Кумыкский мир

Культура, история, современность

Капчыгай и капчыгайцы

Историографические заметки

Тысячи лет назад долину Шура-Озень облюбовали загадочные племена. Они не оставили после себя ничего кроме черепков посуды и описывающих первобытную охоту рисунков на скале. Но ведь и от древнейших цивилизаций Америки или Канарских островов следов почти не сохранилось. Однако мы знаем о них куда лучше, чем о минувших цивилизациях родного края. Словно мировая история начинается не с истории отчего дома. Древние цивилизации Кумыкской равнины не были немы, об этом свидетельствуют наскальные рисунки в Капчыгае и в иных местностях. Нам же остается лишь научиться их читать и понимать.

Известно несколько версий значения названия Капчыгай. Согласно одной из них оно происходит от этнонима кыпчак, согласно второй от имени основателя селения "привратника" Къапучу Агая. Однако наиболее достоверной можно считать этимологию от тюркского слова капчыгай - "ущелье, теснина, проход". Капчыгаев на просторах Евразии немало, есть город в Киргизии и село в Балкарии. Старинное кумыкское название Владикавказа Капкай имеет один корень с Капчыгаем къапу - "ворота", "проход". Того же происхождения и имя селения Капкайкент, расположеное в ущелье, которое старожилы и по сей день называют Капчыгаем. Капчыгай и впрямь находился в проходе, который образован некогда полноводной Шура-озенью в твердыне хребта Нарат-Тюбе. Через капчыгайское ущелье шла одна из дорог, соединяющих Темир-Хан-Шуру, Казанище и внутренний Дагестан с каспийским побережьем.

Интересна старинная кумыкская песня о Батыр-Мурзе Капчыгайском во многом схожая с кабардинским прозаическим сказанием об их национальном герое князе Андемиркане и, видимо, также относящаяся к периоду XVI-XVII, когда Кумыкия и Кабарда были пограничными государствами. Только если кабардинский князь совершал подвиги в Тарках при дворе шаухала, то капычгаец Батыр-Мурза делал все то же самое в Кабарде. На основе Йыра о Батыр-Мурзе писатель К. Абакаров написал книгу "Халкъ кахруманы" на кумыкском языке.

Первое документальное упоминание Капчыгая связано с походом воеводы А. Д. Хворостинина на Тарки в 1594 г. После этого события в отчете агента и толмача Терского городка Аллаги упоминается Капчыгай, в котором князем "сидит" шевкалов сын Алхас, а при нем 30 конников. В середине XVII в. шаухал Сурхай III (правил в 1641-1668 г.) сделал Капчыгай уделом своего сына Келемета (Гюль-Мухаммеда, фигурировавшего в русских документах как Келмамет-Мурза). В честь одного из его ближайших потомков Казан-Алпа род капчыгайских князей получил фамилию Казаналиповых. До Келемета, согласно информации записанной Сословно-поземельной комиссией в 1860-х г. у сельских старожилов, правителем села являлся некий Ахмедхан Айсул, чье происхождение не известно. Имя князя Ахмедхана Айсула запечатлелось в названии скалы Ахмат-Айсу-Кала. Однако в капчыгайском предании имя этой скалы связывается с будто бы окаменевшими юношей Ахматом и похищенной им княжной Айсу (см. Мухтар Къурбанов. Агьмат булан Айсул// Ёлдаш за 1.10. 1999 г.).

150 лет назад в селе было 104 двора. Из них узденских 93. В научном мире не сложилось единой точки на вопрос о социальной принадлежности Казаналиповых были ли они "чистыми князьями" (таза бий) или же чанка. В работах А.-Г. С. Гаджиева и В. А. Тюрина они указываются как чанка. У последнего приводится и их количество в Капчыгае на 1913 г. - 10 семей, 18 мужчин. В тоже время, в официальных документах начала XX в. капчыгайские феодалы фигурируют не иначе как князья. Помимр Казаналиповых в селе жили также чанки Уллубиевы.

Асельдер-Бек (1854 или 1855-1928 гг.), участник Русско-турецкой войны был чиновником по особым поручениям при наместнике Кавказа И.И. Воронцове-Дашкове и имел звание царского шталмейстера. Он являлся крупнейшим помещиком Дагестанской области, количество его земель оценивалось в 26 тысяч десятин земли (более 30 тысяч га). Асельдер-Бек был известен своей меценатской деятельностью, на его средсва в селе еще во второй половине XIX в. было открыто знаменитое во всем Дагестане медресе. Для преподавания в нем он пригласил крупного специалиста по шариату Мухаммед-Хаджи Кадиева из Дуранги, у него здесь учились такие известные представители дагестанской религиозной элиты, как Айуб сын Гамзата из Дженгутая и Мухаммед из Кикуни. Последний со временем стал шейхом ордена Накшбанди. Помимо них это медресе окончило множество других менее известных алимов.

