Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкские гуены и тюмены

(к этнической истории Засулакской Кумыкии позднезолотоордынского периода (XV-XVIII вв.)

В истории изучения тюркского населения Северного Кавказа и, в частности, его северо-восточной части рассматриваемого периода имеется немало белых пятен [2, c.392]. В основном изучаются государствообразующие этносы, имеющие ныне свои самостоятельные государственные образования (или же административно-политически доминирующие на этих территориях: адыги, кабардинцы, чеченцы, осетины и др.). Тюркские же племена, вошедшие в состав того или иного народа в качестве их этнических составляющих, или же ассимилированные некоторыми из них в ходе длительной истории, зачастую остаются без внимания. Во многих случаях игнорируется (а то и намеренно замалчивается) их отдельная этническая принадлежность, их роль и участие в этногенезе и этнической истории региона.

С этих позиций огромный научный интерес представляет и вопрос о тюркских племенах Северного Кавказа позднезолотоордынского периода (XV-XVIII вв.), принявших участие в формировании позднесредневековых народностей.

В своем докладе хотел бы представить вниманию участников конференции конкретные этнические группы тюркского населения из золотоордынских владений на Северном Кавказе, исчезнувших из этнической карты региона, но прослеживаемых нами на основе различных источников: исторических, фольклорных, языковых, картографических, топонимических, эпиграфических, этногенетических памятников.

К ним относятся самые «древнейшие обитатели края» (Засулакской Кумыкии) – гуены и тюмены.

Гуены/гюены
(в свете исторических источников и этногенетических преданий).

Название этого племени заманчиво сопоставить с названием хуннского (и гуннского) царского рода китайских источников [45, s. 269-272) , из которого происходят и Тюмень, и Мете, и еще 18 царей. Название гуннов хьон, «сильнейшего племени тюрков» в транскрипции венгерского тюрколога Ласло Расоньи [47, s. 75] хорошо соотносится с кумыкским гюен.

На Кавказе и, в частности, в его северо-восточной части гуены хорошо известны с конца XVI в. [14] , в ту же эпоху известен также князь Куэнский, вассал кумыкского чанка-бека Султан-Мута Эндиреевского (Засулакского) из рода шаухалов Тарковских. Но, возможно, племя гуен (эр+гувен/эр-гуен?) упоминается и в самом конце XIV - начале XV века. На наш взгляд можно допустить связь между этнонимом гуен (эр-гуен) и названием племени и области Иркуун в районе «горы Эльбурз» Шереф ад-Дина Йезиди и Низам ад-Дина Шами, описавших походы Тимура 1395 г. [31, c. 122,182]. Известен этот этнотопоним (по всей видимости) и казахскому эпосу "Эр-Таргын", в котором упоминаются "обильные травою и водою предкавказские степи, называемые "Киян-Тюз" [6, с. 268]. О гюенах ("кугенах" сообщает и "Книга Большому чертежу" (ХVIII в.), размещающая их "в горах по Тереку (Арак-тау? - К.А.) и по рекам иным".

По вопросу их происхождения и узко-этнической принадлежности исследователи XIX века были единодушны: они - потомки гуннов. Ягуб-бек Лазарев (XIX в.), основываясь на сведениях армянских источников, в работе «О гуннах Дагестана» отождествлял гюенов с гуннами и писал, что этот этноним известен на Восточном Кавказе (Дагестан) со времен мидян [19]. Потомками гeннов считал гюенов и Н. Ходнев, занимавшийся историей гюенов и тюменов и других древних народов Кавказа [39].

Этому подтверждением служат сведения армянского автора Элизе, который среди 14 племен, подвластных тюркскому кагану в V в., упоминает "гуанов", т.е. гюенов" [41, s.34; 43, 47.]. "По преданию, писал Головинский, - одновременно с хазарами на Кумыкской плоскости появляются гуэны… (а потом тюмены). Гуэны считали себя потомками хазар, но можно предполагать, что они - потомки аур-хуннов (т.е гуннов-аваров.- К.А.). Гунны, оставшиеся на понизовье Кумыкской плоскости, названы гуэнами" [14].

