Кумыкский мир

Культура, история, современность

Наскальные изображения предгорий Дагестана

[фрагменты монографии]

Об авторе фото

Владимир Иванович Марковин (29.12.1922 - 23.02.2008) - известный кавказовед-археолог, заслуженный деятель науки, доктор исторических наук, замечательный художник.

Владимир Иванович внес огромный вклад в исследования бронзового века и средневековой истории Северного Кавказа. Он автор более 250 статей и 10 монографий. На всем протяжении своего долгого творческого пути Владимир Иванович работал в Отделе археологии бронзового века Института археологии. Его исследования северокавказской археологической культуры, архитектуры и истории дольменов, памятников бронзового века Дагестана получили широкую известность и признание.

Древнее наскальное искусство было предметом первого археологического интереса В.И. Марковина. В конце своей жизни он подготовил фундаментальную монографию по этой теме, фрагменты из которой предлагаем вниманию наших читателей. Отметим, что в книге множество рисунков автора и фотографии с видами, которые иллюстрируют подробные описания наскальных изображений. Однако здесь эти рисунки не приведены; также опущен обширный ссылочный материал.

обложка

Марковин В.И. Наскальные изображения предгорий Дагестана / В.И. Марковин ; [отв. ред. Х.А. Амирханов]; Ин-т археологии РАН. - М. : Наука, 2006. -210 с. ; ил. - ISBN 5-02-010356-Х (в пер.).

Автор фиксировал и систематизировал гравированные памятники "Страны гор" в течение многих лет. В книге детально описан этот огромный материал, во многом восполняющий существующий информационный пробел. Монография включает историографический и физико-географический очерки, подробное описание памятников и сопутствующего археологического материала, периодизацию петроглифов и рисунков, их относительную хронологию в рамках комплексов. Дано 140 иллюстраций, выполненных автором. Благодаря этому альбому монография становится ценнейшим и самым полным на сегодняшний день источником по наскальному искусству древнего Дагестана.

Для археологов, историков, искусствоведов, этнографов и более широкого круга читателей.

© Институт археологии РАН, 2006

© Марковин В.И., 2006

© Редакционно-издательское оформление. Издательство "Наука", 2006


Оглавление

Слово от автора

Глава 1. Опыт поисков и изучения наскальных изображений в Дагестане

Глава 2. Физико-географический очерк северо-западной части предгорий Дагестана

Глава 3. Отдельные местонахождения наскальных гравировок в северо-западной части Дагестана
(Описание петроглифов и сопутствующего материала)

1. Верхний Чирюрт

2. Нижняя Сигитма

3. Учкент

4. Темирчи-кершен

5. Экибулак

6. Чиркутан

7. Капчугай

8. Кумторкала

9. Ленинкент

10. Соси-булак и Уйташ

11. Буйнакск

12. Нижнее Казанище

13. Буглен

14. Манас-аул

Глава 4. Еще раз о периодизации наскальных изображений и их особенностях

Послесловие

Слово об авторе и его книге "Наскальные изображения предгорий Дагестана". (Х.А. Амирханов)

Список сокращений

Резюме

Zusammenfassung


Слово от автора

Мысль написать специальную монографию, посвященную наскальным изображениям предгорий Дагестана, очень давно не давала мне покоя.

Казалось бы, чего проще. Уже прошло много лет, как открыты отдельные пункты с ними, собран большой сравнительный материал, но все что-то мешало отдаться этой работе - то темы, отвечающие потребностям времени, то личные и текущие дела, отодвигавшие задуманную монографию на задний план. Однако, наконец, наступила очередь наскальных изображений Дагестана.

Сейчас, при подведении некоторого итога своей жизни (перешагивая через свое 80-летие), это особенно важно, так как именно с поисков древних петроглифов я начал свой археологический путь. В 1948 году минувшего XX века известный энтомолог Михаил Алексеевич Рябов обратил внимание на наскальные начертания в ущелье Капчугая по течению р. Шура-озень. Тогда я впервые зарисовал их. И вот сейчас, более чем 50 лет спустя, я снова возвращаюсь к этой теме, древним страницам жизни местных племен и их изобразительному искусству, создав специально посвященную им работу.

Этой темой, яркой и неплохо обеспеченной не абстрактными рассуждениями, а живым обозреваемым материалом, интересовались многие мои личные друзья, экспедиционные спутники, товарищи по работе в искусстве и археологии. Большинство из них уже, к сожалению, покинули сей мир. Но не вспомнить их - людей, самых разнообразных, часто сопровождавших меня в экспедиционных походах и отдельных экскурсиях, просто интересовавшихся их итогами и дававших добрые и дельные советы, было бы нельзя, и именно их памяти я хочу посвятить свой труд.

[...]

Это были люди разных профессий, разных характеров и душевного настроя. Многие из них долгие годы являлись моими друзьями, а порой и наставниками. К большинству из них я обращался на "ты", заменяя сложные сочетания имени и отчества одним сокращенным именем, а то и приятельским прозвищем, к другим всегда обращался на "вы", несмотря на открытость и дружественность отношений с обеих сторон. Общение с ними не только скрашивало жизнь, но порой заставляло более серьезно относиться к своим занятиям и всегда чувствовать, что в их лице имеется надежная опора, они способны прийти на помощь в трудные минуты.

Воспоминания о них поддерживают мое стремление успешно завершить работу о наскальных изображениях Кавказских предгорий Дагестана.

Все иллюстрации к настоящей работе выполнены автором.


Глава 2

Физико-географический очерк северо-западной части предгорий Дагестана

Название главы несколько шире ее содержания. Дело в том, что речь пойдет только о том районе, который примыкает к неширокой территориальной зоне, протянувшейся вдоль Каспия и издавна известной в исторической литературе как Каспийский (Дербентский) проход. Этот путь шел по низменности параллельно ложу Каспийского моря. Здесь практически не встречаются какие-либо естественные препятствия, не считая рек, но и они, разливаясь возле приморья, более спокойны, ибо повыше, в горах образуют бурные потоки, прорезающие в скалах грандиозные каньоны. Найденные в приморской зоне археологические материалы, если даже коснуться их только одним упоминанием, будут полезны в дальнейшем для некоторых, чисто исторических выводов.

