Кумыкский мир

Культура, история, современность

Хазарско-иудейское наследие в традиционной культуре карачаевцев

Карачаевцы (самоназвание къарачайлы; аланлы; къабарлы; делесчи или делечиле; черкесли или кара-черкеслиле; бассинакъ; нарт-къарачайлыла; чегемчиле; басханчыла; бызынгычыла; таулу-къарачайлыла; басхан-къарачайлыла). Кроме первых трех этнонимов остальные несут в себе географический, легендарный и социальный мотивы.

Карачаевцы компактно проживают на территориях Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик, а также в Ставропольском крае. За пределами Российской Федерации они расселены в Киргизии, Казахстане, Узбекистане, Турции, Сирии, Иордании, США и в других странах. Общая численность в мире составляет около 250-ти тыс. человек.

По вероисповеданию карачаевцы относятся к мусульманам-суннитам ханифитского мазхаба (толка). В то же время в традиционной обрядово-культовой, ритуальной жизни народа сохраняются древнетюркские, иудейские и христианские мировоззренческие позиции.

В этой статье вкратце будут проанализированы хазарско-иудейские элементы традиционной культуры карачаевцев. В первую очередь это касается нартовского эпоса у карачаевцев. Соответствие нартовских персонажей и имен родоначальников фратрий, кланов карачаевского народа отражает исторические события VI-Х вв. приведшие к сложению древнекарачаевской народности на территориях современных Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Ставропольского края.

Нартовский эпос выступает, с одной стороны, религиозным и этическим дериватом в поведении людей и в их мировоззренческой схеме, с другой - указывает на исторические события этногенетического плана.

Этногонические аспекты эпоса карачаевцев делают его историческим источником, в котором, при сопоставлении с фиксированными литературными данными, сохранились почти все названия племен, родов этнообразующих элементов народа, известные нам по греческим (византийским), арабским, персидским, армянским, грузинским и в меньшей степени древнерусским памятникам1).

К наиболее древнему пласту эпоса относятся сюжеты, отразившие эфталитско-хазарский период. К нему относятся религиозные термины, исторические, мифологизированные персоналии, обозначения служителей культа, социальные понятия, географические названия и этнонимы племен и родов.

Это прежде всего:

  • Къара-Шауай и Генджаке-Шауай (каварско-савартские роды, племена Кара или Кари и Генах),
  • Мехерей-Къула или Мехерей (племя, военачальник белых гуннов и сохранившийся у их потомков каваров Михира-Кула или Мегери, по Константину Багрянородному),
  • Хабар-Карачайлыла или Къабар-Къарачайлыла - Кабарские карачаевцы (эфталитское, белых гуннов племя на Северном Кавказе, причисленных источником к хазарскому роду Кавары или Кабары),
  • Тюйюрман и Туруан (имя военачальника, а затем название рода у белых гуннов и каваров - Тораман или Тариан), Ырач-Тырхан, Рачыкау или ?речи-Къау (хазарский военачальник в пограничной с Абхазией земле, на современной территории Карачая - Раж-Тархан),
  • чигирей Чула (букв. владетель Чула, имя одного из последних владетелей Хазарского каганата, также Чула). Карачаевский социальный термин "чигирей" является хазаризмом и происходит из булгарско-хазарского понятия "ичиргу" - владетель.

Заметим, что родственные отношения между карачаевскими нартовскими персонажами абсолютно идентичны таким же отношениям эфталитских или гуннских племен, родов и персоналии2). Последний аспект делает исторически правдивыми данные литературных источников раннего средневековья.