Сами гюены также хорошо были осведомлены о своем происхождении и историческом прошлом, о чем свидетельствуют их этногенетические предания, записанные в первой половине XIX в. [1, c.114-127]. Согласно им, гюены считали себя "самыми древними обитателями Кавказа со времен персидского шаха Асфендияра" [34]. В этой связи важно отметить, что упоминаемый в преданиях гюенов Асфендияр (Аспендиат) древними иранцами отождествлялся с первым государем тюрков Алп Эр Тонга [46, с. 37]. Считается, что упоминаемый в иранском эпосе сын Афрасияба (Алп Эр Тонги) Эрджасп был царем хюенов (гюенов). В "Истории агван" М. Каганкатваци Аспендиат упомянут в качестве "главного бога гуннов" [15, c. 123].

Известен и ареал исторического расселения гюенов. По преданиям кумыкских гюенов, их предки первоначально населяли земли между Чир-юртом и Гамри с центром в Ихране [27, л.7]. По сведениям "Дербенд-наме" Мухаммада Аваби Акташи, "в крепости Ихран восседал сепахсалар Исфендияра, сделав (золотой) трон. Поэтому (правителя) Ихрана (населенного гюенами. - К.А.) называют Владельцем трона (Сахиб-ас-серир)" [11, c. 20]. В "Дербенд-наме" между Анжи и Балхом (Эндиреем) упоминается крепость Куйван, отождествляемый учеными с гюенами [11, с.31].

После монгольского завоевания гюены, как и другие домонгольские тюркские сородичи на Северном Кавказе, очевидно, были включены в т.н. седьмой, или черкесский, улус Золотой Орды. "В период нашествия татаро-монгол и Тимура гуены занимали предгорную полосу и составляли многочисленное племя и имели своих князей - писал кавказский этнограф В. Вейденбаум. - Они не отличались от кумыков ни своей наружностью, ни своим языком, ни верою, ни обычаями" [7, с.58]. Кумыкский писатель-историк Б.Атаев, исходя из сведений местных источников, уточняя В. Вейденбаума, считал, что гюены (гуэны) в период войн Тимура и Тохтамыша расселяли Салатавию (нынешние территории Казбековского и Новолакского районов РД). Им здесь принадлежали населенные пункты Алмак (город), Гуни, Гертме, Козтала, Инче, или Индже, Хубар, Буртунай [3]. Кроме того, как правильно указывал Н. Семенов, "некогда многочисленное племя гуенов имело своих представителей во многих селениях плоскости (Кумыкской - К.А.) и считало себя аборигенами страны" [32, c.237].

В посттимуровское время, когда этнополитическая ситуация в Золотой Орде и в частности в рассматриваемом регионе, была окончательно дестабилизирована, гуены, видимо, смогли самоогранизоваться и создать свое княжество. Во всяком случае, еще в конце XVI в. в Засулакской Кумыкии среди союзников кумыкского шаухала упоминается «куэнский князь Солтаней-Мурза» [23, c.27; 33б, с. 16-137; 12б, c. 159-160]

Устные предания кумыкского народа и данные топонимии также связывают гюенов как с гуннами (хунну), так и с Засулакской Кумыкией «Гюен-кала» (одно из старинных названий средневекового кумыкского города Эндирей), «Гюен-тала» (местность в совр. Казбековском районе РД), так и с восточной Чечней, с районом г. Гудермес, который кумыки называют «Гюнтиймес» - «Гюенлер бою Гюнтиймес…», что переводится двояко: «Земля гюенов» - долина речки Гюнтиймес [13, c, 623; 32, c.237; 5,c. ХСИ; 8]. В Засулакской Кумыкии и в позднем средневековье были известны многочисленные населенные пункты и крепости: Гюен-кала, Гюен-авлак (Гюен-поле), Гюен-сызак (Гюенская тропа), Гюен-аул, Гюен-тала, Гюен-отар [39, с. 38], в исторических песнях воспеваются "гуэнские луга» (Гюен авлак). В Засулакской Кумыкии гюены «имели свой аул на неприступной скале, близ Миатлов (ныне аул в Кизилюртовском районе РД.-К.А.) …» [39, c. 23, 24], здесь им также принадлежали "превосходные земли не в дальнем расстоянии от Андреева (кум. Эндирей.- К.А. ) и по берегу Сулака, выше Темир-аула", где они «занимались полевыми работами».

