Кумыкский мир

Культура, история, современность

Рассказ кумыка о кумыках


Содержание

  • Предисловие доктора исторических наук Гаджиевой С.Ш.
  • Часть 1. Древняя история Кумыкской равнины
  • Часть 2. Заселение Кумыкской плоскости I

    Теперь приступим к рассказу о заселении Кумыкской плоскости.

    На земле кумыков в древности обитали скифы, хазары и кипчаки (Дашти-Кипчак) - быть может, что последний народ был основою всем другим, потому что Абулгазы дает кипчаку весьма глубокую древность существования на Волге. От хазар, по показанию Дербенд-наме, остались на земле кумыков развалины Кызыл-Яра и теперь заметные в 3-х верстах ниже нынешнего Андреева, на левой стороне Акташа; огромный, неправильно обогнутый вал и множество разбросанных около него курганов, дают повод к справедливым догадкам, что на том месте когда-либо было значительное поселение; вал этот поныне туземцами называется Кызыл-Яр, или Кермен (крепость), согласно сведениям в предании и в Дербенд-наме сохранившимся, но то отнюдь не остатки Петропавловской крепости, как их называют теперь русские.

    После хазаров, не имевших, по-видимому, оседлых мест по Кумыкской плоскости[17], кроме Кызыл-Яра, там было весьма мало жителей; предание упоминает только о каких-то князьках Бурчебий (блоха-князь, или князь блох), которые жили на том месте, где находится ныне Байрам-аул; и, о ногайцах, называвшихся карагачскими[18], которые кочевали близ трех отдельных лесов, называемых именем Караагач (черный лес), из которых один возле Брагун[19], другой ниже Андреева, третий за Сулаком. Ногайцы эти, как говорит кумыкское предание, по неизвестным причинам, перешли к Астрахани, где остатки их и теперь там существуют под именем Караагачских (Кундровских). На место их являются на Кумыкской плоскости нынешние кумыкские[20] и тарковские ногайцы. Единоплеменные ногайцам древние тюменские татары жили на правой стороне Сулака у урочища Бурунчак. Ныне они в Андрееве составляют особый квартал и вместе с ногайцами следуют учению имама Ханафи; тогда как все остальные кумыки держатся толкования имама Шафи. - Вот все народы, какие, во времена давно минувшие, населяли Кумыкскую равнину. В горах же, смежных с Андреевским округом, на запад от Су-лака, были известны три народа.

    1. Гуены, вышедшие из отдаленного нагорного Нашахойского общества (в верховьях левого притока Аргуна, называемого Чент). Они имели свой аул на неприступной скале, близ нынешних Миятлов и занимались, полевыми работами на левом берегу Сулака, при выходе оного из гор. Ныне они, подобно тюменам, составляют в Андрееве особый квартал и находятся в родстве с известною в Чечне фамилией Гунай.
    2. Сала, или салатавцы, предки нынешних кумыкских салаузденей, вышедшие из находящейся за Гунбетовским хребтом деревни Рикони; жили при речке Саласу, впадающей, в Акташ; они считаются в родстве с ауховцами и принадлежат к Вашандроевской их фамилии; подобно тюменам и гуенам, Сала составляют ныне в Андрееве особый квартал.
    3. Ауховоцы заключались в одной деревне Юрт-Аухе(5).

    Все эти три народа, т. е. гуены, сала и ауховцы, - имели от себя жителей и на урочище Эндрей, нынешний Андреев, где каждый из них имел свой участок земли и владел вырубленными и вычищенными в окрестных лесах полянами. - Вообще край нынешних кумыков, со всеми вышеперечисленными племенами, зависел от шамхала кумыкского, которого владение простиралось от Кайтага до Кабардинских земель; а в то время кабардинцы занимали и горы между Тереком и Сунжей, называемые кабардинскими, до урочища Сатай, где ныне Червленская переправа. Пункт этот, по преданиям туземцев, заслуживающих вероятия, был действительною границей между древним Дагестаном и Кабардою, следовательно, и проживавшие между Тереком и Сунжею казаки и поселившиеся там же впоследствии времени брагунцы, принадлежали к составу одной или другой из тех областей. В ширину Дагестан граничил с Гунбетовским хребтом и Каспийским морем. Все народы его составляющие, в особенности те, которые обитали на Кумыкской равнине и в горах, смежных с Андреевом, были напитаны воинственным духом и не любили, безусловно, повиноваться шамхалу. Тюмены, гуены, сала и ауховцы иногда ссорились между собою. Гуены в особенности враждовали против тюменов(6), но уступали первенство сала, имевшим союзниками ауховцев, своих однофамильцев. Гуены же, кроме собственной отваги, никаких союзников не имели.

