Кумыкский мир

Культура, история, современность

Современное состояние и ближайшие задачи изучения тюркских языков

[Доклад на 1-ом Всесоюзном Тюркологическом Съезде. Баку - 1926 г.]

фото

 

 

Из Стенографического отчета Первого Всесоюзного Тюркологического Съезда.

Пятое заседание

28-го февраля 1926 года.

Председательствует тов. Коркмасов. Председатель. Сейчас будет доклад проф. Самойловича. Что касается резолюции по докладу проф. Чобан-Заде, то комиссия будет избрана после того, как мы выслушаем доклад проф. Самойловича. Оба докладчика договорились, что можно избрать одну комиссию для выработки резолюции по обоим докладам. Возражений нет? Слово проф. Самойловичу.

(См. также Кадры кинохроники.)

 

Первый Всесоюзный Туркологический Съезд происходит как раз с самого начала новой эпохи в истории нашей науки, туркологии (устаревший термин, ныне - "тюркология" - прим. Ред.). Те богатые, хотя и не исчерпывающие, материалы по изучению турецких народов в разных отношениях, которые накоплялись за предыдущую эпоху, достигли уже таких размеров, что разработка их повелительно требует организованного систематического и планомерного труда-не отдельных работников, а труда коллективного. Это коллективное начало, планомерно проводимое в нашей науке, является первым условием работы в новый период туркологии.

Второй отличительной чертой, может быть, еще более важной и более характерной, чем первая, для нового периода туркологии является то обстоятельство, что за последнее время в разработке туркологических вопросов все энергичнее и энергичнее начинают принимать участие - на ряду с прежними работниками - новые силы. Переход к новому периоду, нашей науки теснейшим образом связан с нашим теперешним Курултаем. Без этого Курултая немыслимо дальнейшее движение нашей науки в таком размере, который диктуется богатыми накопленными материалами. Уже те заседания Съезда, которые протекли, ясным образом свидетельствовали еще раз о том, что мы действительно находимся в начале нового периода нашей науки. Мы здесь слышали представителей различных турецких народов, различных республик, с преобладающим турецким населением, и эти представители совершенно определенно своими заявлениями доказали, что, действительно, дальше работать без связи, без организации труда, без введения в нашу работу системы невозможно. Иначе оказывается, что работники, сидящие в центре, уже не в состоянии следить за тем, что делается на местах, а работники, все в большем и большем количестве появляющиеся на местах, не получают своевременно сведений о том, что делается в центре. На этих заседаниях мы слышали несколько заявлений, которые объясняются недостаточной осведомленностью. В этом, конечно, никакой вины у тех, которые об этом заявляли, нет. Это естественное положение до Съезда.

Мы глубоко уверены, что в результате теперешнего нашего Съезда уже почва для того, чтобы мы не знали, что делается на местах, и чтобы на местах не знали, что делается в центре, совершенно пропадет. Настоящий Съезд, как известно, включил в свою программу ряд вопросов практических, которые должны быть на этом Съезде рассмотрены и разъяснены на базе теоретической. С другой стороны, этот Съезд поставил в порядок дня и целый ряд вопросов теоретических. Что касается последних, т.е. теоретических вопросов, то, как явствует из нашей программы, здесь мы не имеем в виду разрешить какие-нибудь неразрешенные научные проблемы в области туркологии, а имеем единственную только цель - подвести итоги того, что до сих пор сделано в отдельных областях изучения турецких народов.

В результате этих итогов выяснится, что еще не сделано, что надлежит сделать, и потом подготовить для той будущей работы достаточно продуманную и обоснованную программу, а затем, пользуясь принципом разделения труда, наладить дело так, чтобы в дальнейшем была определенная связь, где и какою областью нашей науки заниматься, с тем, чтобы впредь не велось параллельной работы, чтобы одни и те же вопросы не привлекали к себе внимания различных лиц, ибо при таком положении, конечно, получается и лишняя трата труда, которым мы все, конечно, должны дорожить.

Мой сегодняшний доклад, как один из докладов теоретических, имеет своей целью подвести итоги того, что сделано в области изучения турецких языков, и наметить дальнейшие перспективы в этой области. По этой теме, кроме меня, выступают еще два докладчика. Проф. Ашмарин в своем сообщении коснется подробно истории развития туркологии, проф. Малов специально коснется вопроса изучения древне-турецких языков. Так что на мою долю падает подведение итогов по тому, что сделано в области изучения живых турецких языков.

