Кумыкский мир

Культура, история, современность

Проблемы подготовки подрастающего поколения Дагестана к труду и самостоятельной жизни в творческом наследии Абусупияна Акаева

Жизненное и творческое наследие Абусупияна Акаева показывает, что проблемам обучения и воспитания подрастающего поколения известный просветитель придавал большое значение.

Во главу угла при подготовке юношей и девушек к самостоятельной жизни Акаев ставил вопрос об обогащении молодежи знаниями всех предшествующих поколений. При этом без различия на страны или же народы, от которых перенимаются эти знания. Показательно в этом плане выступление на совещании алимов-арабистов Дагестана в феврале 1925 года, где Абусупиян говорил о том, что «Магомед завещал ходить учиться хоть за тридевять земель, почему не противны мусульманству науки на каких бы языках это не было. Перенимая от Европы культуру и просвещение, мы берем себе то, что нам принадлежит по праву наследства, так как сама Европа переняла науки от арабов…»1). Последние слова Акаева указывают на преемственность знаний: Древний Восток обогатил знаниями античный мир; от них знания перешли к арабам; европейцы переняли от арабов эти знания после перевода их на латинский язык и т.д.

На сегодняшний день накопилось достаточной литературы (благодаря усилиям таких ученых исследователей как Абдуллатипов А.-К.Ю., Аджиев А.М., Акбиев С.-М.Х., Гаджиев А.-Г.С., Исаев А.А., Кандауров А.А., Хангишиев Дж.М., Шихсаидов А.Р. и большого энтузиаста в деле собирания и пропаганде наследия Абусупияна Акаева Гасана Оразаева), в которой довольно обстоятельно изучены некоторые вопросы творческого наследия А.Акаева. Но при этом мало кто обращает внимания на то. что Абусупиян Акаев внес определенный вклад в практическую работу по строительству и налаживанию новой системы обучения и воспитания подрастающего поколения страны в 20-е годы ХХ века. В фондах Госархива республики Дагестан нам удалось обнаружить некоторые документы, подтверждающие сказанное нами выше. Они, в частности, свидетельствуют о том, что 26 марта 1920 г. в Темир-Хан-Шуре при Ревсовете обороны создается Комиссариат просвещения и печати с 4 отделами. Постановлением комиссариата от 28 марта 1920 года заведующим отделом печати назначается Абусупиян «Акай-кади»2).

В фондах госархива Республики Дагестан сохранился также доклад о деятельности отдела просвещения и печати за период с 28 марта по 10 мая 1920 года3). В документе отмечается, что «школьное дело в корне парализованное учебной властью Добровольческой армии – стремлением ее к русификации школы, остановилось…, а интеллигентные учителя – мусульмане в силу вынужденной невозможности работать на пользу трудового народа принуждены были покинуть Дагестан и посвятить себя деятельности в другой отрасли». Ни одна из существовавших ранее в крае школ не функционировала еще потому, что все школьные здания и инвентарь их были приведены в полную негодность, вследствие царившей в области анархии. В аналогичном положении находились так же школы в городах.

Со второй половины апреля месяца были начаты работы по открытию, восстановлению и реформированию школ, приглашению соответствующего кадра учительского персонала для Дагестана и примыкавшего к нему Хасавюртовского округа.

Были открыты сельские школы, закрытые добровольческой армией, в которые назначены учителя – туземцы с соответствующим образовательным цензом, в следующих селениях Дагестана: Аджимажагат-юрт, Адиль-Чанка-юрт, Аргвани, Байрамаул, Баташ-юрт, Ботаюрт, Гелли, Гоцатль, Гуниб, Верхний Каранай, Ишкарты, Казикумух, Казиюрт, Карабудахкент, Карлан-юрт, Кафир-Кумук, Нижнее Казанище, Нижний Дженгутай, Осман-юрт, Тамаза-тюбе, Хамамат-юрт, Хунзах, Чох, Эндирей, Эрпели, Яхсай и т.д.