    В то удаленное время были уже некоторые деревни в Ичкери, как-то: Баян, Гендиреген, Вилитли и проч., но близко к равнине не было ни одного чеченского поселения, из опасения набегов калмыков, о которых в этом месте нужно будет кстати упомянуть по ужасным воспоминаниям, оставленным ими между туземцами.

    В прежние времена Кумыкская плоскость, шамхальство Тарковское и вся Чеченская равнина были подвержены частым и опустошительным наездам калмыков. Горцы не смели приближаться к равнинам, а в отраслях Салатавских, Ауховских и Чеченских гор могли жить на походной ноге одни лишь смельчаки, которые с появлением неприятеля скрывались в близлежащие леса. Были ли эти неприятели действительно калмыки, или нет, не передано нам никаких фактических подтверждений, кроме изустных преданий. Вероятно, калмыками называют туземцы все те племена, проходившие чрез Дагестан, о которых было говорено выше. Кроме них, некому было оставить в народе подобную о себе память; ибо экспедиция русских, в исходе XVI столетия в шамхальские владения, предпринятая под руководством терских воевод[21], была слишком кратковременная и не могла оставить столько воспоминаний, сколько общий голос приписывает их калмыкам.

    Впрочем, действительные калмыки двинулись из Джунгарии на берега Волги, в конце XVII столетия, и хотя большая часть из них, в царствование императрицы Екатерины Великой, бежала обратно в прежнюю свою отчизну, но остатки калмыков придвинулись к Кавказу, и толпы их часто принимали участие в походах против шамхальства, а иногда одни самовольно ходили в набеги против горцев.

    С началом и продолжением населения Кумыкской плоскости все эти опасности для горных жителей мало-помалу исчезли; надобно отдать дань справедливости тем, кто кроткими мерами и внушением о выгодах покойной жизни вселил в горцах охоту, оставляя свои бесплодные ущелья, выселяться на равнину. Виновники этого, конечно, суть князья кумыкские, которых происхождение я начинаю описывать.

    Шамхал кумыкский Андия(7) в XVI столетии разделил свое владение на уделы между сыновьями[22]. Один из них Султанмут[23] не получил от отца должной себе части, потому что считался чанком, рожденным от черкесской узденьки из фамилии Анзоровых и потому не имеющим равных прав на наследство с другими братьями, рожденными от княгинь.

    Султанмут, обиженный этим отказом, с братьями своими, рожденными от его же матери, Муцалом и Ахметханом, переселился в Чир-юрт, где нашел несколько семейств сала или салатавцев, вероятно, зашедших с речки Саласу, где было главное их поселение, был принят ими с радушием, и, судя по услугам, ими ему оказанным, должно полагать, что они и прежде были друзьями или аталыками этого князя. Султанмут поехал в сопровождении их в Кабарду, к родственникам своим Анзоровым, откуда приведя многочисленную дружину, предложил отцу своему, с свойственною ему настойчивостью, свидание. Отец, не предуведомленный о приведенном войске, выехал к нему с незначительным прикрытием. Свидание было при колодце Темир-кую, что на половине дороги от Чир-юрта, в Кум-Торкали, и в то самое время, как отец с сыном беседовали, нахлынули из засады кабардинцы и принудили шамхала уступить Султанмуту в потомственное владение весь край, простиравшийся от означенного колодца на запад, до земель Кабардинских. Удел, таким образом у шамхала исторгнутый, составлял едва ли не половину всех его земель. Почему бы ему не сказать тогда же, что уступка таковая была от него вынуждена вероломством? Следующий факт должен разрешить недоумение, встречаемое в этом непомерном уделе, полученном незаконным сыном от законного отца.