Я должен сказать, что те многие десятки лет, которые были затрачены на эту работу, конечно, не прошли даром. Мы можем теперь уже заявить о том, что это большая грандиозная целина, которая раскинута на грандиозном пространстве, рельефно обозначенном на находящейся здесь карте; что эта грандиозная целина уже пройдена плугом пионера-исследователя, но пройдена быстро и один только раз.

Мы можем сказать в настоящее время - в общих грубых чертах, - что мы имеем представление о всех главнейших современных живых турецких диалектах, и, таким образом, в дальнейшем работа должна быть направлена к тому, чтобы эта первый раз только плугом пройденная целина в дальнейшем разрабатывалась более интенсивно, иными словами, на основе этих собранных в общих грубых чертах материалов по живым турецким наречиям предстоит углубленное и детальное их изучение.

Чтобы все-таки дать присутствующим общее представление о том, что сделано по изучению живых турецких языков, я позволю себе очень быстро пройтись по находящейся здесь карте и сказать отдельно о каждом из живых турецких языков несколько слов.

На самом северо-востоке вы видите обозначенное коричневой краской расселение якутского народа, образующего, как вам известно, автономную Якутскую Республику. Находясь в наиболее отдаленном от центра современной культуры районе, якуты в отношении их языка, тем не менее, изучены в значительной степени. Всесоюзная Академия Наук в Ленинграде в числе своих изданий, как известно, имеет уже несколько томов образцов народной литературы якутов. Та же академия продолжает печатание словаря якутского языка, составленного Эдуардом Карловичем Пекарским и его сотрудниками. Что касается грамматики якутского языка, одна из лучших грамматик турецкого языка принадлежит именно якутам. Это - грамматика академика Бётлинга. Мы далее знаем, что среди якутского народа и раньше, и теперь имеется целый ряд работников, которые и сами изучают свой язык и свою народную литературу.

На основе того, что уже сделано по якутскому языку, в ближайшее время надлежит, углубляя эту работу, обратить внимание на изучение отдельных районов якутской территории, в поисках особенностей диалектических, особенностей по говору, которые могут оказаться внутри этого якутского языка. Затем, двигаясь дальше по направлению от Азии к Европе, мы в бассейне реки Енисея, в верхнем его течении, опять, как вы видите, находим той же краской закрашенное пятно. Это - район расселения так называемых абакинских турок, состоящих из отдельных мелких племен: сагайцев, качинцов и т.д. А еще юго-восточнее, к югу от Саянского хребта, вы видите еще большее пятно, той же краской изображенное, это так называемые, сойоты, которые обитают в Урянхайском крае. И по абаканским туркам, и по сойотам мы имеем значительные материалы, прежде всего в виде собраний памятников народной литературы, а в отношении сойотского языка также в виде исследований проф. Катанова, который дал нам описание сойотского, или урянхайского, языка на фоне остальных турецких диалектов и языков.

К северу от Саянского хребта, непосредственно за сойотами, вы видите опять на карте изображенные той же краской несколько пунктов, населенных маленьким народом, всего в 400 душ обоего пола, который именуется карагасами. Это, может быть, один из самых мелких существующих на земном шаре турецких народов. Он тоже не ушел от внимания исследователей, и тот же самый Катанов собрал материалы по диалекту этого маленького народа, материал, который вместе с сойотскими данными находится в девятом томе "Образцов народной литературы тюркских племен", издававшихся под редакцией академика Радлова.

Там же, в Сибири, имеется еще маленькое племя отуреченных самоедов, камасинцов, внутри которого процесс отуречения, по имеющимся сведениям, еще не закончился. Эти камасинцы также изучались тем же Катановым, и некоторые данные по этому маленькому говору им сообщены.

Двигаясь далее, для того, чтобы оставаться в пределах той же коричневой краски, я должен упомянуть об одном народе, о котором упомянул сегодня один из наших товарищей, принадлежащем к турецкому населению Китая. Я говорю о том маленьком народе, который известен под именем сары-уйгуров, и которые обитают в пределах Великой Китайской Стены. Присутствующий среди нас профессор Малов является одним из тех европейских исследователей, которые посетили этот край. Сергей Ефимович Малов собрал материал по говору этого маленького народа.