Усилиями членов комиссии и практических организаторов на местах уже с осени 1920 года в большинстве населенных пунктов Дагестана появляются по существу первые светские школы, как это случилось, например, в селении Казма - аул Хасавюртовского района – родном селении автора этих строк.

Можно себе представить трудности, с которыми встречались Акаев и его соратники в вопросах организации новой школы, если учесть тот факт, что еще долгое время после окончания гражданской войны в республике пришлось по крупицам собирать и создавать с неимоверными трудностями материальную базу образования. Не секрет, что в годы войны многие школы Дагестана, в том числе некоторые из указанных выше школ были основательно разрушены. Характерны в этом плане сообщения, просачивавшиеся в республиканскую прессу. Приведем две из них. В одном из номеров газеты «Красный Дагестан» за 1926 год была опубликована заметка следующего содержания: «В Урахинской школе Даргинского округа ученики сидят на полу, а в школе раньше было много мебели, которая находится теперь почему-то у частных лиц» (См. номер за 4 февраля).

В 1958 году газета молодежи республики «Комсомолец Дагестана» в одной из своих публикаций отмечала тот факт, что «в гражданскую войну Кумухскую школу Лакского района до основания разрушили» (См. номер за 24 декабря ).

Как практик Абусупиян Акаев большое внимание уделял проблемам воспитания и обучения детей. Говоря об условиях учебы и быта учащихся дагестанских школ с арабским языком обучения, т.е. мектебов и медресе, он с негодованием писал: «Наши дети учатся по 10-15 лет. Наш ученик ходит по селениям как попрошайка, чтобы выпросить у населения муки; каждый день 1-2 раза ходит за водой; каждый день ходит за дровами; один раз в три дня за солью. Если посмотреть на их еду, то нет других людей, которые питаются хуже наших учащихся. А живут они в холодных как тюрьма домах, от холода у них лопаются чернильницы»4).

Акаев рассматривал вопросы обучения и воспитания подрастающего поколения как важнейшие предпосылки для развития национальной культуры, призывал дагестанских ученых и учителей совершенствовать сложившуюся веками систему обучения детей. Он является одним из инициаторов реформирования «аджамской» системы письма дагестанских языков в сторону его облегчения и унификации. Кроме того, просветитель предлагал разрабатывать новые учебные пособия, вводить в учебные программы дагестанских школ светские предметы, организовывать процесс обучения на местных языках и по новым методам, улучшать условия учебы и быта учащихся и учителей, собирать и публиковать произведения дагестанской литературы, развивать национальную культуру и родные языки.

Претворяя в жизнь свои идеи, Абусупиян Акаев для дагестанской новометодной школы сам написал и издал на кумыкском языке несколько учебников и учебно-методических пособий. Среди них следует отметить прежде всего следующие: «Жагьрапия» (география), «Илм гьисаб» (арифметика), «Къылыкъ китап» (этика), «Гиччи тажвид» и «Уллу тажвид» (правила чтения арабоязычного текста и рецитации Корана, а также правила точного произношения звуков), «Усул джадид» (букварь), «Аджам мухтасар» (небольшая книжка по вопросам ислама и имана для чтения в начальных классах); «Иршад ус-сибйан» (пособие для учителей, где даны разработки, методические указания и рекомендации для новометодного обучения учащихся письму и чтению)5). Некоторые из них несколько раз переиздавались еще при жизни автора, как, скажем, книги «Аджам мухтасар», «Гиччи тажвид» и «Уллу тажвид». А.Акаев увидел два издания этих работ.

Абусупиян Акаев придавал школе большое значение не только в образовании и воспитании подрастающего поколения, но и в развитии в целом культуры народа. По этому поводу предисловии к «Иршад ас-сибйан» он писал: «Важнейшим средством для развития науки и культуры народа является создание школы, а если она имеется, то усовершенствование методов обучения учащихся. … Нам надо дать нашим детям культуры и знаний больше, чем мы получили от своих родителей»6) . Как видно из приведенных слов, Абусупиян Акаев настаивал на необходимости постоянной работы по совершенствованию школы, методов обучения и воспитания школьной молодежи. Важнейшим условием развития культуры и образования просветитель считал продвижение вперед, передачу больших знаний будущим поколениям, чем это получили сами родители.