Из преданий, сообщенных кумыкскими князьями, сословием узденей и обществом Гуэнским, также видно, что «Султан-Мут, родоначальник князей кумыкских и основатель Эндиреевского бийлика, вышедши в конце XVI в. из Гельбаха (Чир-Юрта) с первыми поселенцами: Сала, Бураган, Гуэн, Тюмень и кумыками, поселился первоначально на урочище Чумлу, а оттоль перешел впоследствии времени на место нынешней дер. Андреевской (кум. Эндирей.-К.А.). [36, лл. 44-45]. По сведениям же Н. Ходнева, тюмены и гуэны пригласили его (Султан-Мута.-К.А.) перейти к ним» [36, лл. 44-45]. Он же, основываясь на доступных ему источниках, указывает, что «до Султан-Мута тюмены и гуэны имели своих князей; но сначала первые истребили князей у вторых, а потом вторые у первых. Наконец, после Султан-Мута те и другие подчинились его потомкам» [40]. А еще раньше на основании исследованных им архивов кумыкских князей А.-К. Бакиханов установил, что они, как и тюмены (см. ниже) «по пресечении рода собственного эмира, подчинились потомкам Казаналипа, сына Султан-Мута (жил в первой половине XVII в.-К.А.) [4, c.110].

Гуены (гюены) оставили следы своего влияния и на других этносах Кавказа. По сведениям Д. Шейх-Али, к этому "наидревнейшему в этих краях племени" восходят корни рода Гунай в Чечне [4, с. 23]. У кабардинцев также имелся род Куэн. Эту же фамилию носят некоторые лакские и аварские семьи.

Таким образом, упоминаемых в XVI-XVII вв. кумыкских гуенов, мы можем считать потомками кавказских гуннов, пронесшими свое исконно гуннское имя через тысячелетия и в качестве одной из этнических составляющих вошедших на рубеже XVI-XVII вв. в состав позднефеодальной кумыкской народности.

Тюмены/тюменцы
(в свете источников и этногенетических преданий).

В источниках упоминаются всегда в паре со своими сородичами – гюенами (см. выше). Тюмены также, как и их сородичи - гюены, "считали себя самыми древними обитателями Кавказа со времен персидских шахов Асфендияра, Кабада, Ануширвана" [37, с. 257; 1, c. 122]. Первые сведения о тюменах, как, пожалуй, и о гюенах содержатся в армянских источниках. Так, среди подвластных "гуннскому государю" на Северном Кавказе 14 тюркских племен, в Армянской истории (V в.) - наряду с "хун", "маскут", "пукур" (булгар), "гуан" (гюен), - называется и племя "тома" (тюмен?) [42,c.34; 44, s.47]. По сведениям же «Дербенд-наме Мухаммеда Аваби Акташи (XVII в.) о тюменах известно, что Ануширван Справедливый, т.е. Хозрой I, царствовавший с 531 года по Р.Х., сын шаха Кобада, желая преградить хазарам путь с севера в Иран, не только укрепил Дербент, но и занял поселениями плоскость от Дербента до Терека. В числе прочих было тогда переведено сюда из Персии племя Туман правителем которого Ануширван избрал лицо из среды того же народа и назвал его Туман-шахом. О пространстве первоначального владения Туман-шаха можно судить по тому, что в нем заключались города: Семендер (близ теперешнего Таргу, г. Махачкала); Инджи, в трех агачах (18 верст) от Семендера, на морском берегу; Кейван, между Тарху и Эндери; Балх или Эски Эндери (Старое Эндиреево) на р. Ихран, впадающей в Койсу или Сулак.

