Кумыкский мир

Культура, история, современность

Корни нашего родства

Кумыки, карачаевцы и балкарцы

Статья подготовлена на основе доклада "Происхождение и этнородственные связи кумыков, балкарцев и карачаевцев в свете исторических источников, преданий и легенд", прочитанного на научной конференции в г. Теберде (Карачаево-Черкесия) 01.10.2011 г.

Фото На Кавказе нет народов, которые были бы так близки по своему происхождению (из одного этнического корня), неразрывным этногенетическим, культурным взаимосвязям, духу и менталитету, как кумыки, карачаевцы и балкарцы, составляющие историческую одноцелостность.

Наиболее ранние предания об их происхождении, как указывает А.-К. Бакиханов, сохранились в историческом сочинении средневекового хрониста Мирхонда "Раузат ас-Сафа", датируемом концом IX века. По словам Мирхонда, кумыки происходят от Камака или Камари, сына Иафета, переселившегося на то место, которое впоследствии получило свое название от имени его сына Болгар/Балкар. При этом сам А.-К. Бакиханов правомерно отождествлял болгар с балкарцами и считал, что "жители Балкара и окрестных с ним Чегема, Баксана, Безенги и др. говорят на языке тюрки кумыкского наречия, что показывает сходство этих народов". Через 600 лет, на исходе средневековья, в сочинении иранского летописца Муслихитдина Лари "Мир-атуль-Эдвар ве Миркаатуль ахбар", датируемом 1566 годом, кумыки выступают уже как автохтоны, знаменитыми предками которых были гунны-кангары (канклы, канты) эпохи Огуз Хана.

Эти средневековые представления кумыков о своем происхождении, конечно же, претерпевали определенные изменения по мере развития их этнической общности. Но при этом, очевидно, неизменным оставалось представление о происхождении своего народа (как важного компонента этнического самосознания) от тюркских предков. Этому свидетельством многочисленные этногенетические предания, которые сохранились в целости-сохранности у наших народов вплоть до XIX века и записаны в многочисленных собственно тюркских, русских и западноевропейских источниках.

Один из первых исследователей, занимавшийся изучением истории и культуры кумыков в начале XX века, проф. Бекир Чобанзаде вполне обоснованно считал кумыков неразрывной частью "балкаро-карачаевских и северо-крымских тюрок". При этом ученый подчеркивал, что на это указывают "кроме языковых факторов, многочисленные предания, сохранившиеся среди современных кумыков". Такого же мнения был и другой крымский лингвоисторик Н.З. Навширванов еще в 20-е годы XX в., основываясь на доступные ему источники, указывавший, что какая-то часть кумыков (он считал их потомками гуннов) еще в древние времена расселилась в Кубанских степях, где, как он утверждал, "сохранились названия, связанные с их пребыванием". К таковым в первую очередь следует, очевидно, отнести тот факт, что карта России Гесселя Герритса 1614 г. в Закубанье фиксирует "царство Кумукия" (region Cumuhia). Да и у самих кумыков в Дагестане, по их преданиям, записанным Л.И. Лавровым в Дагестане в 1949 году, существовали предания, согласно которым "урочище Туба в Закубанье является их прародиной". К таковым, в том числе, относится и предание об Алпадыре и его потомках, записанное Б. Гаджимурадовым в прошлом веке в сел. Эндирей.

Согласно данному преданию, прародителем кумыков, карачаевцев, балкарцев, абазов, кабардинцев, ногайцев был "нарт Алпадыр" (Алп-Багатур?), "властитель земель между Каспием и Черным морем". У Алпадыра были два сына и дочь: Араг-Алп (Алп-Араг), Алпан и Гёзекей. Алпан имел двух сыновей - Кобана и Комука. Перед своей смертью отец (Алпан) завещал им никогда не ссориться, чтобы не стать игрушкой в руках врагов (аналогичное завещание, как мы знаем, делал своим сыновьям и Кубрат-Хан, основатель Кавказской (Кубанской) Булгарии). Он поделил земли между Каспием и Черным морем между сыновьями. Кобану достались "земли за Тереком", а Комуку - "по эту сторону Терека". От Комука происходят Доругу, Кабарт, Эрхан, Салар, Будак, Арпа, Айдак, а от Кобана - Малкар, Карасай, Малай, Абаз и Ногай. Как видно из вышеизложенного, общими первопредками кумыков, балкарцев, карачаевцев выступает нарт Алпадыр и его двое сыновей Кобан и Комук.

Содержание приведенного выше этно-генетического предания специалистам еще предстоит тщательно проанализировать с точки зрения его семантики и этимологии, но уже сейчас мы можем сказать, что оно верно отражает факт общности происхождения наших народов, народов-близнецов и братьев. Это показывает то, что, как правильно считал историк-кавказовед Л. И. Лавров, "происхождение балкарцев и карачаевцев нельзя решить в отрыве от происхождения кумыков".

