Кумыкский мир

Культура, история, современность

Эпохальное в творчестве классика

Йырчи Казак о времени и о себе

Поэзия классика кумыкской литературы Йырчи Казака, на наш взгляд, представляется во многих аспектах выдающимся явлением в истории словесной культуры народов Дагестана, всех мусульманских народов России.

Помимо незаурядных художественных достоинств, его поэтическое наследие ценно тем, что в нем четко высвечиваются этнонациональное своеобразие литературы, константы национального мировидения. Отличительными чертами творчества Йырчи Казака (1830-1879), как и иных дагестанских классиков - О. Батырая, Е. Эмина и др., являются ярко выраженный гражданский пафос, острая постановка общественных проблем.

Йырчи Казак является первым кумыкским национальным поэтом, катализатором творческой деятельности которого явились именно общественные проблемы кумыкской, всей дагестанской действительности, эпохальные изменения, происходившие в жизни родного народа, его малой родины Кумыкии, Дагестана, Северного Кавказа. Поэтическое осмысление Йырчи Казаком смены исторических вех середины - второй половины XIX века характеризуется незаурядными художественными достоинствами, оригинальной поэтикой и, что более в данном случае важно, глубинными и пророческими социофилософскими обобщениями. Впервые в национальной литературе был явлен образ именно кумыкского человека, обеспокоенного судьбой родного народа, а через это и всего Дагестана, их перспективами развития, казавшиеся, прямо сказать, туманными и призрачными в тот переломный период.

Наследие Йырчи Казака достаточно обстоятельно изучено дагестанским литературоведением и критикой. Однако надо признать, что отдельные трактовки его произведений предшествующего, советского периода, ныне не выдерживают критики, пересматриваются. В частности, в последние два десятилетия продемонстрированы современные интерпретации отдельных аспектов поэзии классика, в частности, это касается взаимоотношений Йырчи Казака с власть имущими - шамхалом, биями-князьями, его религиозных чувств, причин ссылки и т.д. Тем не менее, отдельные интерпретации его поэзии нуждаются в тщательной аргументации.

Прежде всего, следует отметить, что становлению мировоззрения, этноментального мировосприятия, поэтической картины мира Йырчи Казака способствовали, как бы это ни звучало кощунственно, горестные факты его биографии, ссылка в далекую Сибирь. Пребывание на чужбине, притом в тяжелых тюремных условиях, послужило толчком к раздумьям о себе, о родине, активизировало процесс национальной самоидентификации Йырчи Казака.

Йырчи Казак, будучи сослан на каторгу, оказался в совершенно иной, непривычной среде. Во-первых, он оказался в заключении, во-вторых, он оказался вдали от отчих мест, в иной языковой среде, и, что более всего важно, как и свидетельствуют стихи-послания, чуждой духовной среде, в которой нет возможности исполнять обязательные для мусульман религиозные предписания. С горечью он констатирует: "Мусульманская религия попрана, придерживаться ее нет возможности" ("Бусурман дин харап, тутма чола ёкъ").

В сибирских стихах Йырчи Казака, в состав которых входят такие произведения, как "Братья по вере, молитесь за нас" ("Жан агъалар, сизге дуа аманат"), "Мы попали в железный капкан" ("Тюшдюк темир тузакъгъа"), "Мы уходили в осень, зеленую как марал" ("Гетгенибиз гёкша марал гюз эди") и др., четко высвечивается сословная структура кумыкского общества, создается поэтический образ его родины Кумыкии. В них фигурируют образы знатных сословий: шамхал Абумуслим, занимавший высший пост в Тарковском Шамхальстве, княжна Райганат, князь Алескендер и др., которые чаще всего характеризуются в негативном свете. Так, Йырчи Казак шлет княжне Райханат "привет с упреком издалека" ("оьпке салам узакъдан"), обещанной поддержки которой он так и не дождался; сетует на Абумуслима шамхала за то, что он стал зол на них с Атабаем: "Князь мой шамхал, <...>/ Разозлился, почему так разгорячился" ("Шавхал бийим <...>/ Ачувландынг, неге булай шамландынг"). Поэт, критикуя представителей кумыкской знати, в то же время уповает на них, просит у них помощи, уверенный в том, что им по силам вызволить его из "сибирского" плена. Поэт также задается риторическим вопросом, имеющим в данном случае символический характер. Сетуя на то, что ханы сдали его царским властям, Йырчи Казак резонно вопрошает:

Ханларыбыз бизин байлап берген сонг,
Энни бизин ким болажакъ яныбыз!?
Коль наши ханы, связав нас, отдали врагу,
Кто же теперь нас будет защищать!?