Итак, из приложенной к работе карты (рис. 12) заметно, что наскальные изображения, выбитые на поверхности скал, занимают в северной части Дагестана относительно небольшой регион. Он в виде треугольного языка неправильной формы подходит своей вершиной к сел. Верхний Чирюрт на р. Сулак, а основанием ему служит неровная линия от Уйташа и до сел. Манас-аул. Территория представляет собой весьма изрезанную местность, образованную массивами горы Сигитма (733 м) на северо-западе и горы Кукурбаш (Кукуртау, 894 м) на юго-востоке, а также рядом менее крупных возвышенностей между ними. Конечно, можно было значительно увеличить эту территорию за счет ареала с резными рисунками у селений Лучек и Фий, находящихся в южной части Дагестана, но промежуточная - "пустая", т.е. не имеющая наскальных изображений, - часть настолько велика, что сейчас такое действие было бы неоправданным.

Рассмотрим указанное пространство с позиций его орфографии, физико-географических особенностей и геологии. С севера территория с наскальными гравировками ограничена течением р. Сулак. Здесь, в приморской части она предстает далеко не бурным потоком. Отлагая массу твердых частиц на дно и по краям своего ложа, Сулак в приморье часто меняет свое течение, образуя между протоками заболоченные пространства, поросшие камышом. Так называемая Терско-Сулакская низменность несколько наклонена по отношению к морю, хотя возвышается над ним не более чем на 50 м. В целом же этот район представляет собой ряд приподнятых морских террас. Еще севернее, за низовьями Терека, к реке Куме, простирается Ногайская степь. Это "обширная область... со множеством соленых озер, солончаков и сыпучих песчаных бугров, называемых \'"бурунами"".

К западу, в районе первого местонахождения петроглифических рисунков у сел. Верхний Чирюрт. р. Сулак, резко изгибаясь, устремляется в горы, образуя огромный по глубине и величине скалистый каньон. Здесь, по правую сторону течения реки возвышается Гимринский хребет. Именно эта цепь гор отделяет зону предгорий в районе от внутренней, сильно пересеченной части, которая собственно и дала название всей стране - "Дагестан", что означает "Страна гор". Гимринский хребет, протянувшийся с северо-запада на юго-восток (вершина Окюзтау - 2069 м) моноклинально падающими наслоениями известково-меловых пород и доломитов в сторону Каспия, медленно понижается цепью предгорий. Несколько южнее Сулак разветвляется на основные реки внутреннего Дагестана, на так называемые Койсу: Андийское, Аварское, Казикумухское и Каракойсу, которые со своими притоками уже в скалистых теснинах основной части страны образуют целую серию ущелий и лощин с вершинами высотой более 4000 м. Однако сухость воздуха, характерная для Дагестана в целом, приводит к тому, что снеговая линия здесь выше, чем в остальной горной части Кавказа и начинается с 3500-3700 м.

Однако вернемся к предгорьям. Не надо думать, что предгорная зона - регион со спокойным рельефом. Это далеко не так. При относительно небольших высотах (кроме упоминавшихся Кукуртау и Сигитмы, назову еще выборочно: Тарки-тау с вершиной Тик-тюбе - 725 м; Бельги-тюбе - 593 м; Элли-арка -416 м) здесь можно видеть ряд продольных хребтов с небольшими высотами, идущих от побережья в глубь региона (Нарра-тюбе, Гиик-Салган, Кафыр-Кумух и др.). Ложа многочисленных рек (Шура-озень, Параул-озень, Манас-озень, Атлан-озень, Черкез-озень и др. "Озень" по-кумыкски - река) представляют собой в основном антиклинальные долины, появляющиеся после разрушения выгнутых горных складок. По их краям обычно заметны "крылья" наслоений. Большей частью это плотные мергелевидные известняки. В силу планаций рельеф местных речных долин сильно выровнен, и каждое такое русло по ходу течения реки является естественной дорогой, по которой легко проникнуть в глубины гор. Обычно русла рек используются для поездок на двуколках - арбах. Таким же широким, усыпанным белой галькой является и русло Шура-озень, перерезающее Атлыбуюнский гребень. Здесь по ее руслу шириной до 100 м легко пройти по Кумторкалинскому ущелью к скалам Капчугая, об изображениях на которых придется еще много говорить.

Река Шура-озень (длина 56 км. в верховьях называется Эрпели-озень) - наиболее важная для нашей темы водная магистраль. Ее истоки в виде родника находятся на северном склоне Гимринского хребта. Выходя на плоскость, она течет в узком, извилистом овраге и в засушливые годы, не дойдя до Каспия, теряется в прибрежных болотах. Будучи мелководной, она порой, после весеннего таяния или во время грозовых бурь, превращается в бурный и жутковатый поток (так было с нами в 1980 г., когда ею была смыта и перевернута далеко не легкая экспедиционная машина ГАЗ-69).

В изучаемом районе, в основном связанном с местонахождениями наскальных гравировок, наряду с выходами известковых гряд (мергелей) и глинистых пород можно видеть песчаниковые гребни, относящиеся в целом к отложениям третичного возраста кайнозоя. Такие песчаниковые свиты известны в окрестностях Махачкалы, Уйташе, а далее у селений Ленинкент, Кумторкала, Капчугай и в ряде других пунктов. Геологи относят их к чокракскоспириалисовому горизонту (миоцен). Местный песчаник, горизонты которого охватывают весь интересующий нас регион, имеет белый цвет и состоит из кварцевых зерен средней величины с содержанием Si02 до 98,10%. Они обладают достаточной прочностью.

Несмотря на подверженность этих пород химическому выветриванию, особенно в тех частях, где они насыщены включениями ярозита в виде "корок" и своеобразных конкреций, которые, выпадая или отслаиваясь, оставляют небольшие углубления и шероховатости, считать их безмерно мягкими не приходится. Да, они подвержены к тому же так называемой корразии (не путать с коррозией!), т.е. вытачиванию ветром поверхности скал в виде борозд, углублений и ячеек, напоминающих соты. Особенно сильно заметны результаты такой ветровой деятельности в нижней, "приземленной" части скал, когда ветер, поднимая камни и песчинки с земли, усиливает свое физическое воздействие на породу скальных выходов. Здесь порой можно видеть целые скальные ниши, образованные именно таким образом.