Хорошо понимая, что просвещение, а также система обучения и воспитания должны меняться в соответствии с происходящими в жизни изменениями, Абусупиян Акаев выступил в Дагестане одним из первых организаторов новометодных (джадидистских) школ. Для изучения новых методов обучения в 1900 году Абусупиян Акаев вместе будущим основателем типографского дела в Дагестане Магомед-Мирзой Мавраевым при содействии инженера Адильгерея Даитбекова едет «в сторону Казани (как об этом Абусупиян Акаев писал в своей биографии) с целью изучения алфавита по новометодной системе (усул джедид)». Свое образование в области новометодной системы обучения Акаев и Мавраев продолжили в городке Каргалы, находившимся близ города Оренбург. «У преподавателя Абдуллаха, - продолжает в своей «Автобиографии» Абусупиян Акаев, - мы изучали «усул джедид», а у известного ученого Фатых-эфенди Каримова изучали арифметику, геометрию и другие математические науки». По возвращении домой А.Акаев обучил новометодной системе группу учителей, которые, по примеру Абусупияна, открыли в своих селениях школы и занялись обучением детей.

Наряду с открытием школ «нового типа» и обучением в них детей, А.Акаев продолжает углублять свои в этом направлении, ведет пропаганду своего детища в Дагестане. Возвращается к данной проблеме он также в своих книгах и пособиях. Говоря о новых методах обучения учащихся, А.Акаев в одной из своих книг писал: «Новые методы обучения учащихся отличаются от старых следующими восемью признаками:

  1. раньше процесс обучения чтению не сопровождался процессом обучения письму. Теперь же эти оба процесса объединены воедино;
  2. раньше обучали по слогам, а теперь – по слогам;
  3. раньше Коран читали без ознакомления учащихся с таджвидом7), теперь – с таджвидом;
  4. раньше каждому ученику давали отдельные уроки, а теперь – одинаковые для всех или большинства;
  5. раньше в школу принимали в любое время года, а теперь – один или два раза в год;
  6. раньше учащихся ознакамливали только с буквами, а теперь с буквами и звуками одновременно;
  7. раньше учащихся ознакамливали с разными формами написания буквы8) на разных уроках, теперь же – на одном уроке;
  8. теперь учащихся экзаменуют каждый год, а раньше – нет9)

 

Такие наблюдения и сравнения новометодных и мусульманских школ А.Акаев проводил повседневно. Он активно призывал дагестанцев последовать своему примеру, показывал преимущество новых школ перед традиционными мусульманскими школами. Велением времени, полагал А.Акаев является то, что в учебный процесс нужно внести изменения, дополнить перечень изучаемых дисциплин светскими предметами, такими как математика, история, геометрия и т.д.

Эти высказывания А.Акаева в условиях сегодняшнего «ренессанса» ислама на Кавказе, в том числе в Дагестане, звучат особо актуально. Наряду с возрождением и строительством новых мечетей (их на начало 2002 года зарегистрировано более 2 тысяч) в Дагестане созданы и действуют 17 исламских университетов, несколько тысяч медресе. Но в большинстве этих мечетей основным образовательным действием является только изучение Корана. Не «блещут» в этом отношении также исламские вузы Дагестана. В республиканской печати уже были несколько публикаций, в которых подняты проблемы, связанные с уровнем преподавания в исламских учебных заведениях (См.: Даг. правда. 2001. 8 июня; 23 ноября и др.). В одной из них приведена учебная программа одного из исламских университетов Дагестана. Программой предусмотрено изучение дисциплин:

  1. Правила чтения Корана;
  2. Морфология;
  3. Синтаксис;
  4. Язык;
  5. Проединство бога (антиатеизм);
  6. Этика (Корана);
  7. Обучение ораторским способностям;
  8. Разъяснение Корана;
  9. Слово пророка;
  10. Юриспруденция:
    1. богослужение,
    2. закат и математика (расчет правильного математического деления имущества по завещанию),
    3. вынесение приговора (суд по шариату),
    4. функциональные обязанности.
  11. История ислама.

