Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыки: имя, история, идентитет

обложка книги

Книга освещает вопросы истории формирования самоназвания кумыков - его первичную историческую фиксацию, дальнейшее стадиально-семантическое развитие и интерпретации.

Она написана в форме своеобразного экскурса в историю самоназвания кумыкского народа в неразрывной связи с его этнической историей, исторически сложившимся идентитетом - этническим (национальным) самосознанием.

Рассчитана на историков, широкий круг научной общественности и читателей, интересующихся историей этнонима и этнической идентичностью кумыков.


(в мягкой обложке, страниц - 104.)

ООО "Издательство Дельта-пресс", 2011.

Содержание

  • Предисловие
  • О предках современных кумыков
  • Булгары (гуннуг-ундуры) на Кавказе
  • Самоназвание кумыков
  • Кумыкия в составе Золотой Орды
  • Кумуки и Кумыкия на средневековых европейских географических каргах
  • "Кумыки", "Кумыкия", "Кумыцкая земля"
  • "Шевкал всей Кумыцкой земли"
  • "Шевкальское царство"
  • Родной язык кумыков
  • Этногенетические представления кумыков
  • Самосознание кумыкской знати

 

 

"Мы, кумыки, искони от отцов своих..."
Сурхай-шаухал Тарковский, 1651 г.

 

Предисловие

Более тысячи лет назад в сочинениях разноязычных авторов появился этноним[1] кумыков (qumuq). И из века в век они называют себя гордо и с достоинством: "Мы кумыки!" ("Biz qumuqlarbız!"). Его они сберегли и пронесли через тысячелетия, оставаясь при том единственным народом на Кавказе, "говорящим одним и тем же языком и сам себя называющим кумыкским". Этим же именем называют их и соседи на Кавказе и на юге России (азербайджанцы, иранцы, грузины, адыги, осетины, горцы, крымские татары, русские). Оно давно превратилось в неотъемлемый их этноним - национальное имя. Название народа, этноним, являясь как бы его знаменем, несет в себе и идеологические функции. Поэтому установление истинного названия народа, изучение его происхождения, имеет самое актуальное значение.

Изучение истории кумыкского этнонима (как, впрочем, и других этнонимов, в том числе субэтнонимов), его употребления, распространения и современного состояния важно для решения проблем этнической истории, этно- и лингвогенеза и ономастики. Изучение этнонимов даёт возможность проследить эволюцию имени, объяснить его происхождение, проследить пути этнических миграций, культурные и языковые контакты. Этнонимы, будучи древними терминами, несут в себе ценную историческую и лингвистическую информацию. В то же время изучение его истории дает богатый материал для изучения истории этноса, его самосознания. При многотысячелетнем развитии приблизительно на одних и тех же территориях население в различные периоды может трансформировать свои этнонимы: сколоты - венеды - славяне (скловены); гунны (булгары/хазары) - кумыки, балкарцы; аланы - карачаевцы, осетины; хунны/хунгары - венгры.

Однако мы нисколько не думаем, что история этнонима и есть история его носителя - в данном случае кумыкского народа. Мы должны понимать и понимаем, что при изучении этнонимии и этнической истории народов необходимо четко различать историю этнонима и историю этноса, к которому данный этноним относится. На необходимость этого разграничения указывал видный этнограф С. М. Абрамзон: "Взятое само по себе, в отрыве от конкретного этнического содержания, вне окружающей этнокультурной среды и без учета хронологии, название народности едва ли может послужить отправным пунктом для глубоких изысканий. Исследователи уже не раз отмечали, что сам факт наличия одинаково звучащих этнонимов на чрезвычайно удаленных друг от друга территориях еще не служит достаточно веским доводом в пользу утверждения об общности происхождения их носителей"[2].

Происхождение названия "кумыки" привлекло внимание многих исследователей. О возникновении этого названия имеются различные толкования, и до настоящего времени существуют различные мнения и об этимологии самого слова "кумыки"[3]. Ряд исследователей, видимо, из благих побуждений и в целях удревления истории своего народа отождествляют порой название кумыков то с этнонимом куммухов (1-2 тысячелетие до н.э. - К. Кадыраджиев, А. Кандауров и др.), то с кумохами нетюркского происхождения в восточной Азии (IX в.), известными по китайским хроникам. А другие, по-настоящему не изучив и не разобравшись по достоверным источникам с исконно тюркским, кумыкским этнонимом, и, нисколько не сомневаясь, произвольно относят его к названию более позднего населенного пункта в Нагорном Дагестане Кумух и вовсе считают его продуктом не ранее XVI в. (Я.А. Федоров, Г. С. Федоров-Гусейнов, Н. Г. Волкова). Тут, на наш взгляд, наблюдается часто встречающийся в исследованиях случай смешивания народов с историей имени другого народа.

