Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыки-брагунцы: история и современность

Таким является общепринятое название кумыков, проживающих в настоящее время в пределах Чеченской Республики. Они - неотъемлемая часть кумыкского народа, прямые потомки древнейшего автохтонного тюркского (протобулгаро-кумыкского) населения Северо-восточного Кавказа и Дагестана, известного еще до образования в середине VII в. Хазарского каганата. Об этом свидетельствует близость их самоназвания Борагъан, восходящего к более древнему Барагъан (не путать с народно-этимологическим Барагъан "идущий"), к наименованию более древнего, известного с конца VI в. тюркоязычного образования вышеназванного региона - Берсилия/Барсалия, откуда, согласно преданию, сохраненному еще в XII в. Михаилом Сирийским, вышли знаменитые хазары, также являющиеся одними из предков кумыков. Барсалия простиралась в период своего существования от Дербента на юге и до равнины при Сулаке и Тереке.

При этом распространение различных вариантов самоназвания брагунцев отмечается на широком пространстве от нынешнего Кисловодска, где соответствующее наименование - Баргустан - упоминалось еще турецким путешественником XVII в. Эвлия Челеби и известны до сих пор хребет и станица Боргустанские, до Северной Кумыкии - населенный брагунскимми выходцами квартал Борагьан-авул древнейшего засулакского кумыкского населенного пункта Эндирей, брод и селение Борагьан-гечюв на р.Аксай. Ученые отмечают также особую насыщенность соответствующими названиями равнинной части Северо-Восточного Кавказа от Владикавказа до устья р.Сунжи, где в присунженской долине на территории нынешней Ингушской Республики до сих пор почитается как мусульманская святыня средневековый тюркский мавзолей Боргьа-каш (дословно "Брагунская могила").

Сюда же следует отнести и некоторые смежные горные территории, если иметь в виду наименование хребта Бурагъан щу в районе Чиркея и названия тухума и квартала Бурагъан в лакских селениях Вихли и Багикла. Нельзя не согласиться в связи с этим с мнением известного этнографа, историка-кавказоведа Л.И. Лаврова о видной роли брагунцев в истории не только Северного Кавказа, но и отчасти Дагестана.

Дальнейшая судьба брагунцев была связана, по всей видимости, с тюменцами - дополовецкими тюрками, населявшими верховья Терека. Именно в их юрт (Тюмень) и бежала в XIII в. часть половцев-кыпчаков, разгромленных татаро-монголами. Уже в XV в. на пространстве от низовьев р.Терек до р.Сунжи, которой к этому времени достигли двигавшиеся с запада адыги - будущие кабардинцы - существовало Тюменское княжество, зависевшее от шамхальства. С прекращением существования княжества в результате его вхождения в 1594 г. в состав Русского государства часть тюменцев уходит не только в Засулакскую Кумыкию, где в Эндирее и Султанянгиюрте до сих пор известны под аналогичными названиями соответствующие кварталы, но и далее на юг, включая нынешние селения Кумторкала, о чем сообщал еще А.-К. Бакиханов в "Гюлистан-Ираме", и кайтагский Тюменлер. О том, что основная масса брагунцев оставалась в традиционном регионе проживания на Северо-Восточном Кавказе, свидетельствует широкая известность еще в XVII-XVIII вв. самоназвания брагунцев даже в грузинской и западноевропейской географических традициях. Так, часть р.Терек примерно от выхода на равнину и до впадения в нее Сунжи на одной из западноевропейских карт середины XVII в. называлась Барагун, а в "Географии" середины XVIII в. грузинского ученого Вахушти Багратиони - Бораган.

