Кумыкский мир

Культура, история, современность

Генерал Хасай Бек Уцмиев и царская военная администрация на Кавказе

Хроника противостояния

Приложение к статье Князь Хасай Уцмиев: эпоха, жизнь, деятельность.

10 февраля 1866 г.

Письмо №1 князя Хасая Уцмиева из деревни Бота-юрт Кумыкского округа Вояковскому Ф. П. - начальнику Кумыкского округа Терской области, в Хасав-юрт1).

Милостивый Государь Франц Павлович!

Обращаюсь к Вам с покорнейшею моею просьбою как к Начальнику Края, еще более как к человеку с честью и благородством, в уверенности, что дадите ей ход с добросовестностью: я желаю переселиться в Турцию.

Не могу не высказать, что служба моя еще более отца моего2), и звание, заслуженное нами, дают мне право выразить упование на великодушие Его Императорского Высочества3).

12 февраля 1866 г.

Письмо №2 Вояковскому Ф.П.

Милостивый Государь Франц Павлович!

На просьбу мою о переселении в Турцию, имеющую для меня капитальную важность, Вы объясняете, что представление об этом не может быть составлено без некоторых с моей стороны пояснений, а потому желаете, чтобы я сообщил Вам, какие причины побуждают мена, генерал-майора, к переселению в Турцию.

Для кавказского населения с общим умиротворением Края наступил новый период, который, не скрою, по происшествии последних лет, меня тревожит: период слияния местного элемента с элементом владычествующим. По образованию и влиянию своему я мог бы при этом занять, как полагают, принадлежащую мне важную роль, ставши между таковыми двумя элементами и содействуя вышеозначенной цели. Но правила и убеждения мои, а они есть часть натуры моей, которую можно уничтожить, но не изменить, не допускают меня вступить в эту роль.

14 февраля 1866 г.

Письмо №3 Вояковскому Ф.П.

Милостивый Государь Франц Павлович!

Посылаемая при сем переписка есть последняя глава большой книги интриг и козней, направленных против меня, недоверия, окружающего меня: Право, пора бы перестать для собственного достоинства, корысти ради подыматься на ходули, преследуя не сбыточную цель, которая не достигнута в прошлом и не достигается, смею Вас уверить, и в будущем.

Я готов на все. Страдать и гибнуть как мученик за правду - есть долг мужчины.

P.S. Теперь ли, или несколько позже, я уйду хотя бы нищим.

31 марта 1866 г.

Докладная записка Вояковского Ф.П. во Владикавказ Лорис-Меликову М.Г. - начальнику и командующему войсками Терской области, генерал-адъютанту.

Ваше Превосходительство Михаил Тариелович!

По известному Вам делу, о чем я докладывал, на мое предложение князю Уцмиеву ехать в г. Владикавказ, он, без всякого возражения, изъявил полную готовность исполнить предлагаемое и 4 апреля выезжает отсюда.

С распространением слуха о намерении князя Хасая переселиться в Турцию начали носиться толки, что он уезжает, желая избавиться от преследований начальства, частью, полагаю, имеющих основание, о чем уведомил меня в разговоре князь Хасай, а поездку мою в г. Владикавказ объяснили тем, что я отправился хлопотать его в Россию.

Я полагал бы, как уже и лично имел честь доложить Превосходительству, что генерал-майор Уцмиев должен остаться в Кумыкском округе и объявить гласно для народа, что он раздумал переселиться в Турцию. После возвращения моего я пытался добиться намеченного, но это мне не удалось, и наверно, он перед Вами разоблачится совершенно.

С глубочайшим почтением и совершенною преданностью, имею честь быть Вашего Превосходительства Покорнейшим слугою

Франц Вояковский.

25 апреля 1866 г.

Письмо №1 князя Хасая Уцмиева Лорис-Меликову М.Т.

Ваше Превосходительство Михаил Тариелович!

Позвольте мне исполнить то, что я считаю для себя долгом: это изложить на бумаге и иметь бывшее между нами во Владикавказе, когда Вы дали мне обещание поехать разузнать, или, как Вы выразились, зондировать насчет моего переселения.

Мне остается привести здесь из разговора нашего важнейшее и соприкосновенное к моему делу, сказать следующее: да, неверие, явленное ко мне, выговор, данный мне без вины моей, ложь и дерзость, сказанные мне Вашим Окружным Начальником, задержка меня, от Вашего Имени в Тифлисе и угроза, что если Вам, Командующему войсками Терской области, как человеку мнительному, скажут обо мне и то, и другое, "мы должны будем выслать Вас из края". И что нельзя верить ни одному мусульманину, это оскорбительно, я сказал, что иметь подобное суждение может только "каналия"... Все это я не могу стерпеть, и воздействие на меня рассчитывалось на страх.