Затем дальше, возвращаясь в Сибирь, мы попадаем на Алтай, в алтайскую горную систему, внутри и вокруг которой имеется целый ряд мелких турецких племен, которые изучались, главным образом, академиком Радловым, крупным работником в области туркологии в предшествующую эпоху ее развития. Но Радлов был не единственным исследователем турецких языков в пределах Алтайского края. Здесь, кроме алтайской литературы, сосредоточенной в первом томе упомянутой мною серии Радлова, имеется также коллективная грамматика алтайского языка, а в настоящее время сами представители алтайского племени продолжают эту работу, и еще недавно в Москве я имел счастье встретиться с одним из этих молодых представителей алтайского населения, алтайских исследователей, который ознакомил меня с богатейшим новым собранным им запасом образцов народной литературы и живых языков этого района.

Далее, в пределах Сибири, мы в Барабинской степи находим барабинских турков, и в районе Тобола - тобольских татар. Эти островки турецкого мира также изучены в отношении их родного языка академиком Радловым, и образцы по живым языкам представлены в серии образцов народной литературы турецких племен.

Наконец, из Сибири мы переходим в пределы Средней Азии, и здесь, как известно, к границам Западной Сибири примыкают территории степей, населенные народом казаков (устаревшая орфография; имеется ввиду "казахи" - прим. Ред.), народом, который занимает в сравнении с другими турецкими народами большую территорию и численно является одним из первых турецких народов современности. Естественно, поэтому, что внимание туркологов особенно обращалось к этому народу, и Радлов, и Мелиоранский, и Гибаев и целый ряд других работников и присутствующий среди нас представитель казакского народа, тов. Байтурсун, общими усилиями изучали казакский язык и казакскую литературу. Имеется специальный указатель литературы казакского народа, который обнимает 900 печатных страниц. Однако и здесь работа далеко еще не закончена, и на основе собранного материала надлежит эту работу углублять.

На восток, рядом с казаками, живет народ кыргыз, который по-своему культурному положению, культурному состоянию является особенно интересным для туркологов-этнографов, который до сих пор привлекал мало внимания, но не может считаться совершенно изученным. Целый 5-й том упомянутой мною серии Радлова посвящен народной словесности кыргыз. Один из венгерских путешественников, побывавший в Средней Азии, также собрал некоторый материал по кыргызскому языку. В настоящее время и кыргызы выделили из своей среды молодых работников, которые энергично занимаются родным языком и родной литературой, и мы знаем, что знаменитое эпическое произведение "Манас", которое привлекло к себе внимание специалистов по эпосу не только из среды туркологов, но и внимание других ученых, изучающих этот род литературы, - этот эпос записан самими кыргызами.

Переходим дальше к Узбекистану. Узбекский язык, который играет такую огромную роль в Средней Азии, правда, не изучен в такой мере, в какой он это заслужил, но нельзя сказать, чтобы им совсем не занимались. В отношении узбецкого (узбекские - прим. Ред.) языка приходится сказать, что литературные данные о нем не покрывают всего того, что изследователи-туркологи успели собрать среди узбеков. Из частных бесед с этими исследователями выясняется, что современные узбецкие говоры значительно больше изучены, чем это представляется, если мы обратимся к печатной литературе. Здесь приходится считаться с тем, что узбеки, появившиеся в начале XVI в. на территории оседлой части Туркестана, застали там уже значительное количество населения, которое им предшествовало, население, с одной стороны, ирано-язычное, с другой - турецко-язычное, и здесь, попав в эту густо населенную страну, узбеки вынуждены были расселиться на свободных пространствах - и в пределах Бухарского ханства и в других частях Туркестана. Таким образом, народное узбецкое единство было нарушено, и в дальнейшем мы наблюдаем процесс изменения того узбецкого языка, который принесен был сюда с появлением на территории Туркестана узбеков в XVI веке, изменения, связанные с турецкими говорами, которые существовали в отдельных районах Туркестана до появления узбеков. Отсюда, узбецкие говоры Хорезма имеют отличие от узбецких говоров Бухарского района и т. д. При изучении этих говоров, необходимо, в дальнейшем, обратить внимание на то, что, кроме изучения говоров, принадлежащих узбекам осевшим, с особенным вниманием надо изучать говоры узбеков, не порвавших с кочевнической традицией, т.е. находящихся в кочевом или полукочевом состоянии, и тогда мы только в полной мере узнаем, как изменился узбецкий язык, после переселения узбеков из степей Туркестана в его оседлую часть, и в какой мере сохранился другой, подлинный узбецкий язык у сохранивших свой кочевой образ жизни узбеков.