Как видно из этого перечня, программа данного вуза не предусматривает изучение в его стенах таких очень важных и нужных для современного специалиста дисциплин, как история, география, математика (классическая), биология, компьютерная грамота, языки, философия и т.д.

О вкладе А.Акаева в развитие новометодных школ в Дагестане, о его роли в развитии просвещения в Дагестане начала ХХ века уже достаточно писалось в научных и публицистического характера статьях, очерках и т.д. При этом мало обратил внимание на политическую сторону введения в Дагестане новометодных школ. Дело в том, что для Крыма, где зародилась эта школа и для мусульманских регионов Поволжья, где такие школы получили распространение, введение их означало попытку привести в соответствие с велением времени систему религиозного образования. Для Дагестана же, где даже в 1913 году произошло так называемое «антиписарское» восстание, направленное против замены существующей системы письмоводства на общегосударственную, т.е на основе кириллицы, новометодные школы могли быть компромиссным вариантом, рассчитанным на переходный период. Получается, что А.Акаев и другие сторонники новометодных школ в Дагестане предложили государству по существу политическое решение обострившейся вновь в начале ХХ века проблемы. Как видно из дальнейшего хода исторических событий в Дагестане, государство вместо благодарности уготовило А.Акаеву, М.Мавраеву и сотням другим им подобным тяжелую участь. Почти все они были репрессированы. А.Акаев, как известно, умер от непосильного каторжного труда и болезней в районе г.Котлас в 1929 г.

А.Акаев большое внимание уделял вопросам организации учебного процесса, комплектования класса учащимися и организации учебного процесса и многими другими проблемами. Он полагал, что детей в школу следует принимать осенью. А если осенью не наберется достаточное количество учащихся, то их можно дополнительно принять летом. Детям, принятым летом и осенью, он рекомендовал давать разные уроки (темы занятий). Если количество учащихся в классе превышает 30, то одному учителю трудно работать с ними. Поэтому просветитель рекомендовал принять на работу помощника для учителя. При этом он советовал не принимать детей моложе семи лет.

Представляют большой интерес взгляды Акаева по вопросам организации учебно-воспитательного процесса, работы с учащимися. По мнению Акаева. Учитель должен каждый следить за чистотой и опрятностью учащихся, обязан знать способности и наклонности каждого ученика и способствовать их развитию. Помещение школы должно быть светлым, чистым и теплым. Занятия в школе нужно проводить строго по расписанию, чтобы учащиеся заранее знали, когда и какой урок будет.

Актуальными по сей день остаются указания А.Акаева по вопросам методологии организации и проведения урока. Говоря о методах обучения учащихся письму и чтению, А.Акаев писал: «При изучении букв учитель красивым почерком пишет букву на черную доску и 5-6 раз громко и четко произносит этот; вслед за учителем дети тоже произносят громко данный звук. А затем они пишут эту букву в свои тетради»10).

Большое внимание уделял Акаев повышению активности учащихся на уроке. Он рекомендовал начинать занятие с трудного урока и чередовать разные виды занятий: чтение, письмо, беседы, вопросы и ответы, устное или письменное решение арифметических задач, примеров и т.д.

Сложные вопросы нравственности и воспитания человека нашли свое освещение в изданной в 1913-14 г. в Темир-Хан-Шуре книге Акаева под названием «Къылыкъ китап» («Книга по этике»)11).

Проблемы обучения и воспитания девушек подняты в работе Акаева «Женщины»12). Статья была написана на злобу дня и посвящена роли женщины в современном автору обществе.

Свою статью Абусупиян Акаев начинает с анализа причин успехов европейских стран в развитии прогресса в новое время. В качестве основных он выдвигает несколько причин возвышения народов Европы. На первом месте обозначено «увеличение числа школ, медресе и установление в них хорошего порядка». По мнению А.Акаева, европейцы «всеми силами взялись за организацию школ».

