Кумыкский мир

Культура, история, современность

Казак - всегда казак!

Казачество как самобытная цивилизация

фото Тема казачества, пожалуй, одна из самых часто обсуждаемых в современной историографии России. О казаках изданы десятки, если не сотни томов научных трудов. Но по-прежнему проблема их происхождения и деяний, вообще всего, что с ними связано, остаётся неисчерпаемой и увлекательной этнографической загадкой. В рамках одной небольшой статьи невозможно осветить в полной мере ни один из аспектов истории казачества; поэтому мы коснемся лишь нескольких важных и, на наш взгляд, любопытных фактов из прошлого наиболее территориально и исторически близких к Дагестану - терских казаков.

Все предания единодушно считают первым казачьим поселением на Северном Кавказе знаменитую станицу Червлённую, а её основателей называют выходцами из городка Червлёный Яр на Рязанщине, где они составляли особый свободный класс воинов-общинников. Точной даты переселения червлёноярцев на Кавказ нет, но наиболее авторитетный и заслуживающий доверия историк казачества Иван Диомидович Попко считал, что оно произошло в 1520-1530-х гг., и связывал это с присоединением Рязанского княжества к Москве в 1520 г. По его мнению, червлёноярцы эмигрировали, опасаясь таких же репрессий, каким подверглись при присоединении к Москве в 1470-1480-х гг. новгородцы и псковичи, часть которых, как известно, была принудительно переселена в центральные районы Московского государства. Ещё вероятнее причиной их исхода могло быть неприятие ими распространения на них крепостного права, активно внедряемого московскими князьями на вновь присоединённых землях. Как бы то ни было, покинув Родину ради сохранения личной свободы, беглецы получили обычное в степи для такого рода изгнанников имя казаков.

фото Большинство рязанских выходцев поселилось на Дону, но небольшая группа особо отважных искателей счастья, перейдя волоком с Дона на Волгу, продвинулось вдоль Каспийского побережья на юг. В устье Терека они нашли удобную гавань и тёплый приём у местного правителя Кавказской Тюмени Агры-Хана, являвшегося, по мнению советского казаковеда А.А. Шенникова, внуком знаменитого хана Ахмата, стоявшего на Угре в 1480 г. против Ивана III. Благосклонность Агры-Хана, имя, которого, кстати, носит Аграханский полуостров, объяснялась его посещением в былые времена (ещё до падения золото-ордынского ига) рязанских земель, где у него сложились дружеские отношения с местным населением. Казаки поднялись по реке Терек и поселились на сравнительно невысоком Терском гребне, отчего и получили впоследствии имя гребенцев. Первый основанный ими городок получил имя Червлённый - по старой родине. Впоследствии к ним присоединилось немало выходцев с казачьих колоний на Дону и Волге. Вливались в их ряды и нерусские элементы. Об этом говорят распространенные среди казаков имена: Шелудяк, Агрыжан, Тагайпс. Можно предположить что это были крещеные татары или кабардинцы.

В 1588 г. в устье Терека царскими воеводами была основан крепость Терки, вокруг которой были поселены казаки с Волги и Дона, положив, таким образом, начало новому Нижне-терскому войску. Будучи по складу своему характера и образом жизни воинами, напоминая более степняков, чем славян, казаки уделяли мало внимания земледелию, делая исключение разве что для бахчеводства, издревле бытовавшему у татар и ногайцев. Пшеницу же они покупали в основном у кумыков и кабардинцев, о чём даже сохранилось известия астраханского воеводы князя Д.М. Пожарского.

Вначале также обстояли дела и с садовыми культурами. Как отмечается в русских документах конца XVI в.: "Шевкал (то есть шамхал Тарковский) ведет в Терках торг большой орехами и яблоками". Однако, укоренившись на новой территории казаки вскоре сами занялись садоводством. Как пишет И. Попко: "Между казаками и туземцами правой стороны Терека, особенно кабардинцами и кумыками издавна существовал обмен местных произведений, обусловленных обоюдными потребностями. Гребенцы променивали затеречным соседям соль, сбывали произведения своих садов, бахчей, рыбные продукты, холсты, домашние изделия, а от соседей получали лошадей и баранов, чекмени, бурки, башлыки, аробные колёса и сами арбы".

Весьма преуспели казаки в рыболовстве. Федот Котов писал: "А против Терека остров Чечень стоит в море... И на том на острове терские люди и тарковские кумачаня и горские черкасы ловят рыбу". Рыбачили казаки с помощью неводов, сетей, багров, бредней, крыт, сеж, вентерей, ванд. Рыболовные снасти изготавливались из особого сорта высококачественной конопли. Обработку ряжи казаки заимствовали у кумыков.