Итак, из приведенных объяснений можно заключить, что первоначальные владения тюменов ограничивались линиею гор Тарху к Ирхану (ныне район Чирюрта-Кизилюрта), а оттуда р. Койсу и Каспийским морем. Эта территория в раннем средневековье «составляла часть Страны гуннов, которая простиралась от Дербента до за-Терских степей» [19]. По свидетельству Моисея Хоренского, писавшего в IV-V вв. по Р.Х., в Прикаспийской (Кавказской) Гуннии существовали многие мелкие владения, как например, общество Инжи (Инчи), которому принадлежал город Инджи (Анжи), общество Таргы в городе Тарху и пр.[19]. Такое свидетельство нисколько не противоречит известию Дербенд-наме об образовании владений Туман-шаха в VI в., хотя бы и внутри Прикаспийской Гуннии. Напротив, говорит о том, что близкое соседство тюменов с гуннами началось еще в VI столетии и продолжалось до настоящего времени.

По преданиям кумыкских тюменов, как впрочем и гюенов (см.выше), тюмены и гуены появляются на Кумыкской плоскости одновременно с хазарами [14]. По тем же преданиям тюменов "их предки первоначально населяли земли между Чир-юртом и Гамри с центром в Ихране - Чирюрте" [27, л.].

Ученые, соглашаясь со сведениями преданий о том, что, позднесредневековые тюмены являются потомками раннесредневекового «народа Туманшахов, поселенного Ануширваном», считали, что само владение Туман-шаха в VIII в. находилось там, где "владение Шамхальское, нижняя часть Уцмиева" [4, c. 6]. С ним соглашался и Н.С. Семенов [32, с. 237].

По Семенову, тюмены были первым народом, поселившимся выше Эндирея по р. Акташ (Чумлу) (Там же). Известно, что Чир-юрт в древние времена назывался еще Кель-бахом, а еще древнее Играном и "некогда принадлежал хазарам и сильному народу тюмен" [32, с. 237]. Однако, как можно судить по сведениям источников, границы их владения с усилением власти кумыкских шаухалов, тюмены, видимо, были оттеснены на периферию, им удалось закрепиться только в низовьях Терека, т.е. в Засулакской Кумыкии.

По вопросу происхождения кумыкских тюменов существуют различные мнения. Русский кавказовед XIX в. Н. Ходнев считал асов (гунно-булгар) прямыми предками этого тюменского рода [40]. Специально занимавшийся историей «Кавказской Тюмени» историк-кавказовед Л.И. Лавров, на основании изучения исторических источников и их сопоставления пришел к совершенно обоснованному им выводу, что «исторические данные позволяют считать тюменов не только доногайскими, но и, возможно, еще и дополовецкими тюрками» [18, с. 164]. В свое время проф. С.Ш. Гаджиева высказала справедливое предположение о том, что фамильным прозвищем князей тюменских, возможно, было название, встречающийся в описании племен Засулакской «бурчебий» [39, c. 34], которое мы склонны соотносить с бурчевичами русских и с бурджоглу восточных летописей [1, c.53, 54]. Возможно, это фамильное прозвище скрывает их происхождение от раннесредневековых бурджан, т.е. от бургар (булгар, борган)1).

Хотя дискуссия на этот счет еще продолжается, но все же, говоря о тюменах, правильным будет отличать раннесредневековых тюменов (по терминологии Л.Лаврова «дополовецких тюрков») от позднесредневековых (т.е. золотоордынских), хотя и противопоставлять также нет у нас никаких оснований с учетом этногенетической преемственности ранне- и позднесредневекого тюркского населения в Засулакской Кумыкии. Понятно, что к тюменам («дополовецким» тюркам), безусловно, в результате войн и непрекращающихся перекочевок населения в период Золотой Орды, особенно в эпоху ее распада, примешались и другие тюрки (те же волжские, крымские татары, ногайцы и др.).

