Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкия - моя земля

Поэт ценит в поэзии душевность

Джават Закавов в кумыкской поэзии человек не новый, он публикует свои стихи давно и его достаточно хорошо знают и любят читатели. И в этом нет ничего удивительного, потому что ему есть, что сказать об окружающем мире, и о себе, и говорит он обо всем с какой-то подкупающей искренностью человека неравнодушного и глубоко переживающего все, что он видит вокруг себя и в себе.

В тоже время к русскому читателю он обращается, пожалуй, впервые (Джават Закавов. Крылья песни. Стихи и поэма. Перевод Ю. Зачесовой. Махачкала. 2011.). И дебют этот следует в целом признать удачным, переводчику удалось с достаточной адекватностью передать мысли и чувства поэта, его переживания, своеобразие его поэтического тона.

Писать стихи Джават начал, когда был еще школьником, он рано проникся красотой родного края и родной речи, чувствуется, что он не просто сочиняет по случаю, процесс творчества для него органичен, он стал существенной частью его образа жизни, его духовного облика. И это неудивительно, если иметь в виду некоторые немаловажные обстоятельства.

Он родился и вырос в селении Нижнее Казанище, которое живописно расположилось на крутых берегах реки Шура-озень, в окружении садов, душистых лугов и пастбищ. Названия окрестностей и относящихся к селению территорий настолько поэтичны, что одно это может сделать человека поэтом - Гюнтиймес, Боюнтюп, Карантай, Байтерек, Чачлибий:

Не говоря уже о синих горах с белоснежными вершинами, до которых, кажется, рукой подать - неподражаемый пример красоты и величавого достоинства. К тому же нижнеказанищенцы всегда славились учителями-словесниками, благодаря им Джават рано почувствовал красоту и богатство кумыкской речи. И, наконец, отец Джамав - может быть, его следовало назвать в самом начале? - которого прекрасно знают в селе как остроумного импровизатора, рифмованные экспромты которого так нравятся людям.

Тематический диапазон сборника достаточно широк - это любовь к природе, к родному краю, к семье, к старинным традициям и обычаям. О чем бы ни писал Джават, все пронизано огромным жизнелюбием, неподдельным интересом к внешнему миру.

Камиль Ханмурзаев,
доктор филологических наук, профессор


 

Кумыкия - моя земля

Кумыкия - моя заря
И мой любимый, славный дом.
Язык родной впитал не зря
Я с материнским молоком.

Домой спешу из стран далёких,
В мою обитель - колыбель.
Люблю кумычек чернооких,
О них и пел я, как умел.

Настанет час, я это знаю,
Пусть похоронят здесь меня,
Чтоб речь вокруг была родная:
Кумыкия - моя земля.

Родной язык

Поднимаем мы часто крик -
Исчезает родной язык!
И давно уж на русском только
Изъясняются наши потомки.

И как часто ведём мы речь,
Как родной нам язык сберечь,
Сделать так, чтоб ему сохраниться,
А иначе ведь жить не годится.

Язык - друг народа и брат.
Он - нашей культуры гарант,
А без языка ведь народ
Исчезнет, погибнет, умрёт.

"Родной язык!" - криков не счесть.
Газету не могут прочесть,
В театре спектакль не понять.
А как же язык возрождать?

Язык создаёт сам народ,
Растит его, с ним живёт,
Беречь его хочешь, любя?
Послушай, начни с себя.

Что ныне ты сделал, скажи,
Родной твой язык чтобы жил?
Чтоб потомкам помочь уберечь
Родного народа речь?

Но опасен, поверь, не тот,
Кто язык в расчёт не берёт,
А тот, кто, зная язык,
Свой народ продавать привык!

Кто от жажды наживы ослеп,
Кому злато дороже, чем хлеб,
И дороже народа - власть,
Кто привык не работать, а красть, -

Вот такие - народа враги!
От таких нас, Аллах, сбереги!
О таких и не вспомнит народ,
И без них наш язык проживёт.

Дверь в рассвет

Светает: Поредела мгла.
Луна над горною вершиной,
Извечной тайною полна,
Сияет тихо над равниной.

Вот солнца первый луч упал,
Как мыслям злым преграда с неба,
Как дар за то, что не проспал,
Как тёплая краюшка хлеба.

На сердце просто и легко,
Оно - как вымыто росою.
И все невзгоды далеко.
Я в мыслях с другом. И - с тобою.

Не зря к рассветам дверь открыл,
Не зря дышу я полной грудью.
Рассвет придал мне новых сил,
И новых планов в мыслях груда.

И дышит свежим ветром грудь
Свободно, и легко, и вольно.
Вдруг в явь прорвётся как-нибудь
Сон, что приснился ночью тёмной?!