    Прибытие Султанмута в урочище Чир-юрт (которое иначе называлось и теперь называется Кельбах) было эпохою возрождения и заселения Кумыкской плоскости, событием необыкновенным для равнины, заключающейся между Тереком и Судаком, на которую шамхалы до того времени мало обращали внимания, или потому, что пространство это было не населено, или по сильному влиянию на оную, с начала XVI столетия, русских воевод, находившихся в Терском городе. Важные события в Дагестане и в соседственной России сопровождали первоначально заселение Кумыкского владения[24]. Русские, желая упрочить за собою владычества над сопредельными Тарковскому городу землями, или в виде помощи Грузии, чтоб отвлечь от нее внимание горцев, - объявили в 1590 году[25] Дагестану войну(8), и, завоевав часть владений шамхала, построили при Андрееве (вероятно, на развалинах древнего Кызыл-Яра), Тарках и еще где-то, по повелению царя Федора Иоанновича и по распоряжению Бориса Годунова, три крепости[26]. Таковое соседство сильного, но для Дагестана совершенно чуждого народа, не нравилось Гирею-шамхалу, сыну Чобана, который, по-видимому, не в силах был изгнать их из своих пределов собственными средствами, а искал союза с другими кавказскими племенами. Султанмут, имевший родственные связи с кабардинцами, предприимчивый и честолюбивый, пользуясь критическими минутами своей родни, привел из Кабарды дружину, в числе 13 тыс. человек состоявшую(9), и быв первым и главным виновником изгнания из вышеописанных крепостей русских гарнизонов, конечно, оказал шамхалу(10) существенную услугу и по справедливости мог приписывать себе всю славу такой победы. Событие это, как положительный факт, может объяснить вышеприведенное предание относительно уступки Султанмуту нынешней Кумыкской плоскости; ибо можно полагать, что он удел свой получил от отца или другой родни, как край уже им у неприятелей завоеванный. Затем, наставшие в России смутные времена после 1605 года, когда русские оттеснены были к Койсу, не позволили Терским воеводам воспрепятствовать быстрому распространению населения Андреева и Аксая. Впрочем, воеводы никогда не теряли влияния своего на нижнюю часть Кумыкского владения, где теперь находится Терская линия, и даже в то время, когда изгнание из крепостей русских гарнизонов было в свежей памяти у туземцев, они брали аманатов от шамхала и других кумыкских князей(11). Должно, однако же, прибавить, что кумыки не сохранили ничего о столь важной борьбе родоначальника князей их с русскими; они только помнят предание, что при Андрееве неоднократно были русские и калмыки, но кем именно эти неприятели были оттуда изгоняемы, решительно не знают(12).


    Примечания автора.

    (5)Ауховцы сами себя называют акки и происходят от аккинцев, близ Военно-Грузинской дороги живущих, часть из них еще в глубокой древности поселилась в Тарки, и потомки их в Кизляре до сих пор именуются аух-аул, или акочинцы.

    (6)Гуены когда-то побили тюменских князей и были за то преследуемы тюменами. В одно время, когда гуены позвали на мировую тюменов и подносили им, по обыкновению, вино, последние, возвращая чарки, говорили: якши-йол, что значит: в добрый путь, или яснее: пей на здоровье.

    При этом слове гуены, повинуясь обычаю, должны были выпивать возвращаемые, чарки с вином, и сами незаметным образом опьянели прежде тюменов; тогда тюмены, пользуясь их простодушием, всех бывших на пиру перерезали и сами ушли благополучно. С тех пор гуены поклялись во время пиршества не принимать ни от кого никаких якши-йол, и тому, кто предложит подобную честь, подносить с ряду три чарки, - что до сих пор свято исполняют и все кумыки без различия состояний, если случится им пировать с гуенами. Надобно сказать, что пир у кумыков имеет свой особый характер.

    (7)Из одной записки я позаимствовал следующие сведения: Чобан-шамхал умер в Буйнаке в 1574 году. Его сыновья разделили между собою все государство, Эльдар избрал своим местопребыванием Буйнак и Тарки, Магомет (Буммат) - Казанищи, Андия - Кафыр-Кумык, Гирей - Гели, и управляли своими уделами независимо друг от друга; но общий правитель, или шамхал, избирался поочередно из этих четырех домов; наконец, в 1773 году власть шамхала перешла в руки владетеля Тарков и Буйнака. Эти четыре брата, сыновья Чобан-шамхала, рожденные от дочери Султан-Ахмет Усмея Кайтагского, не да- вали удела пятому брату своему Султанмуту, считая его чанком, рожденным от черкесской узденъки из фамилии Анзоровых и не имеющим с братьями своими, рожденными от княгинь, одинаковых прав на наследство. Если верить этому источнику, то Султанмут был брат Андии, а не сын. В таком случае род его, от Чобана до настоящих пор, находится в 10-м колене; а если он был сын Андии, то в 9-м.