При всей рассыпчатости местных песчаников они обладают одним неоценимым для археологии свойством - стекленеть, оплавляться и при этом крепчать. Это свойство, доводящее почти белоснежный песчаник до темноты черного цвета, надежно сохраняет многие наскальные рисунки, попавшие под такую кору. Подобное явление, обусловленное химико-физическими свойствами самого камня и наличием большой солнечной радиации и общей сухости климата, носит название пустынного загара.

Для изучаемого нами региона - предгорной части Дагестана с выходами песчаников, безусловно, имеются все указанные условия. Даже для января здесь средняя температура воздуха обычно достигает -1 или -2°. Средняя годовая температура для Буйнакска, расположенного на высоте 472 м над уровнем моря, достигает 10,3° при температуре воздуха в летние месяцы до 30-40°. В пределах Махачкалы и Буйнакска только 70-76 дней в году можно считать абсолютно пасмурными - без солнца. Изучаемый регион обладает довольно сухим климатом. В среднем здесь выпадает от 350 до 400 мм осадков за год. Кстати, только в районе Махачкалы, стоящей у моря, могут быть эти 400 мм в год, а выше, в предгорьях, как и в степях, количество осадков часто снижается до 300 мм и ниже. Ясно, что такая сушь сказывается и на полноводности далеко не глубоких рек, и на общем облике местной природы - растительности и животном мире. Как видим, в предгорьях имелись и имеются все условия для появления пустынного загара на поверхности горных пород. А скальный загар является вполне надежным мерилом для определения относительной древности тех или иных групп изображений. Этот же загар предохраняет их от исчезновения.

Предгорья с интересующими нас скалами, как и вся территория Дагестана, входит в ареал, подверженный землетрясениям. Причем восточная часть Кавказа в этом отношении весьма активна. За последнее время самое сильное землетрясение в Дагестане произошло 14 мая 1970 г. Тогда были полностью разрушены селения Экибулак. Кумторкала, Капчугай, Миатлы и др. в связи с прогибами слоев, оползневыми явлениями и т.д. В районе наскальных изображений (Экибулак) еще в 1986-1987 гг. можно было видеть своеобразные рвы, возникшие над местами глубинных разрывов горных пород шириной до 7 м и глубиной 5 м, и обвалы скал в районе гравированных изображений.

К северо-востоку от Буйнакска, в районе станции Кумторкала, т.е. на границе предгорных поднятий с равниной, возле передового хребта Нарра-тюбе (Нарратюбе) можно видеть огромный участок, покрытый песками, увенчанный массивной сыпучей вершиной. Это дюна Сарыкум ("желтый песок") - феноменальное образование. В 1859 г. Александр Дюма, автор "Трех мушкетеров" и "Графа Монте-Кристо", путешествовал по Дагестану; когда он увидел Сарыкум, то поразился ее желто-золотистым цветом, "выделяющимся на сероватом фоне". Эта дюна показалась ему "опорой, последним склоном Кавказа, простершимся на две версты в длину". Дюма правильно подметил главное ее свойство: "После каждой бури гора меняет форму, но буря, как бы сильна ни была, не развевает песка по равнине, гора сохраняет свою обычную высоту".

В этом мнении писатель оказался прав. А.А. Майоров, исследовавший Сарыкум, доказал, что мощные местные ветры, дующие навстречу друг другу, образуют здесь своеобразный "желоб выдувания". Но он лишь незначительно изменяет облик горы, не сдвигая ее с места и обрушивая незначительную массу ее песка на местные угодья - виноградники, огороды и пастбища. Другие ученые с его выводами вполне согласны.

Несмотря на близость к побережью Каспия, барханы Сарыкум сложены не морским песком, а из материала выветривания песчаников окружающих ее горных платформ. Только во время землетрясения 1970 г. произошло некоторое "мгновенное изменение рельефа песчаной дюны Сарыкум" без каких-либо перемен в ее местоположении. Однако высота ее вершины нестабильна. Она определяется от 273 м над уровнем моря до 251-253 м. А.А. Майоров определял ее высоту в 100 саженей, т.е. в 213 м. Можно думать, что сыпучая вершина Сарыкум меняет и свои контуры, и свою величину. Ее контуры, как писал об этом еще А. Дюма, еще издали привлекают внимание путника. Это, вероятно, было всегда - и в древности, и в наше время. Недаром в 20-е годы XX в. краевед Н. Морев в песках возле Кумторкала нашел "различнейшие остатки древности - бронзовые серьги, браслеты и различные другие украшения, наконечники стрел, копий, черепки сосудов, человеческие кости и прочее". В процессе наших разведок в районе Сарыкум также были обнаружены разновременные археологические предметы, включая кремневые поделки раннего облика, разнообразную керамику и изделия из металла.

Сарыкум не является особым препятствием для движения в горы. Обойдя с края ее песчаные барханы, путник может по руслу Шура-озень выйти в разветвленную сеть ущелий и лощин.

Дюна Сарыкум. являясь "миниатюрным осколком знойных пустынь Центральной Азии" и овеянная легендами, представляет собой своеобразный очаг чисто пустынной растительности, включая саксаулы, астрагалы и десятки других растений, редких для Дагестана, однако характерных для ареала больших азийских пустынь. Аридному характеру растительности соответствует животный мир (ящерицы-круглоголовки, змеи-гюрзы, ушастые ежи, пауки, скорпионы, фаланги и пр.).

Естественно, предгорная часть Дагестана, в которой обнаружены все основные группы наскальных изображений, имеет специфический растительный и животный мир. Он удивляет своей необычностью путешественников. Еще в 40-е годы XX в. каждого путника сопровождали шакалы, прячась в кустах, а по ночам можно было слышать вой гиен. Особенно много самых различных животных обитало в переходной зоне - между первыми всхолмлениями предгорных поднятий и "спуском" к прибрежью. К сожалению, местный животный мир в своей основной массе - на грани исчезновения. Охотовед и зоолог Т.Д. Хехнёва пишет: "Только за последние три столетия безвозвратно исчезли сначала дикие ослы (куланы), дикие лошади (тарпаны), леопарды, тигры, а затем лось, зубр, сурок".

Однако в лесах предгорий до сих пор можно встретить рысь, обитающую в самых глухих чащах, бурого медведя, барсука. Менее редки лисы, кабаны, лесные коты, близкие камышовому коту. Оленей теперь мало, но есть дикие козы, которые питаются травой и листвой деревьев. Здесь упомянуты достаточно крупные животные, жизнь которых протекает вдали от человеческого жилья.