Казаналипов принимал активное участие в "Обществе распространения просвещения среди мусульман Дагестанской области". Показательно, что меценатская деятельность Казаналипова вызывает раздражение у части шовинистически настроенных депутатов III Государственной Думы. Один из них, Марков, называл Казаналипова "некоронованным королем Дагестана", отмечал его огромную популярность среди жителей области и называл его "тайным вождем панисламистов". Все эти обвинения были не более чем продуктом клеветы и доносов, которыми щедро одаривали Асельдер-Бека его многочисленные завистники. После гражданской войны в 1920 г. А. Казаналипов покинул Дагестан и переехал в Турцию. Здесь в кумыкском селении Доганчи он и был похоронен.

Имя Асельдер-Бека Казаналипова значится и среди богатейших жителей Темир-Хан-Шуринского округа удостоенных звания выборщиков (избирателей) в Первую Государственную Думу (1906 г.). Помимо него в этом списке фигурируют имена и других капчыгайцев, например, Салахутдина (старшина села) и Абдулатипа Келеметовых (Казаналиповых), Магомед-Селима Султан-оглы и Данияла Хадисова.

В 1912 г. вышеназванному старшине сел. Капчугай Салахутдин-Беку Келемет-оглы (Казаналипову) была вручена золотая медаль "За усердие" на Аннинской ленте. Известно, что у Салахутдина помимо названного Абдулатипа было еще три брата Сраждин, Зайнутдин и Джамалутдин. Все они сыновья Келемета Ата-оглы (1820 г. р.), брат последнего Казакай (1816г. р.) своих детей не имел и взял на воспитание своего старшего племянника. Качакай (в некоторых документах его имя звучит как Качай-Бек) был старшиной села при последнем шаухале Шамсутдине.

В период Первой Российской революции капчыгайцы активно участвовали в протестном движении возглавляемом "Крестьянским комитетом", председателем которого являлся Джелал Коркмасов.

Не обошел стороной Капчыгай и 1937 г. По обвинению в "троцкизме" был арестован заведующий сельской начальной школой Умалат Мусалаев. Ему вменялось в вину, например то, что он будто бы происходил из семьи шейха и продавал религиозную литературу. Будучи зав. школой он не мешал детям соблюдать мусульманские ритуалы и отмечать религиозные праздники. Согласно обвинению: "в одной из комнат школы под видом организации музея наряду с мелкими экспонатами собраны в большом количестве николаевские и керенские дензнаки. В этой же комнате висели портреты ханов и чанка с. Капчыгай, здесь же хранились старинные деловые документы на арабском языке".

В годы Великой Отечественной Войны Капчыгай выставил на фронт всех своих молодых ребят, многие, увы, так и не вернулись на родину.

Среди видных капчыгайцев следует отметить талантливого организатора Ойболата Ойболатова, являвшегося на протяжении многих лет председателем колхоза, лично знакомого с Михаилом Калининым и Н. Бухариным. Из уважаемого в селении рода Эльдаровых вышла политический деятель всесоюзного масштаба Роза Абдулбасировна Эльдарова.

Говоря о Капчыгае нельзя не вспомнить имен блестящего актера Кумыкского театра Магомед-Амина Акмурзаева и талантливого поэта Акая Акаева.

В связи с трагическими событиями землетрясения 1970 г. жители Капчыгая были переселены в новообразованное селение Учкент. Так прекратил свое существование древний аул. События того года - это тема для отдельного разговора.

Подрастает уже второе, если не третье поколение капчыгайцев никогда не видевших своего аула. Казалось бы, так ли важно, помнят ли они, кто они и откуда, ведь каждый день они сталкиваются с новыми серьезными проблемами. Вряд ли память о прошлом сравнится по важности с этими каждодневными бедами. Так думают очень многие. Возможно им и впрямь виднее. Что до нас, то мы в своей статье коснулись лишь малого краешка древней капчыгайской истории. Тем, кто хочет изучить ее по настоящему, следует отправиться на развалины села и вглядеться в надписи на могильных надгробиях. В каждом камне, в каждом имени запечатлелась своя глубоко личная и неповторимая судьба человека и, древнего Капчыгая.



Источник:
газета "Ёлдаш/Времена", 24.03.2006.

Размещено: 03.04.2006 | Просмотров: 4439 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.