После монгольского завоевания Северо-Восточного Кавказа и образованием здесь пограничного округа во главе с Тюмень-Тохтой, одним из чингизидов, тюмены, очевидно, подпали под власть золотоордынских ханов. Не случайно же то, что именно на территории их расселения на Тереке возник золотоордынский город, широко известный в источниках XV-XVI в. под названием «Тюмень». Татарский историк М.Г. Сафаргалиев справедливо относил возникновение г. Тюмени на Тереке, как, впрочем, и г. Темникова в пределах современной Мордовской республики, к середине XIII в. на месте резиденции монгольских темников-начальников десятитысячного монгольского отряда, посаженных для поддержания ханской власти в завоеванных монголами странах» [29, c.472]. И, действительно, «если учесть указания русских летописей о появлении темников на Руси в 1259 г., то возникновение Тюмени надо отнести к этому времени, но, во всяком случае, не позже третьей четверти XIII в.» [29, c. 473].

Следовательно, мы можем утверждать, что в период после монгольского завоевания кумыкские тюмены (этнос) были включены в седьмой черкесский улус Золотой Орды в качестве вассалов чингизидских правителей, а их древнее самоназвание «тюмен»(«тумен») было отожтествлено с тюрко-монгольским термином «тумен» (десять тысяч).

Подтверждением вышеизложенного тезиса могут служить сообщения различных источников, в т.ч. и свидетельства епископа г. Султании (Иран) Иоанна де Галонифонтибуса, подолгу путешествовавшего по Кавказу. Так вот, этот автор (закончил свой труд в 1404 г.), говоря о Великой Татарии, сообщает, что «эта страна предоставляет поселения для многочисленных народов и состоит из различных провинций, а именно: Кумания, Хазария, кипчаки, гумат (!), кумыки и авары» [10, c. 34). Упомянутых здесь гумат, на наш взгляд, логичным будет отождествить с «тумат» (мн. число от тум), которых Плано Карпини (путешествовал в 1245-47 гг.) упоминает наряду с кумыками (комук), команами, чиркасами (чериг+асы), среди подчиненных монголам земель и народов [22, c. 267, 472]. И уже в начале XV в. в 1401 г. здесь на Северо-восточном Кавказе впервые упоминаются католические миссии, среди которых наиболее известными становятся "Chomek" ("Кумук"), "Tumen" ("Тюмень") и "Tarci" ("Тарки") (Ж. Ришар), до 1392 года входившие в "епископство Каспийских гор" ("брат Журден"). [43,c. 607; 16, c.112]. Их существование документирует относительную активность жизни в Тарках, и на Нижнем Тереке ("в Тюмени") в посттимуровское время.

Ситуации второй половине ХV века в Тюмени может быть реконструирована при опоре на свидетельство И. Барбаро (А.Е. Криштопа), описавшего вторжение сефевидов шейха Хайдара (1486 или 1487 гг.) на Северный Кавказ, сведения о котором итальянец почерпнул из устных рассказов. Хайдар, в "1486 году", из Персии, через Шемаху и Дербент вторгается на Северный Кавказ, возглавив многочисленные отряды газиев. Из Дербента доходят до "Тюмена", затем "двигаются к потоку, называемому Терх, который находился в провинции Элохци" (Эл+охци в значении «народ, страна лучников. - К.А.), войдя "в Каспийские горы", где были "многие христиане-католики".

В посттимуровское время, когда этнополитическая ситуация в Золотой Орде и в частности в рассматриваемом регионе, была окончательно дестабилизирована, тюмены, видимо, смогли самоогранизоваться и создать свое княжество (ханство). Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в ХV-ХVI вв. известностью пользуется Тюменское кумыкское княжество в низовьях р. Терек [18, c. 163].

Если судить по кумыкским, гребенским (терские казаки) преданиям, во главе этого ханства стоял кумыкский феодал Агры-хан (Аур-хан) Тюменский (от имени которого идут названия реки Агры-хан и Аграханского залива на Каспии).