От хазарской социальной терминологии карачаевцы сохранили понятия, применяющиеся в социальной жизни народа, типа:

  • Джабакку (взыматель дани, герой социализированного шуточного игрища "Джабакку-Оюн", ненавистный народом владетельный человек, и хазарско-древнетюркское обозначение царского титула или правителя страны Джабгу или Джабугу, Джабагу),
  • Болушчу или Таучу-Болушчу (наместник, помощник и хазарское обозначение наместника Бул-ш-чи),
  • Тырхан или Тархан (то же самое, что у хазарско-древнетюркских народов тархан - владетель),
  • Сарайма или Сарайым-?зден (служилое при князе сословие узденей и хазарское обозначение чиновников при кагане - сарим),
  • Бек (владетель, уважаемый в социальной иерархии человек и хазарское обозначение владетельных лиц - пех),
  • Шати-Бек, Шат или Джод-жу-Шат (великий, высокий, покровитель жизненного начала и хазарское обозначение владетельного, каганского сословия Шат или Шат-Пех),
  • Хар-Джур (патриархальные рабы и хазарское обозначение черни кара-джур),
  • Алчю-Ачын, Ашым-Тай или Ашин-Пурше (название царя в игрище в альчики - "Ашыкъ-Оюн", наименование покровителя волков, дух волков и хазарский царствующий род Ашина, происходивший, по древнетюркским преданиям, от волка)3).

Из религиозной терминологии гуннов и их потомков аваров и хазар карачаевцы сохранили в своей мифологии и ритуальных обрядах те обозначения божеств, особенно служителей культа, из которых не все известны другим тюркоязычным народам мира, а именно:

  • Тейри-Хан или Тейри (хазарское обозначение верховного бога Тенгри-Хан),
  • Къауар-Хан (покровитель урагана, редко - молнии, и гуннско-хазарское божество громовержец Куар)4),
  • Газанчы, гаухамчы (карачаевское - мудрецы, иврит,- хазаним (канторы в синагогах), хахамим (мудрецы, раввины)5).

Кроме этого, в фольклоре народа и топонимике сохранились понятия, свойственные хазарам, типа: Дер (Дейир), Джар - место, земля, населенный пункт и хазарское обозначение крепости, города - Дер, Дар, Джар, например, Семен-Дер, Балан-Джар6).

Хазарский пласт в этнической истории карачаевцев представлен и сохранением в их традиционной культуре рудиментов иудаизма. Карачаевцы вплоть до начала XX в. проводили обряды встречи первого весеннего дождя праздником Лийсан (Нисан - название одного из весенних месяцев еврейского религиозного календаря). Особо отличавшихся, ведущих праведную жизнь людей называли Шонай-Адам (Синайский человек). Эти люди получали свое призвание и назначение блюсти туру-джашау (истинную, честную жизнь) только после того, как пребывали в Шонай-Тала в течение шести дней в месяц Тюшюр-Ай (тюркизм). Очистившихся, святых людей, кроме того, называли по-тюркски эбзе-адам7). По сей день в народе почитается суббота (по-карачаевски - шабат-кюн)8). В этот день карачаевцам нельзя работать, что характерно для иудаизма. Кстати, наиболее близкое сходство с карачаевскими названиями дней недели обнаруживают караимские. Что, возможно, является еще одним из элементов их общего хазарского наследия. К рудиментам иудаизма можно отнести и клятву карачаевцев "тейри-адамы" ("именем божьего Адама" или "ей-богу")9. Наряду с этими религиозными формулами существует выражение, характеризующее отношение карачаевцев к евреям (чуут, редко - ибирли): "Эрменлиде ашада чуутлуда къал" ("У армянина отведай пищу, а у еврея останься ночевать", то есть еврей готов за ближнего, гостя жизнь свою отдать)10). В социальном отношении карачаевцам известна форма подушной подати - челек в пользу феодалов, которая сохранилась с хазарского периода. У хазар эта форма дани называлась шелег (от иврит, шекель - серебряная монета)11) и др.

Но наиболее существенным в мировоззрении карачаевцев является определение царя Давида (карач. Дебет, Деуэт) как отца всех нартов, эпических предков карачаевцев12).

О последнем аспекте в мировоззрении народа речь пойдет ниже. Здесь же следует отметить, что сохранение в карачаевском ритуале, обрядово-культовой жизни народа столь большого пласта иудейских позиций было обусловлено принятием иудаизма не только верхушкой хазарско-аланского общества в конце VIII в., но и значительной частью населения Хазарского каганата и входившей в его состав Аланской государственности. Возможность в течение небольшого времени распространить иудаизм среди населения Хазарии, без сомнения, была связана с наличием в ней развитых властных институтов.