Из узбецкого района я перехожу на территорию Китайского Туркестана, между Куэнь-Лунем и Тянь-Шанем, а также к северу от Тянь-Шаня. Эта территория населена турко-язычным народом. Судьбы турецких элементов в Китайском Туркестане на протяжении столетий претерпевали не мало изменений, и современные живые говоры Китайского Туркестана резким образом отличаются от того древнего языка, который мы знаем по уйгурской письменности, известного нам древнего уйгурского языка. Современные живые говоры Китайского Туркестана привлекли к себе внимание целого ряда исследователей, как русских, так и западно-европейских. Из русских должен, прежде всего, отметить Катанова, который очень внимательно изучал эти говоры и собрал грандиозные материалы, которые много лет ждут печатного станка, будучи приготовленными тщательнейшим образом, а также Малова и западно-европейского исследователя М. Картера. Эти исследования, только частью проникшие в печать, в большей части сохранившиеся в рукописях, свидетельствуют о значительной близости между этими говорами Кит. Туркестана и говорами современными - узбецкими.

Дальше, в пределах Средней Азии мы доходим до берегов Аму-Дарьи, которая является границей туркменского народа, состоящего из целого ряда отдельных племен. Туркменские говоры, действительно, являются меньше всего изученными, а если они и изучались, то это изучение наименее всего отразилось в печатной литературе. Так как я принадлежу к числу тех немногих туркологов, которым приходилось заниматься именно туркменскими говорами, то, вместе с тем, я являлся и одним из виновников того, что до сих пор в печати о туркменах известно меньше, чем это в действительности следовало бы. Образцы народной туркменской литературы почти совершенно не изданы. Что касается грамматики, то все до сих пор появившиеся грамматики туркменского языка носили характер учебный, а не научный, и поэтому внимание современных туркологов в области турецких диалектов в Средней Азии должно быть обращено на диалекты туркмен. Туркменские диалекты ведут нас в пределы Северного Афганистана, с одной стороны, и по Каспийскому морю в пределы Ирана, - с другой. Но я в эти пределы пока не перехожу.

Из Средней Азии перекидываемся через Урал в пределы Восточной Европы. Здесь связывающим звеном между турецким миром Средней Азии и турецким миром Восточной Европы является народ башкирский, который давно уже привлек к себе внимание исследователей, но который сохранил в отношении языков действительно весьма недостаточно. Академик Радлов в ту эпоху своей жизни, когда работал в Казани, занимался изучением башкирского языка, и те характерные фонетические особенности башкирского языка, которые так хорошо излагал представитель этого народа, много десятков лет тому назад нашли свое почетное место в европейской литературе, именно в сравнительной грамматике турецких языков академика Радлова, в первой части, части фонетической. Кроме Радлова, и другие исследователи занимались изучением башкир, и сегодня в нашем историческом собрании Курултая мы имеем счастье видеть одного из работников, принимавших участие в изучении башкирского языка - это венгерского ученого, профессора д-ра Мессароша. Другой его соплеменник, венгерский турколог Прёле, также изучал башкирский диалект, и в результате работы обоих ученых появились в печати в Венгрии. Катанов также, когда работал в Казани, совершал поездки в Башкирский край, и в его отчетах некоторые заметки о характерных особенностях башкирского языка нашли место.

В пределах Восточной Европы мы переходим в область расселения, так называемых, казанских татар и рядом с ними бок о бок живущих, так называемых, мишар. И мишары, и казанские татары, уже обитая в бассейне реки Волги, в районе, весьма доступном и для исследователей, и в районе, который давно имеет свой университет - Казанский, к сожалению, все-таки изучены далеко не так, как это мы бы желали. Из местных и заграничных ученых целый ряд туркологов занимался изучением этих диалектов, и они нашли свое отражение в существующей европейской и русской литературе. А в новейшие времена, как мы знаем, и среди башкирского народа, и среди казанских татар, и среди мишарей появился целый ряд национальных молодых работников, которые и приступили к изучению на родном языке литературы и родных диалектов.

