Кумыкский мир

Культура, история, современность

Нашему роду нету переводу

Большим, памятным событием в жизни Дагестана и всей страны стала проведенная в октябре 2002 года Всероссийская перепись населения. Подведения ее итогов многие ждали с нетерпением. Ведь всем нам хотелось, как можно больше узнать о самих себе, получить достоверные сведения, проливающие свет, среди ряда других показателей, на демографические и этнодемографические процессы, происходящие как в республике, так и по всей России. Интерес к ним, безусловно, подогревался не только из научного интереса, но и практически-политически. В Дагестане некоторыми кругами, например, "приобретал политическое значение" "переход лезгин из четвертой по численности национальности в третью...". По мнению некоторых экспертов, "проблемой своей численности серьезно были озабочены представители элиты - как лезгины, так и кумыки (которых лезгины оттесняют на четвертое место) и "в руководстве республики [...] предпринимают меры к тому, чтобы максимально сгладить возможные политические последствия этих совершенно незначительных с демографической точки зрения перемен". И теперь, когда уже опубликованы официальные документы переписи, итоги демографического развития кумыков между двумя Всероссийскими переписями 1897-2002 гг., т.е. за 100 с небольшим лет, мне представляется правильным прокомментировать словами, вынесенными в заголовок данного материала.

Однако, как можно судить, не всем в России по душе таковые итоги. Вот как, к примеру, прокомментировала их корреспонденту "Комсомольской правды" зав. лабораторией проблем демографического развития Института народонаселения РАН Е. Бреева, открыто и цинично заявив следующее: "Вообще-то некоторые национальности в России и не думают вымирать. А очень даже наоборот - процветают, как никогда. Есть народы, увеличившиеся за годы "русских ножниц" (каждые 12 лет эти "ножницы" "выстригают из России по миллиону человек в год" - высказывание демографа Р. Римашевской -ред.) в пределах нашей страны в 2 раза! И все они с Кавказа: ингуши, азербайджанцы, армяне. В полтора раза выросла численность чеченцев, аварцев, лезгин и кумыков. Можно только пожалеть, что эти народы живут у нас не на границе с Китаем".

Мы же с глубоким удовлетворением можем констатировать: за сто с лишним лет численность кумыков возросла с 83 тысяч в 1897 г. до 425 тыс. в 2002 г., т.е. в 5 раз. А между тем еще в 1910 г. венгерский тюрколог Юлиус Немет, побывавший в научной командировке среди кумыков, пророчил: "этот народ по всем признакам быстрыми темпами ассимилируется русскими...". Пророчество его не оправдалось, ни тогда, ни сейчас, через 100 лет.

Данные переписи 2002 года говорят о достаточно серьезных изменениях в демографической структуре кумыкского народа, которые произошли с момента предыдущей (1989 г.) переписи. Речь идет о своего рода "подвижках" в численной иерархии 23 самых крупных этнических общностей (численность каждой свыше 400 тыс. чел.), составляющих 96 процентов населения России, культура и язык которых зримо присутствуют в жизни страны. Так вот, в число 23 самых крупных народов России впервые вошли и кумыки. Они сохранили и свое прежнее по численности после аварцев и даргинцев третье место и в самом Дагестане.

Еще один положительный факт, отмечаемый демографами. Высоким уровнем рождаемости, низкой смертностью и соответственно интенсивным приростом характеризуются и моздокские кумыки. Ввиду прогрессивных показателей воспроизводства населения численность кумыков в Северной Осетии увеличивается быстрыми темпами, и они по всей вероятности в ближайшем будущем активно будут участвовать в формировании населения этой республики. Кумыки в этой республике составляют 1,7 %, а среди родившихся 5,3 %. Аналогичными показателями характеризуются и демографическое развитие брагунских кумыков в Чечне. За тот же период времени в воющей Чечне кумыкское население выросло в 1,5 раза, что не ниже общереспубликанского показателя.

Имеются достаточные основания и для того, чтобы прогнозировать, что при сохранении существующих ныне темпов прироста кумыки (422 тыс.) наряду кабардинцами (525 тыс.), даргинцами (510 тыс.), лезгинами и ингушами (по 411 тыс.) в ближайшие десять лет приблизятся к миллионному рубежу Репродуктивная способность этих народов примерно равна. Их численность каждые 10 лет увеличивается примерно на 24-27 процентов.

