Кумыкский мир

Культура, история, современность

Атилла и Кальжават

(перевод с кумыкского: Мурад Аскеров)

Твой лик и стать достойны восхищенья,
Чьим именем назвала тебя мать?
"То в честь княжны из старины глубокой", -
Промолвила кумычка Кальжават.

Луне подобен лик ее, во взоре Лучится небо радугой из глаз. В мужском обличье женщина, в доспехах, Сама княжна, а имя - Кальжават. Служила ратной славе с колыбели. Мечом владеть учила ее степь И жатву смерти собирать учила. В недолгий век свой тысячи побед Она дарила гуннам. И не розы, А головы срывала с тел. Весну И молодость свою низринув в пламя, Свечой сгорала. И в затишья час, Когда сама земля лежит устало И волки воем наполняют ночь, Кружа в надежде у холмов могильных, Вот в схожий час она забылась сном. Перед глазами пронеслась картина Жестокой битвы. Скорбный был конец: С возлюбленным навеки разлучила Судьба. И в саван приоделась степь. Тревоги гложат душу и сомненья, Исходит болью сердце не от ран, А от тоски. К царевичу Денгизу* Любовь питала нежную, но знал Об их союзе только царь Атилла, И, как отец, тому был втайне рад. Их в глубине души благословляя, Он мира ждал, чтоб брак их закрепить. Но мира нет. Война и лихолетье В плену у чувств вершат свои дела. И вот враги, жилище льва встревожив, Несутся с грозным кличем. Час настал. Ступайте, страхи, прочь! На суд подносят Они судьбу, как жертвы на алтарь. "Одни, пятясь назад, теряли лица, Кто рвался в бой и обретал лицо".** На небе молния, раскаты грома Смешались в лад со скрежетом зубов. И вещий вопль о гибели Денгиза Сразил княжну. Узревши сто смертей, Она впервые вздрогнула. Рыданья, Одевшись в траур из печальных слов, Вороньей стаей заслонили небо. И, в ножны меч вложив, она стремглав Помчалась во дворец царя Атиллы. Кальжават: Рожденный небом царь и жребий твой Достоин славы. Я промолвить слово Пришла... Атилла: Без долгих отступлений речь Твоя пусть будет краткою сегодня. Кальжават: Достойно мне безмолвствовать. Велик Кровавый дар, ниспосланный нам Богом, Чтоб изрекать слова. И посему Я обращусь к тебе с печальной песнью. Коль в силах внять еще, услышишь стон. На поле брани, орошенном кровью, Где режут, жгут и с пеною у рта Взывают к небу, изнывая болью, Денгиз, твой отпрыск, щедростью блистал, Даруя смерть врагам. Стрела нежданно Нашла его и рухнул наземь он. Из свежей раны кровь рекой струилась. Утешилась богиня смерти им. Над телом бездыханным усмехнувшись, Забрала жизнь. Так испустил он дух. Кровь пролилась царевича Денгиза! Дожди ее омоют иль снега?! Он вместо ложа брачного навеки Возляжет в черный гроб. Ему ж вослед Страданий чаша, верно, не иссякнет. Ведь боль рождает боль и цепь могил Грядущим поколеньям в назиданье, А нам - расплата за грехи свои. Довольно смерти, о мой повелитель! Когда вся степь, покорно преклонив Колени пред тобой, суда свершенья Ждет правого, ты, гнев свой усмирив, Будь милосерден. К доброму владыке Извечно Бог Тенгри благоволит И карою жестокой за гордыню Вознаградит. А зависть, демон злой, Хвалу поет смертям и алчет крови. Земли врата раскрыв, цари царей Сойдут в нее, воздав своею кровью. В паучьи сети сердце заковав, Свободу ищешь. Львы и то зловонной Слюной своею метят рубежи. Камыш, нутром играя сонм мелодий, Хранит на листьях бережливый страх. В руках людей стрелою обернувшись И пущенный упругой тетивой, Летя, поет он плач по жертве скорой, Рисуя на земле кровавый след. Довольно крови, царь, я заклинаю! Ты гнев во благо обрати. Дождем Пусть благостным оно на нас прольется, Чтоб не забыл вовеки род людской Про благородных гуннов, а Атиллу, Как после ночи светоносный день, Чтоб чтили. В остальном помогут боги. В походах долгих кольцами копыт Топтала в грязь цветы. Сама увяла. И юность в жертву им преподнесла... Прости, Тенгри, прошу, будь милосерден К безумной дочери своей! Мы стон Несем земле, чтоб матери рожали Со стонами детей?! Мой отчий дом Я вспоминаю и горю желаньем Стать матерью, чтобы прижать к груди Ребенка, а не щиты с мечами. Ведь небесам, чем грохотанье войн, Милей невинных свадеб ликованье?! И в небо, нам служившее шатром, В последний раз я сокола бросаю... Слова застряли в горле, и без чувств Она упала на руки Атилле. И содрогнулся он, слеза из глаз Бесстыжая просилась. С тяжким комом, С княжной обмякшей на своих руках Он глух и нем весь погрузился в думу... Очей своих прекрасных синеву Княжна, наверно, Небу подарила В ответ же Небо, милость проявив, Ее чудесным чадом наградило...


* Денгиз - один из сыновей Атиллы.
** Строки из кумыкской героической песни.

Размещено: 06.01.2007 | Просмотров: 2507 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.