По преданиям карачаевцев, родоначальником народа выступает Б"ке-Улу Къарачай селения Хом-Къала, по другим версиям - Г"зтай-Къала13). В третьей версии он был нартовским исполином-богатырем и звали его Бекюрлю Къарачай из селения Байхыз-Къала14). В урупской земле, где проживал Къарачай, к нему прибыли Шати-бек, Къайтым-хан и Къула-бий, по другим версиям - Къуал-бий. Жили они независимой жизнью, отчего свою страну называли Къабар-Къарачай (независимый Карачай). Но, однако, у них случился великий мор в год бойлан (волка - эвфемизм). В этот же год на их народ обрушились войска эмегена (циклопа) Зинзибул-Киши (или Зинзиур-Къарг, который был отцом 19 дочерей-эмегенш)15. У них не было возможности охранять свою страну, и Къарачай сказал своим друзьям, чтобы те позвали из соседней страны трех великих мудрецов Ашымтая, Деуэта и Ораз-бека. После того как в Карачай прибыли три мудреца. в этой стране появился закон (ашымтайлыкъ) оружие (ораз-керек) и вера в бога (деуэтлик). Деуэт обратился к народу с призывом увеличить население за счет двоеженства. При этом, учитывая, что после мора и нашествия эмегенов во во главе с Зинзибул-Киши фактически женщин в Карачае не осталось. Деуэт наказал карачаевцам принести жен из других народов. Къайтым взял жену из хачыпсы (абхазов), из рода Запиш или Заупиш, Къулабий женился на къызылбековский княжне Лоу-къызы или Лий-къызы а Шати-бек женился на красавице Джан-Гошa из маргальского (мегрельского) народа. Деуэт, после рождения у них сыноней, установил правило, по которому имена и фамилии этих родов стали называться по материнской линии. Хотя история каждого рода изобилует разными событиями и то же время эти роды дали начало многочисленным карачаевским тукумам (патронимиям): Кипкеевы, Каракетовы. Каитовы, Гебеновы, Дотдуевы, Биджиевы, Кечеруковы, Хубиевы, Хачировы, Худбиевы или Хубтиевы, Дотдаевы. Багатыровы, Джатдоевы и Кубановы.

Что же касается Деуэта, то он женился на дочери Ашымтая Батчабай. От нее у него было 19 сыновей. Закон, установленный Деуэтом, называли къара-джорукъ. После того как в Карачае власть захватили Къулабийлары (или Липусхалары), они привели из селения Маяхыз-Къала Черкес-Хана и его сына Дадьянука. Он принял закон Деуэта, однако низложил Къулабия и установил свою власть. Весь же карачаевский народ после этого стали называть къара-черкеслиле (къара черкесы). А в народе был привит черкес-намыс (черкесский этикет), означавший неравенство, вместо существовавшего закона узденьства (маштакъ-джорукъ, "зденлик) - равенства. От Черкесхановского рода происходило много мудрецов (къаппейчи, газанчы и гаухамчы). Так как все эти мудрецы входили в къара-бабас, то и детей им не полагалось иметь, за что их почитали и содержали за счет народа. Хоронить их полагалось в каменных стенах и в скалах, а надгробным памятником для них служили огромные камни в тех местах, где они проводили свою мудрую и святую жизнь. Говорят, что часть этих людей захватила власть среди кабардинцев и вместе с их биями (князьями) покорила селение бесеней, в котором проживали къара-джикле, от них происходят кабардинцы16).

Приведенная легенда подводит нас к необходимости обратиться к карачаевскому нартовскому эпосу, в котором отцом всех нартов выступает Деуэт, или Дебет. Дебет (Деуэт) по своим характеристическим данным напоминает библейского царя Давида по основной профессиональной принадлежности сближается с кораническим Даудом.