Однако что же происходило с кумыкским народом в течение ХIХ- XX вв.? Как и в какой форме проявились очень динамичные тенденции его демографического развития? В чем причины демографической катастрофы 1920-х годов?

К сожалению, до сих пор наши историки и этнографы не давали четких трактовок этих вопросов (В этом свете выгодно отличается статья М.-Р. Ибрагимова, нашего известного специалиста-демографа, историка, которую мы предлагаем вниманию наших читателей в этом номере газеты). Один из упрощенных подходов заключается в том, что, сравнивая, например, сведения переписи 1989 г. с данными за 1897 г., можно провести как бы прямую линию между этими двумя датами, не расшифровывая при этом катастрофические для численности кумыков сведения переписи 1926 г., а также последовавшее за ней выравнивание в их демографическом развитии. В результате приходят к неверному в своей основе выводу о том, что будто бы за период с 1897 по 1989 гг. численность кумыков увеличилась очень незначительно. За основу берется упрощенный арифметический подсчет о том, что вот, мол, без малого за 100 лет произошло увеличение их лишь на 206 с лишним тысяч человек (было 83.0, стало 289,9 ). Таким образом, утверждается мысль о том, что в ХХ веке происходил чрезвычайно замедленный рост их численности. Но так ли это на самом деле?

Здесь более правомерным следует считать применение поэтапного анализа изменений численности кумыкского населения. Узловым вопросами в этом плане для нас, кумыков, очевидно, являются этнодемографические ситуации 1830-1860 и 1917-1926 гг. Дело в том, что именно в эти периоды происходили, как показывают демографические данные, невиданное катастрофическое сокращение их численности. Сравните: если, к примеру, по данным Ковалевского и Бларамберга, население Шаухальства Тарковского составляло в 1830/31 году 60 тыс. человек, то к концу т.н. шамилевских войн или Кавказской войны оно снизилось (если верны демографические данные, содержащиеся в ССКГ) до 30 тыс. человек. Такая картина вовсе не случайна, ибо длившаяся десятилетиями эта гибельная, народоубийственная война не могла не отразиться на этнодемографии кумыков и других народов Дагестана. Сказались, видимо, здесь и связанные с этой войной переселения части кумыков в Османскую империю. Такова она, трагическая демография кумыков первой половины Х1Х века. Это объективная историческая реальность, и ее ни в коем случае нельзя не учитывать. Однако это чрезвычайно сложный узел проблем, где следует избегать прямолинейных подходов и упрощенных толкований. Насколько сложна и трагична история народа, настолько и неоднозначна его демография. Эта мысль в полной мере относится к этнодемографии кумыков и в минувшем столетии. Сравните: если в 1897 г. кумыков в двух областях их проживания (Дагестанской и Терской) было 83 тысячи, и в 1916 г. - 98 тыс. человек, то уже к 1926 году их численность снизилась приблизительно до 87 тыс. человек. Произошло сокращение по сравнению с 1916 годом (всего за 10 лет) на 11 тыс. человек. Ни один другой народ не понес таких количественных потерь в те первые годы Советской власти. Мы в данной статье не ставим задачи анализа причин этих потерь. Это тема отдельного, более детального исследования, не один из аспектов которого еще не изучены и не освещены нашими историками.

Но как же сложились обстоятельства с демографией кумыков в последующие годы? Надо сказать, не самым лучшим образом. Ведь за 70 лет Советской власти мы прошли через коллективизацию и репрессии 1937 года, сотни и тысячи и дочерей сыновей (по некоторым оценкам около 10 тыс.) нашего народа отдали свои жизни на фронтах Великой Отечественной войны. На этнодемографию кумыков значительно повлияли ассимиляционные процессы, эрозия и сужение территории этнического воспроизводства в результате переселения иноэтнического населения с гор на равнину, а также в определенной мере выезд за пределы Дагестана, т.е. отрицательное сальдо миграции.