Но этого для развития прогресса в обществе мало. Мало подрастающее поколение напичкать знаниями. Не менее важно начинать заниматься их воспитанием и формированием из них достойных граждан общества. И тут было замечено, что «дети в период своего возраста, когда можно воспитать по своему усмотрению, находились у матерей». А школы в то время не занимались обучением матерей наукам; матери «не становились образованными, школы не выпускали должным образом образованных людей». Европейцы раньше других народов заметили это. Поэтому в школах Европы начали обучать также женщин.

Основной целью обучения женщин в этих школах, как указывает А.Акаев, было научить их «вести домашнее хозяйство со знанием дела и также воспитывать детей».

К слову сказать, такие же цели преследовали организаторы частных школ в Дагестане в XIX веке. Открывали их в основном жены состоятельных военных и государственных чиновников. И это, кстати, было новым моментом в вопросах обучения и воспитания подрастающего [......] этого к управлению отдельными сферами общества, европейцы накопили хороший опыт в этих вопросах. Поэтому просветитель предлагает брать пример у европейцев в вопросах просвещения и воспитания женщин.

При этом А.Акаев против слепого подражания Европе. Если и брать пример с европейцев, то нужно «взять от них пример, хорошенько подумав и отобрав хорошее от плохого, полезное от бесполезного». И главный критерий при этом – это положение, по которому надо уточнить: разрешается это по шариату или нет?

Исходя из этой позиции и размышляя дальше, А.Акаев полагает, что к вопросах участия женщин в общественных и государственных делах, трудовой деятельности нужно подходить дифференцированно. Но лейтмотивом рассуждений просветителя является утверждение о том, что в жизни мусульманской женщины семья и проблемы воспитания детей должны занимать намного больше места, чем у европейских женщин.

Нужно также отметить прозорливость А.Акаева в вопросах подхода к проблеме обучения и воспитания девушек. Он предлагает учитывать не только различия в системах воспитания и обучения девушек в Европе и Дагестане, но и различия в системе воспитания горянок внутри дагестанских этносов. На особенности положения женщины в дагестанском обществе, а оно определяет как раз систему обучения и воспитания девушек, подготовку их к самостоятельной жизни указывали еще дореволюционные авторы. В обобщенном виде такое мнение высказал Г.-М.Дибиров еще в 1884 году13). Он указывал, что «женщина у кумыкцев* не так подавлена работою, как у горцев. В домашнем быту она полная хозяйка…».

Исследования последующих авторов подтвердили правоту мнения дореволюционного автора14).

Об актуальности мысли А.Акаева относительно необходимости учета особенностей в вопросах воспитания и подготовки юношей Дагестана к самостоятельной жизни говорят периодически появляющиеся в печати республики материалы с воинских частей Российской армии. В них часто говорится об отказе призывников из Дагестана работать на кухне, стирать и содержать в чистоте свою одежду и обувь. И с учетом того, что в нынешнем обществе отсутствует идеологический прессинг, направленный на формирование человека нового общества с общеевропейскими ценностями, эти проблемы, надо полагать, в определенной мере буду обостряться. Поэтому, очевидно, руководству страны и республики ментальные особенности юношей из Дагестана, а также самих регионов России, придется учитывать при организации прохождения службы дагестанцами в рядах Вооруженных сил России.

В этом не совсем понятно то, что делают авторы некоторых публикаций, посвященных изучению исторического опыта народов Дагестана в вопросах развития образования в прошлом. Недавно на страницах республиканского общественно-политического журнала «Народы Дагестана» (2001. №4) увидела свет небольшая по объему, но весьма содержательная статья аспирантки ДГУ А.С.Муслимовой «Из истории мусульманского образования в Дагестане». В статье достаточно много внимания уделено появлению и распространению новометодных школ в Дагестане. Однако в числе приверженцев и пропагандистов этих школ в Дагестане назван только Али Каяев, хотя хорошо известно, что последний примкнул к джадидизму лишь после того, как с этим движением его познакомил Абусупьян Акаев.


