Кумыкский мир

Культура, история, современность

Бакинские встречи

Из зарисовок о былом

Необыкновенной красивой женщиной, потрясшей меня своей внешностью была кумычка из Аксая Амина Аджиева. - рассказывал мне в мою бытность в Баку 16 апреля 1997 г. директор Мемориального музея им. Узеира Гаджибекова Рамазан Гамзатович Халилов. - Слов не хватает описать, надо было ее видеть. Она была рослой женщиной, под 185 сантиметров. Я в нее влюбился. Чем не жених: рост такой же, хорошо сложен, женщины и девушки оглядывались на меня. Мы встречались в Тифлисе, во Владикавказе, дружили. Когда я заикнулся о сватовстве маме, Гусни Джемал, она посоветовала: "Не в свои сани не садись".

Первым ее мужем стал иранский консул во Владикавказе - Давуд-хан. Амина приняла иранское подданство. Когда она выходила замуж, ей было 20 лет, а он, хоть внешне выглядел красивым, но был старше ее на 25 лет. Поэтому не надо было обладать особым умом, чтобы понять - их супружество являлось сделкой. В 1920 году во Владикавказ вошли большевики. Семью Аджиевых под свое покровительство взял консул Давуд-хан.

Через несколько лет его перевели в другое место. Они разошлись. Однако Амина недолго оставалась в одиночестве. Ее вторым мужем стал венгр, инженер-строитель, приглашенный в Азербайджан на строительство малых ГЭС - Бонди Фон-Вайда. Летом реки Азербайджана мелеют, и его опыты не всегда были удачны, поэтому его арестовали, обвинив во вредительстве. Амина тайком пробралась в Венгрию. И умно поступила. Ее мужа обменяли на коммуниста Ракоши, и он вернулся домой. Они снова встретились. Амина ничего не делала, праздно проводила время. Тогда она получила приз на конкурсе красоты за свою обаятельную внешность.

После Отечественной войны при создании ООН Вайда работал в ней в качестве эксперта по вопросам энергетики. В связи с болезнью дагестанки они переехали в Италию. В Риме случился небольшой казус. В числе других они были на приеме у Папы Римского. Все целовали ему руку, а она этого не сделала. Все были шокированы, однако когда выяснилось, что она мусульманка, вопрос сам собою отпал.

Вылечить ее не удалось. Она умерла от рака. Похоронили ее в Италии - на римском кладбище для чужеземцев. Это было в 1961 году. На ее могиле был установлен скромный камень с надписью: "Дагестан. Хасавюрт. Асев-Аджиева Амина - Вайда Амина Абдулвагабовна". И даты: 1907-1961 гг. Ее муж приехал в Баку и встретился с родственниками жены - Заурбеком Багаутдиновичем Аджиевым и его домочадцами. Ее отец Абдулвагаб Аджиев в свое время служил в конвое императора и имел чин ротмистра...".

Таков был его рассказ в тот день. На следующий день, 17 апреля, Рамазан Гамзатович повез меня к Заурбеку Багаутдиновичу Аджиеву, родственнику Амины Вайда (Аджиевой). Нас приняли отменно. После чая по нашей просьбе хозяин дома приступил к рассказу о своей родословной, а я, в свою очередь, услышанное заносил в заветную тетрадь. Говорить начал Заурбек Багаутдинович о дедушке, который являлся отцом Амины, что мне и нужно было.

"Дед мой Абдул-Вагаб Асев-Аджиев из Яхсая. Подал заявление в Петербург, чтобы его, как князя, приняли в конвой Александра II. Все это было устроено без проволочек. Дед выехал в Петербург.

Служба началась с одной семейной неприятности. Женою у дедушки моего была красивая, но взбалмошная татарка. Она приехала за мужем в Петербург и начала устраивать ему сцены. С большим трудом ему удалось избавиться от назойливой женщины.

Вскоре Абдул-Вагабу Аджиеву встретилось юное создание, светлая, с симпатичным лицом девушка и ростом с Золушку - всего 160 сантиметров, а он гигант в 2 метра. Они были не разлей вода. Звали ее Фрида-фон-Канн. Потом выяснилось, что жена моего дедушки внучатая племянница Генриха Гейне. Все это здорово, однако необходимо было навестить родных, близких. Как будет выглядеть перед ними Абдул-Вагаб? С такой женой?

Необходимо пояснить, что дед женился на ней в Берлине. Оттуда они совершили поездку в Париж, где было решено, что в турецком посольстве она примет новую религию и новое имя, станет мусульманкой. В посольстве, вместо того чтобы исполнить ее просьбу, Фриду стали отговаривать, что человек, пришедший с ней в черкеске, дикарь, и разве можно доверять ему судьбу. В посольстве не знали ее характера, а главное - любви к дагестанцу. Они выехали в Брюссель, где без всяких проблем она приняла ислам и стала именоваться Солтан-Ханум. К моменту отъезда в Дагестан Фрида владела более-менее русским языком и несколькими словами на кумыкском.

Заранее оповестив родственников, они на фаэтоне прибыли в Яхсай, где среди других именитых гостей их встречал младший брат Абдул-Вагаба - Гамзат, владевший Аграханскими рыбными промыслами. Прием был отменным...

Скончался дед в 1921 году в Тифлисе, похоронили его в пределах Ботанического сада. У нас хранилась фотография, на которой Солтан-Ханум (Фрида) сидит у могилы Абдул-Вагаба, а рядом с ней Кафурбек - двоюродный брат моего отца, который сейчас находится в Италии. Не знаю, куда фотография запропастилась..."

Размещено: 06.09.2007 | Просмотров: 3648 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.