К сожалению, лесные площади в Дагестане сейчас невелики. Это небольшие перелески с преобладанием в них горного дубняка, граба, тополя и других древесных пород. На более высоких поднятиях господствует бук. Среди скальных возвышений можно видеть вычурные, как на китайских гравюрах, карликовые сосны.

Лесные купы обычно соседствуют с зарослями горно-степного ксерофитного кустарника, обычного для местных почв, лежащих на пластах известняков. Склоны гор устилают жестколистные злаковые травы с небольшими подушками колючих астрагалов. Кустарниковые породы большей частью представлены шибляком - растительностью, усыпанной шипами (крушина Палласа, боярышник, мушмула, барбарис, держи-дерево. терн, ежевика и др.). Эти места труднопроходимы.

Восточнее предгорий простирается низменность (всего 5-10 км шириной), вплотную подходящая к урезу Каспия. К северу она расширяется в сторону кумыкско-ногайских степей и Калмыкии. Местами вместе с поверхностью Каспийского моря она на 28 м ниже уровня мирового океана. Прикаспийская низменность сложена морскими песками с измельченными раковинами морских моллюсков и песчанистыми глинами. Часто они перекрыты аллювиальными наносами многочисленных, включая Терек и Сулак, речушек и ручьев. Местный ландшафт далеко не однообразен. Заболоченные затоны, поросшие камышом, сменяются большими участками солончаков, а те перемежаются такырами в виде огромных блюдец, заполненных растрескавшейся глиной. Близ самого побережья в них вклиниваются буро-красные полотнища солянок - пестрой, мелколистной травки, не боящейся соли. И весь описанный пейзаж может быть дополнен песчаными буграми - так называемыми "бурунами". Небольшие участки их у Каспийска и Махачкалы приобретают несколько северо-западнее преобладающий характер, занимая довольно обширные пространства (поселения Темиргое, Алмало), а за р. Сулак и в ногайских степях получают даже официальное название, звучащее как "пески" (пески Бажигана, Терекли-Мектеба и др.). Здесь буруны образуют правильной формы барханы, обладая своеобразной растительностью (лох, тамариск, кумарчик, песчаная ива и пр.) и животным миром, несколько напоминая дюну Сарыкум. Соответственно и климат здесь, несмотря на близость моря, аридный - жаркий, сухой.

До сих пор почти ничего не говорилось о Каспийском море. Естественно, его соседство с Дагестаном и влияние на прошлое и настоящее страны огромно. Это древние разломы в напластованиях пород, наличие приморских террас, современные прибрежные отложения, обычные аккумулятивные зоны песков и галечников, смыкающиеся с бурунами, и, конечно, климат, несколько смягчаемый влажным дыханием моря.

Мир Каспийского побережья с множеством мелких, а в Дагестане и больших озер (Турали), с прекрасными пляжами, усыпанными мелким песком и раковинами, без крупных камней и без гальки - это особый мир. Еще недавно здесь бывали птичьи базары. Мне самому в юности пришлось видеть в заливчиках массу пеликанов и шествия фламинго. В прибрежных заводях тогда можно было ловить шустрых креветок. Сейчас даже у чаек осталось мало мест для гнездовий. А еще недавно это были прекрасные угодья для охоты на водоплавающих птиц и дроф. И это несмотря на мощный ледовый покров, который сковывает прибрежные воды с декабря по март. Тогда можно видеть на Каспии огромные айсберги, как пишут специалисты, весом до 1500 т. Здесь же среди ледяных глыб устраивают свои лежбища каспийские тюлени.

Как показывают исследования гидрологов, уровень Каспия никогда не был одинаковым. Его изменения зависели от общего состояния климата планеты (его сухости и увлажненности), от тектонических движений земной коры и прочих факторов. Появление морских террас и сглаживание их - показатель подобных изменений. Такие колебания зафиксированы при изучении археологических остатков архитектурных памятников Дербента, Баку и других мест. Так, к 1961 г. уровень моря поднялся на 3 м относительно первых веков новой эры, когда начали усыхать степи. Подобные изменения, вероятно, происходят в силу тектонических процессов, прежде всего - колебаний земной коры в виде сжатия.

Итак, небольшой очерк чисто описательного порядка о северо-западной части Дагестана в основном завершен. Он дает некоторое представление о стране в целом. И наверное, очень прав был Н. Самурский - один из первых местных исследователей, - когда писал: "Нигде география тесно так не связана с историей, экономика с политикой, как в Дагестане". Не стану отрицать третью его посылку относительно политики, она требует подтверждения фактами, но первое его умозаключение о связи местной географии с историей совершенно справедливо. То узкое пространство между горами и Каспием, которое здесь описано, входит в хорошо известный Каспийский (Дербентский) проход. О нем писали многие авторы, связывая с его функционированием не только историю Дагестана, но и всего Закавказья. Невольно вспоминаются труды таких ученых, как М.И. Артамонов, К.В. Тревер, В.Ф. Минорский, Е.И. Крупнов. Они движению племен и народов вдоль Каспия придавали огромное значение. И действительно, наши небольшие разведки, проведенные по северной, наиболее не потревоженной современностью части этой трассы и вплоть до калмыцких степей через буруны Ставрополья, дали богатый материал. Он смыкается с ранее найденными предметами, происходящими из ближайших к "проходу" районов. Все эти археологические находки имеют огромный временной размах - от эпохи мезолита-неолита до самого позднего времени, включая средневековье, представленное железными наконечниками стрел, гончарного дела посудой, отдельными образцами пиал, покрытых поливой. Этот материал по возможности в дальнейшем будет привлекаться в настоящей работе как вспомогательный, но крайне важный для осмысливания отдельных групп изображений.

Возвращаясь к географии северо-западной части Дагестана (описываемого региона), надо заметить, что в настоящее время он неплохо освоен. Здесь с 1915 г. проходит железнодорожная ветка Махачкала-Буйнакск (бывшая Темир-Хан-Шура), большое число шоссейных дорог. В этом регионе функционирует ГЭС, проведен оросительный канал и т.д. В основном данный участок страны в настоящее время заселен кумыками - тюркоязычным народом, хотя здесь можно встретить отдельные села и хуторки других народов Дагестана, в первую очередь аварцев.

