-лаалиал-алия ва ал-фаванд аз-захира ва аш-шавахид ал-бахира" ("Собрание ценных жемчужин, высоких жемчугов, ясных выгод и блестящих доказательств"), написанном Мама Гиши Беком против Гази-Магомеда, ученый сообщает, что он однажды был в плену у мюридов, и они собирались его убить. Но благодаря счастливому случаю ему удалось спастись бегством, и многие из тех безобразий и неприличий, которые он теперь обличает, он наблюдал в плену у аварцев" (А. Каяев. Биографии...).

Мама Гиши Бек является автором ряда касыд (панегириков), посвященных царям Николаю Первому, Александру Второму, написанных с апологетических позиций русской власти. Такова, например, касыда: "Ал-Хакк ал-якин" ("Несомненная истина"). По мысли кумыкского ученого, император Александр Второй - самая отважная, самая образованная, самая сильная, самая добрая и самая культурная личность на свете. И причем, что удивительно, его оценки личности Александра II созвучны с сегодняшними оценками роли и места этой личности в истории России. В течение многих десятилетий великие реформы Александра II советской пропагандой замалчивались. Имена реформаторов, в т.ч. и Александра II, шельмовались. Все, что было до 1917 г., считалось эпохой лаптей, угнетения, поповщины и кровавого царизма. Также и в панегирике "Ал-Лулу ва ал-Якут" ("Жемчуг и яхонт"), в котором Мама Гиши Бек оплакивает смерть Николая I и прославляет нового царя Александра Николаевича.

Еще на один доселе неизвестный аспект жизни и деятельности Мама Гиши Бека я хотел бы обратить внимание - это его вклад в дагестанскую (кумыкскую) историографию. Еще в 1987 г., работая над архивными источниками в Ставрополе, я наткнулся на материалы, связанные с деятельностью одного из первых кавказских кумыковедов Иосифа Адамова (уроженец г. Кизляра). По документам стало известно, что он в 1852 г. кавказской администрацией был "командирован в Дагестан и Дербент для собирания материалов для составляемой им хрестоматии татарского языка". И. Адамов посетил Таш-Кичу (Яхсай. - Ред.), Хасавюрт, Андреевский аул, Кизляр, Дербент, встретился с рядом тогдашних кумыкских деятелей, в т.ч., видимо, и с Мама Гиши Беком, собрал обширный исторический, литературно-фольклорный материал, сочинения местных авторов. Этот бесценный материал впоследствии лег в основу подготовленной им хрестоматии "кавказо-тюркских наречий". В хрестоматию И. Адамовым были включены народные сказания; далее - исторические сведения о Дагестане, Дербенд-наме, отрывки из исторического сочинения о Дагестане, за этим - письма и деловые бумаги, а в заключение всего - песни. И вот какой отзыв дал на нее известный тюрколог, член Кавказского учебного округа Г. Григорьев. Он писал: "Книга эта состоит из 2-х частей, первая содержит в себе тексты (сочинения) на кумыкском, азербайджанском и ногайском наречиях, употребительнейших на Кавказе и в Закавказском крае, второй - словарь". И далее: "Многие статьи интересны даже в отношении истории Кавказа, таковы суть: Дербент-наме, сведения о Дагестане Мама Гиши Бека, отрывки из исторического сочинения Мирзы Джафара о Дербенте". Он делал вполне закономерный вывод: "Книга эта есть явление интересное на небосклоне татарской словесности..."

Таким образом, выясняется, что Мама Гиши Бек в свое время в Кумыкии, Дагестане был известен и как хронист, автор исторической хроники о событиях в Дагестане. Но, к сожалению, несмотря на многие свои архивные разыскания, найти упоминаемую хрестоматию И. Адамова и, в частности, историческое сочинение Мама Гиши Бека нам по сей день не удалось. Но обнадеживает то, что исследования жизни и творчества эндиреевского ученого-арабиста, поэта и хрониста только начинаются, и они рано или поздно все равно принесут свои результаты.

Год смерти Мама Гиши Бека во всей достоверности нам не известен. Мы знаем, что он был жив в 1852 г. (см. выше) и в 1855 г., когда на русский престол взошёл Александр II, знаем также, что он с 1822 г. до самой своей смерти был главным кадием Эндирея. Известно и другое, что главным кадием Эндирея в 1859 г. был назначен Идрис-эфенди Эндиреевский. Следовательно, можем с высокой степенью вероятности утверждать, что он умер в 1859 году.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена", 10 июнь 2011 г.

Размещено: 20.06.2011 | Просмотров: 3445 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.