Кумыкский мир

Культура, история, современность

Взгляд на историю кумыков и Северо-Восточного Кавказа в 1855 году

Сообщающая немало историографических деталей о кумыках данная статья приходит к читателю спустя 156 лет после ее публикации. Впервые она была напечатана в журнале "Москвитянин" (1855, № 23/24, Кн. 1-2). Весьма сдержанно оценивавший ее известный советский этнограф М.О. Косвен отмечал, что она "дает некоторые интересные штрихи", хотя и "содержит немало ошибок и нелепостей". Автором ее является Василий Васильевич Швецов, служивший 45 лет на Кавказе - в основном, в Ставрополе. В 1826-1827 годах он являлся начальником Кабарды; в 1842 году, будучи статским советником, жил в Пятигорске. В том же году представил военному министру записку "Краткое обозрение нынешнего состояния горских народов Левой стороны Кавказской области и причин их возмущения" (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 8457). Мы публикуем её в части, касающейся кумыков, сохраняя орфографию оригинала и без купюр, но дав ей наше собственное название. Нами даны и некоторые дополнительные комментарии. Надеемся, что наши любознательные читатели, любители старины, оценят эту статью критически и по достоинству.

Редактор

 

Прежде чем начну описание мое о Кавказе и его современных обитателях, я нужным нахожу объяснить предварительно, в какой последовательности было население разнородных племен по всему протяжению этой необозримой цепи гор, которые впоследствии сделались постоянными обладателями ныне занимаемых ими мест: ибо все различные племена, населяющие ныне Кавказские горы и имеющие каждое свой язык, могут почитаться отломками от разных целых народов, истребленных или прогнанных в отдаленные страны, другими один за одним шедшими и один другого теснившими народами, при общем их переселении. Остатки каждого из них, здесь случайно уцелевшие, принуждены были искать спасения своего во внутренностях гор и в течение вековых времен образовать разнородные общества, о которых ни один из древних историков не упоминает под нынешним их названием. Эта причина служит главным затруднением определить каждое племя в его первобытном начале, а потому в потомственном их происхождении они остаются загадочными и не указанными рекой исторического времени: все, что мы знаем о них до настоящего времени, суть данные, не имеющие положительного решения. По этому убеждению, минуя мелочных, ни на чем не основанных рассказов этого народа, я должен был принять ближайшим фактом историческое предание владычествовавшего здесь народа в VII веке и историю Дербент-Наме: из этой железной брони, замыкавшей восточную и северную часть Кавказских гор с ее обитателями, как свидетеля векобытия, извлечь главные достопамятности кавказского народонаселения.

Самыми древнейшими народами, переселившимися к Кавказским горам, признаются, по истории Дербент-Наме, лезгины (под ними понимаются все горские народы. - Ред.). По сохранившимся преданиям их, они вышли из Северной Индии и провинции Лезги; скитавшись долгое время по разным странам, наконец, они достигли Кавказа и овладели полями южной части его, тут основали жилища свои и здесь пребыли постоянными обладателями около 800 лет до Р. X. По прошествии этого времени лезгины были вытеснены из спокойного владения своего пришедшим с юга многочисленным народом, гесир, или ясыр, именуемым. Сильный натиск и кровавые войны принудили их бросить свои жилища, отойти к горам и там, для безопасности, поселиться на неприступных высотах Южного Кавказа. Гесириане распространили владычество свое повсюду, даже вдоль морского берега и около Ширивана, назвав Каспийское море своим именем Бахр Ал-гасир. Гесир - на лезгинском языке жид, йясыр - невольник, а потому, следуя истории Дербент-Наме, можно допустить, что тот народ есть из тех десяти колен Израилевых, которые, по изведении из Палестины, поселены были частью в Мидии, а частью в Армении.

Гесиры, как ни были сильны в обладаемых ими местах, однако же не повсюду наслаждались спокойствием, особенно в Ширивани они принуждены были выдерживать кровопролитные войны с армянскими царями и время от времени ослабевали в силах. Потом, около 100 лет до Р. X., появились страшные толпы монголов, вышедших из Северного Тибета и разлившихся от Баккара до Астрахани и гор Кавказских. Монголы, следуя в бесчисленном множестве под предводительством гакана (князь), по имени Сан-ан-ки, истребляли и захватывали с собой все те народы, какие им встречались на пути; наконец они избрали местом своего поселения Астрахань, Маскутом называвшуюся; таким образом, распространяясь далее к северу и западу, некоторые из них расположились около Казани, а другие по реке Куме и основали здесь Большой и Малый Маджар, построили великий город Татар, в котором заключалось до 200 тысяч жителей. Другие части монгольского народа и племена, с ними пришедшие, поселились в завоеванных ими городах - Балки, Гюльбах, Чиллад, Кизил-Кал, Семендер, Инче (Анжи. - Ред.) - и по другим местам. Сам же гакан избрал для своего пребывания город Гюльбах.