Думаю, что довольно ясное представление о Северо-Западе Дагестана поможет лучше понять специфику наскальных изображений, а главное - жизненные ситуации и бытовые детали, способствовавшие их появлению.


Глава 3

Отдельные местонахождения наскальных гравировок в северо-западной части Дагестана
(Описание петроглифов и сопутствующего материала)

В северо-западной части Дагестана выявлено 15 бесспорных местонахождений с наскальными изображениями в виде гравировок. [...]

Этой главой поставлена цель - дать достаточно полное описание местонахождений и, где возможно, с привлечением того вещевого материала, который, по счастью, был найден рядом с ними. Посильная же интерпретация выявленных гравировок приведена в главе.

1. Верхний Чирюрт

Верхнечирюртовские изображения можно было назвать также Сигитминской скальной группой. В.И. Канивец пишет об этом местонахождении, открытом еще в 1955 г.: "На скалах у подножия горы Сигитма обнаружен ряд высеченных в песчанике изображений отдельных животных и охотничьих сцен, в которых участвуют всадники, вооруженные луками и копьями. Из животных представлены олени, горные козлы и, видимо, серны".

Из отчета К.А. Бредэ, изучавшего Сигитму, становится ясно, что рассматриваемая группа находилась в 1,5 км к югу от сел. Верхний Чирюрт и на правом берегу р. Сулак. Здесь, на гряде песчаниковых скал в виде узкого фриза протянулись наскальные гравировки.

Небольшие сообщения о работах на Сулаке, в том числе и о петроглифах, были помещены В.И. Канивцом в местной газете и в "Ученых записках" ИИЯЛ.

Только в 1977 г. с двумя фамилиями мне удалось опубликовать из этого фриза три группы с животными и описание четвертой группы, но, к сожалению, изображения ее в иллюстрации не попали.

[...]

2. Нижняя Сигитма

Об этом памятнике впервые стало известно в 1956 г. из доклада В.И. Канивца на Кавказоведческой конференции в Ереване. Он говорил: "Камни с изображениями найдены в кладке стен поселения, открытого у подножия горы Сигитма и, видимо, датирующегося ранним железным веком". Действительно, в жилище Нижнесигитминского поселения (комплекс № 4) была обнаружена подковообразная кладка 1,6 х 1,3 м, содержащая много золы и костей диких (олень) и домашних животных, включая свинью. В кладке этого, вероятно, культового сооружения находился камень (70х45 см) с изображением животных, стоящих спинами друг к другу. Одно из них имеет оленьи рога. Несколько ранее здесь же, в северном жилом комплексе, в кладке был обнаружен камень (35х35 см) угловатой формы с гравировками пяти туров (один фрагментирован). Изображения сделаны двойными линиями и в довольно реалистической манере. Находки, судя по керамике каякентско-харачоевского облика, можно датировать "в пределах позднего бронзового века (XII-XI вв. до н.э.)". Здесь важен факт, что поблизости от древних жилых остатков, на ближайших скалах было обнаружено изображение оленя с ветвистыми рогами, стилистически мало отличающегося от оленя, обнаруженного на строительном камне (длина его 36 см) (рис. 15, 3). Скалы покрыты темным загаром. Еще интересный факт. В кладке древней постройки был использован также обломок скалы (150х50 см), на котором удалось обнаружить изображение тура (длина его 15 см).

Находка этих двух обломков от скал, сохранивших изображения и использованных в Сигитме в кладке древних домов, позволила А.А. Формозову сделать вывод, что "изображения козлов и оленей ... создавались не позже начала I тысячелетия до н.э. Плита с предельно схематичной фигурой оленя свидетельствует, что к тому времени процесс схематизации рисунков на Восточном Кавказе зашел уже очень далеко".

В связи со сказанным интересно отметить, что на скальном поселении все той же горы Сигитма, которое относится к ранней бронзе, среди характерной для этого времени керамики в виде гладкостенных сосудов с шаровидными ручками и рельефным узором был обнаружен керамический фрагмент с рельефным декором в виде изображения козы с небольшой головкой и довольно мощным корпусом. Это яркое свидетельство не только о возможной датировке наскальных рисунков такого стиля эпохой бронзы, но и о чисто местном их происхождении.

[...]

3. Учкент

Как само село Учкент ("Три села" - новое селение, возникшее после землетрясения 1970 г., здесь поселились жители из разрушенных сел), так и найденные возле него наскальные изображения находятся на склонах хребта Нарратюбе (Нарра-Тюбе, Наратюбе, Нараттюбе). Наиболее древнее изображение (здесь имеются современные надписи и позднейшие начертания) обнаружено над южной частью аула, на глыбовом поднятии светлого чокракского песчаника с восточной экспозицией. На скале заметна черная пористая побежалость. Сами рисунки покрыты желтоватым загаром.

Изображены следующие друг за другом тур с огромными, высоко задранными рогами и олень. Позади оленя имеются две сходящиеся линии. Рисунки выполнены углубленным врезом, очень неумело - линии иногда повторяются (на роге тура). Животные едва узнаются. Общая площадь изображений 49 х 32,6 см.

[...]

4. Темирчи-кершен

Речь идет о долине Темирчи-кершен, которая простирается с востока на запад между селениями Учкент и Экибулак. С восточной стороны долины стоят животноводческие постройки - кошары, а с запада она упиралась в период исследования (1982 г.) в нефтеразработки (тогда здесь горел факел горючего газа). В своей центральной части склоны долины оторочены небольшой, уступчатой линией скал с северной стороны и огромными надолбами белого чокракского песчаника с южной стороны. Обе группы поросли небольшими деревцами горного дубняка. Скалы покрыты "ржавой" - желто-охристой и коричнево-рыжей - корой выветривания, отсюда, вероятно, и название долины в переводе с кумыкского звучит как "железное корыто".

Северная группа скал не очень заметна на фоне обширного пространства долины, но она сохраняет наскальные изображения.

[...]

В центре изображен человек в позе адорации (с распростертыми руками). У него хорошо оформлены контуры овальной головы при несколько утолщенной шее. Вся правая часть фигуры человека сильно попорчена, но левая сохранилась хорошо. Рука приподнята, и ладонь ее простерта над головой стоящего под ним оленя. Ноги у человека раздвинуты, контуры довольно широкого таза четко выделены - они угловаты. Однако признаки пола не выражены. Эта фигура может быть и мужской.

