Кумыкский мир

Культура, история, современность

Взаимоотношения кумыкских феодальных владений с обществами Северного Дагестана в XVIII веке

ХVIII в. - Кумыкия остается раздробленной на части феодальной страной. При этом еще в ХVII в. здесь образуется несколько владений: шамхальство Тарковское, Мехтулинское ханство, владения Эндиреевское, Аксаевское, Костековское, Бамматулинское, Буйнакское и другие, возглавлявшиеся представителями шамхальского дома. Более того, развитие феодальных отношений приводило к ликвидации ряда феодальных образований и территориальному расширению и укреплению шамхальства Тарковского, которое в рассматриваемый период продолжало оставаться одним из крупных и сильных феодальных владений Дагестана.

Аналогичные сведения содержатся и в сочинении П. Буткова. «Шамхал Тарковский есть самовластный владелец, и тяжбы своих подданных сам решает деспотически»,- писал П.Г. Бутков. Шамхал являлся обладателем лучшей части кумыкской земли, владения его были обширны, в сравнении с любым другим кумыкским князем он был бесспорно сильнее. В более раннюю феодальную эпоху шамхалы действительно обладали всей Кумыкией и им принадлежала вся полнота власти не только в особенном владении, но и на территориях их вассалов - беков. А вот позже власть шамхала суживалась рамками его собственного домена. До ликвидации в Дагестане ханств шамхалы имели политическую власть, военную силу в виде дружин нукеров и право суда. Они могли силой заставить зависимых крестьян работать на себя и отбывать натуральные и денежные повинности.

На территории Северного Дагестана между реками Терек и Сулак имелось три феодальных владения: Эндиреевское, Аксаевское и Костековское. В исторической литературе Кумыкская плоскость получила название Засулакская Кумыкия. Так, Н. Ф. Дубровин, а вслед за ним Н. Семенов и П.И. Ковалевский писали: «Эта кумыцкая земля граничит на севере южным рукавом дельты Терека, с востока – западным берегом Аграханского залива, с юга р. Сулаком и подошвою Андийского хребта, известного под именем Салатавских и Ауховских гор, и с запада Аксаем, землями Чечни и Тереком. Эта равнина имеет наклон с юго-запада на северо-восток. По ней протекают реки Аксай, Яман-Су, Ярык-Су и Акташ». П. Гаврилов писал: «По народным преданиям, сын шамхала Тарковского Султан-Мут – от которого ведут свою родословную все существующие ныне кумыкские фамилии Кумыкского округа – получив во второй половине ХVI столетия удел из владения шамхалов и поселившись в нынешнем Кумыкском округе, управлял населением этого округа». Согласно имеющимся данным, Султан-Мут захватил «земли между реками Сулаком и Тереком с нижней частью Мичикича и Салатавского округа до горы Керхи, что на границе Гумбета». На востоке его владение омывалось водами Каспия. «Со смертью Султан-Мута владения его перешли к двум его сыновьям - Айдемиру и Казаналипу, - писал Н. Семенов. – Внуки и правнуки их, получившие в свои уделы земли, лежавшие вдали от Эндирея, покинули резиденцию своих отцов и переселились - одни в Яхсай (Аксай - М.-П. А.), другие в Костек и Кази-юрт». «Представителями княжеского рода Султан-Мута на Кумыкской плоскости являются одиннадцать фамилий: Казаналиповы, Темировы, Айдемировы, Муртузали-Аджиевы, Каплановы, Хамзаевы, Уцмиевы, Эльдаровы, Махтиевы, Алибековы и Арсланбековы», - сообщает Н. Семенов. Поселившись на Кумыкской плоскости в качестве полноправных владетелей ее, потомки шамхалов Тарковских внесли многие аристократические тенденции сперва в жизнь, а потом и в правовые обычаи народа. Сами они представили собой первое, высшее сословие населения.

Расширение феодальных прав кумыкских князей начинается с начала XVIII в., с присоединения кумыков к России. Царское правительство за «верность» жаловало феодалов деньгами, чинами, назначало некоторых из них своими «воеводами» в их же уделах, т.е. рассматривало князей как своих администраторов и представителей. Так, говоря о князьях эндиреевских А.И. Ахвердов писал: «Из сих владельцев есть имеющие чины наши, как-то: майоры Муртазали и Устерхан Алишев, из коих первый имеет медаль, данную при коронации, золотую с бриллиантами, капитаны Арсланбек Айдемиров, Ибрагим Альбор Аджиев и Шефи Темиров, который имеет за Персидский поход медаль большую золотую на голубой ленте с портретом Екатерины II и с надписью «за храбрость и усердие». Далее А.И. Ахвердов продолжает, что аксаевские князья «имеют нашей службы чины, подполковник - Муртазали Капланов, имеющий золотую медаль с бриллиантами, майор - Биарслан Эльдаров».