В Поволожьи же обитают чуваши, о которых неоднократно здесь упоминалось, и про которых можно сказать, что им посчастливилось, как и якутам. Если якуты имели своего Пекарского, то чуваши имеют своего Амшарина. Амшарин издал не только грамматику чувашского языка, но собрал колоссальный чувашский словарь, который, к сожалению, до сих пор еще не издан. К печатанию его было некогда приступлено, но печатание остановилось на двух выпусках, и с тех пор этот словарь лежит в рукописи и ждет своей дальнейшей судьбы. Кроме Ашмарина, очень серьезно и всесторонне занимался изучением чувашского языка и чувашской этнографии опять-таки наш гость, д-р Месарош, и в новейшее время финляндский ученый турколог Рамстедт и ленинградский алтаист Поппе обратили специальное внимание на чувашский язык.

Опускаясь по Волге вниз, мы попадаем в Астраханский край, в котором, с одной стороны, встречаем западное крыло казакского народа, а с другой стороны - остатки тех ногайцев, которые некогда населяли эти грандиозные степи к северу от Каспийского моря, от Северного Кавказа, от Крыма и вплоть до Дуная. Теперь ногайское население сохранилось, как известно, отдельными островками в Астраханском крае, в Ставропольской губернии, в части бывшей Терской области, в Северном Крыму и далее к Румынии. Ногайцы, по своему языку весьма близкие к казакам, изучены мало. В особенности это надо сказать про ногайцев астраханских, о которых мне в европейской литературе, признаться сказать, ничего неизвестно. Среди Ставропольских ногайцев пришлось работать мне, мои материалы не изданы. Среди ногайцев был д-р Рамстедт, который поместил об этом небольшую заметку; материал не издан. Мне известно существование национальных работников в среде ногайцев; с ними я встретился еще во время своей поездки к ним в 1912 г. Но при отсутствии той связи, ради которой мы здесь собрались, мне неизвестно, что ногайцам самим удалось издать по своему языку и по своей литературе.

В Ставропольской губернии находим также маленький островок туркмен. Это выселок туркмен. Этих туркмен изучал я; материалы собраны, но до сих пор не изданы.

Из этой степи мы попадем на Северный Кавказ к турецким племенам Кара-Чай и Балкар, которые были посещены исследователями и русскими, и западно-европейскими. Из западно-европейских у карачаевцев был венгерский ученый, который посетил и башкир, - Прёле. Он изучал и балкар. У балкар был венгерский ученый Немет и русский турколог Караулов. Результатом этих посещений были образцы народной литературы карачаевского народа в венгерском журнале, маленькая грамматика балкарского языка, изданная Карауловым, и словарный материал, вошедший в сводный кумыцко-балкарский словарь Немета.

Далее, направляясь из Европы в Азию другим путем, мы попадаем в Дагестан к кумыкам, непосредственно живущим в соседстве с ногайцами.

Кумыки также принадлежат в отношении языка к наименее изученным турецким племенам. Кроме тех материалов по кумыцкому языку, которые в свое время были напечатаны, имеются образцы народной литературы, собранные Неметом и изданные; затем, образцы, собранные покойным ленинградским профессором Смирновым, неизданные. Имеются также материалы, собранные самими кумыками. В настоящее время, как известно, работы по изучению кумыков продолжены профессором и деканом восточного факультета в Баку, Чобан-Заде.

Через Дагестан - Дербент. Здесь турецкое население, отличающееся особенностями, известными европейским туркологам по отдельным мелким сообщениям академика Корша, который особенно интересовался турками Кавказа и, в частности, дербентскими. Но дошедшие до нас сведения - мелкие сообщения.

Дальше мы проникаем к Азербайджану, который является на пути из Европы в Азию - преддверием, большим районом, заселенным турецкими элементами: азербайджанско-закавказскими, азербайджано-персидскими и населением отдельных территорий Персии, где имеется турецкое население в виде островков, например, в Хоросанском районе. Азербайджанские турки и очень близкие к ним остальные турки Ирана изучались до сих пор в отношении языка весьма не интенсивно. Кроме практической грамматики, имеются исследования германского ученого Фоя, который собрал данные среди студентов, выходцев из персидского Азербайджана. Эта работа германского ученого Фоя, которая имеет целью собрания особенностей языка азербайджанского диалекта на фоне остальных диалектов юго-западных областей, неоконченная и составленная на основе ограниченных данных, не дает, конечно, полного представления о действительном положении вещей. Только в новейшее время, после возникновения Общества Обследования и Изучения Азербайджана, общества, которое одной из своих задач поставило изучение азербайджанских говоров, перед нами начинает выясняться более детальная картина состояния этих говоров, и в частности работа Ашмарина, которая, кажется, сегодня выходит в свет, показывает нам то особенное богатство отдельных говоров, которые мы здесь имеем, и исследование которых обещает дать очень богатые результаты для туркологов. Что касается иранских турков, то здесь мы имеем небольшую работу нашего ленинградского работника Ромаскевича, которым собрана народная литература турецкого племени кашкаи из провинции Фарс.