А в последние десятилетия в Дагестане мы сталкиваемся с неким весьма постыдным, на мой взгляд, явлением. Некоторые далекие от науки и некомпетентные в области этнологии люди в целях, так сказать, преодоления дагестанского этнического многообразия иногда предлагают отказаться от древнего нашего исторического этнонима кумук и взять совместно с другими народами республики искусственное, название дагестанцы или "даги". Этих людей к такому шагу побуждает одностороннее и превратное изложение в официальных научных трудах и в школьных учебниках истории и литературы вопросов кумыкского этногенеза и их этнической истории с позиций российской великодержавной политики, которая проводилась и в советский период нашей истории. Историческая неправда сформировала в дагестанском обществе мнение, что тюрки (гунны, булгары, хазары) и в частности кумыки пришли якобы на Кавказ и в Европу из Монголии как завоеватели, и такому мнению сопутствовали неизбежные тюркофобские настроения[4].

Сторонники этнических переименований в Дагестане таким способом (отказом от исторического имени) надеются пресечь шовинистические измышления. Однако при обсуждении проблемы на страницах газет авторы многих писем сомневаются в целесообразности отказа от исторического этнонима или же, приводя различные аргументы, высказываются категорически против. Несомненно, что народы вправе обсуждать и решать подобные вопросы, но в данном случае, как мне кажется, отказ от исторического этнонима будет означать поражение в борьбе с шовинистами, бывшими в прежние времена, здравствующими ныне и особенно будущими. А чтобы у тех, кого волнует эта проблема, сложилось к ней собственное отношение, им нужно знать, что представляет собой само имя кумыков. Потому попытаемся изучить его историю, ибо, как справедливо отметил видный ономаст В.Н. Никонов, "этноним - слово и, как все слова, подлежит анализу лингвистическому, без которого не решить загадок этнической истории"[5].

Как свидетельствуют исторические источники, этноним кумыков, безусловно, возник в глубокой древности в ареале распространения тюркских племенных языков раннего средневековья (III-XI вв.). Как правильно указывает видный азербайджанский этноисторик Г.А. Гейбуллаев, всякий этноним образуется согласно грамматическим нормам языка носителей этого же этнонима[6]. Так образовался и кумыкский этноним. Если первые этнонимы возникали еще в родоплеменном строе, то, следовательно, этнонимы того времени отражали структуры племенных языков-диалектов одной языковой общности. В дальнейшем, в результате перегруппировки племен и образования различных народностей, эти племенные названия становились названиями некоторых из этих же народностей, однако с фонетическими особенностями, связанными с чередованиями, как некоторых согласных звуков, так и гласных.

Известно также, что аффиксы играют большую роль в словообразовании в тюркских языках. Эта характерная особенность должна была отразиться и в образовании этнонимов. Поэтому древнетюркские этнонимы в основном состояли из односложного компонента (корня), значения которых ныне не всегда возможно установить, с добавлением различных аффиксов, означающих принадлежность и множественность. Эти аффиксы состояли из согласного звука, но, однако, с соединительным гласным звуком, в соответствии с законом сингармонизма.

Выделяются следующие аффиксы:

к - аффикс собирательно-множественного числа, иногда с соединительными гласными ак, ык, ок, ук, ик (напр.: гуннуг, кумук и др.);

н - иногда соединительными гласными ан, он, ун, ин;

с - иногда с соединительными гласными ас, ыс, ус, ис;

т - иногда соединительными гласными ат, ыт, ит, ут, от;

чы - с вариантами сы, шы, жы;

ты - с вариантами ту, ди, ды, ли;

тар - с вариантами дар, лар.

