Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкские йыры и сарыны

(публикация 1956 года)

Фото

Прославленный композитор, педагог, просветитель Готфрид Гасанов (1900-1965) явлется уроженцем Дербента, лезгин, внук известного ученого, философа, поэта, автора книги «Асари Дагестан» Гасана Алкадари, который в свою очередь был внуком Магомеда Ярагского.

В 1926 году он окончил Ленинградскую консерваторию. В том же году организовал в Буйнакске музыкальное училище (вскоре переведенное в Махачкалу). Участвовал в музыкально-этнографических экспедициях, занимался изучением национальной музыки, выступал как пианист, преподавал в Махачкале, Самаре и Ленинграде. В 1943—1947 был заведующим музыкальной частью Кумыкского театра.

Представляем вниманию наших читателей работу Готфрида Гасанова, в которой он приводит и описывает собранные им образцы кумыкских йыров и сарынов.

Данный материал к публикации подготовили Юсуп Идрисов и Sadr.

От составителя

Фото

Музыкальный фольклор кумыкского народа исследован еще недостаточно. Изучались главным образом легко поддающиеся записи сарыны - танцевальные лирические песни. Эпические же песни - йыры - оказались вне исследования. Между тем, именно йыры представляют собой наиболее важную часть музыкального фольклора кумыков, именно в этом жанре творили вошедшие в историю выдающиеся кумыкские сказители. До сих пор народ помнит и любит йыры славного Казаха (Йырчы Къазакъ) и творчество йырчи Аяу Акав (Аяв Акъаев). С древних времен народ вкладывал в йыры свои представления о добре, доблести и героизме, йыры отразили борьбу с неправдой и насилием. В излюбленной народом форме йыра и поныне сохраняются сказания о кумыкских народных героях Айгази и Бозигите.

Жанр йыра связан с искусством народного сказа, декламации. Повествуя о каком-либо историческом событии, ашуг, сказитель, обычно импровизировал мотив, сопровождая его игрой на кумузе. Существует теснейшая зависимость йыра не только от текста в целом и от каждой его стихотворной строки, но и непосредственно от речевой интонации. Этим определяется свобода импровизации мотива, самостоятельная значимость которого вне слова, связанного с ним, отсутствует. Отсюда и трудность записи тончайшего мелодического рисунка йыра, представляющего, собственно говоря, свободный речитатив, в котором все повторения обычно вариантны. В этих вариантах, при сохранении некоторых постоянных устоев лада, ритм и мелодический рисунок обычно трактуются певцом чрезвычайно свободно.

Вообще в кумыкском пении, особенно при исполнении йыра слову принадлежит ведущее место. Народ настойчиво требует от певца ясности слова: искусство речитатива в форме йыра пользуется у кумыков огромной популярностью.

Иное представляют лирические танцевальные песни сарыны. Йыр чаще всего облечен в форму героического марша или речитатива, сарын же приближается к плавному танцу. В то время как йыры преимущественно трактуют о подвигах и важных исторических событиях, сарыны связаны преимущественно с любовными стихами. Если йыры исполняются, главным образом, мужчинами, сарыны поются также и женщинами. Сарыны по своему ритму имеют много общего с ритмами танцев Азербайджана, а йыры лишены танцевальной основы и проникнуты декламационным пафосом.

Большую часть кумыкских сарынов объединяет единая танцевальная метро-ритмическая схема, заключающаяся в чередовании двухдольных и трехдольных тактов.

Особенностью сарынов является часто встречающееся соотношение длительностей 1:3. Естественно, что размер 6/8 является наиболее распространенным в напевах сарын, поскольку он двухдолен и в то же время делит такт на три доли

Фото

Примечание. В медленном темпе мелодия сарынов теряет свой облик и поэтому мы рекомендуем дирижировать эти песни "на раз", для чего ставим после обозначения метра либо единицу в скобках, либо значок 2/1. В первом случае следует считать "на раз", во втором - "на два".

Отметим допускаемую нами условность, которую необходимо иметь в виду при чтении нот, - это изображение трехдольного такта не обычным способом (Фото), а более удобным для чтения (Фото). Если учесть, что весь такт просчитывается на один удар, то этот способ группировки не представит затруднений. Для этого требуется только одну и ту же единицу времени делить в одном случае на два, в другом случае на три.

Примечание. Иногда бывает так, что трехдольных тактов больше, чем двухдольных. Но все же, и в таком случае мы ставим двухдольный размер 6/8, так как дело не в количестве тактов, а в метрической схеме песни, явственно проступающей в инструментальном сопровождении (кумуз, бубен).

В данный сборник входят записанные нами в 1944 году 8 йыр и 11 сарын. Запись произведена с голоса Асият Ибрагимовой (Буйнакск), Мусая (Буглен) и Заслуженного артиста ДАССР Гаджи Бекбулатова (Махач-Кала).