Тем не менее, главный вывод состоит в том, что, как показала перепись 1989 г. кумыкский народ, несмотря на все перипетии судьбы, в целом сохранил свой потенциал как устойчиво развивающаяся этническая общность. И в период между 1926 и 1989 годами (т.е. за 63 года) снова, теперь уже в XX веке, утроил свою численность: с 88 тысяч в 1926 г. вырос до 289 тыс. человек в 1989-м. Второй вывод, увы, не совсем утешительный. Он построен на анализе демографической судьбы коренного народа на своей этнической территории. За тот же период с 1926 по 1989 годы (когда общая численность кумыков по республике выросла в три раза) они оказались в численном меньшинстве на своей этнической территории (их доля среди населения снизилась с 60 процентов в 1926 г. до -23/ 24 % в 1989 г.), породив массу проблем, связанных с их этническим существованием и будущим.

Как будет развиваться в дальнейшем этот процесс, трудно делать какие-либо прогнозы. Ибо в эпоху рыночной экономики и глобализации, смешанной с псевдодемократическими порядками и сомнительными духовными ориентирами, трудно выжить и возродиться даже крупным этносам. У каждого народа - свои проблемы, но, пожалуй, не ошибемся, если скажем, что, Бог дает тому, кто в первую очередь умеет мобилизовать свои силы, свой внутренний потенциал во имя того, чтобы достойно продолжить свой путь по дорогам Ее Величества Истории. Об этом я говорю, имея в виду и ту большую, кропотливую работу, которую проделали кумыкская общественность, ученые в период подготовки к переписи населения 2002 года. Именно в последние годы проделано столько по возрождению исторической памяти и пропаганде этнического происхождения кумыков применительно ко всем его сегментам, районам, городам и селениям, какого не было за все предыдущие десятилетия.

Но нельзя сказать, что работа по национальному самопознанию на этом завершается. Она продолжается и должна продолжаться. И нашим девизом тут должны быть слова: "Познай свои корни до седьмого поколения" А там, пусть каждый определится, кто он есть. Довольно высокий уровень рождаемости в настоящее время, да и в прошлом, как было показано при анализе численного роста кумыков в ХХ веке, также способствует их демографическому развитию. В постперестроечные годы коренным образом изменились социально-экономические условия районов, в которых проживают кумыки. И, наконец, полноценной жизни, как кумыков, так и других народов и диаспор в Дагестане будет способствовать народосберегательная политика, которую проводит руководство республики. Исходя из вышеизложенного, становится естественным в целом динамичное развитие численности кумыков, сведения о которых мы уже знаем, а также рост их в своей собственной республике.

Перечисленные факторы создают благоприятные возможности для возрождения и этноязыковой консолидации коренного народа республики, для преодоления имевших место в прошлом негативных явлений в их демографическом развитии. Думаю, что это в интересах всего многонационального народа Дагестана, ибо, насколько я понимаю, понятие республикообразующий народ имеет по своему смыслу и содержанию весьма глубокую значимость.


Опубликовано: Газета "Ёлдаш", 05.08.2005 г.

Размещено: 28.06.2005 | Просмотров: 5212 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Kadiev оставил комментарий 11.10.2012, 13:36
Comment
Считаю необходимым, что бы все у кого есть сведения по репрессированным кумыкам отправляли на сайт "Кумыкский мир" сведения о них, для создания книги памяти жертв полит. террора в 30-е годы; как пример отправляю такие списки по с. Н.Казанище.
В списках жертв политического террора из казанищенцев, также из книги М. Гаджиева "Къазаныш тарихни тавшалмас бетлери" и из других источников значутся нижеперечисленные имена политически репрессированных; Тонаев Татам Джанхуватович, Тонаев Ибрагим Паталиевич, оба приговоренны к расстрелу в 1937 году. Сосланы в Казахстан из Тонаевых; Изав, Абдурахман, Агалатип, Имамутдин, Изамутдин, Саладин (Не указаны имена жён и детей), Из Бижамовых сосланы Бижам, Дагир, Магомед, Анаум, Перзия., Из Габитовых; Абдула, Алибури, Магомед, Муталим, Айшат, Куминат, Паху, Рукият, Умукусюм., Из Закарьяевых; Абдулгапур, Ахмет, Закарья, Зумрут, Узлипат, Умухайбат, так же сосланы; Керимов Арсланали, Межидов Абсалутдин, Мустафаев Магомед, Умаровы Исмаил и Магомед, Шихаматов Изамутдин, Айсакаевы Асакай-гаджи, Асевум-гаджи, Казакмурзаев Кагир, Кадиев Наби, Ханмурзаев Мурза, Асельдеров Магомед и многие другие

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.