Поэт, находящийся на каторге, неприглядно характеризует свою родину:

Яратгъаным сюйсе бизин къайтарыр
Оьзденлери къулгъа дёнген Къумукъгъа.
Создатель мой вернет нас, коль пожелает,
В Кумыкию, где оьздени превратились в рабов.

Негативные оценки биев, шамхала, наблюдающиеся в сибирских стихах поэта, вызваны во многом его горестным состоянием, моральной надломленностью. Его критика в данных примерах заключает в себе не уничтожающий характер, а скорее, вызвана мотивами разочарования, горечи, раскаяния.

Доминантными в сибирском цикле видятся следующие моменты. Есть страна Россия, в состав которой вошла его Кумыкия. В этой стране есть законы, которые делают второстепенной роль шамхала, национальной элиты, вопреки которым их подданные могут быть осуждены, сосланы в Сибирь. Как представитель мусульманской веры в Сибири он терпит лишения. Автор осознает, что его вера попирается властью, попираются его интересы личности, как мусульманина, так и представителя определенного народа - кумыков. В этой связи он апеллирует к Аллаху, родине Кумыкии, шамхалу и биям своей родины, кроме как которым некому оберегать своих подданных, согласно исконным национальным традициям, кумыкским адатам. Однако оказывается, и национальная знать не в силах отстоять его свободу, человеческое достоинство. Последнее из обстоятельств становится одним из мощных факторов национальной самоидентификации Йырчи Казака.

В связи с этим резонно задаться вопросом о том, чем было вызвано падение власти национальной элиты. Во-первых, это было обусловлено проникновением царского самодержавия на Кавказ, Дагестан, в частности Кумыкию, установлением здесь правовых норм российской империи, когда часть функций местных правителей перешла к царским чиновникам, а позднее они были и вовсе упразднены. Кроме того, есть и другая причина, лежащая в области торгово-экономических отношений. Интенсивное развитие торговли, торгового капитала, как сказали бы прежде, также способствовало существенному изменению привычного уклада жизни, зарождению местной буржуазия, появлению класса богатеев-баев, влияние в обществе которых (вместе с царскими чиновниками) со временем переросло роль знати - шамхала, биев.

Этот переломный этап национальной истории, трансформации в общественной жизни находят наглядное отражение в творчестве Йырчи Казака. В этой связи не просто подкупает, а прямо сказать, поражает прекрасное понимание поэтом геополитических реалий, пусть возможно на интуитивном уровне, в чем проявляется его незаурядная прозорливость, пророческий характер его наследия. На его глазах происходило крушение привычной сословной иерархии, утрачивались роль и влияние в обществе шамхала, биев, что четко отражено в его поэтических текстах. Сословный кризис Йырчи Казаком переживается тяжело, он понимает, что этим определяется критическая ситуация в Кумыкии, в Шамхальстве Тарковском, ведет к кризису, окончательному падению кумыкской, дагестанской государственности.

В этом контексте видится очевидным, что поэт обличал отдельных представителей знати, но отнюдь не выступал против традиционных кумыкских институтов власти - шамхальства, княжества-бийлик, а даже наоборот, видел в них основу гаранта народа, его прав и свобод. В этих взглядах поэт не был оригинален, ибо то же самое утверждалось кумыкскими адатами, бытовавшими в пору его жизни и творчества: шамхал, бии-князья обязаны были оберегать своих подданных, быть их опорой.