Эти убеждения - суть мое кредо, для которого жертвую всем. Я не намерен угрожать или бравировать, впадая в пошлость. Я не дипломат и краток в изложении, но это не означает, что меня можно сбить с пути моего. Мне говорили, обвиняя меня, что по последним сношениям с Отт[оманскою] Портою в деле переселения мог бы оказать услугу Правительству, уведя переселенцев вглубь и убедив Порту согласиться.

Откланявшись, когда уходил я, давши мне руку, а выражению лица старались дать угрожающий вид, и сказали, что я избавил Вас от принятия крутых мер. Позвольте сказать раз навсегда, что и сейчас остаюсь готовым на них, как и с чьей бы стороны он последовали.

3 мая 1866 г.

Письмо №4 Вояковскому Ф.П.

Так как никакие земные блага или бедствия не заставят меня изменить решение и отказаться от переселения, то до окончательного его результата я поставил себе в обязанность вести себя ровно до тех пор, пока не овладеет мною отчаяние при ясной известности того, что меня не отпустят, но я в уверенности, что этого насилия, обречения меня на гибель быть не может.

Раздоры, устроенные прежде с таким знанием дела, а не моей натуры, не встретят меня врасплох и теперь: я приготовлен на все подведенные мины везде и во всех положениях.

15 мая 1866 г.

Письмо №2 Лорис-Меликову М.Т.

Я не допускаю насильственного удержания меня, а допускаю удержание временное. Капитальное для меня заключается в осуществлении намерения. Жалобщиком и просителем не был и не буду. Если продолжает существовать предположение о успехе оскорбительного недоверия и направленных против меня козней, продолжайте их: я нахожу наслаждение в горячей борьбе. Сдаться, когда становится больно,- это хуже, чем вредно и смешно, оно глупо до пошлости.

31 мая 1866 г.

Письмо Лорис-Меликова М.Т. в Тифлис, помощнику Наместника Кавказа Главнокомандующего Кавказской армией Великого Князя Михаила Николаевича генерал-адъютанту Карцеву А.П.

Милостивый Государь Александр Петрович!

Пребывание князя Уцмиева в Терской области осложняется с каждым днем и становится более и более затруднительным.

В последнюю бытность мою в Тифлисе я докладывал о желании, заявленном им, и читал Вашему Превосходительству его письма, в которых он в крайне дерзких, непочтительных выражениях объясняет причины, побуждающие его переселиться в Турцию. Заявления, делаемые князем Уцмиевым, не могут быть оставлены без последствий. Явно заявляются угрозы и форма писем таковая, что если их отнести человеку совершенно помешанному, то во всяком разе они не позволительны лицу, носящему служебное звание, и настоятельно влекут за собой взыскание. По направлению своему он не может быть оставлен на родине. Образ мыслей и поступки князя Уцмиева зловредны, достигли в настоящую пору крайних пределов, нетерпимых более по дурному влиянию, которое оно может иметь на его соплеменников.

Я нахожу, что для удаления его из Края и от службы представляется два средства: или дать ему дозволение выехать и провести это дело так и в такое время, чтобы выезд его имел в глазах народа скорее характер изгнания с родины, чем удовлетворение личного побуждения и требования князя Уцмиева; это будет полезно и в том отношении, что земли его, доставшиеся нам, могут быть заселены горскими выходцами, переселенными с недоступных местностей на плоскость, или казаками, которые взносом одних податей вознаградят все наши расходы в непродолжительном времени; или же остается прибегнуть, если предлагаемый мною способ не найдете удобным, к другому и единственному исходу - удаление его из Края немедленною высылкою на жительство в одну из отдаленных губерний России, отправив в места высылки, буде окажется нужным, арестованным до Ставрополя; но подобный способ заключает в себе, по мнению моему, следующие невыгоды: административная высылка лиц высшего сословия большею частию не бывает положительна; через пять или шесть лет, вследствие докучливых обращений самих сосланных, нескончаемых ходатайств их родных или же, наконец, вследствие перемены начальствующих лиц - они всегда возвращаются на родину, ни мало не образумленные и только раздраженные и более искусные в коварстве. Генерал Уцмиев, вследствие его навыка жить в обществе, менее чем кто-либо способен к хорошему изменению своего направления и более чем кто-либо сумеет найти сочувствующих себе людей в любой губернии. Незначительное имение его в Кумыкском округе едва ли будет достаточно для существования детей и жены его, остающихся на Кумыкской плоскости и поэтому Правительство поставлено будет содержать пожизненно за счет казны человека, настроенного враждебно к тому же Правительству.