Олень, стоящий под рукой человека, кажется приподнявшимся на передние ноги. Морда находится на уровне таза человека. Отростки рогов заполняют только пространство между ними. Хвост приподнят (над ним сделан прямоугольный врез).

[...]

5. Экибулак

В районе сейчас слабо заселенного села Экибулак ("Два источника") уже давно известны интересные археологические находки, возможно, это связано с тем, что район Экибулака находится в долине р. Шура-озень. Она сильно мелеет летом, и ее широкая долина, усыпанная галечником, становилась своеобразным путем, связывающим внешний мир с горными районами. Местные древности, пожалуй, свидетельствуют об этом.

В 1968 г. у подножия горы Истису-тау было обнаружено каменное изваяние, лежавшее на одном из курганов с кромлехами. Эта фигура, при всей своей плосковатости, трактована как объемная статуя. У нее намечены нос, рот, глаза, выделены контуры лица и длинные волосы, "зачесанные" от лба к спине. Статуя использовалась в качестве перекрытия могилы каякентско-харачоевской культуры. Использование было вторичным, так как в погребальном ритуале этой культуры изваяния неизвестны. Датировать статую можно "начальными веками II тысячелетия до н.э.".

[...]

6. Чиркутан

Хутор Чиркутан дал название ряду местонахождений древнего изобразительного искусства, связанного с долиной р. Шура-озень. В 1987 г. здесь удалось довольно детально изучить местные скалы и всю прилегающую местность и выявить не только произведения далеко несовременной "графики", но и не очень ясный, вероятно, культовый комплекс, потребовавший проведения обмерно-чертежных работ.

Местность, о которой пойдет речь, находится в нескольких километрах к востоку от Экибулака. Внешне она производит впечатление пустыни, покрытой скудной травянистой растительностью, пересекаемой линзами солончаков и оживляемой только отдельными скалами и обширными скалистыми поднятиями, представляющими собой самые неожиданные вариации выветривания, обвалов и камнепадов.

Местность, привлекшая наибольшее внимание, невелика по площади. На севере, где склоны ее набирают высоту, поверхность покрыта многими "оградками" производящими впечатление миниатюрного заброшенного поселка. Это небольшие и неправильной формы участки, огороженные врытыми в землю необработанными камнями и плитами. Здесь они упираются в мощные и темные от загара скалы песчаника. В противоположной, южной, стороне оградки почти вплотную поступают к оврагу и неглубокой речке.

К востоку от "оградок" возвышается огромная каменная глыба, на которой можно видеть небольшую оригинальную группу изображений.

[...]

7. Капчугай

Район селения Капчугай и одного местного полустанка (на железнодорожной ветке Махачкала-Буйнакск), пожалуй, наиболее богат наскальными изображениями, хотя скорее всего это связано с тем, что местные ущелья изучались больше других объектов, начиная с 1948 г. Ниже попытаюсь представить достаточно полный "каталог" местных петроглифов. Не буду останавливаться на истории их изучения по всем скальным поднятиям вдоль извивов р. Шура-озень, но на одну версию должен обратить внимание. Речь идет об интерпретации местных местонахождений с петроглифами в качестве "обсерваторий", которые, по мнению ее автора М.И. Исрапилова, будучи "открытыми лучам Солнца на длительное время и незащищенными от осадков", возобновлялись "в течение по меньшей мере 100 веков". Это мнение автор "аргументирует" тем, что местные петроглифы "нарисованы" "красками на сомнительной по прочности поверхности песчаников", а материалом для такой живописи служила "охра, добываемая путем обжига железной руды".

Не берусь говорить о капчугайском месторождении железных руд. Нигде не встречал здесь какого-нибудь оруденения так же, как и не видел здесь изображений, нанесенных красками и которые можно было бы назвать "писаницами". Те капчугайские рисунки, которые воспроизведены в книге М.И. Исрапилова, взяты из моих работ и все они выбиты в скальных монолитах. В этой работе я их называю условно гравировками, а чаще петроглифами. Здесь нет писаниц. И о них речь идти не будет.

Капчугай - одно из селений, сильно пострадавших во время землетрясения 1970 г. Оно расположено в долине р. Шура-озень, мелеющей летом, но порой превращающейся в бурный поток. Весь этот район окружен скалистыми отрогами хребтов Нарратюбе и Салатау. Комплекс местных ущелий у горцев носит название Теплиташ.

Район Капчугая богат археологическими памятниками. Здесь можно видеть древние и средневековые поселения, кромлехи и могильники. Не удивительно и наличие большого числа наскальных изображений. Они встречаются по левобережью р. Шура-озень, на скалах близ построек кутана 1 по дороге к сел. Экибулак (оно уже упоминалось). Они находятся за железнодорожным полотном, на скалах двух лощин (северной и южной), расположенных по сторонам скалистой горы с каменоломней. У геологов это поднятие с давних пор называется "Главным хребтом". В первой лощине, напротив "хребта" возвышаются шесть отдельных скальных увалов. Каждый из них имеет изображения, а самый крупный из них, что возле пересохшего речного русла, сохранил с южной стороны культурный слой. С правой стороны все той же исчезнувшей речки находится грот, в котором также имеются петроглифы. Их можно найти и на ближайших скалах. Каждый из указанных участков обладает местными названиями. Район грота в литературе известен как урочище Хожа-Тав-Арт.

[...]

8. Кумторкала

Кумторкала - селение, разрушенное землетрясением 1970 г. Под тем же названием функционирует станция на железнодорожной ветке, ведущей к г. Буйнакску. Селение находилось выше станции, на выступе Прикаспийской низменности, обрывающейся здесь к руслу р. Шура-озень. Постройки станции отстояли на несколько сотен метров от подножия дюны Сары-кум. Ее барханы с восточной стороны соседствуют со склонами хребта Нарратюбе. Здесь их разрезает своим течением Шура-озень, выходя из капчугайских теснин к Прикаспию. Район - благодатное место для археологов. Действительно, много местных памятников уже учтено специалистами.

Наскальные изображения, обнаруженные в этих местах, сосредоточены в 1,5 км к юго-юго-востоку от площади селения, над каньоном пересохшей речки (он тянется не очень точно с севера на юг). Район этот известен наличием родника. Здесь скалы, громоздящиеся над каньоном на высоте 15-18 м, образуют навесы с обеих сторон. Западная их часть, обращенная плоскостями на восток, содержит наскальные изображения. Выявлены три их группы.