У него так же, как у Давида, пастушеское прошлое, он знает язык объектов природы, имеет 19 сыновей и он же нарушает установленный порядок, обычай: женит своих сыновей, начиная с младшего, тем самым предоставляет ему право наследования, как и царь Давид; у него умирают все дети - сыновья, кроме старшего. Однако главою всех нартов становится самый младший внук. Карачаевский Деуэт и библейский Давид являются соблазнителями женщин. Последняя жена Давида и жена Деуэта имеют одно имя с небольшими фонологическими различиями - Батшеве и Батчабай, или Батчалыу. Показательно, что у караимов имя жены Давида звучит так же, как и у карачаевцев, Батчыва17). Однако Деуэт (Дебет) в карачаевском мировоззрении превратился в небесного кузнеца жизни и, по поверьям народа, жив по сей день. Кроме того, почитание Деуэта как основателя кузнечного дела и первого "металлурга" сближает его с представлениями мусульманских народов о кораническом Дауде как основателе кузнечного дела18).

Таким образом, белые гунны, переселившиеся в пределы Северного Кавказа и явившиеся реальными создателями нартовского эпоса, что подтверждается наличием у потомков тех же аваро-эфталитов, шорцев и сагайцев нартовского эпоса, в котором главным персонажем выступает алан-кижи (аланский человек), а сами эпические сказания называются нарт-пак (нартовское сказание), образовали свою государственность в VIII-IX вв. под влиянием Хазарского каганата. Несмотря на попытки кабаров отстраниться от влияния хазар, им все-таки это не удалось. Эти обстоятельства позволили хазарам распространить иудаизм на основную часть древнекарачаевского общества (хонских алано-кавар), что выразилось в устойчивости в мировоззрении современных карачаевцев и балкарцев библейских религиозных норм. Фактически нартовский эпос карачаевцев может быть назван Давидовым эпосом, в котором отразились этнический и религиозный аспекты древнекарачаевского общества. С полным основанием можно констатировать, что нартовский эпос карачаевцев сложился в основных своих сюжетообразующих элементах к концу Х в., то есть в период существования Хазарского каганата, в котором в VIII-Х вв. иудаизм утвердился как наиболее влиятельная религия.


Примечания.

