Кумыкский мир

Культура, история, современность

У истоков европейского кумыковедения.

О вкладе Ю. Немета в сохранение, изучение и пропаганду кумыкского культурного наследия в Европе.

Кавказ в течение веков для многих поколений венгерских интеллектуалов был своеобразной обетованной землей, где они искали прародину своих предков. Имело, видимо, тут свое значение то обстоятельство, что в этногенезе и венгров, и северокавказских тюрков (кумыки, балкарцы, карачаевцы) базисную роль играли одни и те же племена - гунно-булгарского, гунно-хазарского союза. Так, только в течение ХIХ -ХХ вв. на Кавказе с научной целью побывали Жан-Шарль де Бесс, А. Вамбери, граф Е. Зичи, Г. Садецки-Кардаш, Ж. Преле, Иштван Конгур Мандоки и др. В этом ряду стоит и один из основоположников венгерской тюркологической науки, выдающийся ориенталист, академик Юлиус Немет, с детства проявлявший, по собственным словам, интерес к языку своих хазаро-кипчакских предков, грезивший Востоком, Кавказом. Вот почему с первых шагов Ю. Немета в науке и обозначились три главных направления его поисков, приложения его интеллекта и эрудиции. Это - гунны, Кавказ, кумыки.

Будучи студентом Будапештского университета, Ю. Немет, в двадцатилетнем возрасте, получает грант Венгерского Комитета Международного Азиатского Общества и при содействии всемирно известного русского тюрколога Радлова совершает научную поездку на Северный Кавказ с целью знакомства и описания кумыкского и балкарского языков и "прежде всего того, что касается словаря и собрания произведений народного творчества"1). Во время путешествия по Кавказу (Дагестану) он посещает города Порт-Петровск (ныне - Махачкала) Темир-Хан-Шуру (ныне - Буйнакск), населенные пункты Тарки, Атлы-Боюн, Большие Казанищи и др.; при помощи и посредничестве местных знатоков кумыкской старины М. Тутушева и У. Акамова собирает богатый словарный и фольклорный материал по кумыкской словесности.

Доклады (отчеты) об экспедициях и лингвистические материалы им были опубликованы в 1911-1912 гг. в венгерском востоковедческом журнале "Keleti Szemle" (Восточное обозрение), под названием "Образцы кумыкского народного творчества" и "Кумыкский и балкарский словарь"2).

Преимущественное внимание Ю. Немета к кумыкскому языку объяснялось тем, что кумыкский (древнейший из тюркских языков Кавказа) был языком, издревле выполнявшим для Северного Кавказа роль своеобразного Lingua Franca3) и наиболее близким к языку "Codex Cumanicus" и к диалекту венгерских кунов4).

Четырехъязычный словарь, составленный Ю. Неметом, занимает "важное место в кумыкской лексикографии"5). Значение кумыкских и балкарских слов в нем передано путем перевода их на венгерский и немецкий языки. По словам составителя, в словарь включены слова, "которые интересны по форме или по содержанию", т. е. охватывает исконную лексику кумыкского и балкарского языков. В него вошло немногим более 2000 слов.

В словарных статьях в алфавитном порядке представлены общие для кумыкского и балкарского языков, и их венгерские и немецкие эквиваленты. Обращает на себя внимание очень умелое использование в качестве иллюстрации при толковании значений слов богатого кумыкского фольклора и словесности. Достаточно отметить, что в словаре ученый привел более 70 стихотворных строк из разных произведений выдающихся кумыкских поэтов ХIХ в. Йырчы Казака, Магомед-эфенди Османова. Все это свидетельствует о хорошем знании Ю. Неметом уже в то время кумыкского языка и словесности.

Неудивительно поэтому, что словарь, составленный Ю. Неметом, до сих пор не утратил научного значения и является, как считают ученые, важным источником при исследовании словарного состава кумыкского языка.

Небезынтересно отметить позицию Ю. Немета в оценке одной из закономерностей развития кумыкского языка и его носителей. Так, в своем отчетном докладе, сделанном для Венгерского комитета Международного общества по изучению Средней и Восточной Азии, он обратил внимание на тенденцию в развитии кумыкского языка - пополнение его словарного состава заимствованиями из русского языка6). Ю. Немет тогда с сожалением высказывал мысль о том, что этот "народ (кумыки - К.А.) по всем признакам быстрыми темпами ассимилируется русскими, и через несколько десятков лет он исчезнет"7).

