Кумыкский мир

Культура, история, современность

Из истории кумыкского языкознания

От редактора

Сообщение академика А.Н. Кононова, посвященное выявлению первой кумыкской грамматики, созданной Т. Макаровым, было опубликовано на страницах всесоюзного тюркологического журнала ("Советская тюркология". Баку, 1982, N 2) и вызвало в свое время оживленные отзывы. Так, в письмах С. Алиева, К. Алиева, С. Акбиева, Г. Оразаева, адресованных автору этого сообщения, говорилось об "открытии" книги Т. Макарова, сделанной ранее дагестанскими исследователями (Алиев С., Акбиев С. Первая печатная грамматика кумыкского языка // "Советский Дагестан". Махачкала, 1975, № 1) Правда, встречалась ссылка на книгу Макарова в еще более ранней публикации дагестанского автора (см.: Магомедов А. Г. Собственно-послелоги и послелоги-изолированные формы знаменательных слов в кумыкском языке. Махачкала, 1968. С. 8, 118). Замечание было с благодарностью воспринято А.Н. Кононовым и учтено им в последующих публикациях (см.: Библиографический словарь отечественных тюркологов. 2-е изд. перераб., подгот. А. Н. Кононов. М., 1989, С. 5, 16, 151).

Как бы то ни было, книга Т. Макарова вызвала взрывной рост интереса современных исследователей как к ее автору, так и к самой книге, являющейся по сути первой по времени издания грамматикой кумыкского языка. По праву она достойна более пристального внимания.

Весьма значимо также мнение А.Н. Кононова об активной функциональной роли кумыкского языка на Северном Кавказе. Тем более что оно принадлежит ведущему тюркологу нашей страны, академику, тогдашнему председателю Советского комитета тюркологов.

Ниже воспроизводится полный текст вышеуказанной статьи А.Н. Кононова.

Г. Оразаев

 

 

Habent sua fata libelli!
Воистину, книги имеют свою судьбу!

Здесь речь пойдет о судьбе книги, на титульном листе которой написано: "Татарская грамматика кавказского наречия. Составлена Т. Макаровым. Тифлис. В типографии Канцелярии Наместника Кавказского, 1848 (VII, 144 с.)".

Об авторе этой грамматики - Тимофее Макарове - известно не многое: в 1840 году он окончил Астраханскую гимназию, где изучал "татарский" (по всей вероятности, имелся в виду язык астраханских татар), затем "слушал лекции в Императорском Санкт-петербургском университете". Известно также, что коллежский регистратор Макаров служил в Новочеркасской и Тифлисской гимназиях в должности старшего преподавателя "татарского" языка"1).

"В четырехлетнее мое пребывание на Кавказе, - писал Т. Макаров в своей грамматике, - ... исправляя должность письменного переводчика на Кумыкской плоскости и в Ставрополе,... я старался составить какое-либо руководство, для изучения народного общеупотребительного языка и приняв в основание, что не грамматика создает язык, а язык грамматику, я прежде всего хотел войти в близкое и тесное сношение с народом, дабы изучить его, привыкнуть к его привычкам, жить его жизнью, - в чем я почти и успел" (С. III-IV).

О каком же тюркском языке идет речь в "Татарской грамматике кавказского наречия" Т. Макарова? На этот вопрос отвечает сам автор: "Из племен, говорящих татарским языком, мне более всех понравились кумыки, как по определенности точности языка, так и по близости к европейской цивилизации, но главное, я имел в виду, что они живут на Левом фланге Кавказской линии, где у нас военные действия и где все племена, кроме своего языка, говорят и по-кумыкски" (С. IV). И далее: "Произношение слов в этой Грамматике принято кумыкское..." (С. 2).

В соответствии с установившейся традицией, восходящей к автору татарской грамматики (тобольского наречия) И. И. Гиганова (ум. в 1800 г.)2), Т. Макаров многие грамматические правила излагает в сравнительно-сопоставительном плане с данными азербайджанского ("адербиджанского"), турецкого, ногайского, татарского и, в отдельных случаях, киргизского (казахского) языков.

На стр. 16-17 приведен текст арабскими буквами и русской транскрипцией для упражнения в чтении по-кавказски (то-есть, по-кумыкски) и по-адербиджански (то есть по-азербайджански).

Преимущественное внимание к двум названным языкам объясняется тем, что кумыкский язык (древнейший из тюркских языков Северного Кавказа) для Северного Кавказа, равно как и азербайджанский язык для Закавказья, были своеобразными Lingua Franca.