Считается, что Агры-хан был племянником последнего ордынского хана Ших-Ахмата и кочевал между Доном и Волгой, но заведя с ханом обычную усобицу и оставшись побежденным, перебежал с своим улусом к Тереку, где занял Учинскую косу и от нее приморскую равнину между нижними течениями Сулака и Терека до озера Джунгула. Эти сведения и легенды об Агры-хане, владельце большого улуса, отложившегося в конце XV- начале XVI в. (но не позже 1525 г.) от Золотой Орды, приводит И. Д. Попко [25, c. 14; 41; 38. C. 65-67]. Именно этот хан в 1525 г. на своей вотчине, на левом берегу Терека (у устья Терека – Горынь-реки) дружелюбно принял первую партию казаков с Дона.

Известны и другие представители этой княжеской фамилии («тюменских шевкалов») в Засулакской Кумыкии. Это:

  • «шевкал Тюмени», «князь тюменских кумыков», принявший в 1558 г. подданство России Агим (он же, очевидно, Агиш. – К.А) [21; 33;30];
  • ставший «шевкалом» Тюмени в 1559 г. «тюменский князь Токлуй» [24, c. 313];
  • после смерти князя Токлуя в 1569 г. тюменским князем стал его племянник Тюгень Атяков;
  • братья Василий (?-1613) и Роман Агишевичи Тюменские стали родоначальниками одной из ветвей русского дворянства – князей Тюменских [17, c.230]; первый из них был воеводой в Ярославле (1614 - 1616), второй - в Соликамске и Ярославле (1619);
  • упоминаемый в 10.05.1578-03.11.1578 гг. в турецких источниках (“Tumen Begligi Mirzas?”, “Tumen Hakimi Tuki” ) правитель Тюмени, тюменский князь Султанай Бег (“Sultanay Beg”) – 19.04.1581-26.08.1583 гг. [45, s. 312, 314], а в русских источниках в 1588, 1594 гг. году - под именем «Салтаней князя» [5, c.73,571];
  • вассалы Султан-Мута Эндиревского «тюменские мурзы Маймет-мурза Тотуев да Черкас-мурза Салтанеев, да Магдей-мурза Салтанеев, да Канмурза Алкасов, да Амир-мурза Ракаев», принявшие в 1626 г. присягу «служить царю московскому и «от кумыцково от Салтан-Магмута-мурзы кабаками своими откочевати прочь и с ними битися» [28, c. 78-79.];
  • «Айтек-мурза Салтанеев тюменский владелец», в 1641 г. вместе с эндиреевским князем Казаналпом, в г. Терки присягнувший на верность царю Михаилу Федоровичу «по бусурманской вере» слу¬жить ему «верой и правдой» и вернувшийся к себе в Эндирей (Там же. С.154-155);
  • тюменский князь Шевкал, Зурешея сын (1641 г.) [28, c. 161-162].

На рубеже XVI-XVII вв., а именно в 1594 г., «кумыкское владение Тюменское с приморским городком Тюменем со смешанным населением из кумыков, кабардинцев, ногаев, астраханских и казанских татар и персидских тезиков» [20, c. 394] в результате русского завоевания исчезло с этнополитической карты Северо-Восточного Кавказа. Однако сам древний тюменский этнос продолжал еще существовать в составе бийликов в Засулакской Кумыкии. А.-К. Бакиханов писал, что «остаток древнего народа» «по пресечении рода собственного их эмира, подчинился потомкам Казан-Алпа сына Султан-Мута Эндиреевского» [4, c.10]. С прекращением существования княжества в результате его вхождения в 1594 г. в состав Русского государства часть тюменцев уходит не только в Засулакскую Кумыкию, где в Эндирее и Султанянгиюрте до сих пор известны под аналогичными названиями соответствующие кварталы, но и далее на юг, включая нынешние селения Кумторкала, и кайтагский Тюменлер [9, c.29-31]. Их этноним отложился и в микротопонимике кумыкского Притеречья: "Тюмен-авул", "Тюмен-чагар" (с. Эндирей), Тюмен-аул (с. Аксай). Известны были они под своим этнонимом еще в середине XIX в.