    Странные догадки являются тому, кто во мраке неизвестности отыскивает следы какого-нибудь события: меня удивляет самое имя Андия, ибо оно совершенно чуждо характеру кумыкского языка. Уж не воспитывался ли Андия в Анди, где получил это странное наименование. Наконец, откуда произошла фамилия Шамхальская, которую некоторые дома в Анди до сих пор носят? Я воображаю Андию воспитанником андийцев, и двор его в Кафыр-Кумыке наполняю почетными лицами из этого селения, почитавшими за счастье быть пестунами молодого Султанмута, который, возмужав и быв лишен наследия, вспомнил приверженцев отца своего и своих, прибыв в Чир-юрт, нашел там несколько из семейств, обласкал их и был взаимно обласкан, и потомков его, в лице нынешних сала узденей, возвели на ту благородную степень значения, в которой они теперь находятся.

    Дело в том, что когда Султанмут прибыл в Чир-юрт, там жили Риконинские выходцы, предки нынешних сала-узденей, а в вышеупомянутой записке сказано, что эти выходцы происходили из Анди. Впрочем, и Рикони есть отселок Андийский.

    (8)Газета "Кавказ", № 48 1846 года.

    (9)По записке, откуда извлечена предыдущая выноска.

    (10)Гирей-шамхал, как сказано выше, был сын Чобана и брат Андия, и обстоятельство это затемняет весь период от Чобана до Султанмута. Был ли Султанмут сын Андия или брат его е достоверностью определить трудно, во всяком случае, если не отец отказал Султанмуту в наследстве, то могли не давать ему удела дяди его, после смерти Андия. Нынешние кумыкские князья дают Андию имя Абу-Муслим и самого его производят от Дамаска; какая нелепость!

    (11)Жители Терского города, в 1651 году, жаловались царю Михаилу Федоровичу, что шамхал, внук Чобан-шамхала и Казаналип-мурза Андреевский, сын: Султанмута, дают аманатов подложных, не от законных жен рожденных.

    (12)Близ Андреева, над воровскою балкой, возвышается огромный курган, называемый Аюка-тюбе, по имени калмыкского хана Аюка, осаждавшего некогда Андреев; есть урочище Калмык-Откен, ниже Андреевского Караагача, чрез который войска этого хана проходили. Если память эта принадлежит знаменитому Аюке, современнику Петра Великого, то в походе императора на Персию участвовало 20 тыс. калмыкской конницы, ему подвластной, но сам он, кажется, не был в этом походе.


    Комментарии С.Ш. Гаджиевой.

    [17] Говоря об отсутствии постоянных поселений хазар на Кумыкской плоскости (т. е. на Терско-Сулакской низменности) автор допускает неточность. Еще армянские (VI-VII вв.) и арабские авторы (IX-X вв.) отмечали существование на территории Северного равнинного Дагестана многочисленных оседлых поселений, а также городов Варачан, Беленджер и Семендер. Исследования советских археологов, в частности дагестанских, подтвердили достоверность этих сведений раннесредневековых авторов. См. М. И. Артамонов. История хазар. Л., 1962; История Дагестана. Т. I, стр. 127-131.

    [18] Карагачская земля (точнее караагачская: кара - черный, агач - лес) в конце XV - начале XVII вв. составляла отдельное феодальное владение - Удел Муцала - брата Султанмута, его сыновей и внуков. См. Б. Н. Кушева. Указ, соч., стр. 44-45.

    [19] См. примечание [43].

    [20] Под кумыкскими ногайцами имеются в виду ногайцы, подвластные аксаевским и костековским князьям, а под тарковскими - подвластные тарковским шамхалам.

    [21] [25] Имеются в виду походы русских войск конца XVI и начала XVII вв., совершенные против шамхала под начальством главным образом терских воевод Андрея Хворостинина (1589-1590, 1594), Григория Засекина и Петра Шаховского (1591 г.), Ивана Бутурлина (1604-1605 гг.) и др. Эти походы имели целью укрепить положение России на Северном Кавказе и в Закавказье, оказать, помощь Грузии против шамхала, "очистить" дороги русским послам в Закавказье через Дагестан. Созданием в 90-х годах XVI в. Терского города у устья р. Терек, острогов Койсинского у устья Койсу - Сулак, Сунженского при. впадении р. Сунжи в р. Терек Россия стремилась закрыть дорогу турецко-крымским силам к "железным воротам" - Дербенту и в Закавказье, не допустить сношений шамхала с Турцией и Крымом. Особая стратегическая роль отводилась Терскому городу - русской крепости (Терка, Тюменский город), построенный в 1588 году воеводой А. И. Хворостининым на р. Тюменке, в дельте р. Терек. Скоро после своего основания он стал очень важным пунктом, через который в конце XVI в. и в XVII вв. осуществлялись сношения русского правительства с народами Северного Кавказа и Закавказья. Терский город являлся также крупным для своего времени местным торговым центром с разнонациональным составом населения. См. Е. Н. Кушева. Указ соч.: История Дагестана, т. I; С. А. Белокуров. Указ, соч.: Русско-дагестанские отношения...