Все три исполнителя аккомпанировали себе на агач-кумузе кумыкского типа, представляющем собой продолговатую трехструнную горскую балалайку, струны которой настраиваются, примерно, b, des1, es1 и дают соответственно 1-й струне следующий звукоряд: es1, f1, g1, a1, h1, cis2. Данный звукоряд не является акустически точным (в частности, звук а, приближающийся скорее к звучанию II-го обертона). Абсолютная высота этого звукоряда не является постоянной, а зависит от голоса певца и даже изменяется в зависимости от мотива. Вследствие косого положения подставки, звукоряд 2-ой и 3-ей струн при тех же ладах отличен от звукоряда 1-й струны. Кумыкские сказители йырчи, имея возможность пользоваться распространенным у их соседей даргинцев темперированным 12-ти полутоновым агач-кумузом, не используют его, предпочитая свой кумуз.

До начала исполнения каждый йырчи обязательно играет инструментальное вступление, в котором демонстрируются основные ладовые функции, диапазон исполняемого йыра и инструментально воспроизводится напев.

Приводим один из типичных оборотов такого инструментального вступления:

Пример № 0. Фото

В этом вступлении обращают на себя внимание целотонные ходы в каждом голосе, а также оригинальность взаимоотношений ладовых функции c1 – g1 можно считать в данном случае тоникой, d1, fis1, a1 - субдоминантой, b, d1, f1 - доминантой. Наконец, в последних трех тактах (на 5/8) тоника чередуется с доминантой, причем последняя занимает подчиненное положение.

Ритмических вариантов вступлений такого типа много. Ритм в данном случае определяется манерой извлечения звука из инструмента, путем последовательного задержания струн пальцами - приемом, напоминающим щелчок с последующим обратным стягиванием пальцев в кулак. Поэтому в йырах не следует связывать ритм инструментального вступления с ритмом следуемого затем напева.

Что касается пения сарынов, то чаще всего оно сопровождается азиатской гармоникой, возможности которой ограничены (один мажор и один минор). Не редки случаи, когда певица поет в миноре, а аккомпанирует в мажоре, или поет в чрезмерно высоком, или, наоборот, низком регистре.

Сарыны, вошедшие в этот сборник, исполнялись при записи под агач-кумуз.

Ниже мы приводим ряд образцов йыров с некоторыми пояснениями к ним и с русскими переводами поэтических текстов.


П Е С Н И

Фото

№ 1. Йыр "Сюйген къызына" любовного содержания:

Я пью любовный яд и, видя ее, лишился рассудка.
Каждое твое слово слаще меда,
Придумай что-нибудь для меня, страдальца,
Чтобы постоянно быть с тобой неразлучно.
Хотел бы быть поясом на твоей талии.

В напеве этого йыра 5 фраз, отделенных друг от друга длительно тянущимся звуком и паузами. Как и у большинства йыров, текст его имеет одиннадцатисложную строку (сарыны чаще имеют семисложную строку). Мелодический рисунок близок к речитативу. Первые три фразы характеризуются как бы выкриками на первом слове с последующим переходом в тонику. Эта тоника закрепляется в первом случае - длительным звуком, во втором и третьем случаях - тоника утверждается путем чередования с сопряженным с ней звуком ля-бемоль.

Если три первых фразы представляют свободный речитатив, то вторая половина йыра начинается маршеобразным, маркированным повторением тоники, как бы чтением стиха в определенном тоне. Однако, на последнем слоге 4-ой фразы певец делает свободную фермату и неожиданно спускается в ми-минор. 4-я и 5-я фразы, начинаясь в ми-миноре, ровным ритмическим потоком спускаются вниз. Заканчивается йыр половинным кадансом с ритмической концовкой – (Фото).

В целом йыр представляет образец взволнованного декламационного речитатива, имеющего сильную опору на тонике, субдоминанте (ми) и доминанте (ре).

Ритмический и интонационный арабеск заканчивается воинственным маршем (последние две фразы).

Фото

№ 2. Песня - "Уллубий Буйнакский" - типичный образец героического йыра.

Текст йыра - ода, посвященная герою гражданской войны большевику Уллубию Буйнакскому, погибшему от рук белогвардейцев:

Стальною грудью ты сдерживал врага,
Лицо и голову тебе залило кровью,
Ты шашкою своей рубил врага,
Рождал ты пламя вкруг себя.
В тот день, ты не отдал врагам Родины, сказал:
- Я кровь их выпить должен,
Пока не выпью - сыт не буду.

Маршеобразный ритм придает напеву мужественный характер. Его суровость подчеркивается энергичной ритмической фигурацией (см. 10-й такт). В звукоряде этой песни отсутствует звук фа, т.е. 7-ая ступень.