Но данный прогноз не был, как считают современные ученые8), ошибкой молодого ученого. Следует учесть, что в тот период, когда Ю. Немет оказался у кумыков, царским столыпинским правительством в отношении нерусских народов Российской империи проводилась, открыто русификаторская политика, смысл которой сводился к попытке полного запрета родного языка даже в начальной "инородческой" школе, к объявлению всех нерусских языков вне закона9). Естественно при сохранении таких факторов прогноз ученого был вполне обоснован.

Среди особых заслуг Ю. Немета следует отметить то, что именно он еще задолго принятия кумыками латинского алфавита в Дагестане в 1910-1912 гг. первым приспособил этот алфавит к кумыкскому, балкарскому языкам, впервые опубликовал произведения кумыкской словесности на этом алфавите.

Еще должным образом не оценен вклад Ю. Немета в изучение истории, языка и культуры кумыков и балкарцев, в сбережение, изучение и пропаганду культурного кумыкского наследия в Европе. Заслуга его и в том, что он первым перевел на венгерский и немецкий языки поэтические произведения Казака, Османова и других кумыкских авторов и ознакомил с ними европейского читателя. Изданные им "Образцы народной литературы кумыков" содержит более 15 поэтических шедевров Казака, десятки других произведений народной литературы кумыков, что свидетельствует о том, какое значение придавал венгерский ученый таланту Казака. Благодаря ему о кумыках и кумыкской словесности узнали и в Европе.

В трудах Ю. Немета проявились лучшие черты его научной деятельности: верность передовым традициям европейского востоковедения, глубокое внимание к специфике объекта исследования и поистине всеобъемлющее знание тюркологической литературы.

Однако с сожалением и горечью приходится констатировать, что эти весьма обстоятельные для своего времени работы Ю. Немета в годы "советского 70-летия" постигла горькая судьба забвения. Общетюркологические же работы Ю. Немета в Советском Союзе почти не издавались и оставались недоступными10). Крайне удивительно, что даже тюрколог проф. Б. Чобанзаде, бывший учеником Ю. Немета в Будапештском университете, в своих работах по кумыкскому языку и литературе ни словом не обмолвился о работах Ю. Немета11). Правда, известный тюрколог Н. К. Дмитриев в своей "Грамматике кумыкского языка" (1948 г.), несколько раз ссылается на на кумыкско-балкарский словарь Ю. Немета.

А. А. Сатыбалов, ученик Н. К. Дмитриева и его информант по кумыкскому языку, питомец Ленинградского Восточного Института (выпуск 1929 г.), в своей обстоятельной статье "К вопросу об изучении говоров кумыкского языка"12) также не называет работы Ю. Немета.

И только Ф. Б. Астемирова в защищенной ею в 1963 г. в Московском университете в кандидатской диссертации13) впервые, можно сказать, обратилась к анализу работ Ю. Немета и использовала их в своем исследовании.

К сожалению, и в работах др. авторов, посвященных кумыкскому языку, нам не приходилось встречать упоминаний о словаре Ю. Немета или ссылок на нее, о чем приходится горько сожалеть: невнимание к трудам предшественников неизбежно ведет к утрате необходимой и столь важной для развития науки преемственности. Причина этого, очевидно, кроется в том, что сам журнал "Keleti Szemle" (Восточное обозрение), где были опубликованы эти работы Ю. Немета, оставались недоступными широкому кругу исследователей в России.

Автору данных строк удалось с ними ознакомиться лишь в результате длительных поисков в Российской государственной библиотеке в микрофильмированном варианте в 2000 году и ознакомить с ними в дальнейшем дагестанскую общественность14).

Хотелось бы надеяться, что кумыковеды теперь-то по достоинству оценят эти замечательные работы венгерского ученого, представляющие громадный интерес как для истории языка и литературы кумыков (как первый опыт изучения кумыкского культурного наследия на Западе), так и для истории кумыковедения в Европе и, в частности, в Венгрии.