Эту весьма обстоятельную для своего времени работу - первый опыт систематического изложения грамматического строя кумыкского языка - постигла горькая судьба забвения, несмотря на то, что современник автора санскритолог и тюрколог, академик О. Н. Бётлингк (1815-1904) написал подробный разбор этого труда Т. Макарова3). Рецензия О. Н. Бётлингка затерялась на страницах почтенного академического журнала и осталась (как ни странно!), неизвестной тюркологам.

Единственное упоминание о грамматике Т. Макарова в связи с одним частным случаем по поводу так называемого "Действительного интенсивного причастия" (форма на - агьан) встречается в докторской диссертации П. М. Мелиоранского "Араб-филолог о турецком языке" (СПб., 1900. С. LX, LXII); причем П. М. Мелиоранский, всегда точный в своих цитациях, на этот раз ошибся, утверждая, что "г. Макаров уверяет (на стр. 58 - А. К.), что в кумыкском наречии эта форма есть просто причастие настоящего времени и может быть образована от любого глагола наравне с другими формами спряжения" (С. LX).

В действительности же Т. Макаров приводит (стр. 56, 76, 105) примеры на названную форму без всякого объяснения и не утверждает, что эта форма может быть образована от любого глагола наравне с другими формами спряжения.

Н.К. Дмитриев повторяет (без ссылки) приведенную выше цитату из работы П. М. Мелиоранского4). Крайне удивительно, что Н. К. Дмитриев в другой своей работе5), перечисляя даже архивные материалы по кумыкскому языку, не упоминает о грамматике Т. Макарова. Вот еще подтверждение печальной судьбы книги Т. Макарова: "Вряд ли будет ошибкой, - писал один из первых исследователей кумыкского языка, профессор Бакинского университета Бекир Чобан-заде, - если скажем, что первое сообщение о кумыкском языке имеется только в "Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа" (изд. 1881-1894)"6). А. А. Сатыбалов, ученик Н. К. Дмитриева и его информант по кумыкскому языку, питомец Ленинградского Восточного Института (выпуск 1929 г.), в своей обстоятельной статье "К вопросу об изучении говоров кумыкского языка"7) также не упоминает грамматику Т. Макарова.

К сожалению, и в работах других авторов, посвященных кумыкскому языку, нам не приходилось встречать упоминаний о грамматике Т. Макарова или ссылок на нее, о чем приходится горько сожалеть: невнимание к трудам предшественников неизбежно ведет к утрате необходимой и столь важной для развития науки преемственности.

Может быть, специалисты по кумыкскому языку были введены в заблуждение тем обстоятельством, что А. Е. Крымский8) грамматику Т. Макарова причислил к пособиям по азербайджанскому языку; эту же ошибку повторил пишущий эти строки9). Следует отметить, что специалисты по азербайджанскому языку обходят молчанием труд Т. Макарова.

Хочется надеяться, что кумыковеды по достоинству оценят книгу Т. Макарова, представляющую немалый интерес как для истории кумыкского языка (для которого грамматика Т. Макарова является едва ли не единственным точно датированным источником), так и для истории кумыковедения в России.


Примечания:

  1. См.: Библиографический словарь отечественных тюркологов. Дооктябрьский период. М. 1974. С. 208-209.
  2. Грамматика татарского языка, сочиненная в Тобольской главной школе учителем татарского языка, Софийского собора священником Иосифом Гигановым и муллами юртовскими свидетельствованная. СПб. 1801.
  3. Bohtling О. Zur turkisch-tatrichen Grammatik. "Melanges Asiatiques". Т. I, St. - Pb., 1852. S. 127-141
  4. См.: Дмитриев Н. К. Грамматика кумыкского языка. М.- Л., 1940, стр. 156.
  5. Дмитриев Н. К. Из истории русского кумыковедения. - "Вестник Академии наук СССР", 1948. N 5, С. 107-108.
  6. Чобанзаде Б. Предварительное сообщение о кумыкском наречии. Баку, 1926. С. 4.
  7. См.: "Советское языкознание". Т. IV. Т., 1937. С. 105-114.
  8. Кримський А. Тюрки, ix мови та литератури. Твори в пяти томах. Том четвертый. Кiев. 1974. С. 493.
  9. См.: А. Н. Кононов. История изучения тюркских языков в России. Дооктябрьский период, л., 1972, стр. 197, 204.

    Опубликовано: Советская тюркология, Баку.1982, №2.

    Вести КНКО. № 4 2000 г.

Размещено: 29.08.2005 | Просмотров: 4844 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.