  1. Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991. С. 155- 167; Продолжатель Феофана. Жизнь Византийских царей. СПб., 1992. С. 28, 56, 161-162; Тюркологический сборник. М., 1975. 102-129; Гафуров Б. Г. Таджики. Душанбе, 1989. Т. 1. С. 253.
  2. Константин Багрянородный. Указ. соч. С. 163; Гафуров Б. Г. Указ. соч. С. 253; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. См. в именном указателе - Раж-Таржан // Нарты: Героический эпос балкарцев и карачаевцев. М., 1994. С. 506-525, 534 (о нартовских персонажах Еречи-Къау, Рачы-Къау и Турту. В Карачае сохранился и топоним-название селения Раж-Као); Каракетов М. Д. Из традиционной обрядово-культовой жизни карачаевцев. М., 1995. С. 8; Караимы: Материалы к серии "Народы и культуры". М., 1993. Вып. 14. Кн. 4. С. 10 (о последнем правителе хазар - Чула. В карачаевском ритуальном игрище "Адили-Оюн" его имя звучит как Чигирей-Чула, то есть владетель Чула, от булгарско-хазарского ичиргу- владетель, что свидетельствует об упадке и слабости Хазарского каганата и его правителя в конце X-XI вв.).
  3. Исчезнувшие народы. М., 1988. С. 57 (о титулах шад и пех у хазар). Понятия хагуна и кьагъан-акъ применяются карачаевцами соответственно к детям княжеского сословия и в целом к грудным детям. Данные обозначения детей или ребенка, сохранившиеся только у карачаевцев и балкарцев, отражают легенду о том, как у древних тюрков появился титул каган. См. об этом: Каракетов М.Д. Указ. соч. С. 74); Гатцук В. А. Кавказские сказки. М., 1904. Вып. 1-9. С. 34-37 (о назывании карачаевцами горы Эльбрус Шат-Тау); Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. Л., 1937. С. 99 (о социальном термине кара-джур - чернь у хазар); Гумилев Л. Н. Древние тюрки. М., 1993. С. 22, 24, -66, 81, 487 (о царствующем кагане ком роде Ашина в Тюркютском и Хазарском каганатах) и 210 (о титулах джабгу или джабугу у западных древних тюрков); Каракетов М.Д. Указ. соч. С. 322 (об Ашин-Пурше, или Ашаин-Пуруш). С. 303 (о социальных терминах Таучу-Болушчу и Алчю-Ачын, при этом Алчю-Ачын называем Патчах-Царь, а Таучу-Болушчу его помощник, что было свойственно хазарам). С. 43 (о социальном термине у карачаевцев - подсословии сарайма - ..., или сарайым-езден); Караимы: Материалы к серии "Народы и культуры", и 8-11 (о социальных терминах у хазар Бех/бек, тархан, бул-ш-чы - резидент, наместник и шад); Раннефеодальные государства и народности. М., 1991. С. 56 (о титуле тархан); Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в Х веке. Л., 1932. С. 118 (о социальном термине у хазар - бул-ш-чи - наместник).
  4. Мифы народов мира. М., 1992. Т. 2. С. 500 (о древнетюркско-хазарских и савирских (савартских, по Константину Багрянородному) божествах Тенгри, Тенгри-Хан), 536-541 (о божествах Умай, Ульген, Чопан-Ата, Ер-Суб); Каракетов М.Д. Указ. соч. С. 96-97, 110, 121, 151, 158, 174, 231, 272, 301 (о божествах Уммай, или Джуммай, Елгенмай, или Елгенпай, Джер-Суумай, Къауар-Хан, Чоппа и Тейри/Тейри-Хан и о шаманах Адыхам, Ашхам и Хамджау).
  5. Информатор Шидакова Айшат Исмаиловна, 1910 г. рожд., аул Морх, слышала легенду от своего мужа Каракетова Джангафара Дадьяновича (1906- 1988).
  6. Каракетов М.Д. Указ. соч. С. 22-23.
  7. Джуртубаев М. Ч. Древние верования балкарцев и карачаевцев. Нальчик, 1991. С. 232 (лейсан-джауум или лейсан-джауун - первый весенний дождь с грозой). Информаторы: Шидакова А. И.; Казиев Гиназ Чомаевич, 1903 г. рожд., аул Хурзук.
  8. Основная часть информаторов - карачаевцы. Каракетов М. Д. Указ. соч. С.145.
  9. Данная клятва произносится всеми карачаевцами.
  10. Шидакова А. И.
  11. Казиев Г. Ч., Джуккаев Добай Мужуевич, 1886 г. рожд., аул Учкулан;; Новосельцев А. П. Указ. соч. (см. главу о социальном строе Хазарии).
  12. Нарты: Героический эпос балкарцев и карачаевцев. М., 1994. С. 8-66.
  13. Карамурзина Г. Н., 1912 г. рожд., аул Карт-Джурт; Гебенова М. Э., 1906 г. рожд., аул Учкулан.
  14. Аджиев И. А., 1909 г. рожд., аул Ак-Кала.
  15. Нарты: Героический эпос балкарцев и карачаевцев. С. 401-403 (в тексте сказания указана женщина Зинзиуар); Шидакова А. И.
  16. Шидакова А. И. слышала легенду от своего мужа Каракетова Д. Д.
  17. Тот же источник (о жене Деуэта Батчабай); Нарты; Героический эпос балкарцев и карачаевцев. С. 302-306, 361-363, 396-399, 643 (о матери Алаугана и жене Деуэта-Дебета Батчалыу); Караимы: Материалы к серии "Народы и, культуры". С. 127 (об имени Батчыва у караимов).
  18. Мифы народов мира. М., 1991. Т. 1. С. 354.

Источник:
Вестник Еврейского университета в Москве.
М., 1997. С.103-110.

Мурат Джатдаевич Каракетов - доктор исторических наук,
ведущий сотрудник Отдела Кавказа ИЭА РАН.

Размещено: 13.10.2005 | Просмотров: 7974 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.