В начало


Примечания:
1) ГА РД. Ф.1-п. Оп.1. Д.688. л.6.
2) Там же. Ф.4-п. Оп.2. Д.13. л.5, 112.
3) Там же. Ф.4-п. Оп.2. Д.13. л.6.
4) Акаев Абусуфьян. Юз йыллыкъ тынч рузнама ва маълумат хасана. - Порт-Петровск,1904. С.54-55. Или: Исаев А.А. Печатные книги Абусуфьяна Акаева на кумыкском языке (1902-1917 гг.) // Литературное и научное наследие Абусуфьяна Акаева: Сборник статей и материалов. - Махачкала,1992. С.64.
5) См.: Исаев А.А. Указ. соч. С.65.
6) Акаев Абусуфьян. Иршад ас-сибйан. - Темир-Хан-Шура,1909. С.2.(Кумык. яз.).
7) Таджвид - правила чтения Корана нараспев (рецитация) и правильного произношения звуков.
8) Как известно, в зависимости от места расположения в слове (в начале, середине, конце или отдельно), арабские буквы имеют разные формы начертания.
9) Акаев Абусуфьян. Иршад ас-сибйан: С.2.
10) См: Исаев А.А. Указ. соч. С.66.
11) Материалы данной книги доступны сегодня читателю по журнальным (фрагменты в переложении на современную кумыкскую графику, которое выполнено Г.М.Оразаевым, смотри в альманахе "Дружба" (1978. №1 и журнале "Женщина Дагестана (1990. №4)") и газетным вариантам. Полный текст книги был опубликован в Хасавюртовской райгазете "Заря равнины" (1990. 21, 23, 25, 27, 30 сентября и 2 октября) и Буйнакской райгазете "Луч коммунизма" (1990. 18, 24, 25. 28 марта и 16 и 18 августа). Полная версия книги опубликована также в 1992 году в №2 журнала "Утренняя заря". В том же году книга вышла на кумыкском языке отдельным изданием: Акаев А. Къылыкъ китап (Книга по этике) / Сост. Г.М.-Р.Оразаев. - Буйнакск, 1992. - 48 с.
12) Данная работа А.Акаева доступна нам в нескольких вариантах. Архивный вариант см.: ГА Ф.2370. Оп.5. Д.160. Л.9-12. Русс. яз. Книжно-журнальные варианты см.: Утренняя заря,1918. №10-11. Кумык. яз.; Литературное и научное наследие Абусуфьяна Акаева (Сборник статей и материалов). - Махачкала,1992. С.147-152. Для удобства нами использован последний источник.
13) Дибиров Г.-М. Сословия и брак у кумыкцев // Сборник материалов о местностях и племенах Кавказа,1884. Вып. 4. Отд. 2. С.32. Так указано в работе - Прим. автора.
14) См: Гаджиева С.Ш. Кумыки. - М.: Наука, 1961. Интересные наблюдения в этом плане сделал Лугуев С. в докторской диссертации "Традиционные нормы поведения и этикет народов Дагестана Х1Х -начала ХХ века". В указанное время народы Дагестана придерживались обычая полового разделения труда. Несмотря на строгость в соблюдении данных норм представителями всех народов, как отмечает исследователь, "этнические, локальные традиции давали о себе знать и в этом случае. Например, переноска тяжестей на спине в горном Дагестане - дело традиционно исключительно женское, а у кумыков - исключительно мужское :". Такие особенности и половозрастные различия в трудовой деятельности С.А.Лугуев приводит и по другим народам Дагестана. (См. подробно: Лугуев С.А. Традиционные нормы поведения и этикет народов Дагестана Х1Х - начала ХХ века: Автореф. дисс. : канд. ист. наук. - Махачкала, 2001. С.32.).


Опубликовано в кн.:
"История и география Дагестана: Труды преподавателей."
Махачкала, 2002. Вып.4. С.49-57.

Размещено: 28.06.2005 | Просмотров: 4717 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.