    [22] Здесь речь идёт о начавшемся в середине XVI века феодальном дроблении шамхальства, объединявшего ранее всю Лакию, основную часть Кумыкии и ряд сопредельных земель. В конце XVI в. от шамхальства отделяется Казикумухское ханство, во главе с представителями шамхальского дома. Затем уже из единого в этническом отношении кумыкского шамхальства с резиденцией в Тарках выделяются Буйнакские, Эндирейское (Эндирийское), Кафыр-Кумухское, Карабудахкентское, Эрпелинское, Караагачское, Таркалинское, Дженгутайское владения. Самым значительным феодальным образованием продолжало, однако, оставаться Тарковское шамхальство, владетели которого считались, хотя часто и формально, верховными правителями над всей кумыкской землей, над всеми удельными князьями. Об этом периоде шамхальства, о шамхалах, о правлении Султанмута см. также: Е. Н. Кушева. Указ соч.; С. А. Белокуров. Указ, соч., Русско-дагестанские отношения; Шамхалы Тарковские. - Сборник сведений о кавказских горцах, вып. I, Тифлис, 1868 (в дальнейшем: Шамхалы Тарковские): Аббас-Кули-Ага Бакиханов. Гюлистан-ирам. Баку, 1926 и др.

    [23] Д.-М. Шихалиев один из первых сообщает интересные сведения о родоначальнике кумыкских засулакских князей Эндирейском (Эндирийском) владетеле Султанмуте (он же в источниках называется Султан-Магомед, Султанмамут, Султан-Махмуд), о его междоусобной борьбе с братьями и отцом за удел. Источники того периода называли Султанмута и безъюртным, т. е. не имеющим удела. Автор приводит две версии, которые потом широко вошли в литературу. Согласно одной из них, Султанмут был сыном Андия. По второй (ее приводит известный азербайджанский историк и мыслитель I половины XIX в. Аббас-Кули-Ага Бакиханов) - Андий, Ильдар, Гирей, Магомед и Султанмут (от другой матери) были братьями, сыновьями Чобан-шамхала (очевидно, Чопан или Чупан-шамхала). Однако полной ясности в этом вопросе нет. В документах XVII в. (Русско-дагестанские отношения.., стр. 48, 101) братьями названы только Гирей и Ильдар - сыновья Суркай-шамхала, а Султанмут их дядей по отцу, т. е. братом Суркая. Ясно только то, что Султанмут был сыном шамхала, ибо в документах назван "Шевкаловым" (см, там же, стр. 59), но определенно сказать, какого шамхала, невозможно. Султанмут называется в этих же документах и братом шамхала Андия (см. Русско-дагестанские отношения... стр. 55), а Андий, в свою очередь, сыном "Шевкала старого" (С. А.Белокуров. Указ, соч., стр. 542), имя которого в документах не приводится" Есть основание полагать, что и А. Бакиханов, и Д.-М. Шихалиев в данном случае пользовались одним и тем же источником, о чем говорит дословное совпадение в ряде случаев их текстов. См. Аббас-Кули-Ага Бакиханов. Указ. соч., стр. 88. Многие исследователи считают, что Султанмут погиб у Тарков в сражении с войсками Бутурлина в 1605 году. Примечательно, что в одной исторической песне, переданной князем А. Хамзаевым Н. Семенову, автору известной работы "Туземцы Северо-Восточного Кавказа", говорится о храбром военачальнике Султан-Муте, погибшем в битве с отрядами русских воевод. Обнаруженные за последнее время документы XVII в., подтверждая высокие воинские качества и особую роль Султанмута в организации отпора отрядам Бутурлина, вместе с тем опровергают версию о его гибели в 1605 году. В отписках воевод Посольского приказа, грамотах из Посольского приказа и других официальных русских документах того периода Султанмут, как Эндирейский владелец, фигурирует до 1643 года. В 1635 году после смерти Эльдара шамхальство должно было перейти к Султанмуту: но тот "за старостью" ("его по старости любят" - См. Русско-дагестанские отношения, стр. 68) уступил престол своему сыну Айдемиру, который был убит "на государевой службе" в 1640 г. в неудачном походе против мурз Казыевой Кабарды в Малой Ногайской орды на реке Малке. В последние годы жизни, очевидно, также по старости, Султанмут официально не управляет своим уделом, передав его своему сыну Казаналипу. В 1635 году Казаналип как законный владелец Эндери приезжает в Терский город для присяги на русское подданство. В то же время в ряде документов фигурируют и тот, и другой. В 1643 году Казаналип-мурза от имени отца, т. е. Султанмута, и от своего имени посылает челобитную царю Михаилу Федоровичу о помощи, причем к челобитной была приложена печать самого Казаналипа: "раб божий Казаналп". Очевидно, Султанмут вскоре умер, так как позже в документах он не упоминается. Таким образом, остается много неясного относительно Султанмута, его жизни, годах правления, обстоятельствах смерти. Допустимы несколько вариантов: могло случиться, что Султанмут был убит в какой-нибудь стычке с русскими отрядами в преклонном возрасте. В песне о Султанмуте отразились в этом случае все важные события его жизни, в том числе его воинские подвиги в битвах 1604- 1605 гг. Возможна и другая трактовка этой версии: песня о Султанмуте содержит поздние вставки, которые не соответствуют действительности. Дальнейшие исследования на основе новых источников могут внести в этот вопрос ясность. См. Аббас-Кули-Ага Бакиханов. Указ соч., стр. 88-89; Шамхалы Тарковские..., стр. 58; Н. Семенов. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Спб, 1895, стр. 242-244, 351-363; Е. Н. Кушева. Указ, соч., стр. 44--47, 57-58, 69, 70, 284, 288; Русско-дагестанские отношения, стр. 156-158, 178-179, 247-248, 250, 256 -258, 264-266, 274; Кабардино-русские отношения в XVI-ХVIII вв. Составители Н. Ф. Демидова, Е. Н. Кушева, А. М. Персов. Т. I, М., 1957, стр. 72, 93, 98-100, 128, 153, 161, 204-205, 239; С. А. .Белокуров. Указ, соч., стр. 476-480, 542.