Вместе с тем, как свидетельствует наименование мичкиз (минкиз) населения нынешней Чечни, прежде всего восточной ее, между верховьями рек Аксай и Хулхулау, части - в пределах исторической Ичкерии - в русских документах XVI-XVIII вв. и квартала Мычыгьыш-авул, основанного в XVIII в. с Карабудахкент, брагунцы могли находиться и в составе покидавшего и этот северовосточнокавказский регион кумыкского населения. В результате к началу второй половины XVIII в. носители нынешнего брагунского говора терского диалекта кумыкского языка оказались в основном сосредоточенными, вероятно, в с. Старом (Толстой) Юрте - ныне чеченском, а также в нынешних двух селах, в которых проживает в настоящее время их ядро - Брагуны и Баммат (Янги) юрт, расположенных примерно в 10 км друг от друга на правобережье Терека и устья впадающей в него Сунжи. В дальнейшем оба населенных пункта входили в состав различных кумыкских феодальных владений нынешней Чечни, причем, по свидетельству источников начала - первой трети XIX в., первое - Брагуны (кум. Борагьан), населенное большей частью кумыками, а также черкесами, впоследствии окумычившимися, как и проживавшие здесь в то же время чеченцы и карабулаки, насчитывало 350 дворов. Оно вместе с другими кумыкскими селениями Новый Аксай и Эндирей являлось одним из крупнейших центров меновой торговли на Северо-Восточном Кавказе. Приезжавшие сюда для торговли чеченцы, терские казаки, армяне, грузины общались с местными жителями на кумыкском и ногайском языках - основном традиционном средстве межнационального общения народов Северо-Восточного Кавказа в досоветский период. Другое селение - Терикаул (Гъумки) "кумыкский"(юрт) и Чергесаул, в котором живут выходцы из чеченских тейпов, также считающие себя кумыками, но помнящие свое частичное чеченское происхождение и знающие чеченский язык наряду с кумыкским. В дальнейшем, если после окончания Кавказской войны и до 1926 г. брагунцы были объединены с северными (засулакскими) кумыками в пределах Терской области, а затем и Терской Республики, хотя и находились в разных округах, то с присоединением в 1926 г. к ДАССР Хасавюртовского округа Терской Республики они оказались разделенными административными границами с основным массивом кумыкского населения, объединенного в пределах другой республики. Известно, что, по данным переписи 1970 г., в тогдашней Чечено-Ингушской АССР проживало 7218 лиц кумыкской национальности, в 1979 г. - 8087, в 1989 г. - 9853, из которых 9628 человек находилось в пределах, входящих в состав ЧРИ. Составляя 0,7% в 1970 и 0,8% в 1979 гг. населения ЧИАССР , кумыки (в подавляющем большинстве своем брагунцы) занимали второе место среди нерусскоязычных национальных меньшинств (в настоящее время в связи с массовым отъездом армянского меньшинства - первое) и первое по сравнению с другим тюркским меньшинством - ногайцами (0,5%), а также иными, но уже дагестаноязычными народами. В пределах своего основного, преимущественно компактного терско-сунженского ареала обитания, где представлено абсолютное большинство кумыков-брагунцев, они, согласно данным переписи 1989 г., сосредоточены, кроме в сущности, исключительно кумыкских селений Бамматюрт Грозненского района (2,4 тыс. или 2,6% населения района) и Брагуны Гудермесского района (2,4 тыс.), также в с. Новые Брагуны (Брагуны-курорт, Янгы Борагьан, чеч. Дарбанхи), где к нему относится часть его 1,4-тысячного населения - всего около 4 тыс. в Гудермесском районе, или 4,8% его населения. 1011 кумыков, преимущественно брагунцев, проживает в г. Гудермесе, составляя 4,6% его населения, 1991 - в Шелковском районе (около 4% жителей, проживающих в основном в районном центре - станице Шелковской), 962 - в г. Грозном (около 0,25%).

При этом кумыки-брагунцы поддерживают достаточно тесные отношения вплоть до заключения браков с представителями остального кумыкоязычного массива, особенно города Хасавюрта и его региона. В школах с. Брагуны, Новые Брагуны и Бамматюрт традиционно в качестве родных изучаются кумыкский язык и литература. С изменением общественно-политической ситуации перестроечных лет в ЧИАССР был создан действующий до последнего времени, но только в Гудермесском районе, культурный центр "Борагьан", регулярно стала издаваться на кумыкском языке часть Гудермесской районной газеты, а 1997 году был избран в парламент Чечни первый кумыкский депутат Нурадил Кукуев - выходец из г. Гудермеса. Находящийся ныне на пенсии бывший директор Брагунской СШ Аббас Мамаев обращает большое внимание сбору и изучению богатейшего местного фольклора. Он регулярно публикует свои произведения на кумыкском языке на страницах местной и республиканской (РД) печати и пользуется большим авторитетом среди брагунцев, являясь одним из "неформальных" лидеров своей общины, отличающейся чрезвычайно спаянностью и мобильностью. К числу других видных кумыков-брагунцев следует отнести профессора, доктора химических наук, уроженца с. Бамматюрт Пейзулаева Шамсудина Исаевича. Он в течение ряда лет вплоть до своей кончины был проректором по учебной работе Чечено-Ингушского госуниверситета, а до этого работал в таком известном центре физической химии, как г. Обнинск.


Опубликовано:
журнал "Возрождение", 5-1999

Размещено: 09.12.2007 | Просмотров: 12073 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.