Гесиры сколько ни были самостоятельны, но по долговременному сопротивлению принуждены были уступить могуществу монголов и войти в их зависимость.

В то время, когда Магомет начинал распространять учение своей веры, монголы многие уже века обладали кавказской страной, и Магомет, желая бросить семена учения своего посреди отдаленных народов, отправил от себя к гакану посольство из ученых мужей, для наклонения его принять ислам, но послы его худо были приняты, им обрезали уши и прогнали обратно. Магомет, оскорбись жестоким поступком владетеля монголов, завещал при конце жизни своей приемникам калифата отомстить монголам и во что бы то ни стало отнять у них город Дербент, проповедуя притом, что этот город есть врата в вечность и что всякий мусульманин, принявший участие во взятии его, приобретет рай в будущей жизни.

Вследствие завещания Магомета, в 41 году мусульманской эры, послано было от Калифа Дамасского на Кавказ 14 тысяч воинов, которые, однако же, не принесли никакой пользы: они были разбиты гаканом, часть их взята в плен, а остальные прогнаны обратно. Потом, в 61 году, пришло на Кавказ 30 тысяч аравитян под предводительством брата царствующего калифа для непременного взятия Дербента; это войско одержало знаменитую победу над совокупными силами монголов и гесириан и, наконец, по многим военным хитростям завладело Дербентом и, укрепясь в этой твердыне, аравитяне начали распространять завоевание свое - они покорили своей власти провинцию Мискур, и принудили жителей ее принять магометанский закон.

В 103 году по магометанскому исчислению пришли в помощь первым войскам еще 40 тысяч аравитян; эти вновь прибывшие ратники стеснили гесириан и монголов (под монголами автор подразумевает предков кумыков тюрков-хазар. - Ред.), взяли город Тарту и, по трехмесячной осаде, завладели неприступной крепостью Инче (Анжи. - Ред.), которой развалины видны и доныне.

Хотя аравитяне и пользовались удачным успехом завоевания, однако же гакан монгольский (хазарский - Ред.) не был еще лишен владычества своего над Тесте-Капчатской землею (Дешт-и Кипчак в значении "Степь Кипчакская. - Ред.) и находившимися во владении его большими городами. Но народ, живший по реке Куме, в Большом и Малом Маджаре, не в состоянии будучи сносить бремя войны и частых набегов победителей, принужден был отпасть от власти гакана и переселиться в западные страны, где, вероятно, и споспешествовал основанию королевства Венгерского; примеру их последовали также жители города Татар, они переселились на земли Херсонские.

Таким образом, арабы, обессилив гакана и завладев большею частью его подданных, в 112 году мусульманской жижздры (хиджры - Ред.) низвергли с владычества Тесте-Капчатского и лишили жизни, а остатки народа, упорствующего в покорении себя, прогнали за реку Терек или сделали своими невольниками и обратили в магометанскую веру.

После смерти Сан-ан-ки, в столице Гюльбах, оставался управлять сановник его Яндырей (Эндирей. - Ред.), но он недолго сопротивлялся силе завоевателей и, дабы не проливать более крови подданных, покорился власти победителей, за что и оставался спокойным владельцем управляемого им города. По смерти его Гюльбах получил название Яндырей, который и до настоящего времени сохранил название свое Андреевская деревня, близ которой построена генералом Ермоловым крепость Внезапная.

Разнесшийся слух о счастливом завоевании аравитянами кавказских народов скоро достиг до царствующего калифа (халифа. - Ред) дамасского; этот державный соревнователь в распространении учения законодавца своего обратил все попечение на край Кавказский, как на приобретение, стоившее столь дорогой цены, и, чтобы упрочить его в потомственное наследие преемникам калифата, он послал для населения на Кавказ многочисленные племена, как то: филистинов, гемесов, кисиров, чиризов, селимов, сикиков, баалев и карассов, из 17 тысячи семейств состоящих и живших между Дамаском и Муссулом. Для безопасного сопровождения их до места, дано было отборное охранное войско в 10 тысяч человек заключавшееся, под предводительством храброго сановника Абу н-Муселима (Абу-Муслима. - Ред.). Этот великий полководец своего времени, прибыв благополучно на поля Шириванские, часть приведенных им племен поселил вдоль южной покатости гор и потом уже обратился на покорение окрестных народов; а так как в то время восточная и северная часть Кавказа разделены были на три области: Табасаранскую, Сеульскую и Кумыкскую, а к последней принадлежал и народ лезги, то Абун-Муселим (Абу-Муселим. - Ред.) прежде всего, устремил оружие свое на область Кумык, как сильнейшую из трех; покорив ее своей власти, обратил жителей в мусульманскую веру и оставил из пришедших с ним тысячи семейств на совместное поселение с туземными жителями в городе Кумык, под управлением одного из своих сановников - Шахбалла. Утвердясь, таким образом, в области Кумыкской, он обратил войска свои на область Саул (ныне Каракайтагское ханство): здесь покорил остатки гесирского (хазарского. - Ред.) народа, часть его истребил, а остальную сделал единоверными или невольниками и поручил в потомственное владение Гемсу, или Утим. После покорения области Саул, Абун-Муселим перенес завоевание свое в область Табасаранскую, и завладев последней, отдал в наследственное владение Магомету-Мансуру; одну часть переселенцев, пришедших с ним из Аравии, он смешал с жителями завоеванных областей, а другую, в числе одной тысячи семейств, оставил на поселение в Тесте-Капчаке, и потом, наложив подати, предписал, сколько должна иметь каждая область войск.