Несомненно, представляется полезным осуществить издание "Кумыкского и балкарского словаря" с переводом на русский язык. Кстати, в Турции словарь Ю. Немета уже был издан с переводом на турецкий язык15). Ученые считают, что "издание этого памятника кумыкской лексикографии явилось бы вкладом не только в кумыковедение, но и в тюркологию вообще."16).

Кроме того, это было бы и данью памяти этого выдающегося венгерского ученого, стоявшего у истоков европейского кумыковедения и внесшего неоценимый личный вклад в сохранение, изучение и пропаганду кумыкского культурного наследия в Европе.
В начало


Примечания:
1) "Keleti Szemle", вып. XI, Будапешт, 1910, с.162.
2) "Keleti Szemle", вып. XI, Будапешт, 1911, вып XI.
3) См. : Cumucica and Nogaica, G.J. Ramsted's Kumuk materials, edited and translated by Emine Gursoy Naskali. Helsinki,1991, а также: Кононов Н.А. Из истории кумыкского языкознания // Советская тюркология. Баку, 1982, №2.
4) Dubinski V.
5) Астемирова Ф.Б. Из истории дореволюционной лексикографии // "КНКО: Вести", Махачкала, 2001, вып. 1(5), c. 63.
6) Кстати, в те же годы на эту же тенденцию обратил внимание и кумыкский просветитель А. Акаев, который не был против русских заимствований как таковых, но был против "засорения" кумыкского языка ненужными русизмами.
7) "Keleti Szemle", вып. XI, Будапешт, 1910, с.163
8) См. Астемирова Ф.Б. Роль русского языка в развитии и обогащении кумыкского языка. Автореф. Диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Изд. Московского университета. 1963, с. 4; она же. Астемирова Ф.Б. Из истории дореволюционной лексикографии // "КНКО: Вести", Махачкала, 2001, вып. 1(5), c. 63.
9) См.: Махмутова А. П.А. Солыпин: "серьезные усилия к пресечению национально-татарского натиска" // "Эхо веков". (историко-документальный журнал). Казань, 1998, №3-4, с. 68.
10) Наиболее широко известны такие работы ученого, переведенные на русский язык: Немет Ю. Список слов на языке ясов, венгерских алан. Орджоникидзе, 1960; он же. К вопросу об варах // Turcologica. Л, 1976, с.298-304; он же. Специальные вопросы тюркского языкознания в Венгрии // Вопросы языкознания, М. 1982, №1;
11) Чобанзаде Б. Предварительное сообщение о кумыкском наречии. Баку. 1926; "Известия общества обследования и изучения Азербайджана", №1, Баку, 1926; "Известия Восточного факультета Азербайджанского университета", т.1, Баку, 1926,; "Кумук дили ве адабияты таткиклери" (на азерб. Языке). Баку, 1926.
12) См.: Советское языкознание. Т. IV. Т. 1937, с. 105-114.
13) См. Астемирова Ф. Б. Роль русского языка в развитии и обогащении кумыкского языка. Автореф. Диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Изд. Московского университета. 1963, с. 4
14) Открытием имени и работ Ю. Немета в Дагестане явились публикации автора данной статьи, появившиеся в год 110-летия ученого в республиканских изданиях: Алиев К. Юлиус Неметни Къумукъистан сапарыны сырлары // "Ёлдаш", 2000, 28 января; там же. Юлиус Неметни тептеринден: Къумукъ адабиятны уьлгюлери (на кум. языке), 2000, 14 июля; Юлиус Немет: Кавказ, гунны, кумыки // "Новый день", 2001, 11 января; он же. Корифеи: Ю. Немет // "КНКО:Вести",2000, вып. 4; он же. Йырчы Казак в мировой литературе // "Махачкалинские известия", 2000, 15 декабря; он же. Йырчы Казак в зарубежных исследованиях и публикациях // "КНКО:Вести", 2000,вып. 2-3.
15) См.: Kumuk ve balkar lehceleri sozlugu. Ankara,1991.
16) Астемирова Ф.Б. Из истории дореволюционной лексикографии // "КНКО: Вести", Махачкала, 2001, вып. 1(5), c. 65.

Размещено: 28.06.2005 | Просмотров: 4763 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.