    [24] Под Кумыкским владением были известны владения Эндирейское, Аксайское и Костекское (в литературе соответственно: Эндиреевское, Ак-саевское и Костековское), т. е. владения, расположенные на Терско-Сулакской низменности. Последняя была заселена с древнейших времен, о чем свидетельствуют археологические раскопки городищ и поселений. Поэтому мнение автора о том, что "пространство это было не поселено", противоречит истине. Кумыкская плоскость подверглась наибольшему опустошению в период татаро-монгольского нашествия и была занята пришлыми, преимущественно тюркскими (кыпчакскими) племенами. В послемонгольский период вновь усиливается процесс активного освоения этого района выходцами из Северо-Восточного Дагестана, оттесненными в свое время в глубь страны, а также тюменами (ногайцами) и другими этническими группами.

    [26] В данном случае автор, очевидно, имеет в виду наряду с такими известными острогами, как Койсинский у устья р. Койсу - Сулак (1594), Сунженский при впадении р. Сунжи в Терек (1590), также и укрепления, которые начал строить Бутурлин в Тарках, назвав его "Новым городом", на Тузлаке (у соляных озер близ Тарков) и в Кумторкале- "...городы в кумыцкой земле поставили в Тарках, в Торкалах да у Соли у Тузлука". По всей вероятности, в это же время построено и Эндирейское укрепление. В январе 1605 года Иван Бутурлин из Тарков писал русским послам в Кахетии, что он "...Ондрееву деревню и иные места воевали". Сохранились до недавнего времени развалины более "позднего укрепления "Внезапное", которое было построено при А. П. Ермолове на левом берегу р. Акташ, напротив Андрей-аула. См. С. А, Белокуров. Указ, соч., стр. 480-486; Е. Н. Кушева. Указ, соч., стр. 283-388; История Дагестана, т. I, М., 1967, стр. 287.


  • Часть 3. Заселение Кумыкской плоскости II
  • Часть 4. Общественная организации кумыков
  • Часть 5. Подчиненность жителей к владельцам земель в отношении работ
  • Часть 6. Кумыкский этикет
  • Часть 7. Администрация кумыков

Размещено: 12.11.2005 | Просмотров: 27308 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.