Об этом свидетельствуют и художественные образы, сравнения, фигурирующие в поздней лирике Йырчи Казака. Поздние произведения поэта, имеющие одический характер, посвященные известным людям Кумыкии: генералу Х. Уцмиеву - "Великий [знатный] Уцуму Хасайбек" ("Уцуму уллу Хасайбек"), поэту, преподавателю Санкт-Петербургского университета М.-Э. Османову - "Письмо Магомед-Эфенди Османову" ("Магьаммат-апенди Османовгъа кагъыз"), "Хозяйственнику Шахмурзе Аджаматову" и др., свидетельствуют о том, что к поэту приходит понимание того, что ход развития общества необратим. На фоне низвержения традиционной структуры общества, низвержения институтов шамхальства, княжества-бийлик и т.д., происходит упрочение позиций баев-богачей, торговцев, местной буржуазии, царских чиновников. В панегирике Хасайбеку Уцмиеву поэт выражается на этот счет совершенно однозначно:

Бийкелер тапгъан асыл бий
Бырынгъыланы арты эди.
Княжнами рожденный славный бий,
Он был завершением старинных биев.

Помимо высокой оценки кумыкской знати, в данном суждении четко высвечивается понимание поэтом того, что эпоха биев уходит в прошлое. Им на смену идет новая национальная элита в лице предприимчивых людей, хозяйственников, чиновников, поэтов. Отдельные сентенции Йырчи Казака свидетельствуют о том, что складывающаяся внове социальная структура накладывается на прежнюю матрицу. В поэтических панегириках, притом неоднократно, фигурирует сравнение "хан уллудай" - "как могущественный хан", а М.-Э. Османов оценивается еще выше: "Твои уважение, почет больше, чем у биев, ханов" ("Гьюрметинг, абурунг артыкъ бий хандан"), что отражает его отношение, оценку лидеров родного народа.

Йырчи Казаком воспевается новая кумыкская знать по вполне логичным причинам, за то, что проявляет участие в судьбе народа, стремится служить ему. Следуя исконным национальным представлениям, в судьбоносную для народа эпоху поэт уповает на лидеров, национальную элиту, которая стремится решать национальные проблемы.

Один из значимых пластов наследия Йырчи Казака составляет лирика, определяемая дидактической. В таких произведениях, как "Дружи с батыром" ("Батыр булан къурдаш бол"), "Мужчиной быть не значит им назваться" ("Эренлер деген булан эр болмас"), "Нужен мужчина" ("Эр герек") и др., поистине признанных щедеврами поэзии, автор апеллирует к образу героя - истинного мужчины, батыра, джигита - человека мужественного, решительного, справедливого, способного отстоять свои честь и достоинство. Современное осмысление идейного пафоса, мотивов этих произведений дает основание увязывать их с вышеотмеченными биографическим, историческим контекстами творчества поэта.

Драматические изломы в судьбе родного народа обусловили его обращение к героико-эпическим фольклорным традициям, исконным нравственно-этическим ценностям. Отливая в чеканные поэтические формулы национальные нравственные парадигмы, призывая следовать им, своей поэзией Йырчи Казак ратовал за личность, которая будет отстаивать свои личные честь и достоинство, помня и отстаивая одновременно свое национальное достоинство.

В историческую эпоху, когда крушилось, казалось, незыблемое, во всяком случае в восприятии Йырчи Казака (шамхал не мог защитить своих подданных, Кумыкия, как и весь Дагестан, оказалась в руках иноверцев и исламские нормы утрачивали свою значимость), он глубоко осознал роль человеческой личности и воспел ее. Чеканные формулы дидактического характера, базирующиеся на исконных нормах нравственного права, Йырчи Казак словно сваи вбивает в основание будущности родного народа. По существу, Йырчи Казаком четко формулируются константы национального сознания кумыков, демонстрируется их этническая самобытность.

Поэтическое наследие Йырчи Казака являет собой этапное явление в истории национальной словесности, в котором как никогда ранее четко выразились в художественной форме этнонациональные проблемы кумыков, всего Дагестана. Йырчи Казак предстает не только выразителем дум и чаяний родного народа, не только гениальным поэтом, но и выдающимся мыслителем, глубоко осознавщим суть эпохальных событий своего времени. Ввиду перекличек событий прошлого и современности, но в большей мере ввиду прозорливости, глубины аналитического мышления классика кумыкской поэзии этноментальная социофилософия Йырчи Казака звучит остро актуально и поныне.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена", 31 декабря 2010г.

Размещено: 31.12.2010 | Просмотров: 2970 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.