Фото

№ 3. Йыр "Пашман кюй" - "Грустный мотив" является своего рода ноктюрном (лирические высказывания на фоне ночной природы).

Прекрасные звезды на небесах блестят, как алмазы,
В чудесных лучах высоко в небе дремлет луна,
Теплый ветер веет, неся аромат цветов.
Этот аромат опьяняет, рождая в сердце любовь.
Но эта радость для любящих,
Достигших своей цели.
Тот счастлив, кто, поцеловав любимую,
Согрел свое сердце.
Одни радуются весне,
(Жизнь такова), друг мой,
Я же превратился в скитальца по белу свету,
Потеряв невесту этой весной.

Отметим типично кумыкское заключение песни, в котором исчезает увеличенная секунда и гармонический звукоряд превращается в натуральный.

Фото

№ 4. В хоровой мужской песне "Вай, гиччи къыз" («Гой, маленькая») примечательно чередование двух басов, характерное для кумыкской народной песни. В основе этого йыра лежит дорийский лад, часто встречающийся в дагестанском фольклоре. Выдержанный бас (соль), в конце каждого периода опускается в VII натуральную ступень, подчеркивая тонику лада.

От кумыкских мужеских хоров часто веет суровой красотой. Появление в хоре параллельных квинт, а в партии солиста - мужественных интервалов дорийского лада придает напеву эпический характер.

Параллельные квинты, лежащие в основе гармоний многих кумыкских народных песен, свидетельствуют о связи с древней музыкальной культурой.

Гой, маленькая девочка, я хвалю тебя!
Пускай умру я, если буду жить без тебя,
Твои косы похожи на полозья санок,
Брови твои, как крылья ласточки,
Глаза твои, как ягоды тёрна,
Слова твои сладки, как сахар,
Щёки твои подобно горским яблокам,-
Нет сравнений для тебя в Дагестане.

Фото

№ 5. В кумыкских йырах встречаются напевы с расширенным кадансом. Иногда это расширение достигает одной, двух фраз, причем всегда исполняется на какую-либо гласную, чаще всего на "о". Такой каданс как бы подчеркивает значительность самого повествования.

Приведенный образец такого йыра записан от старика Муса из аула Буглен. Его напев, по-видимому, старинный, но есть основания думать, что заключительная часть йыра сложилась под влиянием русской солдатской песни XIX века (в особенности характереy скачок на кварту вниз в последнем такте). Эта песня обычно исполняется лицом, потерявшим брата.

Пускай не родится девушка у матери без брата.
Когда я вижу девушку с братьями, то вижу её
На празднике, сидящую на почетном месте.
Если вижу девушку без брата, чувствую, как сердце
Ее наполнено горечью.
Если бы сегодня у меня был брат, то два моих
Слова не поместились бы в мешке, а еслиб я
Набедокурила на свадьбе, то с братом мне это простили бы.

Фото

№ 6. Приём, заключающий предыдущий йыр (окончание отдельных фраз длительно тянущимся звуком), часто можно встретить также и в середине песни.

В данном йыре об Айгази, исполнявшемся заслуженным артистом ДАССР Гаджи Бекбулатовым, мы ясно обнаруживаем эти ферматы. Как и в предыдущем йыре, они исполняются легким звуком на букву "о", сообщая всей песне былинный характер.

В этом йыре обращает на себя внимание большая свобода инструментальных пауз между вокальными фразами. В таких случаях на агач-кумузе часто берут какой-либо аккорд в маршеобразном подвижном ритме (Фото и т.д.) Пауза здесь приобретает значительность и несет функцию подготовки к вокальному вступлению следующей фразы.

Приводим гармоническую схему сопровождения, являющуюся чрезвычайно типичной:

Фото

В скобки взят отсутствующий в данном примере, но типичный для гармонии кумыкских песен бас.

Последовательности g1, a1, g1 также, как g1, f1, g1 - типичны для народной музыки Дагестана.

Звукоряд этой песни можно рассматривать и как миксолидийский звукоряд g (мажор с пониженной VII) и как звукоряд С. Мы склонны видеть здесь скорее звукоряд g, поскольку миксолидийский лад весьма распространен в кумыкской народной музыке.

Фото

№ 7. Къазакъ йыр - образец старинного напева. В нем два периода. Первый состоит из двух предложений - вопроса и ответа. В трех случаях вопрос и ответ оканчиваются быстрым движением вниз и ферматой. В четвертом же случае появляется движение восьмыми триолями.

Этот йыр приводится с героическим текстом известного сказителя Ирчи КАЗАХА (Йырчы Къазакъа):

Ты сел на коня, когда состарилась весна и народилась осень.
Девушка, которую ты вез, была рабыней хана.
Когда донос об этом поступил Рейханат,
Мы уже были в горах на поляне.
Теперь на ногах у нас звенят кандалы,
На руках цепи,
Наш путь временный или вечный?
Есть ли возврат отсюда?
Нет счета дорогам, которые мы прошли,
Нет предела перенесенным мученьям,
Удивительно много у ханов придирок,
Даже ровную поляну они могут представить кривой.