Из всего вышеизложенного напрашиваются следующие выводы:

1) тюмены, существующие в одной и той же местности по обеим берегам Сулака начиная с VI столетия по Р.Х. и в течение XIII веков, не утратили своей особенности, не слились окончательно ни с гуннами, ни с кумыками (шамхальцами), ни с черкесами (черигасами), ни с ногайцами, ни с кабардинцами;

2) при наибольшем распространении тюменских владений границы не доходили на юге до Таргу, на востоке до Каспийского моря, на севере переступали за Терек, на западе примыкали к мичкизам и кабардинцам или к рр. Мичику и Сунже. Вероятно, однако же, что усиление кумыкских шаухалов в XV-XVII вв. принудило тюменов уступить свои южные земли и подвинуться к северу;

3) во все те моменты, когда история упоминает о Тюмени, владение это сохраняет много признаков самостоятельности, так что Северный Кавказ разделяется между черкесами и тюменами подобно тому, как в русских летописях он присваивается черкасам и ясам;

4) положение оседлого Тюменского княжества относительно Дербента, Волги, Азова и Крыма служит самым наглядным доказательством того, что здесь существовал торговый караванный путь; а на таких двух переправах как через Сулак и Терек, торговым людям было физически невозможно обходиться без помощи местного населения. Следовательно, на обеих реках неминуемо надобно было иметь склады товаров и поселения. Не приходиться сомневаться в том, что эти пункты были в руках преобладающих здесь тюменов, а не какого-нибудь из их соседей, во-1-х потому, что за Тюменью всегда оставалось здесь преобладающее значение, и, во-вторых, что все прочие племена помнят о своем приходе на Кумыкскую плоскость, хотя бы и о вторичном; а тюмены, раз поселившись на ней, никуда уже не уходили.

Таким образом, упоминаемых в XV-XVII вв. кумыкских тюменов, как и их сородичей гуенов, мы можем определенно считать потомками осевших на Кавказе в IV-VI вв. кавказских гуннов (булгар, хазар, аваров), пронесшими свое исконно гуннское имя через тысячелетия. В последующие эпохи к ним, очевидно, примешались куманы, татары Золотой Орды. Они же являются двумя среди многих других этническими составляющими вошедшими на рубеже XV-XVII вв. в состав позднефеодальной кумыкской народности.
 

Примечание

1) Ленинградский ученый установил, что чтение «бурджан» является ошибочным. Арабская графика дает четыре схожих написания: булгар, булкар, бургаз и бурджан. Третья согласная в этих словах может передавать согласный звук «г». В двух последних словах третья согласная предает звук «г» именно в иноязычных словах. Таким образом, по В. Полосину, читать следует «бурган». По нему, «бургаз» и «булгар» являются диалектными формами общего древнего этнонима «бургар», который впервые упомянут у византийского автора Захария Ритора (ок.555 г.). (См.:Полосин В. Этноним «булгары» в арабских источниках // Крат.сообщ. VII науч.сес. ЛО ИВ АН СССР. Л.1971.С. 26-29).
 