6-го или 7-го июня месяца мне необходимо отправиться в Кумыкский округ, чтобы осмотреть вновь проведенную 4-х саженной ширины и на 20-ти верстах расстояния водосливную канаву из Терека в Аксай, а главное - подвергнуть наказанию, разбором на месте жителей Аксайского участка, отказавшихся выйти на разработку этой канавы. Нет никакого сомнения, что генерал Уцмиев, пользуясь пребыванием моим в округе, пожелает видеться со мною; отказать ему в приеме было бы крайне нежелательно, оно бы имело вид, что делаемые им угрозы возымели действие, и поэтому нельзя не сомневаться, что последующие заявления его будут возрастающе нахальнее.

Вследствие этого обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбою, просить повеления Его Императорского Высочества Главнокомандующего, который из двух указанных мною способов будет дан мне в руководство. Само собою, разумеется, что для меня было бы удобнее, если Главнокомандующий уполномочит меня действовать по приезде в Кумыкский округ по ближайшему моему усмотрению и прибегнуть к одному из двух средств, соображаясь на обстоятельствами дела. Испрашивая себе такое широкое право, я руководствуюсь тем, чтобы предотвратить подстрекательство или какие иные вредные действия со стороны Уцмиева в народе, могущие иметь место.

6 июня 1966 г.

Телеграфом Лорис-Меликову от Наместника Кавказа, из Боржома.

Императорское Высочество не согласен на удаление У[цмиева] в Турцию. За тем предоставить Вам решить это каким хотите другим способом по Вашему усмотрению.

Свистунов4).

1 июня 1866 г.

Телеграфом Лорис-Меликову из Тифлиса.

Главнокомандующий не согласен на увольнение в Турцию известного лица. Желает уволить от службы и в Россию. Время и способ исполнить предоставляет Вашему усмотрению.

Карцов.

17 июня 1866 г.

Предписание Начальнику Кумыкского округа полковнику Вояковскому Ф.П.

Его Превосходительство Начальник Области [Лорис-Меликов], прибыв сего числа в Крепость Грозную и рассчитывая пробыть несколько дней, поручил мне просить Ваше Высокоблагородие приехать сюда для объяснения по некоторым делам, касающимся мер против известного Вам лица, желающего переселиться; вместе с тем не оставьте предложить ему отправиться в Грозную для объявления ему решения, последовавшего на его домогательства, Его Высочества Главнокомандующего.

Свистунов.

20 июня 1866 г.

В Крепость Грозную. Приказ генерал-майору князю Хасаю Уцмиеву, состоящему при Кавказской Армии.

По приказанию Его Императорского Высочества Главнокомандующего предлагаю по получении сего немедленно отправиться в г. Ставрополь, где, явившись Гражданскому Губернатору, имеете ожидать дальнейших приказаний.

По поручению Начальника Области Свистунов.

20 июня 1866 г.

Ставропольскому Гражданскому Губернатору по поручению Начальника Области.

Его Императорское Высочество, Главнокомандующий приказать изволил отправить генерал-майора князя Уцмиева в Ставрополь, где он должен проживать впредь до дальнейших распоряжений, которые будут получены Вашим Превосходительством от Помощника Главнокомандующего.

Государь Великий Князь приказать изволил сообщить Вам, чтобы по прибытии Уцмиева в Ставрополь был учрежден над ним строгий полицейский надзор, без заметного стеснения его личности, но с тем, однако, чтобы он без разрешения не мог отлучаться из Ставрополя.

Свистунов.

25 июня 1866 г.

Рапорт генерал-майора князя Уцмиева генерал-адъютанту Карцеву.

Командующий войсками Терской области, вызвавши меня в Крепость Грозную, 19 числа настоящего июня выразил в присутствии местных по себе начальников, что государь Великий Князь приказал ему объявить мне, на желание мое о переселении, отправиться в Ставрополь и ожидать там дальнейших приказаний. Имею честь донести, что я прибыл в Ставрополь.

Дополнение к рапорту. По неизвестности мне из предписания Начальника Терской области ничего более, как прибытие в Ставрополь, я смею надеяться на благоприятный исход моей просьбы. Имея желание и скрывать его было бы противно долгу присяги, совести и законам.