[...]

9. Ленинкент

Селение Ленинкент возникло относительно недавно. В нем поселились жители бывшего селения Атлы-боюн. Оно располагалось выше, при подъеме к одноименному перевалу и было разрушено в 1905 г. в наказание сельчанам за их повстанческие выступления

Это - первое небольшое селение, расположенное на шоссейной дороге Махачкала-Буйнакск. Возле ее полотна и за ним начинаются первые всхолмления хребта Нарратюбе. Сразу же за жилыми постройками села (с его южной стороны) хорошо заметны выходы светлого песчаника, образующего скалы. С южной и юго-западной стороны они довольно отвесны и именно на эти природой выровненные поверхности нанесены изображения. Противоположная сторона скал поката и уходит в землю. Условно эти скальные гряды можно разделить на восточные и западные. Границей между ними служит не очень глубокий овраг.

Наскальные изображения на скалах восточной части Нарратюбе довольно обильны и располагаются на всхолмлениях, которым для удобства даны буквенные обозначения Л. Б, Д, Г (холмы В, Е, Ж их не имеют). Скалы холма А несут петроглифы на своей южной стороне. Они покрыты желтым загаром. Ниже описываются условия нахождения петроглифов и сами петроглифы по отдельным группам скал.

[...]

10. Соси-булак и Уйташ

Это местонахождение наскальных изображений связано с выходом скал чокракского песчаника, которые возвышаются у хут. Соси-булак [кум. сасыкъ-булакъ - вонючий источник (прим. ред.)], далее простираются к сел. Уйташ - "Каменный дом" (расстояние между ними не превышает 1.5 км), обрываясь за этим поселком. Можно думать, что эти скалы геологически одного происхождения и некогда составляли одну-две гряды, идущие почти параллельно обрезу Каспийского моря.

Это местонахождение было открыто в 1965 г. мною совместно с Н.-Ф.Г. Полихрониди. Оно расположено в 20-22 км к юго-востоку от центра Махачкалы (в сторону Дербента). Первые поднятия их в виде плосковатых "матрацев" возвышаются недалеко от хутора Соси-булак, а отдельные из них видны в поле. Петроглифов здесь мало. Наиболее древние изображения находятся на отдельной скале, к северо-востоку от поселка. Они покрыты желтым загаром, сильно стерты и оббиты. Здесь, с юго-восточной стороны скалы, на площади 1.1 х 1.6 м, среди удлиненных лунок изображено животное с поднятой головой. Это скорее всего ревущий олень. К сожалению, скол попортил его голову.

[...]

Среди керамических находок, собранных на местных выдувах (на выдувах 2, 3, у грота и скалы 7), превалируют обломки посуды сарматского (сарматоидного) облика, находящие аналогии в изделиях, обнаруженных в процессе раскопок Таркинского, Карабудахкентского могильников, курганов на р. Сулак и других памятников Дагестана. Среди собранных в Уйташе фрагментов удалось найти обломки сосудов, покрытых красно-коричневым ангобом, характерным для местной керамики. Тут же была поднята заготовка пряслица, для чего пытались использовать красно-ангобиро-ванный черепок албано-сарматского времени.

Эти находки позволили ориентироваться на обнаружение в Уйташе изобразительных свидетельств о пребывании здесь соответствующих племен. И действительно, на очень высоких скалах возле первого выдува, где также была обнаружена керамика описанного облика, удалось найти в 1965 г. сарматскую тамгу. Этот знак нанесен на поверхность скалы острым орудием. Он находится с ее южной стороны, на высоте 1,6 м от поверхности земли. К сожалению, покрытая неглубоким серо-охристым загаром скала повреждена штрихами, нанесенными каким-то острым орудием. Тамга представляет собой сложный трехчленный знак. Его элементы направлены в противоположные стороны, напоминая свастический узор. Под тамгой помещено зооморфное изображение. Общий размер композиции 55 х 25 см. Сопоставление этой тамги со знаками сарматского времени Причерноморья позволяет заметить, что она близка им композиционно. Это дает право датировать тамгу из Уйташа I в. до н.э. - I в. н.э. Здесь необходимо подчеркнуть не только важность самой находки, но и ее местонахождение, являющееся устьем Каспийского прохода. Именно двигаясь вдоль Каспия, и могли проникнуть в Дагестан сарматские племена. Такое предположение вполне аргументировано и впервые было сделано Е.И. Крупновым и К.Ф. Смирновым, когда они вскрыли уже упоминавшийся здесь Таркинский могильник. Тамга Уйташа только подтверждает данный факт, попутно опровергая нигилистическое мнение, что "к югу от Тарков" совершенно отсутствует какое-либо сарматское влияние.

Уйташская тамга впервые была опубликована в 1970 г. В дальнейшем историки-дагестановеды к этой тамге отнеслись без особого внимания, только в 1996 г. в работе О.М. Давудова уйташская тамга была упомянута. Думаю, что эта находка заслуживает большего внимания.

На скалах участка II, несколько северо-западнее от изображений туров, обнаружен еще один тамго-образный знак. Эта скала расположена возле дороги, ведущей в горы.

К сожалению, мне неизвестны работы по тамгам дагестанцев, включая кумыков, на землях которых находятся сейчас изучаемые наскальные изображения.

Нахождение данной тамги на скале со слабым загаром, пожалуй, позволяет предполагать ее иное хронологическое место - более позднее. Она своим общим контуром и даже манерой исполнения напоминает мне знаки, выбитые или врезанные возле ворот г. Дербента, приписываемые хазарам. Это вполне возможно и для Уйташа. тем более, что рядом простираются остатки поселения, насыщенного очень характерной сероглиняной керамикой, обычно датируемой хазарским временем. Интересно и то, что подобная керамика встречается по всей территории Уйташа, занятой скалами, что позволяет уже в предварительном плане некоторые местные петроглифы связывать с деятельностью населения, жившего здесь в хазарское время (VII-X вв.). Таково стершееся изображение "звезды" (многоножки) в виде восьми лучей (четыре перекрестия?), сходящихся в одной точке (диаметр более 25 см). В связи с этим можно вспомнить костяную седельную накладку из кургана 17 Верхнечирюртовского могильника с изображением охотничьей сцены. Здесь на коне видна тамга с близким рисунком.