В приведенном выше кумыкском предании любопытно и то, что Алпадыр является эпонимом не только тюрков кумыков, балкарцев, карачаевцев, но и адыгов (абазов, кабардинцев). В свою очередь кабардинские предания, записанные Ю. Клапротом в 1807/08 гг., среди сыновей прародителя адыгов Инала (а его тюркское (хазарское) происхождение считается установленным. См.: Гадло А. В. Князь Инал адыго-кабардинских родословий // Из истории феодальной России. Л., 1978. С.25-33) наряду с Тау-Солтаном, Ахлау, Мударом, Бесланом называют и Комука (Qumuqu). Известен Кумук и адыгейским преданиям, где он выступает сыном Адыгэ. Согласно "черкесских" родословий, от Комука и Беслана (Бий-Арслана) происходят князья Большой Кабарды, или собственно Кабарды.

Сведения различных источников также свидетельствуют, что и балкарцы, и карачаевцы, как генетически одноцелостные народы, имеют идентичные представления о своем происхождении ("от маджар") и первоначальном расселении ("из Маджар") на Кавказе, правда, с небольшими расхождениями в трактовке своих первопредков, что также естественно. Аналогичное с карачаевско-балкарскими представление о своем происхождении ("от маджар") имеют и их сородичи на Северо-Восточном Кавказе - кумыки. Они также вели "свое поколение от венгров из Моравии" [См.: Дебу И. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске. СПб., 1829, с. 112, 134]. Это предание было взято Дебу из описания Кавказской линии командовавшего на ней в 1789 г. ген.-аншефа Павла Сергеевича Потемкина [параграф 46]. Конечно же, здесь под венграми следует иметь в виду маджар, ибо, как известно, в тюркских языках, в т.ч. и кумыкском, нет термина венгр. В кумыкских исторических источниках, в том числе и в "Дербенд-наме" Мухаммада Аваби Акташи из Эндирея (XVII в.), указывается, что на Северном Кавказе в средневековье существовало два хазарских города: Гиччи Маджар (в Кумыкии), у с. Чумлу (ныне в Казбековском районе РД) и Уллу Маджар, где ныне расположен г. Буденновск. По балкарским же преданиям, записанным историком И. Мизиевым, выходит, что их предки (или родоначальники Мысака и Малкар) до переселения в нынешние места "жили где-то на Кумыкской равнине" и прибыли в Балкарию из некоей местности, называемой Бораган. Здесь важно подчеркнуть, что арабская графика дает несколько вариантов чтения указанного этнотопонима: Бурджан, Борган, Булгар [См.: Полосин В. Этноним "бурджан" в арабских источниках // Крат. сообщ. VII науч. сес. ЛО ИВ СССР. Л., 1971. С. 26-29]. Этими наименованиями источники называли гунно-булгарские племена, занимавшие в VII в. северокавказские степи и предгорья от Кисловодска и вплоть до Дербента. А в золотоордынский период существовала целая административная область Борган-Маджары. Отметим здесь, что карачаевская исследовательница Т. Ш. Биттирова в связи с Брагунами отмечает, что "Брагуны - русская транскрипция топонима "Борагъай". В карачаевско-балкарском фольклоре сохранились намеки на некогда существовавший город Бораган, который якобы являлся столицей ханства, объединявшего в своем составе предков кумыков, карачаевцев, балкарцев.

Все вышеизложенное позволяет нам прийти к выводу, что тюрки (гунны, булгары, хазары, кипчаки) не только приняли участие в этногенезе современных кумыков, балкарцев, карачаевцев, но и оставили многочисленные следы своего влияния на этносы и культуры народов всего Кавказа, а кумыкские (тюркские) этногенетические предания также своеобразно отразились в этногенетической памяти адыгских народов, связанных с тюрками Кавказа в их многовековом историческом творчестве.

Общность происхождения, этническая одноцелостность наших народов должна была оставить и оставила многочисленные примеры их генетического, языкового и культурного родства. Одним из подтверждений тому является большое количество этногенетических преданий, в которых как в зеркале отразились многовековые их взаимосвязи. Об этногенетическом родстве балкарцев и кумыков свидетельствуют предания, записанные проф. Пфафом. Согласно им, "из разбитых арабами в Дагестане (в 737 г. - К.А.) хазар три колена ... поселились на реке Чегем... Имя Казарского ущелья здесь от них". Об этом же говорят и фамильные предания чегемского рода Балкаруковых. Согласно им, "населением Чегемского ущелья в древние времена правил князь хазарского происхождения Берды-бий". По другим преданиям известно, что чегемцы считали себя потомками "булгар".

Обращает на себя внимание то, что и балкарцы, и карачаевцы "помнят", что их предки некогда "занимали... плодородные земли от Азова до Дербента". Так, по карачаевским преданиям, записанным Ж.-Ш. де Бессом в середине XIX в., их предки "пришли к нынешним местам своего пребывания, предводительствуемые вождем по имени Карачай, по имени которого вся их народность приняла свое название и сохраняет его до сих пор, хотя семейство Карачай уже угасло". Кроме того, в преданиях указывается, что они "пришли на свою нынешнюю территорию из Маджара еще до того, как черкесы пришли в Кабарду" (в других вариантах преданий - лет 600 назад, т. е. где-то в XIV в. "из Крыма").