В 1606 г. 4 тысячи нижнетерцев ринулись в авантюру с самозваным "царевичем Петром", выдававшим себя за внука Ивана Грозного и примкнувшим к Болотникову. Обратно никто не вернулся, почти все сгинули в огне Смуты. И от Нижнетерского войска осталось всего пару сотен человек. На протяжении всего XVII - первой трети XVIII в. Гребенское войско и остатки Нижнетерского по-прежнему жили отдельно и во многом отличались. Гребенцы обосновавшись на Тереке и Сунже раньше, очень тесно контактировали с местными народами и сами в значительной мере "окавказились". Нижнетерцев морем постоянно связанных с Волгой и Яиком (Уралом) этот процесс затронул меньше. Лишь в 1735 г. гребенцы и нижнетерцы по царскому указу объединились, образовав единое Терское семейное казачье войско.

В 30-х годах XVII в. Терская крепость была "по новейшему образцу" укреплена валами и другими оборонительными сооружениями по указаниям инженера голландца Корнелия Клааса. Сохранилось такое описание крепости, оставленное купцом Федотом Котовым: "А Терки город деревянной, невелик, только хорош. А стоит над рекою над Тюменкою на низком месте. А храмы, и ряды, и дворы в городе; а за городом монастырь один, а против города за рекою слободы великие - Черкасская да Окоцкая да новокрещеных черкас (то есть кабардинцев и других кавказцев) слобода. А через реку Тюменку мост деревянный на козлах высоко, под него проезд в лодках".

В 1652 г. в России разразился церковный раскол, приведший к гонениям царского режима против старообрядцев. Вокруг опального учения объединились почти все инакомыслящие и недовольные новыми деспотическими порядками, возникшими после окончательного прекращения в эти же годы созывов Земского собора и перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Раскольников активно поддержали на Дону. Здесь вспыхнуло подряд несколько восстаний, однако все они были подавлены, а их участники бежали, кто на Кубань, кто в Кабарду, а часть из них лично пригласил поселиться в своих владениях Будай-шамхал Тарковский, выделив им выгодный для мореходства и крепкий для обороны приморский уголок между рекой Сулак и его рукавом Аграханью. Здесь образовалась их опорная база, из которой они начали совершать походы в Прикаспие.

Глава Амстердама Николай Витзен в своём сочинении Северная и Восточная Татария так описывал положение русского населения в Тарковском шамхальстве: "В городе Тарку на берегу Каспийского моря, рядом с черкесами и в окрестностях живут кумыхские татары, иначе называемые Дагестан или Тагестан или великаны этих гор, подвластные шамхалу; значительная часть населения Тарку, а также Крыма говорят русские и говорят по-русски, большая часть из тех кто был взят в плен переменил веру; эти никогда не уходят оттуда, а многие и не желают уходить; однако многие тысячи, в особенности среди взятых в плен в России, сохранили христианскую веру". Как свидетельствуют документы, совместные корабельные команды из казаков-староверов и тарковцев господствовали на Каспийском море.

Грабежи судов, включая "государевы бусы", "воровскими" казаками затронули также российских купцов, они нарушали и снабжение деньгами, хлебом крепости Терки из Астрахани. Осенью 1691 г. "воровские казаки" ограбили на море голову казанских стрельцов С. Арханова и примерно в то же время (октябрь), объединившись с людьми шамхала, напали уже на целый купеческий караван. О том, насколько казаки сдружились с шамхалом Тарковским, свидетельствует то обстоятельство, что осенью 1691 г. казаки-староверы во главе с атаманом С. Жмурой совершили нападение на донские городки, заявляя: "Нам тут на реке Аграхани жить не тесно. К нам милость кажут басурманы лучше вас православных христиан". Стремясь утихомирить казачью вольницу, власти были вынуждены прекратить репрессии против казаков-староверов. Сам Петр I приказал не тревожить гребенцев-раскольников, так как служат они государю верно и без измены, "удерживаются" в мусульманском мире, не идут против церковной власти, не нарушают государственного порядка. Благодаря этому вмешательству старожилы Терека - гребенцы оставались старообрядцами на протяжении всего дореволюционного периода, несмотря на неоднократные усиленные попытки светских и, главным образом, духовных властей привить им официальное православие. Священнослужителями обстановка на Тереке в это время характеризовалась следующим образом: "Раскольники открыто строили молитвенные дома, открыто держали беглых попов, заводили скиты, в начальники станиц назначались явные раскольники, даже между командирами Гребенского и других полков встречались иногда раскольники. Дерзость раскольников дошла до того, что во многих станицах уничтожены были православные храмы".

Чтобы взять гребенских казаков под мало-мальский государственный контроль, при Петре I было осуществлено их переселение на северный берег реки Терек. Сами гребенцы, оценив преимущества новых плодородных и щедро орошаемых терскими водами земель, не возражали против переселения. К тому же северный берег Терека был менее доступен для набегов абреков и обычных охотников за чужим скотом.

