Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкский язык: новые вызовы, новые подходы

Если руководствоваться сухой статистикой, ситуация с функционированием кумыкского языка в Российской Федерации вроде бы хорошая.

В 2007 г. ФГУ "Федеральный институт развития образования" провело исследование о языках народов Российской Федерации и о языках, в отношении которых в России может применяться Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, от 5 ноября 1992 г.

Исследование показало, что при том, что по Всероссийской переписи 2002 г. кумыков насчитывается 423 тыс. человек, кумыкским языком владеют 458 тыс. человек, что составляет 108,3%. Для сравнения, процент говорящих на других языках относительно численности самого этноса не всегда такой благоприятный, как у кумыков. Скажем, для даргинского языка он составляет 98,8%, для лезгинского - 96,3%, для аварского - 103,7%.

Учитывая положительную динамику роста числа кумыков за последние десятилетия, стоит полагать, что по новой переписи, которая была проведена в 2010 г., по той же статистике, мы получим довольно внушительные цифры прироста населения, а соответственно и роста числа носителей кумыкского языка. Но все ли так просто? Давайте не будем обманываться и признаемся себе хотя бы в том, что глубина знания языка и широта его функционирования далеко не самые сильные стороны результата языковой политики Республики Дагестан. Все прекрасно понимают, что количественные показатели - это всего лишь отголоски былого регионального статуса кумыкского - языка межнационального общения ох моря до моря, и ни в коем случае не результат грамотной языковой политики Республики Дагестан.

Главная проблема других языков Северного Кавказа в том, что власти, ответственные за языковую политику, не отреагировали адекватно на социальные изменения в обществах носителей кавказских языков. В XX в. практически у всех народов начинается мощная по своим темпам урбанизация, между тем, практически ничего реального не было сделано, чтобы язык перешел от формы сельской к форме городской, кроме каких-то мер в духе "поставил галочку - значит все нормально".

Кумыкская ситуация уникальна еще и тем, что кумыкский язык обладал статусом международного и служил в качестве языка межгосударственной переписки кавказских государств с Российской Империей, Османской Империей, Персией и даже с некоторыми европейскими странами. То есть очевидно, что он обладал необходимым потенциалом, и далеко не ограничивался сельским языком, чтобы дальше функционировать на довольно высоком уровне.

Поэтому та "уравниловка", которая имела место в так называемых мерах по развитию языков аборигенных народов Северного Кавказа, была, по большому счету, неуместной и не соответствовала реальной языковой ситуации, как в смысле уровня развитости языков, так и в вопросе широты их функционирования.

"Уравниловка" привела к тому, что, с одной стороны, некоторые языки неестественно для себя получили письменность, что больше напоминало симуляцию языкового развития, потому как на деле язык не мог адаптироваться к новым функциям, с другой стороны, способствовала тому, что более развитые языки были фактически вынуждены ждать, пока их догонят менее развитые. Самый большой урон в этом смысле нанесен по кумыкскому языку, во-первых, из-за того, что произошла перекройка, хотя и внутригосударственных, но все же границ, когда на формальном уровне кумыкский из языка довольно обширных территорий региона сузился до языка равнины и предгорья Республики Дагестан. То же самое, но в гораздо меньших масштабах, произошло как с аварским, так и с лезгинским языками.

Не умаляя работу республиканских властей, стоит отметить, что сегодня предпринимаются определенные попытки принять меры по сохранению языков Республики Дагестан, это выражается в том, что переводятся мультипликационные фильмы на языки, создаются сайты для этнических СМИ, тем самым стимулируется выход языкового функционирования на новый уровень, на новое пространство. Но, к сожалению, этого недостаточно для должной защиты языков.

На мой взгляд, необходимо начинать с нормативно-правовой базы, вернее, внесением изменений в существующие документы и созданием новых, которые бы более адекватно отвечали вызовам сегодняшнего дня. В частности, необходимо конкретизировать статью 11 Конституции Республики Дагестан, в силу того, что не понятно, что подразумевается под выражением "языки народов Дагестана", которые наряду с русским языком являются государственными языками Республики Дагестан. Кроме того, необходимо принять закон "О языках народов Дагестана", который бы конкретизировал широту функционирования языков.

Дагестан по примеру Швейцарии мог бы быть разделен на языковые зоны, где каждый язык функционировал бы де-факто. А Махачкала как столица могла бы быть центром всех языков.

Кроме того, необходимо использование национальных языков в официальной жизни республики, переводить на все языки выступления политиков и государственных служащих.

Делопроизводство в каждой языковой зоне могло бы осуществляться на двух языках: на русском и на местном.

Подобные меры могли бы стать реальным стимулом для развития языков Дагестана, став надежным заслоном перед глобальной унификацией.

Кроме того, хотелось бы особо подчеркнуть необходимость продолжения процесса завоевания новых сфер языками народов Дагестана.

Важно не противостоять ветряным мельницам, а уметь конвертировать глобальные культурные потоки. Необходимо осуществлять переводы кино и мультипликационных фильмов, иностранных СМИ, создавать интересные передачи на телевидении, отходя от практики архаичных национальных сюжетов, а "подавая" то, что интересно людям.

Я не склонен обвинять кого-либо больше, чем самих представителей народов, в том, в какой плачевной ситуации оказались наши языки, потому как прекрасно осведомлен о том, насколько пассивно в этой сфере действуют сами носители языка.

Необходимо иметь разветвленную сеть неправительственных организаций как языкового плана, так и в целом этнического. Вот куда должна уходить молодежь, именно через НПО и в рамках правового поля необходимо выражать свой протест, потому как "уход в лес" ни к каким положительным результатам не приведет.

Посредством НПО нужно требовать от власти удовлетворения своих интересов и помогать этой власти реализовывать реальную языковую политику.

Об авторе.

Рамазан Алпаут, эксперт Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации, специалист по международным аспектам защиты прав национальных меньшинств. Москва.


Опубликовано:
газета "Ёлдаш/Времена", 11 марта 2011 г.

Размещено: 14.03.2011 | Просмотров: 3058 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

kert оставил комментарий 26.03.2011, 19:59
Comment
Вполне резонные и своевременные замечания и упреки в адрес носителей языка. Сиз нечик ойлашасыз, "тил гетерип" юрюйгенлер?

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.