В зависимости от засулакских князей находились Карабулак, Аух, Качкалык, часть Чечни и Салатавия. Как пишет доктор исторических наук А.С. Акбиев «практически все крупные селения Салатавии имеют тюркские названия, легко переводимые с кумыкского». По его мнению, именно в Салатавии первоначально проживала значительная часть предков засулакских кумыков. Об этом свидетельствует и тот факт, что вплоть до 1843 года кумыкские феодалы (как князья, так и сала-уздени) считались собственниками почти всей салатавской земли, а горские общества, поселившиеся на ней платили этим феодалам ясак (ЦГАРД Ф 147. Оп. 4. Д. 5. Л. 5 об ). Земли Салатавии принадлежали разным княжеским фамилиям. Поэтому и подати разные общества платили разным князьям. Чиркеевцы платили засулакским князьям с каждого дома по одной корзине винограда или по 20 коп. серебром, от 50 баранов - по одному барану. Аналогичные подати зурамкентцы платили князьям Темировым; жители Гостала, Иха, Гуни и Бавтугая платили подати бию Муртузали Аджиеву; жители селений Инчхе, Хубар, Зубутли, Алмак и Дылым - биям Казаналиповым; миатлинцы - Хамзаевым и Паштовым; жители Чирюрта - Уцмиевым и Алибековым; буртунаевцы вместе с рядом чеченских селений - Каплановым и старшему эндиреевскому князю. Ценные сведения о взаимоотношениях засулакских феодальных владетелей с Салатавией содержатся в документах XVIII в. Так, в ответном письме кизлярскому коменданту Л.И. Дебеугобрию в октябре 1751 г. эндиреевский владетель Алиш Хамзаев сообщает: «А оная Чирковская (Чиркеевская- М.-П.А.) деревня осталась после отцов наших нам и берем с них как отцы наши брали, так и мы, как с скота, так и со всего подати, потому что они подданные… наши и вам за них стараца не надлежит, или об них есть е.и.в. указ, то прошу мне объявить, а если указу нет, то б за них вам старания никакого не предлагать». Иногда из-за стремления некоторых сельских общин Салатавии выйти из-под влияния засулакских князей происходили военные столкновения. Так, в письме Алиша Хамзаева кизлярскому коменданту А.П. Девицу (июнь 1749 г.) говорится о совместном выступлении эндиреевских и аксаевских владетелей против буртунаевцев: «…и означенных смиря всех, возвратно в свои жилища приехали благополучно». Спустя некоторое время (август 1749 г.), Алиш Хамзаев снова доносит в Кизляр, что он, «собравши своих подвластных, наехал на тавлинскую деревню Буртуну» (Буртунай - М.-П. А.), где у них была «драка», которая для эндиреевских князей закончилась менее удачно.

Согласно имеющимся документам, в рассматриваемый период засулакские феодальные владетели пользовались заметным влиянием в андийских сельских обществах. Так, в письме жителей Андийской деревни кизлярскому коменданту генерал-майору А.А. Ступишину от 15 февраля 1763 г. говорится: «…А в Дагистане владельцев состоит много; хотя и много, токмо мы кроме Алиш бека и покойного Каплангирея и детей его Ахметханбека и Алхас бека и брата их Ильдархан бека никаким владельцам не верим; и прежде сего мы в ваших послушностях были по их словам и рекомендациям быть послушными, а что же имеете с нами говорить, то извольте с ними говорить, владельцами нашими, что им угодно будет, то и нам угодно будет».

В рассматриваемый период в зависимости от засулакских князей находились ногайцы. Так, по свидетельству А.М. Буцковского, «ногайцы, остатки Большого и Малого Ногая, кочевную жизнь ведущие, коих аксаевским князьям принадлежащих 500, а андреевским (эндиреевским- М.-П. А.) и костековским около 600 кибиток». Далее он продолжает: «Андреевские во всем достаточнее аксаевских. Даней князьям никаких не платят, кроме налагаемых на них штрафных за убийство, драку и воровство, кои старшие князья собирают; засим дают вспомогательных воинов. Ногайцы сии кочуют на низовьях около устья реки Аксая, Ямансу и Казмы».

Князьям Засулакской Кумыкии кроме ногайцев, были подвластны и чеченцы, известные как ауховцы. По сообщениям А.М. Буцковского: «Аухи, так называются поселившиеся на землях кумыцких около вершин рек Агташа и Ярухсу карабулакские и частию чеченские выходцы, кои кумыкам дань платят баранами и в обязанности давать вспомогательных воинов». В первой четверти XVIII в. засулакские князья Айдемир Хамзаев и Мусал Чопалов владели «знатною частью чеченцев». В первой половине XVIII в. влияние аксаевских и эндиреевских князей постепенно распространяется на жителей Малого Ауха.

В «Записи устного доклада ротмистра Мансурова М.», составленной 26 июня 1762 г. перечисляются селения, подвластные аксаевским князьям во главе с Каплангиреем Ахматхановым: «Кошкельды, Курчилау, Науруз, Амир-аул, Нинберда, Осунгур, Малый Осунгур, Исысу, … Кихы». Как свидетельствуют документы, аксаевские и эндиреевские владетели, которые не жили в Чечне, а управляли подвластными им «мичкизами», ауховцами и карабулаками через посредство выборных людей, собирали подати с населения путем полюдья, т.е. сами приезжали для сбора дани. В свою очередь, кумыкские князья имели и ряд обязанностей по отношению к зависимым чеченцам: ограждать подвластное население от посягательств соседних феодалов, участвовать в разрешении сложных внутриобщинных дел, представлять вверенные им джамааты в делах, связанных с российскими властями.

Подводя итог вышесказанному, хочется сказать, что в рассматриваемый период власть и влияние кумыкских феодальных владетелей не ограничивались рамками их обширных владений, а распространились на некоторые общества Северного Дагестана.

Абдусаламов Магомед-Паша,
кандидат исторических наук


Краеведческое общество "Анжи-Кала"

Размещено: 02.04.2012 | Просмотров: 4300 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.