Отдёрнул лучик золотой
Ночных небес глухих завесу.
То радость поднялась волной,
Прозрачной, лёгкой и чудесной.

Свет утра - ясен, как дитя.
Он мил, правдив и непорочен.
И вестник радостного дня,
Идущего на смену ночи.

Летать мне хочется, летать!
Я буду вновь у сна во власти.
Возможно, это благодать.
А может, это просто счастье.

- Кумыки! Мой народ! Привет! -
В восторге громко восклицаю.
Привет, Кумыкии рассвет,
В котором я живу, летаю!

Слёзы ночи

Ты знаешь, как у нас рассвет
Встречают, звуки утра слыша?
Ты видел этот дивный цвет?
А шёпот ночи тише, тише:

Кто пил росу и в той росе
Багряную красу заметил?
У моего народа все
Секреты - в зорях, степи, лете:

О, степь кумыкская моя!
О, ночь моей кумыкской степи!
В тебе весь растворяюсь я,
Как облака в широком небе.

Не зря твой сын - Ирчи Казак -
Так тосковал в своём изгнанье.
Он от тебя ждал вещий знак,
Как ждут от матери лобзаний.

Песчинки с ран его сдувал
Родной ему кумыкский ветер.
Он мучился, он тосковал,
Как то заложено в поэте,

Как то заложено в бойце,
Как то заложено в кумыке,
В его душе, в его лице,
В напевах, шёпоте и крике.

Глаза кумыков предо мной -
В бою не занимать отваги!
То ярко-красною волной
Колышутся степные маки.

Мне видятся твои сыны,
Что к бою лошадей седлали
И твёрдо знали, что должны
Сражаться за родные дали.

В слезах и ночь, и степь к утру.
Возможно, то роса упала.
А может, на степном ветру
Нам горя выпало немало.

Кто жаждет мой согнуть народ,
Лишить его навеки силы?
Кто в путь с собою не берёт
Хоть горсть земли с родной могилы?

Кто про народ забыл, про свой,
Родства не помнит и не знает?
Кто святотатственной рукой
Святые клятвы нарушает,

Не хочет родине помочь?
Такой - земляк ли мне? Кумык ли?
Не потому ль и степь, и ночь
Кумыкские в слезах поникли?

Дети спят

- Дети спят, не буди, если можно,-
Говоришь, улыбнувшись едва, -
Будь, пожалуйста, осторожен.
Сбрось пальто. И умойся сперва.

Я и так осторожен предельно.
Но - напрасно. Ведь дети не спят.
Ждут меня они тихо, наверно.
Не сердиться ж за то на ребят!

Захожу к ним. Уснули. Ну что же!
Не бужу их. Им так хорошо!
Сон ребячий тревожить негоже.
Наиграются завтра ещё!

Дети спят: Что бывает бесценней,
Чем ребёнка здорового вид,
Чем дитя, ваша гордость и смена,
Улыбается мирно и - спит?

Знать не знают, что в мире есть войны,
Взрывы, грохот и залпы гремят.
Люди взрослые! Будьте достойней!
Не будите детей. Дети спят.

Нам дороже всего наши дети.
Счастье наше - детишек растить.
Нет страшней ничего в этом свете,
Чем детей нам своих пережить.

Предержащие власть! Я мечтаю,
Чтоб вы вспомнили детство своё.
Не уверен, но всё ж полагаю -
Будет наше счастливей житьё.

А пока - на детей посмотрите,
Разных наций и вер, всех подряд,
Но, пожалуйста, их не будите,
Не будите детей. Дети спят.

Я верю

Я рвусь наверх опять, как раньше,
Надеждой окрылённый, рвусь.
Мечты зовут - всё выше, дальше,
И в будущее я стремлюсь.

О чём мечтаю? Чтобы песни,
Что были мной сотворены,
Потомкам были интересны,
Потомкам были бы нужны.

Удача, может, улыбнётся,
Победа, может быть, придёт.
Иль слава чуть меня коснётся,
Иль вспомнит мой меня народ.

Творить, творить! Ни дня без строчки!
Лежать, лениться?! Никогда!
Без промедленья, без отсрочки.
А вдруг со мной вот-вот беда?

Творить, творить! Ведь не могу я
Оставить это на потом.
Ведь белый лист мой, аллилуйя, -
Мой старт! Мой вечный космодром!

О вдохновенье! Приходи же!
Приди! В дождях или в снегу!
Ведь без тебя, я ясно вижу,
Прожить на свете не смогу.

А если я в пути устану,
Мечта и песнь пусть будут тут.
Когда идти я перестану
К народу, пусть они дойдут!

Долг вернуть бы

Уныло жизнь течёт впустую,
Уходит, как в песок вода.
Без сожаленья сердцем чую,
Что исчезает без следа.

