Кумыкский мир

Культура, история, современность

К истории селения Эрпели

Документальные и устные источники свидетельствуют, что в Эрпели правили князья, называвшиеся карачи-беками (къарачи-бийлер). Династия карачи-беков имеет древние корни, сами они ошибочно возводили их к роду хана Сураката, однако все прочие карабудахкентские, кафыр-кумукские, губденские, гелинские и гамринские карачи-беки были хорошо осведомлены о своем хазарском происхождении.

Вероятно, новую легенду о своем "происхождении" выдумали сами эрпелинские владетели, не считая прочих менее удачливых карачи-беков себе ровней и претендуя на ханское достоинство. Претендовать на происхождение от шаухалов они не могли, так как шаухальская родословная два-три века назад была достаточно хорошо известна, а вот происхождение и личность самого Сураката, да и биографии его многих потомков были окутаны туманом.

Девлет-Мирза Шейх-Али считал карачи-беков "блюстителями древних обычаев кумыкского народа". Такого же мнения придерживался другой наш историк Джамалутдин Карабудахкентский, писавший, что судьями их назначил сам исламизатор Дагестана Абу-Муслим (См.: История Кавказа и селения Карабудахкент Джамалутдина Карабудахкентсквго. Махачкала, 2001, с. 138).

Следующими по влиянию за карачи-беками шли сала-уздени, к началу XX в. в Эрпели проживало 24 семьи сала-узденей (См.: "Выписки из документов и материалов Баку и Тбилиси 1912-1914 гг.", собранные В.А. Тюриным. Рукописный архив ИИАЭ ДНЦРАН).

Вот что о появлении этой социальной группы в долине Шура-Озени записали 65 лет назад, 18 апреля 1941 г. Расул Магомедов и арабист Абдурахман Казиев из Нижнего Дженгутая в Ишкарты со слов нескольких 90-летних стариков. По их словам, в местечке Казбек-юрт, по другим сведениям, Бек-юрт, территория которого ныне затоплена чиркеевским водохранилищем, жило семь знатных семей. Из-за нападений своих новых многочисленных соседей - чиркеевцев (Чиркей основан выходцами из Гидатля в XVI в.), им пришлось покинуть родной аул. Часть ушла в Чечню (в чиркеевском предании о Бек-юрте указываются Эндирей и Яхсай), другая перебралась к морю в местечко "Шаухал", но тамошний климат им не понравился, и тогда они перебрались поближе к горам в долину Шура-Озени. Здесь во второй половине XVI в. сложилось полунезависимое княжество во главе с карачи-беком Исмаилом.

Первое упоминание об Эрпели в русских документах относится к 1589 г., терский воевода князь А.Д. Хворостинин упомянул в своей переписке с царем Федором Ивановичем Эрпели, как место, куда сбежал толмач (переводчик) Юшка Федоров, бывший родом из насильно крещеных астраханских татар. В Терках тогда было настолько туго с хорошими переводчиками, что в погоню за беглецом была отправлена чуть ли не целая сотня стрельцов, но схватить Юшку так и не удалось. Из архивных документов известно, что он в Эрпели, вернувшись к вере предков, женился и у него родился сын.

В 1591 г. сыновья Исмаила, в русских источниках "Смаилевы дети", Будайчи Эрпелинский и его брат Кей-Хосров "согнали с кабака" сына Чопан-Шаухала Алхас-Мирзу, известного своей дружбой с Ших-Мурзой Окуцким. Интересно, что "кабак" этот находился к югу от так называемой "Окоцкой земли", на пути в Грузию.

Согласно кавказоведу Леонтовичу, "кабаками" у кавказцев назывались укрепления, башни или феодальные замки, у кумыков и сейчас существует выражение "къабакъ алда", т.е. "в сенях", возможно восходящее к кумыкской архитектурной терминологии XVI в.

Алхас бежал в Тарки, где был арестован и посажен на время в темницу по приказу своего старшего брата Сурхая-Шаухала. Последний мстил ему за предательский союз с врагами суверенитета Шаухальства, вышеназванным Ших-Мурзой и кабардинским князем Алхасом Джиляхстановым.

В составленном Белокуровым сборнике "Сношения России с Кавказом" на стр. 533 сказано, что вместе с другими князья новому царю Михаилу Федоровичу "шертовал" (от кум. "шарт" - клятва) в верности "Ерпельской князь Будачеев брат Магомет-Мурза". В другом документе этот же Магомет-Мурза назван сыном Будайчи. Он вошел в историю Кавказа своим участием в войне князя Таусултании (территория от Дарьяла и примерно до современного Урус-Мартана) против князя Казия Пшеапшуковича, фактическим главой всей остальной Кабарды (Къазы-Кабарты кумыкских преданий). В войне участвовали и всадники Эрпелинского бийлика (РГАДА, Фонд - Кабардинские дела, дело № 6).

Во второй половине XVIII в. Я. Рейнеггс впервые упоминает о наличии в Эрпели книги "Исмаил-Куран", сообщает, что по этой книге судились также в Карабудахкенте и в Губдене. Под названием "Исмаил-Куран" у кумыков и других дагестанцев известно популярное в Дагестане сочинение известного факиха (специалиста по мусульманскому праву) Исмаила ибн Яхья ал-Музани (ум. в 878 г. Хиджры) по шафиитскому праву. Однако эрпелинский список имел важное отличие от других, в нем, например, на полях записывались различные достопамятные события. Один из основоположников русского востоковедения академик X. М. Френ в середине XIX столетия писал, что "Исмаил-Куран" представлял собой перевод Корана с арабского на один из местных языков (См. Генко А.И. Арабский язык и кавказоведение// Труды Второй сессии ассоциации арабистов. М.-Л., 1941 г. вып. 36. с. 94).

Вероятно, эта книга представляла собой Коран с приложенным тафсиром (комментарием) вышеназванного Исмаила ал-Музани с их параллельным переводом на кумыкский язык. К сожалению, "Исмаил-Куран" бесследно затерялся в бурные 1920-е гг. и поэтому мы не можем точно ответить, что именно он из себя представлял, и был ли переведен нашими предками на родной язык весь Коран целиком или только часть его, но интересен уже сам факт существования перевода в XVIII в.

 

Источник:
"Ёлдаш/Времена" 13/08/2006

Размещено: 20.08.2006 | Просмотров: 5141 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.