Старообрядчество, по сути, стало частью особого казачьего самосознания, опираясь на которую гребенцы и отчасти нижнетерцы хранили свою своеобразную культуру, в значительном объёме впитавшую элементы кавказской культуры. М.Я. Ольшевский, наблюдавший их быт в 1850-х годах, писал: "Несмотря на давность своего поселения на Тереке, несмотря на то, что между их станицами находились помещичьи поселения и станицы, составленные из грузин, отставных солдат и переселенцев из внутренних губерний, как Шелкозаводская и Николаевская, гребенцы сохранили свои нравы, обычаи и образ жизни. Вместе с тем гребенцы много переняли от своих соседей не только в одежде, образе жизни и обычаях, но и в поступи, походке, посадке на коне. До сих пор между гребенцами сравнительно более говорящих по-кумыкски и чеченски, нежели в других казачьих полках".

Казачья лезгинка - Ансамбль "Братина" (СПб)

Тоже самое относительно этого времени отмечал и Лев Толстой в повести "Казаки": "казак щеголяет знанием татарского", но сторонится иногородних, полагая их не ровней себе. Можно говорить, что в XVI-XIX вв. на Тереке сформировалась своеобразная локальная казачья цивилизация на границе двух противостоящих глобальных христианской и мусульманской цивилизаций и выбор для казаков, с их отвращением ко всякому внешнему диктату, между ними был не всегда однозначен. Ярким примером этому служит судьба сотника казачьего войска Атарщикова, выросшего в кумыкском селе, затем сделавшем неплохую карьеру на царской службе (был например, приставом Карачая), но, в конце концов, ушедшего к Шамилю.

При Петре I, а позже и при Екатерине по соседству с казаками стали селить служилых татар-мишарей, были даже созданы общие станицы, например Гребенская, где сложился уникальный симбиоз мусульман и казаков-староверов, просуществовавший в мире и благополучии 200 лет вплоть до революции.

В 1735 г. столицей Терского Казачества стал Кизляр. Местная хроника "Тарихи Кизляркала", написанная Абдулгусейном Ибрагимовым, называет этот город Абсияхкент и указывает, что первоначальное население его составляли выходцы из Средней Азии (сарты-узбеки и тезики-таджики) и Персии, занимавшиеся в основном торговлей, земледелием и разного рода ремёслами. Хронист пишет, что подселившиеся позднее "...русские казаки, жили с людьми Абсийахкента как родные и друзья". В конце 1664 г., по данным А. Ибрагимова в терских казачьих городках, а также в Старом Кизляре (Абсияхкенте) побывал известный поэт и наставник царских детей Симеон Полоцкий. Он провёл в течение месяца просветительскую работу среди местных жителей - призывал их полнее приобщаться к русской культуре и с этой целью открыть школу по изучению русского языка. Вскоре после его отъезда школа была здесь создана. В ней дети закавказских христиан, среднеазиатов, кумыков, кабардинцев, ногайцев и других нерусских жителей изучали русский язык и знакомились с русской культурой. По вечерам проводились занятия также на арабском, тюркском и персидском языках, что было весьма важно как для общения с соседними кавказскими народами, так и для овладения будущими купцами и лазутчиками восточных языков.

А. Ибрагимов также добавляет интересный факт про переселение жителей города на нынешнее место: "Людям [старой] Кызларкалы, которые жили очень богато, занимаясь земледелием, наводнением [все] испортило, после большой прорвы (то есть разлива реки) 1725 года, когда Терек вышел из своих берегов. В том же году они переселились на место нынешней, новой Кызларкалы, построив там дома. Прежняя, старая Кызларкала - Абсийахкент, по рассказам некоторых людей, находилась на берегу реки Таловки... Узнав о бедствии этого народа, [Российское] государство оказало некоторую помощь людям, прислав хлеба из [Крепости] Святого Креста. Кроме того, много помощи пришло от мусульманского населения Таш-гечива (Аксая), от находящихся на берегу Терека казачьих станиц, благополучно спасшихся от наводнения". Вот так на Нижнем Тереке деля радости и бедствия, мирно уживались казаки, иногородние русские, кумыки, татары, кабардинцы князей Черкасских, обитавших в Терках, ногайцы, выходцы из Средней Азии, персы (в основном выходцы из Иранского Азербайджана), грузины и армяне и ни одна этническая группа не ощущала себя обиженной или притесняемой.


Опубликовано:
газета "Майдан" №3 август 2011г.

Размещено: 08.09.2011 | Просмотров: 4604 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

chagar оставил комментарий 18.09.2011, 20:11
Comment
А с чего же им было ругаться? Тогда ведь не надо было делить должностя и портфели будоража народ. Да и народу было поменьше. Горцы жили у себя на родине, степняки тоже. Не было великих программ переселения народов,которые оказались такими востребованными некоторым "братским" народам

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.