Фото

№ 8. Эсги-йыр записан также от Мусая. В этом йыре мы встречаемся с характерным для кумыкской народной музыки последованием субдоминантового трезвучия после доминанты.

Как и предыдущий, «Эсги йыр» поется с героическим текстом сказания об известном Айгази, победившем хана в борьбе за честь отца своей возлюбленной и дорогих своему сердцу гостей.


Под горой туман ползет,
От отца родился сын как лев,
Ты, Айгази, хотел сесть на коня,
Тогда пришли в ваш дом два гостя на лошадях.
- Здравствуй, Айгази.
- Здравствуйте, дорогие гости, с приездом.
Самые любимые отцом гости приехали, их пригласили в кунацкую.
Не прошло много времени, как пришел друг его Умау.

С А Р Ы Н Ы

Фото

№ 9. В песне "Кто ты был" дается описание переживания воина, раненого в разведке и потерявшего сознание, спасаемого затем неизвестным другом. Воин благодарит своего спасителя.

Текст песни написан поэтом Керимовым.

В мелодии этой песни сказывается влияние азербайджанской народной музыки. Этим следует объяснить частое употребление увеличенной секунды.

Фото

№ 10. Текст сарына "Пашман кюй" ("Печальный мотив") говорит о неудачной любви девушки.

Ох, ох, я горю от страданий!
До сих пор тебя любила,
пускай же теперь моя любовь причинит тебе горе.
Кто любит мед, тот будет его кушать.
Он не хочет потрудиться для любви,
пусть же останется без нее.
Почему я любила тебя, ведь зря я тебя любила.

Фото

№ 11. В "Лирической песне" говорится:

Лошадь скачет в горах и резвится,
Но другой горы она не достигнет.
Ты любишь и я люблю,
До каких же пор мы будем так любить?
Наши годы так пройдут ли?
Любовь - серьезное чувство, скорее поженимся.

Фото

№ 12.В песне "Вай аман" говорится:

Смотрю и вижу тебя!
Я болею и не могу сказать тебе, что люблю тебя.
Тебя я любил, как молоко,
Но ты не считала меня даже собакой.
Что же я тебе сделал?

Песня проникнута глубокой, сдержанной печалью. В её основе лежит дорийский лад; мелодическое движение носит ниспадающий характер.

Фото

№ 13. В песне "Денгиз ягъа тегенек" говорится:

На берегу моря колючка,
Весной она расцветает.
Мы сидели с тобой
И хорошо говорили о нашем чувстве.
Где не теперь эти слова?

Фото

№ 14. В песне "Къарабурчакъ" ("Черная фасоль") поётся о красоте девушки:

Ой, ой, ой, глаза черные как фасоль,
Твои глазки черны, как фасоль.
Слова твои приятны.
Черную фасоль пусть посеют на Кадарских горах.
Я же думаю и страдаю,
А время уходит.

Фото

№ 15. В песне "Къарасамда гоьрмеймен" поется: "Если буду смотреть, не увижу тебя. С любимым разошлась, не знаю, что делать".

Фото

№ 16.Одна из своеобразных форм кумыкского фольклора – «Спорные частушки». Распевая частушки, молодежь состязается находчивости и остроумии. В данной частушке говорится:

ОНА: Эй, парень, идущий с поясом и с пуговицами,
Спрашивать не стыдно? Из какого ты селения?

ОН: Да, девушка, я с пуговицами и с поясом,
Зачем меня спрашиваешь? Я житель того света.

ОНА: Этот дом, внизу земля, а наверху камни.
Если ты пришел с того света, что там нового?

ОН: Некоторые копают, некоторые пишут,
Я, вот, удрал, а тебе копают.

Фото

№ 17. В песне "Кукушка" (шуточная частушка) говорится:

Привет тебе от девушки из Махач-Кала,
Если разведенную похвалишь, она будет заигрывать.

Фото

№ 18. В этой песне любимый обращается к разлюбившей его девушке:

Письмо пишу я, а сам я такой-то и такой,
Если не знаешь как меня звать, вот такие у меня черты:
Большие и маленькие руки, длинные я короткие ноги,
Вместо бровей пускай у тебя растут колючки!

Фото

№ 19. В этой песне говорится:

На вершине горы я живу,
Если встретится волк, я его застрелю,
Твоя грудь открыта, я думал это снег,
Среди гор с кем тоской поделюсь я?
Если нет тебя - не считаю себя я живым!

Размещено: 15.03.2012 | Просмотров: 7231 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.