Еще дополнение к рапорту. Гонение в отношении себя ссылкою в Россию и так далее я не допускаю. При прежнем, при всей невиновности моей, это могло случиться, но пребываю в надежде, что от Сына и Брата Государя должно ожидать только доброе.

20 июля 1866 г.

Уцмиеву в Ставрополь из Тифлиса.

Его Превосходительство Помощник Главнокомандующего Карцов, не успев отвечать Вам до своего отъезда в Крым, приказал мне известить Вас, что он, в бытность в Боржоме, докладывал Государю Великому Князю просьбу Вашу. Великий Князь изволил поручить ему отвечать Вам, что Ваши заявления Начальству, незаконные по самой сущности своей, сделались и по форме неуместными и неприличными, подтверждая тем самым правоту Начальства в отношении образа Ваших мыслей. Его Высочество признал нужным показать требуемую законом строгость и приказал отправить Вас на временное жительство в Ставрополь, а между тем решил войти с всеподданнейшим ходатайством об увольнении Вас от службы и назначении Вам места жительства в одном из городов внутренних губерний России.

Начальник Горского Управления Кавказского Военного Округа,

полковник Старосельский.

13 августа 1866 г.

Рапорт Старосельского Лорис-Меликову.

Военный Министр известил Его Императорское Высочество командующего телеграммой от 5-го августа о том, что Государь Император Высочайше повелел уволить генерал-майора Уцмиева от службы и отправить на жительство в г. Воронеж. Присовокупляю при этом, что означенную Высочайшую Волю я, вместе с сим, прошу Ставропольского Коменданта объявить генералу Уцмиеву и предложить ему немедленно отправиться в Воронеж.

9 сентября 1866 г.

Разъяснение Ставропольскому коменданту Гоппе Ф.И. - по поручению Лорис-Меликова.

Генерал Уцмиев должен выехать до Воронежа таким же порядком, каким он был отправлен из Крепости Грозная в Ставрополь, когда ему был дан в виде прислуги урядник 2-го Волжского казачьего полка Ромащенко, коему вменено было в обязанность иметь за Уцмиевым во все время дороги бдительный надзор без заметного стеснения его личности.

10 сентября 1866 г.

Телеграфом из Пятигорска во Владикавказ Лорис-Меликову.

Телеграммой из Ставрополя дано мне знать, что князь Уцмиев по местожительству выстрелил себе в лоб. Рана не опасная.

Полковник Волков.

16 ноября 1866 г.

Докладная записка Ставропольского Коменданта Гоппе Лорис-Меликову.

Уволенный от службы князь Уцмиев после выздоровления от болезни выедет в г. Воронеж завтра, 17 числа настоящего ноября, в сопровождении урядника 14-го конного полка Кубанского казачьего войска Максима Дементьева, получившего от меня необходимые наставления.

29 апреля 1867 г.

Телеграфом Лорис-Меликову из Тифлиса.

Воронежский Губернатор телеграфирует, что князь Хасай Уцмиев после продолжительной болезни умер 21 апреля.

Старосельский.

Примечания.

1. Переписка дается по: Чингиз Гусейнов. Фатальный Фатали. - М.: "Книга", 1987. С. 343-348.

2. Муса-хан в 1815 г., как пожизненно избранный владетельный князь, объединивший владения семи княжеских фамилий, подписал документы о принятии Российского подданства и отдал старшего сына Хасая в аманаты (заложники) в знак верности царскому престолу. Муса-хан был зачислен в русскую армию с присвоением чина генерал-лейтенанта.

3. Михаил Николаевич, четвертый сын Николая I, генерал-адъютант, в 1863-1881 гг. наместник Кавказа, Главнокомандующий Кавказской армией.

4. Свистунов А.А. - полковник, начальник Штаба и помощник Командующего войсками Терской области М.Т. Лорис-Меликова.


Опубликовано:
К. Алиев. Кумыки в военной истории России (вторая половина XVI - начало XX вв.). Краткий военно-исторический справочник. Махачкала, 2010.

Размещено: 22.01.2011 | Просмотров: 2631 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

kumukman оставил комментарий 23.01.2011, 12:50
Comment
Оьзюнуь муслимге санайгъан ва "Если продолжает существовать предположение о успехе оскорбительного недоверия и направленных против меня козней, продолжайте их: я нахожу наслаждение в горячей борьбе. Сдаться, когда становится больно,- это хуже, чем вредно и смешно, оно глупо до пошлости" деп язгъан эргищи оьзюнуь оьлтуьрдуьмуь? Инанмагъа къыйын ва тамаша ищ.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.