Кумыкский мир

Культура, история, современность

По следам одной фотографии (Венгрия, 1917 год)

Эта фотография, взята из востоковедческого журнала "Туран ("Turan") , издававшегося в 1917 г. в Будапеште.

К ней предпослана статья сотрудника этого журнала Белы Викара, озаглавленное "Неизвестное тюркское племя на Кавказе". Само содержание статьи для нас особого интереса не представляет, но вот фотография дагестанца (кумыка) нас не заинтересовать не может. Может, кто из наших современников распознает в нем своего предка?

На ней запечатлен некто Агай Курбан(ов). Автор статьи встретился с ним на территории Венгрии в одном из лагерей, предназначенных для военнопленных из России и, выходит, сохранил облик его для потомков. Бела Викар называет его "настоящим лезгином, уроженцем Темир-Хан-Шуры в Дагестане". Далее он пишет: "ему около 60 лет и по одежде у нас его приняли бы за черкеса". По его свидетельству, с Агаем вместе в том же лагере находился и другой дагестанец (аварец), офицер русской службы Джамал Эдин Шамиль, а также некто Али Арслан.

У Агая Курбан(ова) Бела Викар почерпнул те сведения о "лезгинах" и их языке, которые на поверку оказываются относящимися к кумыкам и их языку. Это числительные от 1 до 100, а также слова кумыкского языка (къыз, яш, гиччи яш, уллу яш, гелин, эри, мени эрим, сени эринг, гюн, эртен гюн чыгъа тура, эр гиши, къатын гиши, кёк, от и т. д.. и т.п.), которые по просьбе своего венгерского собеседника в качестве примеров назвал Агай Курбан(ов).

Мы не знаем, что стало Агаем Курбан(овым) и другими нашими земляками, оказавшимися в плену у австро-венгров в 1917 году. Удалось ли им вернуться из плена на родину и, если удалось, то как отразилась в их судьбах разыгравшаяся в России и Дагестане после 1917 года дьяволиада революций и контрреволюций. Хотелось бы, конечно, чтобы нашелся хоть какой-то след этой фотографии, след жизни человека, запечатленного в ней почти 90 лет назад. Ведь это так важно, чтобы след жизни человеческой не затерялся в круговерти времен, чтобы потомки его помнили:

К сказанному, пожалуй, следует добавить, что в 1917 году и несколько ранее, в годы первой мировой войны, в лагерях на территории Венгрии тюркоязычными военнопленными из России занимался и другой известный венгерский тюрколог Игнац Кунош. Известно, что он у военнопленных кумыков в лагере Хеб (ныне на территории Чехии) записал на фонографические пластинки кумыкские песни. К сожалению, эти архивные материалы по сей день не изучены и не обнародованы. Хотя и представляют для нашей науки и культуры несомненный интерес.

К. А.

Размещено: 15.05.2006 | Просмотров: 2065 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.