За центр уж жизнь перевалила
И на закат уже идёт.
Что было дорого и мило,
Уж в Лете. И - который год.

Я зори алые считаю,
Их научился я считать.
С орлом летаю, с тучей таю -
На свете всё хочу познать.

Я знаю: как-то раз с зарёю
Я не проснусь: Наступит день,
И кто-то мне глаза закроет,
И я уйду в немую тень.

Меня одно томит упорно,
И не признать я не могу:
Ведь я перед своим народом
Сколько ни сделал бы - в долгу.

Я знаю: нет поэту права
На лень, безделье и покой.
И не гоняюсь я за славой.
Мне только долг вернуть бы мой!

Как страус, голову не спрячу,
И не останусь я в долгу.
Я в жизни этой что-то значу,
Коль долг сполна вернуть смогу.

Жизнь прежде мерили годами
И днями меряем теперь.
Долги свои копили сами,
И тем терзаемся, поверь.

Не исчезну я бесследно

Как отправлюсь в путь последний,
Будет не страшна хула.
Не исчезну я бесследно,
Жизнь какой бы ни была.

Я себя терзал укором
Днём и ночью, круглый год.
И молил, чтоб не позором
Помянул меня народ.

В чём позор? Детей обидеть.
Или трусость проявить.
Вероломства не увидеть,
Или другу изменить.

Предков позабыв адаты,
Честь и совесть потерять -
Для того чтоб стать богатым,
Или знатным чтобы стать.

В жизни я, как мог, старался
Не забыть, что значит стыд.
Может, часто ошибался,
Пусть тогда Аллах простит!

Верен правде я, как прежде!
Правде верен и добру.
Верен чистой я надежде,
Словно зорьке поутру.

Если всё, что мною спето,
Сохранит народ родной,
Имя сбережёт поэта,
Значит, жизнь - не звук пустой.

Счастье

Что значит счастье? Нет ответа.
Ответ тот очень много лет,
Надеждой тщетною согретый,
Напрасно ищет белый свет.

Оно подчас бывает с нами,
А мы не ведаем о нём.
Оно - как философский камень,
С секретом вечным, с волшебством.

Бедняк всё думает о злате.
Но как-то раз еды достал
На день. И - счёл себя богатым.
- Вот это счастье! - думать стал.

Раз сирота случайно встретил
С детьми заботливую мать.
- Вот счастье! Мама есть и дети!
Вот если б я мог так гулять!

Мать родила дитя в больнице
И, увидав его, тогда
Подумала:
- Коль мне не снится,
Вот моё счастье! Навсегда!

Рожь ныне в поле уродилась,
Стеной высокой проросла,
И мыслит жнец:
- Скажи на милость!
Я счастлив! Хороши дела!

Влюбился юноша в девицу.
Неравнодушна и она.
Он на неё не наглядится,
И счастьем грудь его полна.

Один в богатстве счастье видит,
Другой - в любви, а третий - в ржи,
Четвёртый в распрекрасном виде,
Для пятого же счастье - жизнь.

Так что же счастье? Нет ответа.
Да и не нужен тот ответ.
У счастья нет одной приметы,
И многих тоже нет примет.

Закономерно иль случайно,
Но мы пока не доросли
До пониманья счастья тайны,
Как до рождения Земли.

Будь старец ты или подросток,
Не сможет точно ни один
Сказать о счастье ясно, просто,
Понятно, кратко в наши дни.

Есть в этом слове свой секрет.
Или какая-нибудь тайна.
Лишь, может, знает Бог ответ.
А может быть, и Бог не знает.

Мечта

Я давно о том мечтаю,
Чтобы беззаботно жить,
Ничего не различая,
Просто жить и не тужить.

День, как праздник, принимая,
День и ночь хочу грешить,
Старости не поддаваясь,
Горе водкою глушить.

Ручку нежной недотроги
Жаркою рукою жать,
Слёзы счастия - о, боги! -
Поцелуем осушать.

Не страшась того, что будет,
В косы черные лицом!
Целовать твои бы груди -
Вот мой рай! Я в нём творцом.

Жизни страсть мне силы множит,
Только голова седа.
И здоровье всё тревожит.
Хладен ум. Длинны года.

Но лишь сердце потягаться
С беспощадною судьбой
Жаждет. Не хочу я знаться
С этой старческой арбой.

Жажду я, не покоряясь,
В жизни юным, гордым быть.
Никому не подчиняясь,
Я хочу с начала жить.

И, спокойствия не зная,
До всего дойти опять:
Невозможное - свершая,
Непонятное - понять.

Я боюсь, скажу вам честно,
Не саму слепую смерть.
Мне бы истинную песню
В жизни написать успеть:


"Ёлдаш/Времена", 04-11-2011

Размещено: 15.11.2011 | Просмотров: 3288 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.