Часть древнетюркских этнонимов включает в себе слово эр "мужчина", "герой" (напр.: хазар, булгар), баг "отделение", "подразделение", "отряд"; эл, ил (с вариантами - ал, ул) "племя", "народ", ова, опа, уба "кочевье", "род"; а также компоненты гур(гир), ундур, дур, чак (см. напр.: гуннуг-ундур, кипчак и др.), чин (с версиями син, шин) (алчин, саксин и др.), чик (джик) и др.

Кроме того, у разных тюркских народов в связи с закономерным чередованием б-в, к-г, г-й, к-х, м-б, п-б, с-ч, ч-ш, с-з, т-д и др., один и тот же этноним имеет различные фонетические варианты.

Таким образом, мы можем заключить, что этноним кумыков этимологически состоит из двух частей: от основы (корня) кум + аффикс собирательно-множественного числа (ак, ок, ук) и по происхождению является тюркским словом. Можно также предположить, что он и грамматически и семантически напрямую связан с тюркскими этнонимами гун, кун, гуннуг, кумук, кынык, куман, коман с основой (корнем) - гун, кам, ком, кум, кун со значениями "человек", "племя"[7].

Этноним кумук (варианты: гун, кун, гуннук, кынык, кунук, кымык, кумук, комук), будучи исконно тюркским, вначале, по-видимому, применялся тюркоязычными гунно-булгарскими племенами для обозначения всех тюркских, а, возможно, и не только тюркских племен. Однако необходимо подчеркнуть, что почти все этнонимы одной этимологической системы с конечным -ук (сингармонические варианты: ок, ак, ик, эк) являются названиями тюркоязычных племен, следовательно, больше оснований считать слово кумук этнонимом одного тюркоязычного племени.

Целью настоящей работы является освещение истории кумыкского этнонима в неразрывной связи с формированием кумыкской этничности и идентичности.

Поскольку история кумыкского этнонима и этногенеза кумыков как бы нарочно осложнена различными искусственными этногенетическими построениями, автору пришлось проштудировать многочисленные публикации, многие из которых не имели почти никакого отношения к нашей теме.

В данной работе мною сделана попытка учесть все основные источники, связанные с кумыкским этнонимом и этногенезом и на основе анализа, раскрытия имеющихся противоречий, предложить свою концепцию или поддержать тех авторов, с выводами и наблюдениями которых я согласен. Для этого привлекались результаты исторических, лингвистических, этнологических, генографических, фольклорных исследований. Только при таком комплексном подходе можно приблизиться к решению такого вопроса, каким является происхождение этнонима кумык и самого кумыкского этноса.

Мысли, гипотезы, возникшие в результате многолетних поисков и исследований, апробировались в беседах с коллегами на семинарах, которые были проведены, начиная с 2000 г., возглавляемым мною Кумыкским научно-культурным обществом (КНКО), а также в процессе подготовки "Кумыкского энциклопедического словаря", изданном вместе с коллегами-единомышленниками в 2009 г.

Считаю своим долгом всем им выразить свою искреннюю благодарность.


Примечания.

1. Этнонимы - (от греческого ethnos - племя, народ и onyma - имя, название) названия различных этнических общностей: наций, народов, народностей, племен, родов и т.п.

2. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. - Ф.: Кыргызстан, 1990. С. 31.

3. См. соответствующие статьи Кумыкского энциклопедического словаря (Махачкала, 2008), а также: Происхождение этнонима "къумукъ" // Кадыраджиев К.С. Проблемы сравнительно-исторического изучения кумыкского и тюркских языков. - Махачкала, 1998. С. 352-356.

4. Объяснение таким антинаучным настроениям, подходам и попыткам в дагестанском обществе я попытался дать в своей статье "Проблема происхождения кумыков в советской идеологии и историографии" (см.: КНКО: Вести. Вып. № 5, 2001, Махачкала).

5. Никонов В.А. Состояние и задачи ономастических исследований Кавказа // Вопросы языкознания. 1975. № 4. С.110.

6. Гейбуллаев Г А. К этногенезу азербайджанцев. - Баку. 1991. С. 52.

7. Nemeth J. A hunok nyelve in Attila es hunyjai. Bp. 1940. Р. 10; см. также Алиев К.М. Дорогой тысячелетий: кумыки и их этнородственные связи. - Махачкала. 2004 С. 32.

Размещено: 14.10.2011 | Просмотров: 4457 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.