Список источников и литературы

  1. Алиев К.М. Дорогой тысячелетий. Кумыки их этнородственные связи. Махачкала. 2004.
  2. Алиев К. Влияние Золотой Орды на этнос и культуру Кавказа. С. 392- 400 // Золотоордынское наследие. Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды ( XIII-XV вв.). Казань, 17 марта 2009.Вып1. Казань. 2009.
  3. Атаев Б. Акъсакъ Темир // газета «Ёлдаш»1995. 10 декабря.
  4. Бакиханов А.-К. Гюлистан-и Ирам. Баку. 1991.
  5. Белокуров С. Сношения России с Кавказом, М., 1889. С. Х СИ.
  6. Богатырские сказания. Алма-Ата, 1985.
  7. Вейденбаум Е. Г. Начало гуэнской песни // СМОМПК. 1893, Вып.18.
  8. Головинский П. О гуенах и тюменах // «Терские ведомости». 5.Владикавказ. 1871.
  9. Гусейнов Г.-Р. А.-К.. Кумыки-брагунцы: история и современность // журнал "Возрождение", 5-1999.
  10. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII-XVIII вв. Махачкала. 1992.
  11. Дагестанские исторические сочинения. М.: «Наука». 1993.
  12. Документы о вхождении Дагестана в состав России // Русско-дагестанские взаимоотношения в XVI - начале XX в. Махачкала, 1988.
  13. Дубровин Н. История войн и владычества русских на Кавказе. Т.1..Кн.1. СПб., 1871.
  14. Из рукописи П. Головинского. Терские ведомости. 1873, №5.
  15. Каганкатваци Моисей. История агван. СПб., 1861.
  16. Криштопа А. Сведения западноевропейских путешественников ХV в. о Дагестане - Вопросы истории и этнографии Дагестана. М.-ла, 1970.
  17. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. М., 1963.
  18. Лавров Л. И. Кавказская Тюмень // Из истории дореволюционного Дагестана. М. 1976.
  19. Лазарев Я. О гуннах Дагестана. // "Кавказ", 1859, №34.
  20. Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и ХХ век. М., 1996.
  21. Н. С. в газ. "Кавказ" 1886 г. (№№ 141, 142, 178, 179).
  22. Образование Золотой Орды Источники по истории Золотой Орды. Казань. Татарское книжное издательство. 2008.
  23. Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией. Сост. Н.И. Веселовский. Т. 1.
  24. Полное собрание русских летописей. т.XIII. 2-половина. СПб., 1906.
  25. Попко И. Д. Терские казаки со стародавних времен. Вып.1. Гребенское войско. СПб.1880.
  26. Рук. фонд ИИАЭ ДНЦ РАН.Ф.Оп.1. Д.215. Л.7.
  27. Рук. фонд ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф.1. Оп.1.Д.2151. Л.7.
  28. Русско-дагестанские отношения XVII – первой четверти XVII вв.. Махачкала. 1958.
  29. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций. М. 1996.
  30. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа" (вып. XVII, Тифлис, 1893.
  31. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды (извлечения из персидских сочинений, собранных Г. Тизенгаузеном). Т.2. М.-Л., 1941.С.с. 122, 182.
  32. Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб. 1895.
  33. Собрание юридических обычаев кумыкского народа по делам кровным, Н. С. Семенова ("Юридическое Обозрение", 1881 г., №№ 29 и 30.
  34. Тамай Абдула. Материалы к вопросу о феодализме в истории Дагестана // Революционный Восток. М. 1935. №5 (33).
  35. ЦГА РД.Ф.105. Оп.2. Д.4.
  36. ЦГА ДАССР, ф. 105. Оп. 4. ЛЛ. 44-45.
  37. ЦГА РД. Ф.105.Оп.2. Д.4. Л.257.
  38. Шенников А.А. Червленый Яр в XV веке. Л. 1987.
  39. Шихалиев Д. Рассказ кумыка о кумыках (Тифлис.1848). М.-ла.1993.
  40. Ходнев Н. Заметки о древних названиях кавказских народов // Кавказ. 1867. №45, 67,81).
  41. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.
  42. Elize, Vardabed, Mamikonlu Vardan`in ve Ermeniler Savasinin Tarihi (449-482 yillari), ermeniceden cev. V.Langlois, Coll. II.34/
  43. Jean Richard. Les Missionaires latins ches les Kaytak du Daghestan (XIV-e - XV-e siecles // Материалы ХХV Международного конгресса востоковедов. М. 1963, т.III.
  44. Kirzioglu, Fahrettin. Kipcaklar. Ankara. 1992.
  45. Kirzioglu, Fahrettin. Osmanlilar`in Kafkas-Eller`ini Fethi (1451-1590). Ankara. 1992.
  46. Ogel B. Buyuk Hun Imperiyasi. Baki, 1992.
  47. Оздек Р. Тюркюн гызыл китабы. Пер. с турецкого. Баку. 1992.
  48. Rasonyi Laslo. Tarihte Turkluk. Ankara, 1981.

Источник: Султан-Махмуд и его наследники в дагестанском историческом процессе (XV-XVIII вв.). Материалы международной научной конференции. 20 апреля 2011 г. М. 2011. С.106-121

Размещено: 31.01.2012 | Просмотров: 4117 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.