Аналогичные предания существовали и у балкарцев. Согласно им, "они проживали в Кумских степях вплоть до Дона... Их столица называлась Кырк Маджар". Предки их "господствовали... над краями от Кумы до Каспийского моря и в северной, и в западной частях Кавказа вплоть до побережья Черного моря". Родоначальники балкарцев и дигорцев Бадинат, Бадил и Мысака, по одному из их преданий, "прибыли из Маджар во времена Джанибек Хана Маджарского. По другой версии, Басиат и Бадил "прибыли из Крыма". Балкарцы "раньше жили на равнине в северокавказских степях, затем, теснимые кабардинцами, ушли в горные районы, в бассейны рек Черек, Чегем, Бахсан". Обращает на себя внимание и тот факт, что, согласно преданиям, выходцами "из маджар" считается и княжеский, бадилятский род дигорцев: Тугановы, Кубатиевы, Караджаевы, Кабановы, Абисаловы, Чегемовы, Битуевы, происходящие от брака Бадилы с карачаевской княжной из рода Крым-Шаухаловых, что, несомненно, свидетельствует о тюркских корнях данного рода.

Другим наглядным подтверждением существовавших в течение веков между нашими народами тесных этногенетических взаимосвязей, как правильно отмечает карачаевский исследователь Ш. Батчаев, является большое количество карачаевских и балкарских фамилий, ведущих свое происхождение из Кумыкии. При этом карачаевцы с особым пиететом относились к "исконным кумыкам" ("тюз къумукъ"), отличая их от горцев Дагестана, которых они также называли именем кумыков. По его данным, в Карачае их более десяти: Алиевы (две разные ветви), Магаяевы, Гаджаевы, Борлаковы, Калахановы, Кумуковы, Умаровы, Хапаевы, Шамасуровы, Тесалиевы и др. Но первенство, как по времени появления в Карачае, так и по социальному статусу, принадлежит роду Крымшамхаловых, карачаевских валиев (уалиев), т.е. верховных правителей Карачая, считавших себя "отраслями фамилии владетельных шамхалов Тарковских Дагестанской области". К ним же относятся и роды Магометовых и Шахановых, корни которых восходят к Исламу Эльбуздуковичу Крымшамхалову.

То же самое характерно и для Балкарии. Здесь кумыкское происхождение имеют или происходят от общего предка с кумыками (брагунскими князьями Таймазовыми) представители княжеской фамилии Баксанского ущелья Балкарии Суюнчевы, Мисаковы. С кумыками по своему происхождению, очевидно, был связан и другой карачаево-балкарский род - Урусбиевых. Не случайно карта Северного Кавказа 1819 г. указывает на горном хребте Чалпак племя "кумыков-урусби".

О тесных этнородственных взаимосвязях между кумыками и карачаево-балкарцами свидетельствуют и кумыкские фамилии карачаево-балкарского происхождения. По сведениям Ю. Идрисова, к таковым относятся сала-уздени Боташевы (с. Боташюрт Хасавюртовского района РД), Умар-Аджиевы, Баммат-Аджиевы (с. Бамматюрт), Акавовы (с. Аксай). По преданиям, записанным краеведом А. И. Ихласовым, карачаевское происхождение имеет и большой представительный род Карачаевых в Тарках, прародителем которых был Карча. Кроме того, согласно преданию, записанному И.П. Тульчинским, князь Каншау-Бий Бек-Мурзаевич Крым-Шаухалов, сам женатый во втором браке на сестре Тарковского шаухала, выдал свою дочь от первого брака Каз "за владетельного кумыкского князя", в жилах потомков которого текла изрядная доля карачаевской крови.

Приведенные выше этногенетические предания: 1) фиксируют факт этногенетического родства и единства современных тюркских народов Северного Кавказа (кумыков, карачаевцев, балкарцев); 2) они говорят о наличии этнических (этнородственных) связей межу предками указанных выше тюркских народов и предками адыгов и осетин; 3) констатируют факт общности (совместности) историко-географического этноареала расселения и проживания этих народов ("между Каспием и Черным морем", "между Азовом, Доном и Дербентом", "в Закубанье", "в Маджарах", "на Кумыкской равнине", "от Кумы и до Каспия"); 4) показывают общность исторической этнонимики и этнотопонимики ("Маджары", "Бораган", "Крым", "Дешт-и Кипчак", "Баксан", "Терек", "Чегем" и т.д.).

Таким образом, правильным будет утверждать, что на Кавказе нет народов, которые были бы так близки по своему происхождению (из одного этнического корня), неразрывным этногенетическим, культурным взаимосвязям, духу и менталитету, как кумыки, карачаевцы и балкарцы, составляющие и ныне во многих отношениях этноисторическую одноцелостность.


"Ёлдаш/Времена", 04-11-2011

Размещено: 13.11.2011 | Просмотров: 5203 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.