Кумыкский мир

Культура, история, современность

Судьба театра

Театр

"Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень". Эта замечательная мысль Виктора Гюго, подобно емкой формуле, содержит в себе одновременно и критерий духовной самодостаточности этноса, и ориентир в деле объективного развития его национального самосознания. И каждый малочисленный народ, у которого есть зрелая интеллигенция, может рассчитывать не только на избавление от комплекса "количественной неполноценности", но и на обретение осмысленного социально-нравственного и духовного достоинства.

В контексте сказанного трудно переоценить значение национального театра. Являясь не только самым демократичным, но и синтетическим видом искусства, театр обладает многогранными выразительными средствами, живой, эмоционально насыщенной действенной силой, чтобы активно влиять на умы и сердца людей.

Кумыкский музыкально-драматический театр им. А.-П. Салаватова был в свои лучшие годы именно тем центром духовности, где шла бурная, неустанная и целенаправленная творческая деятельность во имя этих высоких целей. Беззаветная преданность избранному делу таких корифеев сцены, как Т. Бийбулатов, Б. Мурадова, А. Курумов, А. Курбанов, X. Магомедова, Д.Саиднуров и многих других, создали славу этого театра, известного не только в нашей республике, но и за ее пределами В какой же мере мы, сегодняшние деятели драматического искусства, являемся продолжателями замечательных традиций, заложенных коллегами-предшественниками? В какой степени можем назвать себя выразителями чаяний своего народа, Как каждый из нас выполняет свою задачу "властителя дум"? Насколько востребовано нынешним зрителем наше творчество? Как нельзя кстати задуматься над этими вопросами в начале нового столетия и в ожидании переезда театра в новое здание.

Смена столетий не ознаменовалась, к сожалению, расцветом кумыкского сценического искусства. Мы не смогли сохранить тот дух фанатичной преданности и самоотверженного служения избранному делу, который витал когда-то в нашем театре благодаря его основателям и первым поколениям истинных подвижников национальной сцены. Более того, Кумыкский театр перешел рубеж столетий в состоянии серьезного творческого кризиса, вызванного не столько причинами экономического характера, сколько отсутствием у театра своей осмысленной художественной программы.

Разумеется, недавние политические перемены и экономические катаклизмы, породившие социальный пессимизм в обществе не могли не сказаться и на творческой интеллигенции. Однако стойкость духа и способность творить наперекор социальным стихиям всегда были отличительными качествами настоящего Художника. Нельзя быть моряком, если боишься штормовых волн! Наши предшественники выполняли свою художническую миссию и в "ежовые" тридцатые, и в "роковые сороковые", и в полуголодные послевоенные, и в годы последующих политических "оттепелей" и "заморозков". Они не жаловались на тяжелые временя, поскольку жили ради радости творчества, а не ради вкусного бутербродика. Так самоотверженно жить и самозабвенно творить способны только истинно талантливые Художники! И поэтому тогда и зрители, и пресса восторгались не внешним обликом диркторов Кумыкского театра, а блестящими творцами - Актрисой Б. Мурадовой, Режиссером Г. Рустамовым.

Право, смешно читать сегодня газетные материалы, в которых авторы изображают директора театра чуть ли не в роли Атланта, поддерживающего сценический небосвод. Не дай Бог, отойдет в сторону - рухнет! Нет, друзья, не рухнет! Поскольку роль директора театра, "сидящего" на стабильной дотации, - прикладная, второстепенная. Использование по назначению государственных денег, разумная их трата, прокат готовых спектаклей и на стационаре, и на гастролях - вот, в сущности, чем он занимается. Но многие беды театра происходили именно потому, что творческие интересы коллектива часто подминались сомнительными административно-хозяйственными "планами". Статус директора в общественном сознании был непомерно завышен, а статус режиссеров и актеров - непосредственных создателей сценических произведений - низвели до уровня массовиков-затейников. Хотя держат на себе театр именно они.

Такое противоестественное для театра иерархическое построение породило в коллективе унылую атмосферу, где бал правит не Художник, а хозяйственник, где все подчинено служению интересам "хозяина", который, обвесившись званиями и регалиями, не стесняется играть роль творческой личности. Правда, никто не знает, за какие художественные свершения они ему даны. Именно такой "политический строй" убивает в театре живую творческую состязательность, которая и должна способствовать художественному росту коллектива. Актеры, не сплоченные вокруг высокой художественной идеи, и режиссеры, лишенные возможности превратить эту идею в доминирующую творческую идеологию театра, теряют с годами Веру в великое предназначение Искусства. И встает вопрос, во имя чего творить?!

В Кумыкском театре и сегодня есть актеры и режиссеры, наделенные природой не меньшим талантом, чем их знаменитые московские или питерские коллеги. Но беда вся в том, что в театре занижены требования к ним, нет должных условий и необходимых стимулов для постоянного творческого самосовершенствования и самовыражения. В такой атмосфере профессионального провинциализма ("сойдет и так"!) творческие амбиции служителей Мельпомены постепенно гаснут, а сами они превращаются в суетливые зеркальные отражения "хозяйственника" А проще говоря, в обыкновенных обывателей, интересы которых лежат в иной плоскости. Такое положение дел уже привело однажды труппу к расколу. "Рассыпался" репертуар. Театр был практически парализован и не способен был даже провести собственный юбилей. Правда, годом позже достойно отметил шестидесятилетие коллектива, которому посвятили большое сценическое полотно, был оперативно пополнен репертуар, вновь консолидирована труппа. Но почему-то ни один "хозяйственник" не бросился тогда спасать Кумыкский театр.

Сегодня, когда театр наконец-то справил новоселье, опять тревожно. Складывается ощущение, что напрочь забыто, во имя кого и чего построено это прекрасное здание. Если провести аналогию - стадион строится для футболистов, их тренеров и болельщиков, а не для начальства команды или директора спортивного сооружения. С какими серьезными творческими задумками и художественными задачами (а не пустыми декларациями) войдет кумыкский театр в собственное здание? Как устранить творческую "разбалансированность" труппы и как сделать так, чтобы актеры "вспомнили" себя? Почему художественное руководство театром не осуществляет профессиональный режиссер, Почему до сих пор не подготовили для труппы сильную, свежую группу молодых актеров? Как будет строиться репертуарная политика? Будет ли здание театра использовано по его прямому назначению?

Именно эти актуальные вопросы должны сейчас волновать всех, кому небезразлична судьба единственного национального театра кумыков. И в первую очередь тех, кто считает себя интеллигентом.


Опубликовано:
КНКО: Вести. Вып. № 8-10, 2003, Махачкала.

Размещено: 28.06.2005 | Просмотров: 3443 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.