Перехожу к последней заключительной части своего доклада, именно к тому, как я себя представляю работу по изучению турецких говоров в дальнейшем. Для того чтобы в новом периоде туркологии, в который мы вступаем, работа шла так, как того требует современная наука, принимая во внимание тот интерес, который проявили к этому вопросу сами представители турецких народов, в первую голову нужно позаботиться о том, чтобы в каждой республике были организованы центры изучения местного края в части его живых диалектов. Далее, для того, чтобы эти местные центры были обеспечены работниками, которые явились бы вполне подготовленными с точки зрения современных требований науки для всестороннего изучения своих народов и в отношении языков, и эта задача должна стоять перед нами. А затем, чтобы изучение турецких диалектов и говоров на местах в дальнейшем велось в направлении углубления и детализации, в частности, чтобы в каждом отдельном районе, где обитают турецкие племена, их живые говоры изучались не отдельно, а в связи с той средой, в которой эти говоры находятся, чтобы учитывалось то взаимное влияние, которое эти говоры имеют на соседние языки, и как соседние языки влияют на эти говоры. Это - тема, которой один из докладчиков, даже не один, сегодня здесь касались, и развивать ее я не буду. Это изучение местными работниками живых турецких говоров должно вестись, прежде всего, в смысле собирания богатого материала по народной литературе; затем собирания словарного материала, обоснованного цитатами, и затем составления описательной грамматики каждого отдельного говора с фонетикой, морфологией и синтаксисом. Далее, наряду с этим работами на местах, главным образом направленными к изучению отдельных говоров со всей детальностью, должна быть организована работа обобщающего характера в продолжение той работы, которая до сих пор велась.

Раз мы становимся на принцип коллективной работы в области работ обобщающего характера, мы должны эти работы поставить очень широко, на почве сотрудничества международного, и на этой основе вести работу по подготовке на основе детального изучения этих говоров в сравнительной исторической грамматике. На основе изучения отдельных словарей, отдельных говоров и наречий мы должны заботиться о том, чтобы коллективным образом на международной базе готовился обще-этимологический, обще-турецкий словарь. Затем, для того, чтобы вся работа шла как можно более интенсивно, чтобы она как можно меньше встречала на своем пути препятствий, мы должны позаботиться, чтобы таким же коллективным трудом и на такой же международной базе была организована, собрана и создана библиография специально по изучению турецких народов и по изучению их языков.

(Апплодисменты).


фотоСамойлович Александр Николаевич [17(29).12.1880 - 13.2.1938], советский востоковед-тюрколог, академик АН СССР (1929; член-корреспондент 1924).

Родился в Нижнем Новгороде, ныне Горьком. Окончил Петербургский университет (1903); профессор там же (1917-30). В 1920-37 профессор (1922-25 ректор) Ленинградского восточного института, в 1929-33 академик-секретарь Отделения гуманитарных наук АН СССР, в 1934-1937 директор Института востоковедения АН СССР.

Проводил полевые исследования языка, фольклора, быта тюркоязычных народов Крыма, Поволжья, Северного Кавказа, Закавказья, Средней Азии, Казахстана, Алтая. Участвовал в создании письменностей для языков народов СССР.

Основные труды по языку, литературе, фольклору и этнографии тюрков, по общим вопросам и истории тюркологии.

(Большая советская энциклопедия. - М.: Советская энциклопедия. 1969-1978.)

Арестован 8 октября 1937 в Кисловодске. Приговорен ВКВС СССР 13 февраля 1938 по обвинению в шпионаже, создании к.-р. националистической организации. Расстрелян.

Размещено: 18.09.2011 | Просмотров: 4080 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.