Обилие изобразительного материала, приписываемого хазарам, причем выполненного в достаточно вольной манере, позволяет отдельные петроглифы Уйташа соотносить с людьми, оставившими довольно стандартизированную сероглиняную керамику.

[...]

11. Буйнакск

Наскальные изображения в районе г. Буйнакска (бывш. Темир-хан-шура) сосредоточены в скалах, носящих у горожан название "Кавалер-Батареи". Впервые они обнаружены при осмотре названных скал в 1953 г. и фиксировались затем вплоть до 1957 г. В этих разведочных работах активное участие принимали Н.-Ф.Г. Полихрониди и В.Д. Сёмова. Тогда все скалы по течению р. Шура-озень были тщательно осмотрены и выявленные рисунки зарисованы в 1/10 натуральной величины.

Скалы, о которых идет речь, расположены к северо-западу от города, за зданием Аварского педагогического училища. Протяженность в едином массиве не превышает 1 км. Самая высокая часть скал, омываемая рекой, возвышается сейчас в пределах города. Здесь в 1832 г., когда российские войска в ходе Кавказской войны вели бои с первым имамом Дагестана - Кази-Мухаммедом (Кази-Муллой), в этой части скал было вырублено помещение для хранения боеприпасов, а возле них установлены пушки конно-артиллерийских войск. Они держали под прицелом окрестные села. Вот тогда жители города и окрестили эту местность "Кавалер-Батареей".

Весь район от г. Буйнакска до сел. Буглен с хребтом Дах-Дуру и местностью Карантай пестрит мелкими речушками, впадающими в Шура-озень и сложен сланцами, мергелями и крупными выходами чокракско-спириалисового песчаника. Скалы "Кавалер-Батареи" сложены именно такими песчаниками. На их поверхности, обращенной к р. Шура-озень, встречены семь групп древних изображений, расположенных вниз по течению реки, с ее правой стороны. К сожалению, они зачастую перекрыты современными надписями и разнообразными рисунками (выбиты и нанесены красками).

[...]

12. Нижнее Казанище

К сожалению, в этом очень перспективном районе у села Нижнее Казанище изыскания памятников наскального изобразительного искусства почти не проводились. Только в 1957 г. мне вместе с Н.-Ф.Г. Полихрониди удалось обнаружить небольшую группу наскальных рисунков на левом берегу р. Бурагин-озень (приток р. Шура-озень), напротив построек села Нижнее Казанище. Здесь, над дорогой, ведущей в сел. Верхнее Казанище, высится гряда скал, протянувшаяся с севера на юг. На ее южной оконечности имеется грот, состоящий из двух камер, соединенных небольшим "коридором". Восточная камера, подтреугольной в плане формы, довольно велика: ширина у входа 5,5 м, глубина 3 м при высоте 4 м; западный грот обладает трапециевидной формой, ширина его 2,5 м, глубина 2 м и такая же высота. Длина коридора между гротами 3 м. Он отходит от западной части большого грота и ведет в малый с его восточной стороны (ширина коридора 1,7 м). Стены гротов испещрены надписями, неясными выветрившимися лунками с округлыми краями.

Заинтересовавший нас петроглиф расположен за 5 м до входа в большую камеру грота. Он находится севернее его, на высоте около 3 м. Сюжет рисунка прост: охота на оленя. Человек, изображенный в виде утолщенного вертикального отрезка с наплывом, должным означать голову, держит в двух руках (в черточках) огромный лук со стрелой (у нее ромбической формы наконечник). Лук направлен на оленя с высокими ветвистыми рогами и небольшим хвостиком, задние ноги у него подогнуты. Вдоль туловища оленя нанесена черточка - самое уязвимое место на теле животного. Надо еще заметить, что древний художник с исключительным мастерством изобразил оленя, несколько грубо воспроизвел вооружение охотника, а его самого подал очень условно, что можно объяснить скверным знанием анатомии человека. И все же этот рисунок оставляет впечатление живой сцены.

[...]

13. Буглен

Впервые в районе села Буглен петроглифы были обнаружены мной вместе с Н.-Ф.Г. Полихрониди в августе 1957 г. Более фундаментально изучались они уже в 1987 г. специальным отрядом.

Село Буглен стоит на левом берегу реки Буглен-озень (приток р. Шура-озень), находится к югу от Буйнакска. Между ними, на той же стороне реки расположено село Атлан-аул. Именно по дороге, ведущей из Буглена к этому селу, были обнаружены первые петроглифы. Здесь, в самом начале маршрута выступают скалы, тянущиеся с севера на юг вдоль овражистого русла пересохшей речки. Рисунки видны с их восточной, отвесной стороны, на высоте 1,2-1,4 м от уровня почвы. Слева, в песчанике вырезаны сильно стилизованная фигура оленя (узнается по рогам), а над ним два женских знака и совершенно непонятные врезы в виде двух параллельных линий, дополненных отрезками над задней частью животного (величина рисунка 31 х 27 см). Вправо, на расстоянии 1,2 м изображена одиночная фигура оленя с мощными рогами (длина 25 см, высота 18 см). Оба рисунка покрыты желтовато-серым загаром.

На противоположном берегу р. Буглен-озень, напротив села обнаружено удивительное скальное образование в виде не очень правильной дуги. Здесь, вероятно, некогда каскадом стекала вода, устремляясь вниз, к реке. У образовавшейся скальной дуги гладкая поверхность, окрашенная загаром в желто-коричневый тон. Длина дуги по периметру 162 м, глубина впадины ("сегмента") 20 м, высота ее в центре, у пятой группы изображений - 6 м.

На поверхности этой дуги всего зафиксировано восемь древних петроглифов...

[...]

14. Манас-аул

Петроглифы в этом районе обнаружены Н.-Ф.Г. Полихрониди, В.Д. Сёмовой и мною в июле 1957 г. Гряда исследованных скал находится в 4 км от Буйнакска и к северо-западу от дороги, ведущей в село Манас-аул. Здесь скалы светлого песчаника протянулись с востока на запад, имея в длину более 500 м. Их высота достигает 25 м. Южная сторона отвесна. Описываемые изображения тянутся с востока на запад.

[...]


Размещено: 03.12.2010 | Просмотров: 5696 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.