Хотя все учрежденные Абун-Муселимом кавказские князья были подвластны одним калифам, однако же, он почтил Шахбалла блистательным титулом Главноначальствующего князя и повелителя всего Кавказа и земли Тесте-Капчатской, даже до последних пределов Ширивана1.

Князю табасаранскому даны были в помощь два кадия, они должны были наблюдать за исполнением догматов веры и гражданским управлением; сам же князь, как и каракайтагский владетель, подчинены во всем Шахбаллу, князю кумыкскому: они обязывались быть при нем во всех военных случаях и без воли его, ничего не предпринимать. Один город Дербент управлялся особым начальником, под непосредственными повелениями калифа: он только в случае нужды должен был давать военную помощь Шахбаллу, а последнему поставлено в обязанность содержать всеми потребностями Дербентский гарнизон.

Наконец Абун-Муселим, утвердив власти и порядок по всем завоеванным народам, вознамерился покорить оставшиеся еще свободными лезгинские племена и заставить силой оружия принять ислам; но, при всех упорных сражениях и по долговременной неудачной осаде столицы их, Авара, лишился жизни с частью лучших своих войск. С того времени, хотя лезгины и оставались независимыми, однако же не осмеливались делать явного нападения на сильных врагов своих. Арабы, из презрения к языческой вере лезгин, назвали как их самих, так и места, ими заселенные, Кяфир-Кумык, т.е. (проклятые, неверные), а ту часть, которая подпала владычеству их и приняла магометанскую веру, Газе-Кумык (храбрые): с этого времени Кумыкская область, бывшая в одном составе, разделилась на две, т. е. на Кумык-Кяфир и Газе-Кумык2.

Тело Абун-Муселима похоронено в Аварии, в одной пещере, во всем воинственном наряде и, как уверяют набожные магометане, остается до настоящего времени нетленным, почему и признается ими за святое, куда ходят на поклонение даже из дальних мест.

Когда царствующие калифы соревновались еще подкреплять властью и войском страну, приобретенную оружием, владычеству их, дотоле и состояние жителей завоеванного края пребывало в совершенном спокойствии, но коль скоро раздоры потрясли престолом калифа и учением Магомета, тогда кавказские князья воспользовались этим смутным временем и сделались независимыми - они в то же время разорвали союзную связь между собою, а потом каждый из них, почитая область свою уделом, себе принадлежащим, начал силой оружия утверждать право своего самодержавия, отчего возгорелось междоусобие и не прежде кончилось, как по взаимному изнурению сил их; от этого произошли отдельные, независимые одно от другого княжества Газе-Кумык, Кара-кайтаг и Табасаранское и, с того времени, владетельные князья их с получением достоинства принимали на себя наследственное имя первоначального князя, т.е. прародителя своего, как то: князь кумыкский именуется и доныне Шахбаллом, или Шафхалом, каракайтагский - Гемс, или Утим, и табасаранские, где один из двух кадиев, умертвив наследника княжества, присвоил себе права его, именуются до настоящего времени владетельными кадиями.

Последнее нашествие татар с Чингисханом не сделало разительной перемены в области народа кавказского: часть этих пришельцев смешалась с обитателями кавказских племен, а главная толпа их удалилась за реку Кубань, некоторые основали там свои жилища, а другие пошли далее на запад.

Примечания

1. По историям, Кавказ имеет девять народных переселений, под общим названием скифов, от востока: аланы, гунны, авары и болгары, доныне удержавшие настоящее свое название, готы, угры, печенеги, хазары и монголы, один из сильнейших народов; от юга - три, и по истории Дербент-Наме: лезгины, гесиры и арабы.

2. В пятидесяти верстах от Екатеринограда, по Военно-Грузинской дороге, при самом начале первой цепи Черных гор, с левой стороны реки Терека, видны еще признаки бывшего города. Это место здешними народами и ныне называется Татар-Теп, т.е. стан, или скопище, и этим доказывается, что этот город построен и получил свое название от татаро-монголов.

Печатается по: Швецов В.В. Очерк о кавказских горских племенах, с их обрядами и обычаями в гражданском, воинственном и домашнем духе. - Нальчик: Издательство М. и В, Котляровых, 2010. - 68 с. (Народы Кавказа: Страницы прошлого).

Подготовил к печати
Камиль Алиев


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена", 15 июль 2011 г.

Размещено: 22.07.2011 | Просмотров: 2667 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

chagar оставил комментарий 22.07.2011, 13:34
Comment
Булгъавур

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.